Сердце Дракона. Книга 12

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 12

Глава 1050

– Не понимаю твоей страсти к передвижению на своих двоих. – Том покачивался в седле кровавого мустанга и то и дело прикладывался к горлянке.

Хаджар не знал, что именно бывший аристократ возит в своем пространственном артефакте (должно же было у него остаться хоть какое-то наследство после стольких лет пребывания в роли младшего наследника Дома Хищных Клинков…), но подозревал, что алкоголь там занимал большую часть.

– Аркемейя вернула только одного коня, – пожал плечами Хаджар.

В данный момент они двигались по императорскому тракту в сторону северо-западной границы.

– А ты, кажется, только и рад побегать.

– Разминаю ноги, не более того.

Том фыркнул и снова отпил из горлянки.

– Ты можешь обмануть кого угодно, варвар, но только не меня, – отмахнулся Том. – Просто в тебе говорит твоя крестьянская натура. Передвигаться верхом – удел благородных. Только такие, как ты, месят грязь ногами.

Хаджар улыбнулся и промолчал. Он действительно был рад побегать и размять уставшие от бездействия ноги. К тому же передвигаться верхом он никогда не любил. И при отсутствии крайней необходимости старался этого не делать.

Тем более в данный момент такая необходимость действительно отсутствовала.

Хаджар все еще экспериментировал с новой силой – способностью призывать ветер. Его вечно изменчивое имя было так же слышно Хаджару, как ворчание едущего рядом Тома.

Произнеся волшебное слово, Хаджар позвал ветер, и тот стал частью его ног. Они побежали так же легко и быстро, как ноги кровавого мустанга. И при этом, в отличие от техники “Шага белой молнии” или “Пути среди облаков”, совсем не расходовали энергию.

Будь это иначе, и легкая разминка для Хаджара превратилась бы в истощающий марафон. К тому же он, увы, в последней битве лишился последних запасов восстанавливающих энергию пилюль.

– Скажи мне, варвар, – Том смачно сплюнул в сторону, – а зачем нам потребовалась Анетт?

На скорости, превышающей семьсот километров в час, этот плевок, наверное, для смертных был и вовсе уму непостижим. Хаджар порой любил развлечь себя подобным образом. Подумать о том, как что-то обыденное для адепта выглядело для смертных. Или, что еще забавнее, для землян.

Но вот он, Хаджар Дархан, генерал империи Дарнас, бежал со скоростью, не уступающей прыти кровавого мустанга, рысью, даже не галопом, обогнав лучшие из спорткаров Земли.

Его ноги походили на облака, а сам он оставлял позади себя белесые полосы.

– Не хочу бросать ее под носом Моргана, – полуправдой ответил Хаджар.

Том, услышав имя императора без предшествующих тому регалий и уважительных обращений, вздрогнул, а затем выругался.

– Я же уже говорил, варвар, – процедил он. – Ты можешь обмануть кого угодно, но не меня. Чернокожая нужна тебе для иного.

Хаджар изогнул правую бровь.

– Я не настолько озабочен, как ты, мой юный друг.

– Вот только сказки не надо рассказывать, – фыркнул Том. – Видел я, как ты жрешь глазами ту златовласку из стражей. Думал, прямо на месте ее и распнешь.

– Секундное наваждение, и не более того, – парировал Хаджар.

– И тем не менее, варвар, для чего нам Анетт? Нет, ее некромантия и магия племен Карнака выглядят вполне полезными и уместными вещами, но… Ее тело, при всей его сексапильности, не очень-то выносливо. Она недалеко ушла от простых смертных. И кто знает, сможет ли пережить это путешествие. Так что – зачем она тебе, варвар?

Хаджар устало вздохнул.

Он встретил Тома несколько лет назад. Почти шесть, если быть точным. В то время это был высокомерный и нахальный юноша шестнадцати лет от роду. Нет, Том остался таким и сейчас, но за шесть лет постоянных опасностей и приключений к высокомерию и нахальности добавился еще и ясный ум.

Том не был глупцом.

Даже наоборот.

