Litres Baner
Сердце Дракона. Книга 12

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 12

Глава 1047

– Резче удар! Шире ногу! Корпус прямо держать! Представь, что жердь проглотила и фехтуй!

– Старший офицер Огнеш, вы бы что-то другое ей предложили проглотить, так она…

Один из новобранцев не успел договорить, тяжелый кулак Огнеша врезался ему в левую скулу. Новобранец из деревни, названия которой Хаджар не то что не удосужился запомнить (при абсолютной памяти не запомнить что-то было сравнительно невозможно), а даже не собирался вызывать подсказку нейросети или копаться в памяти.

С тех пор как справили тризну по Степному Клыку и орки ушли в земли Ласкана, прошел уже почти месяц. И весь этот месяц Сухашим, помимо того что переживал значительные внешние преобразования, еще и пополнялся новобранцами.

Целыми потоками они шли из окрестных деревень, увеличивая численность армии Лунного ручья, доводя ее до значения почти в пятьдесят тысяч воинов.

Сначала приемом занимался лично Том (после того как он действительно справился с восстановлением Сухашима, ему было банально нечем себя занять), но, устав от постоянного общества “деревенщин” (так он их называл), передал бразды управления Гураму и Огнешу, первым старшим офицерам армии.

– Думай, новобранец, перед тем как открыть рот! – гаркнул Огнеш. По пояс раздетый, в простых холщовых штанах, покрытый шрамами, с телом, словно выкованным в тысячах битв.

Хотя если вспомнить, какого рода тренировок требовал стиль “Меча текущей крови”, то за прошедшее время армия Лунного ручья прошла через такое количество сражений, каким могли похвастаться разве что легионы императора.

– Да, старший офицер, прошу простить. – Новобранец вытер кровь с разбитой губы и сплюнул осколками зубов.

Огнеш не церемонился. Привык уже на тренировках выполнять норму нескольких солдат, да и наличие целебного отвара и постоянные серьезные битвы вытравили из него все излишние сантименты.

Не сделав из пастуха бесчувственного монстра, они выковали из него достойного воина, которого уважал не только Хаджар, но и Том.

– Все мы ошибаемся, новобранец. – Огнеш протянул руку и поднял им же сваленного молодого бойца на ноги. – Главное, какие уроки мы извлекаем из этих ошибок.

Он протянул простой железный меч раненному им же бойцу и продолжил ходить по плацу. Сейчас здесь билась треть армии.

После восстановления стен Сухашима Хаджару пришлось поднапрячься, чтобы придумать, что делать со столь хорошо отлаженным механизмом трех смен.

В итоге он решил, что вместо того, чтобы таскать породу из шахт на стену, бойцы армии Лунного ручья примутся за благоустройство дорог и трактов.

Все лучше, чем бессмысленно тягать железо. Несмотря на то что Хаджар прошел все круги бездны, которые перед ним обозначил старший офицер Догар (да будут праотцы к нему благосклонны), это не означало, что Хаджар был согласен с подобными методами закалки тела.

– Заместитель генерала, – отсалютовала девушка, на защиту которой встал Огнеш.

Статная, фигуристая, с округлостями, которые не снились сухим аристократкам Даанатана, она привлекала пусть не красотой, но женственностью. А она, женственность, порой влечет мужчин куда больше, чем любая, даже самая изысканная красота и изящество.

Том, к которому и обращалась новобранка, остановился и задержал взгляд на ее формах. Едва ли не облизнувшись, он заставил девушку покраснеть.

Она пребывала в Сухашиме всего четыре дня. И несмотря на то, что кроме нее здесь служило еще около четырех тысяч женщин, все еще не привыкла к повышенному градусу мужского внимания.

Хаджар улыбнулся и произнес Слово.

Ветер, подувший с севера, схватил черпак из бочки с пахучим варевом и, бесшумно пронеся его по воздуху, опустил на голову Тому.

– Проклятые бездна и небеса! – вскрикнул тот и усилием воли очистил одежду и волосы от жижи. Вот только от запаха он избавиться не мог.

