Девочка, не греши!

Константин Родионович Мазин
Девочка, не греши!

Мою юность я прожила в счастье и ожидании счастья. Сейчас объясню. Многие обожают время своего студенчества за относительную свободу и дозволенность, совмещённую с маленькими обязанностями. В таком случае есть небольшой недостаток в деньгах, но он не особо заметен в семьях среднего класса. Тётка не особо понимала, чем я буду заниматься, честно говоря, я тоже. До недавнего времени список профессий запрещённых для женщин оставался на распутьи. Планы клоунов из правительства говорили о запрещении труда, а мировые тренды работали в противоположном направлении. Если кто-то ещё не понял, ваша (я разрешаю себя так называть) слуга хотела пойти на химика или биолога. Получилась школьная химичка.

Там же, в институте судьба свела меня с довольно странным мальчишкой, с которым всё очень бурно закрутилось и заискрилось. Как жаль, что этого не хватило для помощи в учёбе. Мой парень не справлялся с довольно несложной учёбой и отправлялся прямиком в армию. Не знаю, согласилась бы я его отмазать как-нибудь, учитывая, что это в силе у большинства женщин (беременность), но он не стал унижаться, хотя и ненавидел войну и всю с ней связанную чушь. Его закинули на дальний восток (что вообще там охранять?) и оставили на целый год. Спасибо, что не так давно сроки службы изменились. Года два назад.

В общем, моё долгое ожидание, которое совмещалось со страхом невозвращения, постепенно заканчивалось. Даже удалось устроиться на свою первую и пока единственную работу. Карьера должна продолжаться, а не угасать так внезапно, как получилось. Возращение, один совместный вечер и через полгода уже приходится уходить с работы, ибо неудобно много ходить с ребёнком.

Ребёнком, который нагулялся на улице, наелся и спит в своей крохотной кровати, из которой немного вырос. Ребёнка, малышовка, как это по толерантному новоязу? Моя дочь, короче. Скоро придёт её отец, и мы вместе сможем пойти ужинать или обедать, смотря, когда он закончит…

Звонок. Это явно не Игорь, всего три часа дня. Соседка, наверное. Звонок повторился ещё три раза почти без времени для подхода.

– Иду, иду! – интересно, мой голос вообще слышен через дверь?

Ещё пара звонков успевает прозвенеть, и одновременно переходит в удары по старой облезлой железной дверке. В глазке темнота.

– Кто там?

– Полиция.

– Покажите удостоверение.

В глазке появляется документ. Удостоверение? Что это? Как оно вообще выглядит? Может, попросить значок? Или это какое-то голливудское клише и их не существует в других странах? Ладно, человек видимо правда из полиции, может, что-то страшное произошло? Точно. Надо открыть.

– Сейчас открою!

Спустя секунду, в квартиру врываются два человека. Один с тем же лицом, что и на удостоверении, с первого взгляда не различишь, а второй – мелкий двадцатилетний паренёк. Он то и прикрывает мне рот левой ладонью, сильно и быстро из-за чего пришлось удариться головой о деревянный шкаф для верхней одежды, стоящий вблизи двери. Зрение на секундочку пропало и вернулось лишь для того, чтобы испугаться, изумиться и обидеться в один момент. Паренек, прижавший рот угрожает зарезать маленьким красным канцелярским ножиком, даже не выдвинутым наполовину. Они обычно острые, но обидно, что моя жизнь не закончится с помощью кинжала, которым владели японские ронины-суицидники трёх поколений, ну или хотя бы меня лишат жизни чем-то дороже 30 рублей.

Второй человек довольно вальяжно закрыл дверь, быстро обошёл маленькую квартирую, осторожно просматривая каждый угол. Я сначала не поняла зачем, а потом стало ясно. Второй грабитель вооружён пистолетом.

– Никого нет? – поинтересовался тот, что сделал обход, – мой напарник уберёт руку, только если ты не будешь кричать. Не будешь?

Я кивнула.

– Ответишь?

– Да, извините. В квартире только моя дочь. Ничего ценного у нас нет, мы довольно небогатая семья, я временно не работаю, муж концы к концам сводит, только друзья помога…

– Где Игорь? – неучтиво перебил шкет. Удалось рассмотреть его лицо. Мальчишка, куча прыщей, усы и никакого намёка на щетину, очень милый, если не считать проколотой брови, выглядевшей как-то странно с лысой головой. Вроде модник, а вроде и скинхед.

– Откуда вы знаете Игоря? – поинтересовалась я. Происходило что-то странное, никакой паники не чувствовалось, хотя всего пару секунд назад у горла находился не очень тупой предмет.

– Кем он работает? – вопросом на вопрос ответил второй мужчина. Он явно знал больше нас всех и нисколечко не гордился этим. А может, не подавал виду. За сорок лет (столько ему бы дала) можно и научиться. Плюс, в голосе слышалась какая-то странная теплота, не совместимая с маргинальной, но очень красивой внешностью. Несмотря на то, что младший отставал по возрасту в два раза, старший умел ухаживать за своим лицом. Щетина приятного серенького цвета, две толстые, но не совмещённые брови, большой нос, выразительные зелёные глаза и волосы, сползающие спереди почти до самых глаз.

–Грузчиком…

– Понятно. И он один обеспечивает всю семью?

– Да, – честно призналась я, пока в голову вносились чужеродные и неприятные мысли.

– Милая моя, твой муж закладчик-курьер.

– Да, – подтвердил младший.

Заявление казалось безумным. Как достойный человек может через всего несколько недель без работы стать настолько вреден для мира. Наркотики, кроме медицинских, приносят лишь страдания в большинстве своём. Единственную радость, которую они могут доставить – одинокую и одновременно приятную смерть. Наверное…

– Такого не может быть. Мой муж честный человек. Да, не лучший, но явно не… не ТАКОЙ! С чего я вообще могу вам верить? Убирайтесь! – последние слова я прокричала. Так не стоит делать, когда в дом нагрянули грабители. Мне просто повезло, что мои друзья оказались довольно галантны, поэтому младший паренёк всего лишь снова случайно приложил головой о старый шкаф, закрывая рот, стреканул его маленький ножик, который очень быстро оказался у горла. Я что-то не то сказала.

Рейтинг@Mail.ru