– Мне нужно у нее научиться кое-чему, – уклончиво ответил Хаджар. – И боюсь, другого времени не представится.

– Не представится? – Том пришпорил коня и чуть прибавил темпа. Это заставило ускориться и самого Хаджара. – Боишься, что станешь импотентом?

– К демонам тебя, – выругался Хаджар. – У тебя было время в Сухашиме, Том, чтобы унять свою жажду женской плоти. Так что либо прекрати сотрясать воздух на эту тему, либо пусть твои губы принесут хоть какую-то пользу.

– Прости, варвар, но мои губы лично тебе никакой пользы не принесут. Я не из мужеложцев.

Хаджар выругался чуть грязнее, и следующие несколько часов пути они проделали в тишине.

Они скакали (вернее, Том скакал, а Хаджар бежал, наслаждаясь тем, как ветер становится частью его тела) с самого утра. В стенах Сухашима в данный момент всем заправляли Огнеш и Гурам. Именно их Хаджар поставил руководить армией Лунного ручья.

Никто не думал, что они расстанутся так скоро, но все же никто из людей Хаджара не обладал силой, достаточной для такого испытания.

Пока не обладал…

Тома пришлось забрать с собой. И не только потому, что, оставшись в Сухашиме, бывший аристократ мог натворить дел (а он мог), просто в отсутствие Эйнена Хаджару требовалось хоть какое-то альтернативное мнение и взгляд со стороны. Может, не такой хитрый и скользкий, как у островитянина, но незамыленный и ясный.

Таким обладал Том. Ну и не стоило забывать, что, пусть не обладая “Королевством”, будучи простым Рыцарем духа, Том Безродный оставался весьма сносным фехтовальщиком.

Хаджар не собирался врываться в Ласкан при полном параде. Он был там один, в то время как вражеская империя располагала несколькими великими героями.

Взять того же Танигеда Облачного. Хаджар был уверен, что сойдись они сейчас в поединке, такого же исхода, как в прошлый раз, не будет, но… Но не был уверен, что сможет одолеть рыжеволосого воина.

А ведь Танигед не являлся сильнейшим великим героем империи Ласкан. На этой позиции прочно обосновался Алый Мечник. Имя, за которым скрывалась личность, окутанная завесой тайн и мистерий.

Вроде как Алый Мечник был настолько древним, что застал эпоху падения ста королевств. В принципе, если он являлся Безымянным, то при должной технике укрепления плоти… скажем, Божественного уровня техники… в совокупности с редчайшими и самыми драгоценными эликсирами, продлевающими жизнь, он мог прожить несколько эпох, но…

Но тогда его силе полагалось быть поистине запредельной. И таких, как Орун, Алый Мечник должен был бы раскидывать, как игрушки.

Но даже Тирисфаль, да примут его праотцы, никогда не сталкивался на полях сражений с Алым Мечником. Так что в Дарнасе, да и в самом Ласкане полагали, что этот воин не более чем страшилка, которой Ласкан пугал своих врагов.

– Хаджар, – вдруг как-то задумчиво протянул Том. – А ты не знаешь никаких беловолосых огненных мечниц?

Тот задумался.

– Только мечников, – не сразу ответил он. – А к чему вопрос?

– Да так, – пожал плечами Том. – Просто интересуюсь.

Хаджар с прищуром посмотрел на компаньона, но тот, кажется, не собирался распространяться на тему своих мыслей.

Странный вопрос…

Глава 1051

Таверна, в которой условилась встретиться троица, выглядела так же, как и любое иное подобное приграничное заведение, заполненное едва ли не до отказа искателями удачи самых разных мастей.

Просторное и в то же время простое трехэтажное здание. На первом располагалась барная стойка, кухня за закрытыми дверьми и прикрученные к полу дубовые столы.

За ними сидела самая обычная публика. Наемники, бродячие торговцы, работники топора и ножа (разбойники), ну и всякий иной сброд. Порой попадались личности, которые лишь выглядели простыми искателями удачи, на деле же Хаджару хватало силы, чтобы разглядеть в них достаточно могущественных адептов.

Путешественники или отправившиеся в большой мир ученики боевых школ и сект. Такие тоже часто останавливались в подобных заведениях.

Из официанток на первом этаже ходили лишь самые дородные и крупные. Им ведь своим видом нужно было осаждать горячую кровь, а не разгонять ее по жилам.

Миловидные девушки и юноши (все же среди разбойников, наемников и прочего люда встречались не только представители мужского пола) из обслуги встречались только на втором этаже, где располагались приватные обеденные комнаты.

На третьем, в спальнях, их тоже можно было встретить, но только если предварительно обговорить оплату с барменом – по совместительству хозяином таверны.

– Ну и клоповник, – присвистнул Том.

Расталкивая народ плечами, ничуть не скрывая своей ауры, он подошел к столу, оккупированному пресловутыми джентльменами удачи. В добротных артефактах уровня Земли, с оружием самого разного сорта, они пили и веселились… до тех пор, пока их не потревожил Том.

– Эй, щегол, а ну… – Главарь банды, бронзовокожая брюнетка, не успела договорить.

Небесный солдат начальной стадии, она ничего не могла противопоставить давлению воли и ауры Тома.

– Если не хочешь согреть мне постель, бродяга, бери своих прихвостней и проваливай отсюда.

– Разумеется, достопочтенный адепт, – низко поклонилась главарь.

Уже спустя один удар сердца Хаджар и Том сидели не только за пустым, но еще и очищенным и вымытым столом. Главарь забрала с собой не только пятерку своих людей, но и все объедки, которые они оставили после небольшого пира.

– Мы могли остановиться на втором этаже, – заметил Хаджар.

Том подозвал официантку, дородную мадам средних лет с кормой такой ширины, что на ней могло уместиться восемь кружек пива. Как она протискивались с такими габаритами по узким проходам между столами – известно лишь Вечерним Звездам.

Убедившись в том, что работница направилась к новым посетителям, Том скептически покосился на Хаджара.

– Сейчас идет война, варвар. Так что вероятность того, что нас подслушают в толпе, куда меньше, чем в тишине второго этажа.

Хаджар в ответ на это только улыбнулся.

 

Он ведь уже говорил, что Том не был дураком?

– И хватит уже меня проверять, – откупорив горлянку (впрочем, кто вообще сказал, что он ее закрывал), Том тиснул с соседнего стола чарку.

– Эй! – Огромный детина двух с лишним метров роста и половины в плечах, схватился за секиру, но едва не потерял сознание от сжавшего сердце ужаса. – Д-д-достоп-п-почтен-н-ный ад-д-депт.

Промямлив, он повернулся к своей притихшей компании.

Да, не стоило забывать, что для внешнего мира даже сила Тома считалась тем, с чем не просто стоит, а необходимо считаться. Рыцари духа средней стадии, на которой и пребывал Том, являлись хищниками, стоявшими на вершине пищевой цепи семи империй.

Что же касательно Повелителей и тем более Безымянных, то они редко когда оказывались в таких вот заведениях. А если и путешествовали, то исключительно из пункта А в пункт Б. При этом использовали небесный транспорт. Летающие лодки или даже целые корабли.

Простые странствующие адепты редко их встречали.

А если встречали, то порой не могли пережить этой встречи, чтобы рассказать другим.

Таверна шумела и галдела. Дородная официантка, приняв заказ у Тома с Хаджаром, “упорхнула” куда-то к барной стойке. Много компаньоны заказывать не стали – три кувшина хорошего вина, мясное рагу и чайник сладкого чая.

Еду они брали, разумеется, для Анетт.

Даже Небесный солдат мог месяцами обходиться без еды. Что же касается Хаджара, то он не сомневался, что при необходимости и достаточном доступе к Реке Мира сможет вообще до конца своих дней ничего не есть.

Пища становилась не способом подпитки организма, а источником удовольствия.

Если, конечно, не брать в расчет мясо диких зверей, находящихся на высоких уровнях развития. Но это скорее исключение, чем правило.

Так вот, галдящая, заполненная почти до отказа таверна вдруг затихла. Люди замерли в тех позах, в которых находились. Кто-то с чаркой, не донесенной до губ, кто-то с лапой на женском бедре, кто-то с хлесткой пощечиной на лице.

Посетители всех мастей и всех уровней развития не могли оторвать взгляда от входа в таверну. На пороге в охотничьем облегающем кожаном костюме стояла Анетт.

Ее высокие, крепкие, упругие груди лишь подчеркивались узость облачения, как, собственно, и осиная талия, и широкие, но не толстые бедра. Ее круглое лицо, пухлые губы и манящий взгляд синих глаз лишь добавляли образу желанности.

Кто-то, совладав с наваждением, уже начал приподниматься с места, но их тут же отрезвила аура Тома, которой тот окутал сразу всю таверну.

– А вот это ты называешь скрытностью, да? – прошипел Безродный. – Чернокожая красотка посреди границы с Ласканом. Разумеется, никто в ней не признает ведьму, принимавшую участие в битве с Дереком Степным.

– Не все строится на одной лишь скрытности, Том. – Хаджар отодвинул стул перед Анетт.

– Эй вы! – гаркнул Том и приобнажил свой меч. – Ну, у кого глаза лишние? Кому еще надо в эту сторону смотреть?!

В ту же секунду от Тома, Анетт и Хаджара синхронно отвернулись все обитатели таверны. В том числе и официантки с непосредственным хозяином заведения.

– Здравствуй, Анетт, – поприветствовал старую знакомую Хаджар.

Девушка повернулась к нему и…

И Хаджар понял, что ему вновь придется терпеть условно “холодную” постель. Во взгляде синих глаз больше не было той искры, что прежде.

Несмотря на свободные нравы Дарнаса, в джунглях Карнака были свои, иные уклады жизни. И одного факта того, что по столице ходили слухи о весьма характерных отношениях Хаджара с принцессой Акеной, хватило, чтобы та страсть, которую Анетт питала к воину, потухла.

– Эйнен просил передать, – ровным дружеским тоном произнесла чернокожая красавица и протянула Хаджару небольшое металлическое кольцо.

Хаджар принял его. И, правды ради, попытался коснуться пальцев чернокожей ведьмы, но та отдернула руку.

Вот так вот…

Их постельному приключению, оборвавшемуся в ночи джунглей, не было суждено завершиться.

Взяв кольцо, Хаджар, определив в нем пространственный артефакт, посмотрел внутрь. Семь пилюль жидкой энергии – каждая по сорок тысяч имперских монет за штуку. Одна такая была способна полностью восстановить запас сил даже Безымянному адепту.

Еще столько же жидкой крови (как будто кровь бывала не жидкой). Целебные препараты, также способные восстановить физическое и энергетическое тела после удара техники, вплоть до уровня Императорской.

По семьдесят тысяч за штуку.

И прочий куда менее ценный набор уважающего себя и ценящего жизнь путешественника.

– И во сколько это обошлось клану Кесалия? – прокашлялся Хаджар.

– Ни во сколько, – свободно и без всякого акцента ответила Анетт. – Это передала Рекка Геран. Кстати, хотела вас предупредить…

Том с Хаджаром переглянулись и синхронно выругались.

Сероволосая мечница уже стояла позади них…

Глава 1052

– Это самый дурацкий и идиотский план, который я когда-либо слышала. – Рекка отставила в сторону чарку с терпкой брагой.

Несмотря на маленький рост и весьма скромную комплекцию, двойной агент гвардии и Тайной канцелярии пила так, что от стыда покраснели бы многие бравые выпивохи.

– Если критикуешь, предлагай, мышь полевая. – Том, явно нализавшийся своего алкоголя, с трудом ворочал языком.

За стенами таверны уже опускалось солнце, и мир окутывало прохладное покрывало зимней ночи. Люди все теснее жались друг к другу, доставали теплые накидки и запахивали полы плащей.

Зима в этом регионе приграничья была настолько суровой, что пробирала даже адептов. Любой смертный, оказавшийся в здешних краях, не пережил бы и пары минут.

Хаджара всегда занимал вопрос, почему, к примеру, в Сухашиме зимы были мягкими (сравнительно, разумеется, – смертным в разгар холодов приходилось тяжко, но они могли выжить), а здесь куда более суровыми. Но стоило проехать два-три дня к северу, и там вновь все переворачивалось с ног на голову.

При этом в Лидусе сейчас вообще была весна…

Нет, что-то с безымянным миром явно не так. Назвать это место “планетой” у Хаджара уже давно язык не поворачивался.

– Критикуешь?! – вскинулась Геран. – То есть ты считаешь нормальным предложение варвара? Отправиться в Долину Дельфи, проникнуть в Ласканский легион, выдать себя за переговорщиков, после чего под видом этим самых переговорщиков забраться в мануфактуру и вызволить оттуда принца с принцессой?

– А, то есть теперь мы спасаем не только задницу одного лишь принца, а еще и сиськи Акены?

– Ты говоришь о наследниках трона, смерд! Имей честь и совесть!

– Поверь мне, сероволосая предательница, я имею только то, что хочу иметь! И тогда, когда у меня на это дело стоит!

– Тогда, как мне кажется, тебе стоит обратиться к целителям за характерной помощью, Безродный! И я сейчас даже не о твоей импотенции говорю, а о том, что у тебя мозги набекрень.

– Еще одно слова, Геран, – пьяно рычал Том, – и я отправлю тебя к праотцам.

– А силенок-то хватит, наемник клана Кесалия? – прошипела Рекка.

Том схватился за рукоять меча, а Рекка уже положила ладони на гарды своих парных коротких клинков.

И это, стоило отметить, происходило уже восьмой раз за вечер.

– Может, хватит? – прошептал Хаджар.

Одного его взгляда хватило, чтобы Том и Рекка вернулись на свои места. И это никак не было связано с тем, что Хаджар в разы сильнее, чем они. Просто оба адепта не так уж и хотели махаться друг с другом железом. Просто не могли оставить в покое своего визави.

А слова Хаджара были для них достойным поводом пойти на попятную.

– Может, хватит, – едва ли не передразнила Рекка, – предлагать какую-то абсурдную чушь. Для начала – как мы проникнем в Ласканский легион?

– Возьмем в плен нескольких легионеров, – пожал плечами Хаджар. – Все у них выпытаем. Затем заберем амуницию и медальоны. В легионе несколько миллионов воинов – замену нескольких человек они даже и не заметят. Такая операция всегда срабатывала в…

– В варварских королевствах, – перебила Рекка. – А ныне – в баронствах. Хаджар, опомнись, ты, может, все еще Безумный Генерал, но уже не на войне северных провинций. А в битве двух самых могущественных империй из когда-либо существовавших. И если думаешь, что проникнуть в армию Ласкана будет так просто, то глубоко ошибаешься.

– Вот из-за того, что люди мыслят стереотипами, меня и называют Безумным. Мы лишь немного выйдем за рамки и…

– И каждый амулет военного легиона – что в Ласкане, что в Дарнасе – именной, – снова перебила Рекка. – Если ты заявишься с таким в Ласканский легион, тебя тут же вычислят. Да и даже если предположить, что ты сможешь как-то обмануть его магию, все же со “Святым Небом” получилось… Впрочем, неважно. За переговорщика ты себя выдать точно не сможешь.

– Даже если не смогу, то легионерская должность позволит…

– Ни демона она тебе не позволит. Легион – это не армия, собранная по первому зову. Это древний, отлаженный механизм, каждый винтик которого стоит строго на своем месте. Да они даже в увольнения ходят по строго отведенному маршруту. Легионы, Хаджар, один из столпов выживания любой империи. Ни выдать себя за легионеров, ни шататься по Ласкану с их амулетами не удастся.

Хаджар едва слышно выругался.

Сложно было это признавать, но Рекка говорила правду. И то это соотносилось с планом, который предлагала ему нейросеть.

Вот только если он предлагал самоубийственное безумие, то “металлический” нейрочип – бесчестие. А Хаджар Дархан лучше пойдет с гордо поднятой головой в огонь, чем опустится до последнего…

Еще раз опустится…

– Может, тогда предложишь свой вариант? – впервые за весь вечер подала голос Анетт.

Все это время чернокожая некромантка спокойно ела свое рагу, пила вино и не обращала внимания на происходящее. Она, как и все, кто собрался за этим столом, тоже не была глупа и прекрасно понимала, что Хаджар позвал ее с несколько иной целью.

– Предложу, – кивнула Рекка, – только он не мой, а совместно разработанный с корпусом стражей и Тайной канцелярией.

– План Шувера и Балигора Стойкого? – удивился Том. – Ну давай, мышь, не томи. Рассказывай. Мне уже не терпится узнать, что эти двое, которые даже дышать в одном помещении без свары не могут, смогли выродить на свет.

– Не выродить, безродный бродяга, а родить. Или вместе с гербом клана ты еще и образование утратил?

Настал черед девятого раза… и девятый раз Хаджар попросил двух мечников уняться.

– Итак, Геран, – протянул Хаджар, когда Том и Рекка уселись на места. – В чем заключается ваш план?

– Выкупить принца, – коротко ответила Геран.

На этот раз пришел черед подавиться уже самому Хаджару.

– Погод… погоди, – прокашлялся. Но не Хаджар, а Том – ему тоже алкоголь в другое горло попал. – Выкупить? Нет, я понимаю, если бы на территории Ласкана обитал кто-то сродни Ана’Бри, но даже ее мы отправили к праотцам лишь каким-то чудом. Или, варвар, у тебя есть еще одно такое чудо в рукаве?

– Если бы было, мы бы уже мчались к Дельфи, – ответил Хаджар.

– Вот видишь, – Том откинулся на спинку стула и махнул горлянкой в сторону Хаджара. – Чуда у нас нет. Как или на что мы выкупим принца с принцессой?

– Ну, – протянула Рекка. – “Выкуп” – немного неверное слово… мы их обменяем.

– Еще лучше… – хмыкнул Том. – На что обменяем-то? На воздух? Или на конский навоз? Просто не вижу, какой еще ресурс у нас есть в таком количестве, чтобы навалить его достаточно для обмена на наследников.

– Грязь из твоего поганого рта – вот ее достаточно, смерд…

Десятый раз…

– И все же на что мы будем их обменивать? – спросил Хаджар, когда все расселись по местам.

– Понятное дело, на что, на молодого императора Ласкана, – как что-то само собой разумеющееся пояснила Рекка. – Только он будет иметь равную стоимость нашим принцам.

За столом повисла тишина.

– То есть… ты хочешь сказать… – Том, кажется, едва ли не заикался. – М-мы, в-выкрад-дем императора Ласкана?

– Именно.

Том выругался. Настолько грязно, что даже Хаджар удивился.

– Нет, ну ты ее слышал, варвар? Мы выкрадем императора. Да как мы вообще это сделаем?! Нас всего четверо! А если подумать, так только один Хаджар обладает силой, достаточной, чтобы хотя бы задуматься о подобном!

– Вообще-то пятеро, – поправила Рекка.

– Пятеро? – переспросил Том.

Хаджар почувствовал нечто… Нечто, что заставило его устало вздохнуть и помассировать виски.

Проклятый Морган…

Проклятые интриги!

– Прошу прощения, что задержался, – из тени вышел завернутый в плащ адепт. – Небольшое приключение на дороге задержало меня.

– А ты еще кто такой? – вскинулся Том.

– Позволь представить. – Рекка поднялась и поприветствовала незнакомца. – Лучший следопыт во всех семи империях. Наемник, работающий только непосредственно на императорские роды. Искусный воин… куда более искусный, чем любой, – Рекка подчеркнула это слово, – из сидящих за этим столом. Свободный адепт, Крыло Ворона.

 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru