Девочка, не греши!

Константин Родионович Мазин
Девочка, не греши!

Тишина на десять секунд захватила коридорчик. Мои захватчики, похоже, были уверены в стенах из картона, за которыми слышат любой шум. Не стала их переубеждать.

За время тишины пришло воспоминание, которое раньше являлось чем-то нормальным и трагичным. Игорь, уже который раз, как и любой мужчина, использовавший одноразовый станок, внезапно порезался им. Никакой опасности с порезом такой глубины не существует, но, наверное, неприятно. Мне ещё не приходилось убирать свои маленькие женские усики и тем более резаться, так что не знаю какая там боль. Я тогда проходила с тряпкой по, уже от старости грязному, линолеуму и случайно заметила кровь, стекающую с подбородка. На мой взгляд, он ответил четырьмя словами: «Я был в армии». Рассказов о службе было слишком мало, возможно, ему пришлось пережить что-то печальное.

– Ещё раз так сделаешь, будет плохо, – сквозь зубы произнёс приятный мужчина, вернувший к реальности, – у тебя с мужем есть ребёнок?

– Да, – дали произнести ответ, убрав руку со рта, – девочка. Не трогайте её, пожалуйста.

– У нас есть два варианта и оба для твоего мужа грустные. Он выживет, если отдаст в целости чемодан с наркотиками. У него первая большая партия, а куда он пошел, мы не знаем. Связи с ним нет, заказчики волнуются. Сейчас ты позвонишь ему и спросишь, где он и когда будет. Если нет, то придётся поискать нашего друга вместе.

– Он мог оказаться в полиции?

– Нет, у нас там свои люди, – произнёс лысый, догадавшийся, наконец, убрать свой ножик.

– Зачем ты врёшь, Вася? Просто всем надо сказать, какой ты классный и на каких влиятельных людей работаешь. Мамочку запугать подкупной полицией. Ещё умнее ничего не мог придумать? Если что в полиции служит только связной, остальные ребята честные. Наверное.… А Вы чего стоите, берите телефон и звоните по громкой связи. Я буду на ухо нашёптывать ответы, будете их транслировать.

Старый мобильничек в розовом потёртом чехле довольно быстро оказался в руке. Звонок.

– На громкую поставь.

Звонок. Звонок. Звонок. Абонент не в сети. Молчание.

– Через пять минут наберёшь.

Время тянулось слишком медленно.

– Хотите чая? – поинтересовалась я.

– Да, – сказал старший, – Вы что-то слишком спокойны для подобной ситуации. Два мужчины ворвались в дом, приставили нож к горлу, рассказали про мужа закладчика, а Вы предлагаете им чай. Надеюсь, там не будет отравы.

– Нет, – хотя идея и хорошая, жалко никакого дихлофоса, – парировала я не дружелюбный сарказм.

– Как Вас, кстати, зовут?

– Зоя.

– Извините, что не буду представляться. Моё имя в итоге может помочь полиции в будущем.

– Не стану обижаться. Василий, будете чай?

Старший улыбнулся.

– Я не называл его имени, я же не идиот. И нет, не будет. И так слишком много позволяю ему.

Электрический чайник закипал ещё минуту молчания. Это время подумать. Действительно, с чего я так спокойна? Почему меня так внезапно перестала волновать потеря моего любимого человека? Посмотрела на незваных гостей. Один что-то набирал в телефоне, старший сидел с опущенными глазами и о чём-то задумался. Его глаз почти не видно. Куда он смотрит? Ах да. Туда упала железная чашка, упавшая на плитку расколола её и…и? Там сейчас голый бетон. Моя кухня. Что с ней стало? Побитые чашки, подаренные кучу лет назад, выглядели, не знаю… как чашки без ручек, тут нельзя пообобрать сравнения. А вон на старом холодильнике раньше стоял широкий телевизор. Теперь его нет. Куда он то запропастился?

– Нальёте?

– А?

– Чайник закипел.

– Да, да.

– Позвоните ещё раз, пожалуйста.

Опять гудки и противная тётка на другом конце провода, объясняющая, что абонент недоступен. Тишина. Казалось, молчание будет бесконечным.

– Сколько дочь ещё будет спать?

– Пока не проснётся, – гениальное умозаключение, – обычно не больше часа с половиной спит, но это я бужу. А так может и три продрыхнуть.

– Нормально на незнакомцев реагирует?

– Да.

– Ваня (он опять так назвал своего протеже), останешься здесь ждать, а мы пойдём немного поищем нашего друга.

– Понял, – подтвердил «Неваня».

Мой новый челкастый друг сделал финальный глоток и отпросился в туалет. Вскоре вернулся, когда кружка была уже вымыта и стояла на сушилке.

– Пойдём? – спросила я.

– Да. Где твой муж должен работать? Знаешь его друзей?

– Знаю. Пойдём.

Спустя минуту на моём теле уже была старая потёртая юбочка, белый девичий лифчик и удобная чёрная кофта с длинными рукавами, а на ногах удобные любимые кроссовки, которые я никогда не сменю на что-то новое. Такой фирмы больше не найти.

Мы двинулись к одному из довольно дорогих продуктовых магазинов. Иногда там есть что-то съедобное, но лишь по акции. Где-то сзади как раз велась очередная выгрузка товара.

– Артурчик, ты сильно занят?

Это давний коллега мужа, приехавший лет 10 назад в наше государство. Всего один раз с ним виделась, довольно противный молодой человек, но Игорю нравится. Иногда они вместе ходили на рыбалку и хоккей.

– Деньги за мужа принесла?

– Какие деньги?

– Какие деньги? Ты серьёзно? Он мне должен пятнадцать тысяч наличкой, плюс выйти три раза. Это в сумме тысяч двадцать. Когда он их вернёт!? – Артур резко перешёл на крик.

– Я не знаю, не знаю.

– А когда узнаешь, мразь?

– Ей, – мой спутник наконец-то заговорил, – не матерись, ты в присутствии девушки.

– А ты кто такой? Её отец?

– Брат.

– Так может, ты погасишь долг сестры?

– Это не долг сестры, а долг её мужа.

Артур рассмеялся.

– Вот почему Зойка до сих пор встречается с этим козлом. Её брат слабак, а больше и помочь некому.

Спутник внезапно сорвался с места, откуда-то за несколько мгновений вытащив маленький ножик, больше напоминающий скальпель, и сократил дистанцию между собой и грузчиком настолько, что мужчины могли соприкоснуться носами. Артурчик встрепенулся и выдохнул, не успев даже подумать о слове, которое хотел произнести. Маленький ножик снизу явно сильно мешал мыслительным процессам. Похоже, железка касалась кожи чуть ниже футболки и чуть выше сползших от работы штанов.

Рейтинг@Mail.ru