Повернувшись к Хаджару, который в данный момент сидел на крыше главной башни и, медитируя, параллельно осматривал свои “владения”, Том показал не очень приличный знак.

Правда, он сделал это так, чтобы не увидел никто из личного состава. Все же, пусть наглый и нахальный, избалованный и высокомерный, Том умел в нужный момент шевелить мозгами.

Хаджар в ответ только хмыкнул и продолжил медитировать.

Слово все еще кружилось вокруг него. Изменчивое, как сам ветер, оно менялось не просто каждый день и каждый час, так же как и ветер, а каждую секунду, каждое мгновение.

То, что начал произносить Хаджар, и то, чем он закончил, было совершенно разными Словами.

Такими же разными, как молодой, пышущий жизнью весенний дуб и речной галечный камень.

Хаджар никогда бы не смог осмыслить и крупицы этого имени, этого Слова, если бы не осознание всех тех мистерий, что приходили в его жизнь с того момента, как он оказался в деревне в Долине Ручьев.

Вся его жизнь вела к осознанию того, что Река Мира омывала не только все сущее, бывшее, настоящее и будущее, а еще и его собственную душу. И казалось бы, это понимание лежало на поверхности, но… нет.

И осознание этого факта, этой глубокой и всеобъемлющей мистерии позволило Хаджару не только взять под контроль свою волю, но и понять, что это такое.

Воля – изъявление его души. Квинтэссенция его “я”. То, что люди называют бессознательным.

Незримое…

И это бессознательное он смог слить с насущным. С телом и разумом. С сердцем. С тем, что было зримым. Квинтэссенцией его сознания. Ибо тело – тоже часть сознания.

Теперь Хаджар это понимал.

Его тело – часть разума. А воля – часть души.

Душа и разум…

Хаджар чувствовал, что в этом таится нечто большее.

Несмотря на переход на качественно новый уровень силы, которого пока вообще не понимал, он осознавал, что есть путь вперед. Что он пока не достиг пика.

То, что искал Тирисфаль – великий мечник Орун… Теперь в поиске пребывал и Хаджар. В конечном счете он не собирался останавливаться на своем новоприобретенном “Истинном королевстве меча синего ветра”. Слитое из двух “Королевств” – меча и синего ветра, – оно являлось самым могущественным оружием, которым владел Хаджар.

Ни одна его техника, даже та, что он лишь начал создавать, техника “Разорванного неба”, – даже она не могла сравниться по могуществу с “Истинным королевством меча синего ветра”.

Вот только все эти знания – “Истинное королевство”, воля и Имя Ветра – они пока не были структурированы Хаджаром. И лишь малая их доля стала его непосредственной силой.

Иначе как еще можно было объяснить…

– Анализ, – отдал Хаджар мысленную команду.

Обрабатываю запрос… Запрос обработан. Использование потенциала носителем: 1,25 %

Вот так вот…

В уровне использования своего максимума Хаджар опустился до жалкого процента с четвертью. Он получил силу, к которой не был готов. И на этот раз ему требовался не учитель, который все разложил бы по полочкам, а время.

Банальное время.

Несколько лет… а лучше – несколько десятилетий. И Хаджар это понимал. Но также отчетливо он понимал, что такого времени никто ему не обеспечит.

И даже используя тренировочный режим нейросети на полную катушку, он все равно не сможет подняться на тот уровень силы, который требовался для путешествия в страну бессмертных.

А учитывая, что в данный момент к Сухашиму мчался всадник, на нагруднике которого блестела эмблема императорского рода, время теперь становилось самым ценным ресурсом из всех…

Глава 1048

Посыльный его императорского величества предстал в облике златовласой прелестной девушки. Правда, тот факт, что помимо эмблемы императорского рода, выбитой на блестящем нагруднике, она носила амулет стражей, несколько поумерил пыл Хаджара.

Все же после недавних приключений и злоключений, как и любой нормальный воин, он хотел всего трех вещей. Вкусно пожрать. Выспаться. И, что едва ли не самое главное, утолить позывы плоти.

Сначала оценив по достоинству посланницу, Хаджар мысленно дал себе звонкую оплеуху. Правда, столь же мысленную. С корпусом стражей шутки были едва ли не так же опасны, как с Тайной канцелярией.

– Эй ты! – крикнула посыльная, соскакивая с белоснежного коня какой-то безумно редкой породы.

Порода объекта неизвестна… Примерный уровень силы объекта: король 4-ой стадии.

Вот оно, богатство личной гвардии “Запретного города”. Какая-то посыльная, которую отправили на границу империи, передвигалась на скаковой лошади редкой породы. На лошади, которая была равна по силе Небесному солдату средней стадии.

Статный, мускулистый, с такой же золотистой гривой и черными глазами конь заставил большинство новобранцев смотреть вовсе не на девушку, а на себя.

Для жителей деревень лошадь была и отцом, и матерью, и кормильцем, и способом не отправиться к праотцам раньше срока.

– Ты что, не слышишь меня, деревенщина?! – не унималась посыльная.

Огнеш, который в данный момент надел простые одежды и скрыл свое тело и шрамы, не сразу понял, что обращаются именно к нему.

Хаджар же, все так же сидящий на крыше башни, не спешил вмешиваться в процесс.

– Вы ко мне обращаетесь, миледи? – удивился Огнеш.

Том, прислонившийся к стене кузни, где вовсю пыхтели меха, жевал яблоко и так же спокойно наблюдал за происходящим.

– Где ваш главный?

– Главный, миледи? – еще сильнее удивился старший офицер. – Вы, возможно, имеете в виду генерала Дархана?

– Генерала Дархана? – презрительно фыркнула офицер стражей. – Передай этому псу, шавка, чтобы он немедленно тащил сюда свою задницу! Проклятье… вонючий сарай… и стоило мне делать эту глупую ставку… приперлась на другой край света, чтобы месить дерьмо деревенщин…

Речь миловидной воительницы резко отличилась от ее внешности. И именно этим Хаджар и объяснял ступор, который заставил весь двор Сухашима (около восьми тысяч воинов) молча, с неверием смотреть на визитершу.

 

Затем, когда прошел шок, Огнеш, скрипнув зубами и сверкнув глазами, вытащил вонзенный в землю меч и поднял щит.

Встав в оборонительную стойку, он дважды ударил клинком о край щита. Мало мелодичный, резкий металлический звон рассек пространство двора.

Восемь тысяч воинов, будто единый организм, мгновенно приняли полукруговое формирование. Первые ряды тяжелой пехоты синхронно вонзили в землю ростовые осадные щиты. Сформировав стену, они отставили в сторону широкие палаши.

На ложе щитов положили лезвия тяжелых титанических клинков члены второго ряда, которые в армии Лунного ручья заменяли копейщиков.

Позади у обладателей легких, быстрых, коротких мечей засияли клинки. Используя стремительные легкие атаки, преодолевавшие расстояния в половину полета стрелы, они заменяли лучников.

Боевое построение армия приняла меньше чем за удар сердца. И уже через секунду они синхронно ударили железом о железо и хором выдохнули:

– Ат!

Теперь пришел черед офицера стражей замереть и, обомлев, не знать, что делать.

– Миледи, – процедил Огнеш, в глазах которого горел недобрый огонь. Хаджар уже видел, что происходило с теми, на кого бывший пастух направлял это пламя.

Будучи лишь практикующим стадии трансформации, он раскидал десяток воинов, равных ему по стадиям. Безусловно, Огнеш являлся одним из сильнейших людей в армии Лунного ручья.

– Вам лучше думать, перед тем, – продолжил бесстрашный Огнеш, – как порочить имя нашего генерала.

– Да вы…

Огнеш дважды ударил мечом о щит, и армия, выдохнув единым, громогласным:

– Ат! – сделала шаг вперед. Воздух задрожал от слившейся воедино ауры восьми тысяч практикующих.

Посланница корпуса стражей часто посещала различные военные формирования. Она знала многих генералов и бесчисленных офицеров. Но то, что открылось ее взору в Сухашиме…

Нет, это было невозможно.

Она будто оказалась перед лицом лавины из стали и крови. Лавины, которая смела бы ее, даже не заметив сопротивления. Смела и отправилась дальше.

Воздух, пропитанный боем и смертью, забивался в ее легкие и не давал дышать. Умом она понимала, что перед ней всего лишь восемь тысяч практикующих. Будучи Рыцарем духа средней стадии, она бы отправила их всех к праотцам двумя, может, тремя ударами своего копья.

Но все же что-то мешало ей достать оружие и призвать духа. Что-то заставляло ее руки дрожать, а сердце биться в нерешительности.

И это что-то было не чем иным, как воинской аурой. Тем, чем обладали лишь легионы империи, прошедшие через горнила сотен сражений и битв.

Как какой-то захолустный корпус Сухашима, который лишь на бумаге являлся армией, мог обладать чем-то подобным? Как эта жалкая горстка практикующих могла напугать Рыцаря духа?!

– Мне… мне… – Посыльная пыталась продолжить фразу, но каждый раз запиналась. Наконец, скинув с себя секундное наваждение, она произнесла: – По поручению его императорского величества я требую аудиенции у генерала Дархана, командующего…

Она сделала паузу.

Огнеш подсказал:

– Армией Лунного ручья.

– Командующего армией Лунного ручья, – закончила посыльная.

Она многое слышала о Хаджаре Дархане. Истории о нем и клане Кесалия в последнее время стали одной из главных тем для сплетен в салонах и на балах Даанатана. В почти опустевшей столице, откуда большинство уехало, испугавшись зова войны, поговорить было не о чем.

Так что Дархан и Кесалия буквально монополизировали слухи и сплетни. Не говоря уже о песнях бардов и менестрелей.

Принц северного варварского королевства, объявивший себя врагом империи и ставший опальным. Прошедший через Море Песка и, по слухам, нашедший и разрушивший библиотеку Города Магов.

Впоследствии он обманул ректора “Святого Неба”. Оказался в горах Ласкана, где обитали демоны. Стал побратимом народа орков. Убил Ана’Бри и шантажировал всю знать Даанатана ее сердцем. Оказался личным учеником великого мечника Оруна, отразил атаку великого героя Дерека Степного и в честной дуэли победил его.

Ну и вдобавок спас жизнь императору, переспал с его дочерью и собственноручно перекроил полотно семи великих кланов столицы империи.

Но посыльная во все это не верила. Корпус стражей, один из немногих, знал, что Хаджар был не более чем простой марионеткой в руках его императорского величества и генерала Декоя Шувера.

Зарвавшейся, нахальной, помойной затычкой, которая слишком много о себе…

– Вы искали меня, миледи?

Если в прошлый раз посланница лишь ощутила легкий укол страха, который без труда поборола, то теперь…

Перед ней стоял высокий молодой мужчина. В прекрасных одеждах, с черными волосами, стянутыми в хвост, опускавшийся до самых колен. В них были вплетены три белых пера и фенечки пустынных бедуинов.

Загорелый, почти медного цвета, он излучал какую-то дикую силу и мощь. Он двигался, дышал и даже говорил как-то по-звериному. Будто вот-вот прыгнет, вцепится клыками и когтями в плоть, не оставляя добыче ни шанса.

От него веяло опасностью. Опасностью и силой.

Единственный раз, когда посланница испытывала такое, – это когда имела неосторожность прийти на совет, куда позвали Оруна-Тирисфаля.

Боги и демоны…

Этот словно был его ожившей копией.

Спина посланницы согнулась сама собой. Она опустилась на правое колено. Бледное лицо покрылось испариной. Синие губы вытянулись тонкими полосками.

Еще никогда, не считая того случая, она не чувствовала себя в большей опасности.

– Послание императора, мой генерал, – прошептала она.

Глава 1049

В небольшом кабинете, в котором кроме одинокого покосившегося стола, нескольких простых табуретов и шкафа больше ничего не было, в данный момент находилось в разы больше людей, чем тот мог вместить.

Гурам и Огнеш, носящие амулеты старших офицеров, встали по разные стороны от дверного проема. Выглядели они скорее наемниками или телохранителями, чем воинами, но это вопрос времени. Вскоре обрастут опытом и статью, после чего военный совет больше не будет казаться Хаджару созывом банды.

Сам Хаджар сидел во главе стола, а напротив на табуретах расположились Том с Гелой. Так звали посыльную из корпуса стражей.

– Итак, – Хаджар положил ладони на стол. – Миледи Гела…

– Младший офицер Гела, – поправила посыльная. – Прибыла в Сухашим с посланием из рук императора, завизированным генералом Декоем Шувером.

Хаджар слегка изогнул правую бровь. Любой документ с таким описанием будет выглядеть не иначе как шпионская депеша. И Гела, которой, судя по ауре, недавно стукнуло три сотни лет, должна была это понимать.

– Генерал Шувер хотел сначала послать к вам Рекку Геран, но…

– Но хорошо, что он этого не сделал, – скрипнул зубами Том. – Боюсь, эта крыса не дожила бы до момента, когда ее ноги пересекли бы порог моего форта!

– При всем уважении, старший офицер Том Безродный, – Гела сделала ударение на последнем слове. – Но Сухашим – не ваша личная собственность. Он со всеми окрестными землями принадлежит генералитету Дарнаса. Вы с генералом Дарханом здесь не более чем наместники.

Том выругался, а затем повернулся к Хаджару.

– Если я прямо здесь и сейчас ее убью, ты мне какое наказание выпишешь, генерал?

Гела схватилась за древко копья, а Огнеш с Гурамом обнажили мечи. Их нисколько не беспокоило, что перед ними сидела Рыцарь духа. Эти двое, как и все, кто приходил в армию Лунного ручья, не знали страха.

Отважные и достойные.

Лишь такие могли принять амулет Хаджара.

– Младший офицер Гела, – Хаджар проигнорировал выпад Тома. Бывший аристократ не был глуп. И скорее всего, хотел просто припугнуть леди. Хотя… кто знает, что там творится в его голове. – Передайте документ.

– Разумеется, генерал Дархан, – кивнула посланница. – Но сначала я бы хотела убедиться в подлинности вашей личности.

Огнеш и Гурам шагнули вперед. И на этот раз уже без всякой смешинки в глазах Том приобнажил клинок.

Хаджар в свою очередь поднял ладонь и этим взмахом остановил горячие головы.

Просить подтвердить личность… Де-юре в подобной просьбе не было ничего криминального, но де-факто это являлось весьма значимым уроном чести и в чем-то даже унижением.

Гела буквально открыто заявила, что не поверила ни единому слову, которое услышала из уст Хаджара. А поскольку в данный момент она являлась представительницей корпуса стражей, получалось, что такого же мнения придерживалась и вся гвардия “Запретного города”.

Хаджар абсолютно спокойно обнажил разделочный нож и позволил его лезвию порезать плоть на ладони. Когда упали первые капли крови, он произнес клятву.

Кровь вспыхнула золотом, и края раны затянулись. Мгновение, второе – ничего не произошло. Хаджар, так и не сгоревший в золотом пламени клятвопреступника, все так же сидел на стуле.

– Прошу прощения, генерал Дархан, – склонила голову Гела. – Но таков протокол…

– Проклятые стражи, – процедил Том. – У вас нет ни совести, ни чести.

Теперь уже посланница ударила древком копья о пол и даже начала привставать с табурета.

– Достаточно, – спокойно произнес Хаджар.

Но весь Сухашим в этот момент замер. Давление силы мечника оказалось настолько велико, что даже птицы, собиравшиеся пролететь над крепостью, изменили свой маршрут.

Гела, почувствовав, как задыхается, села обратно и еще раз склонила голову.

Проклятье…

Проклятье!

Что за монстр сейчас сидел рядом с ней?!

– Послание, мой генерал, – не поднимая взгляда, она протянула свиток, увешанный едва ли не десятком магических печатей.

Хаджар принял его. Усилием воли он сорвал печати. Впрочем, не будь он тем, кем являлся, то, скорее всего, исчез бы на месте. Такое количество магии, которое содержалось в этом послании, с ходу говорило о секретности содержимого.

Прочитав послание дважды, Хаджар выругался настолько грязно, насколько только позволяла ему фантазия и годы общения с Неро и Оруном.

В итоге получилась конструкция, которая заставила Огнеша и Гурама присвистнуть, Гелу кашлянуть, а Тома уважительно хмыкнуть.

– Принесите клятвы, – потребовал Хаджар.

Народу не требовалось уточнять, какие именно. Гела же, судя по всему, принесла эту клятву еще до того, как покинула стены “Запретного города”.

– Генерал Шувер был против того, чтобы вы озвучивали послание своим людям, – добавила посланница. – Но император сказал, что вы в любом случае это сделаете.

Хаджар, игнорируя Гелу, протянул свиток Тому.

Тот, прокашлявшись, прочитал:

– “Генералу Хаджару Дархану, командующему фортом Сухашим. Послание от его императорского величества, завизированное лично генералом Декоем Шувером, главой…” Так, это все неинтересно… титулы, звания, бла-бла-бла. – Вдруг глаза Тома округлились, и он резко побледнел. – “Тремя днями ранее наследный принц, сын императора Моргана, был осажден в Долине Дельфи. Заняв оборону в мануфактуре Ласкана по производству боевых големов, он попал в ловушку противника и теперь ведет оборону. Его люди истощены. Силы на исходе. Император лично просит вас, генерал Хаджар Дархан, оказать посильную поддержку принцу…” Иными словами, Хаджар, вытащи задницу принца из того капкана, в который он угодил. Сроку у тебя – до новой луны. После этого мне придется идти на поклон к регенту-матери императора Ласкана. Сам понимаешь, чем это обернется для нашей страны… “Также не хочу сгущать краски, но еще до того, как мой сын покинул фронт с заданием, из "Запретного города" бесследно исчезла Акена… И мне кажется, я знаю, где она сейчас… Хаджар… не буду больше ничего писать. Ты и сам все понимаешь. Рассчитываю на тебя. Его Императорское Величество, Морган Бесстрашный”.

Том закончил читать, аккуратно, едва ли раболепно свернул свиток и отложил его в сторону. Затем молча откупорил горлянку и, сделав несколько глотков, протянул Хаджару.

Тот, повторив действия Тома, отправил емкость дальше по кругу. Стоило ли уточнять, что к моменту, когда та вернулась обратно к Тому, то была пустой, как карман бедняка.

– Долина Дельфи, – прошептал Том. – Это ведь самое сердце Ласкана… проклятье, я слышал, она укреплена ничуть не хуже “Запретного города”!

Хаджар, прикрыв глаза, барабанил пальцами по столешнице.

“Не буду больше ничего писать…”

Это не было очередной интригой Моргана… Как бы сильно он ни хотел выставить это таким образом, что Хаджар был ему чем-то обязан, а все находилось под полным контролем, но… это было не так.

Ласкан не смог бы столько лет бороться с гениальным манипулятором и интриганом Морганом, не будь… не будь на его стороне кого-то равного.

Регент-мать Ласкана и император Дарнаса играли длинную и сложную шахматную партию. Вот только в данный момент регент-мать умудрилась переиграть Моргана.

 

– Что будем делать, Хаджар? – вздохнул Том. – Проклятье! Боги и демоны! Да о чем я вообще?! Пришло время клану Кесалия переезжать. Я слышал, в империи Сукзам, на дальнем востоке, делают вкуснейшее вино. Может, туда сбежим?

Хаджар вздохнул и, поднявшись со стула, повернулся к окну, из которого открывался вид на земли Ласкана.

– Ох, демоны, – протянул, поднимаясь, Том. – Пойду напишу письмо Эйнену и Доре. Встретимся с Анетт на северо-западной границе.

– Разумно, – кивнул Хаджар.

– Разумно… Да что здесь может быть разумного?! – не сдержалась Гела. – Что вы собрались делать, генерал Хаджар?

– Спасать принца, разумеется, – пожал плечами Хаджар.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru