Litres Baner
Дело черного мага. Книга 3

Кирилл Клеванский
Дело черного мага. Книга 3

Глава 3

Открыв ногой дверь в банк, Алекс тут же об этом пожалел. Голая пятка не очень обрадовалась столкновению с армированным стеклом, а сам очередной посетитель Snikket Brothers едва не упал, в очередной раз потеряв равновесие из-за своего дурацкого протеза.

Видимо, после ситуации в морге адреналин уже потихоньку схлынул и нервная система опять начала битву с инородным объектом, заменявшим Алексу ногу.

– Да еба…

Остаток ругательства потонул в неожиданной тишине. Такое бывает, когда ты хочешь что-то сказать, ожидая, что никто не услышит, но внезапно понимаешь, что в воцарившейся в этот миг тишине можно услышать шуршание перышка о потоки воздуха, в которых оно медленно парит.

– Блять! – Алекс отмахнулся от чертового пера, которое невесть каким образом здесь оказалось. – Чего стоим? Или я как-то не так выгляжу?

С этими словами он зажег над большим пальцем огонек фиолетового пламени и поднес к нему сигарету. Банковское фойе мгновенно ожило. Люди и нелюди снова засновали к окошкам операторов. Последние же живо засеменили пальцами по голографическим клавиатурам, вглядываясь в точно такие же – голографические – мониторы.

Банковская сфера, пожалуй, одно из последних мест, где обслуживающий персонал пока еще не вытеснили роботы. Просто жителям было психологически спокойнее доверять свои деньги не бездушным машинам, а таким же, как они, существам из плоти и крови.

Причем расовый вопрос здесь играл немаловажную роль.

Редко когда можно было встретить, чтобы, к примеру, озерного тролля за стойкой обслуживал густобородый гном. Обычно все шли к своим.

Вообще, банк постарался, чтобы здесь всем было максимально приятно находиться. Высокий стеклянный купол вместо потолка давал богатое освещение. Каменный пол отзывался глухим эхом. Стояли клумбы с растениями, а вдалеке примостился небольшой фонтанчик с живой рыбой.

В таком антураже каждая раса могла найти себе что-то по душе.

Что же до людей – то в центре висел огромный голографический конус с информацией. Как говорится, хлебом не корми, а дай какую-нибудь киберпанковскую хрень, чтобы чувствовать не стихающий, но уже, скорее, агонизирующий технический прогресс.

Что-то Алекс не слышал, чтобы в ближайшее время кто-то пытался воскресить некогда перспективную Марсианскую программу.

Шлепая влажными и грязными, босыми ногами по мраморной плитке, застилавшей пол сделанного под классику помещения, Алекс добрался до дверей с красноречивыми буквами VIP.

Около них, за красной лентой, закрепленной на золотых (они реально из золота!) стойках, стояли два пузатых орка в строгих деловых костюмах.

Какая-то фифа на длинных каблуках опередила Алекса всего на несколько шагов и уже качала права.

– Я должна немедленно попасть к менеджеру Виктории, – пищала она таким голоском, что возникали сомнения, сохранилось ли в ней хоть что-то данное от природы, а не нарезанное опытными хирургами. Но Алекс не осуждал. Как подсказывал его опыт – в постели такие умели намного больше. – Понимаете, у меня срывается важная поездка и мне нужно…

– Прошу прощения, – пробасил орк, поглаживая клык, на котором качалась серьга с драгоценными камнями. Проклятье. Орк-гей. Нет, мир явно сходит с ума. – Менеджер Виктория сейчас очень занята. Она не сможет принять…

– Слышь, желтопузый, – Алекс, оттеснив в сторону опешившую дамочку, навис над красной лентой, – помнишь меня, да?

Второй орк – новенький – уже потянулся за оружием, как первый его остановил.

Серьга в его клыке очень забавно затряслась.

Как в целом и сам он… в целом.

Пардон за каламбур.

– М-м-мистер, Д-д-дум? – Было непонятно, заикался ли он или просто стучали друг о друга его зубы и клыки. – Но в-вы ж-же…

– Викторию мне. – Алекс глубоко затянулся и выдохнул облачко дыма в сторону барби. Та закашлялась, замахала рукой и едва ли не отбежала в сторону, принявшись судорожно рыться в сумочке в поиске смартфона.

– Она з-за…

– Сейчас я позвоню котику, – шипела она. – Котик вас всех тут раком поставит и…

Алекс взмахнул рукой, сверкнуло несколько печатей, и девочка вскрикнула. Ломая маникюр и срывая куски кожи, она пыталась разомкнуть постепенно сраставшиеся губы, но у нее это не получалось, и в скором времени все труды косметологов исчезли в едином кожном покрове.

Внимание! Использовано запрещенное заклинание “Мистер Андерсон” школы крови и тьмы. Потребление УЕМ: недоступно.

И когда, адские колокола, его детское заклинание успело стать запрещенным?!

Сраные политиканы!

– Я. В очень. Плохом. Настроении.

– Подтверждаю. – За спиной Алекса нарисовался Грибовский. Отодвинув полу плаща, он продемонстрировал свой значок “Специального назначения”. Не гвардейским же светить. – Мой напарник в очень трудной жизненной ситуации и…

Поляк говорил что-то еще, но орк его уже не слушал.

По внутренней связи он торопливо передал:

– Мисс Лемиш, мэм. Здесь мистер Думский. Да, мэм. Нет, мэм. Нет. Да. Он очень настойчив. Да. Хорошо. – Орк отодвинул свое… лицо от коммуникатора и обратился к Алексу. Он уже немного справился с мандражом, так что смог нормально произнести: – Она сейчас подойдет, сэр.

– Сэр, – словно попробовал на вкус Грибовский. – Неплохо. Кстати, не хочешь с девочки проклятье снять?

Алекс посмотрел на истерящую Барби. Размазывая макияж слезами по лицу, она в панике теребила экран смартфона, но из-за стресса не могла догадаться отправить сообщение, а мозг буксовал в попытке позвонить – в конечном счете она понимала, что не сможет говорить.

– Нет, – пожал плечами Дум, – прикольно же.

– Спешу тебе напомнить, дорогуша, что я все же представит…

– Алекс! – гвардейца перебил звучный женский голос.

Алекс обернулся на него и отдал должное Виктории. За годы, что он ее не видел, та почти никак не изменилась. Разве что на безымянном пальце левой руке появилось тоненькое помолвочное кольцо с крупным прозрачным камнем.

А так – все та же мисс Лемиш. Ноги от ушей. Каблуки. Черная юбка-карандаш и чулки. Аккуратная, пусть и не тонкая, но справная талия. Бедра такие, что на них можно пировать, круглое личико, каштановые волосы и грудь.

Вообще, если честно, большую часть обзора занимала именно грудь.

Такая, что можно смело на выставку “лучших образчиков природы”. В том, что она натуральная, Алекс не сомневался. Проверял лично. Причем несколько раз за ночь.

– Исусья…

– Не надо, – шепотом перебил Алекс, – она верующая. Я и так только с того света вернулся. – И уже куда громче он обратился к Виктории: – Простите, мисс Лемиш, что приходится отрывать вас от работы. Но мне срочно нужно попасть к моей ячейке.

– Разумеется, мистер Думский, – кивнула менеджер, – пройдемте.

И, качая бедрами, она зацокала каблуками по коридору виповского отделения. Тот самый орк нажал что-то на золотой стойке, и красная лента исчезла.

Как и многое другое, это была лишь голография, не более того.

Так втроем, миновав несколько массивных круглых бронированных дверей, они оказались около самой необычной решетки. Лазерной решетки. Причем с таким частым пересечением, что через него не пролетела бы толстая муха.

– Приложите ладонь. – Виктория, улыбнувшись, указала на сенсорную панель.

Алекс, выпуская немного магии (сканировали именно личную магическую сигнатуру, которую невозможно было подделать никаким образом), опустил клешню на сенсор.

Тот засветился зеленым светом, и красная решетка исчезла, оставив в воздухе неприятный запах озона. Как после грозы.

– Прошу. – Виктория первой вошла внутрь зала, где вдоль стены высились десятки дверец от ячеек разного размера. У каждой – свой номер и двойной замок.

– Адские колокола, – выругался Алекс, – меня флешбечит в морг.

– Эй-эй-эй, – замахал Грибовский, – отставить, дорогуша. Я только-только избавился от необходимости заполнять кучу бумажек из-за твоей кончины.

Виктория, только что повернувшая свой ключ в одном из замков, прокашлялась. После чего, немного покраснев, отошла к входу в помещение.

По правилам банка, менеджер не мог находиться с клиентом в момент открытия и закрытия ячейки.

Алекс же, проигнорировав напарника, подошел к уменьшенной версии панели и вместо всей ладони приложил к дверце большой палец. После того как зажегся зеленый свет, механический голос вежливо попросил:

– Уважаемый посетитель, назовите, пожалуйста, пароль для доступа к ячейке 116.

– Пятый размер, – произнес Алекс.

– Да? – удивился Грибовский и скосился в сторону Виктории. – А я думал, четвертый с половиной.

– Не, пятый, – отмахнулся Алекс, после чего потянул за ручку открывшейся дверцы, слишком поздно вспомнив, что лучше этого не делать.

Изнутри рванула ожившая тьма, и огромная когтистая лапа подняла гвардейца над под полом.

Глава 4

– Мисс Лемиш! – выкрикнул Алекс, перепрыгивая… ну ладно – перекатываясь через стол (проклятый протез). – Сохраняйте спокойствие.

Виктория, мигом побледневшая, вдруг снова порозовела и уставилась на накидку, заменявшую Алексу килт. Нет, ну а что, здесь, в отличие от морга, было достаточно тепло, а Виктория обладала не только внушительным размером бюста, ну и умело пользовалась всем, чем должна была уметь пользоваться женщина.

– Это магический жезл, – среагировал Дум, после чего вытолкал смертную в коридор.

– Ду-у-ум! – хрипел Грибовский.

Он забавно дергал ногами где-то под потолком, в то время пока когтистая лапа, сотканная из черного тумана и вспышек хаоса, методично его душила.

– Сейчас, светлый. Погоди немного!

Алекс, снова перекатываясь через стол, доковылял до ячейки, после чего надкусил большой палец и провел кровью по печати, нарисованной на крышке.

С гулким хлопком, резанув по носу неприятным запахом серы и горелых… трусов, лапа исчезла, а Грибовский кошкой приземлился на все четыре.

 

– Супергеройское приземление, – прокомментировал ситуацию Дум.

– Мистер Думский, – подала голос пришедшая в себя Виктория, – я подожду в своем офисе. Когда будете выходить, то постарайтесь, пожалуйста…

– Я обязательно к вам загляну, мисс.

И не успел Алекс подмигнуть, как девушка закончила:

– …никогда не возвращаться.

После чего, цокая каблуками чуть быстрее, чем следовало, отправилась по коридору в обратном направлении.

– Ну, э-э-эй, – немного разочарованно выдохнул Алекс, – я же совсем недавно воскрес из, адские колокола, мертвых.

– Ты свой… магический жезл… убери, дорогуша, – все еще хрипел Грибовский, потирая при этом шею. – А то я не так… пойму.

Алекс выругался и натянул свитер чуть пониже.

– Он телескопический, – процедил Дум, – сам пройдет…

После чего погрузился в содержимое довольно вместительной ячейки.

– Что это была за хрень, Дум? – Грибовский уселся за стол и привел в порядок свои волосы. Во всяком случае, так он называл то красное гнездо, с которым обычно щеголял по улицам Маэрс-сити.

Эсперы…

Они всегда выглядят так, будто только что вернулись с оттяжного рейва. Генетические мутации, созданные волшебниками далекого прошлого, сыграли злую шутку с их внешностью.

– Страховка. – Дум вытянул на свет вакуумный пакет, после чего начал неспешно раздеваться. Тело после клинической смерти слушалось едва ли охотнее, чем протез.

– Страховка?

Мимо наверняка пробежал енот, но Алекс его не видел – обзор закрывал дурацкий свитер, пропахший дешевыми духами. Интересно, почему все работники моргов предпочитали такие яркие, резкие запахи?

В современных пристанищах биологических коробок почивших душ не пахло, как раньше, санитарией, спиртом или хлоркой с формалином.

Там вообще ничем не пахло.

Но работники все еще душились так, будто работали на свиноферме.

Все же, сколько техника ни развивается, но в душах и мозгах обывателей неискоренимо поселилось нечто древнее и пугающее. Напоминающее о старых временах, когда ты не выбирал вечером между ресторанами итальянской или оркской кухни, а жрал то, что оказалось слишком медленным, чтобы от тебя убежать.

– Ну да, Грибовский, страховка. Это такая вещь, которая страхует тебя на случай непредвиденных обстоятельств. Иногда ее еще хотят продать по какой-то космической цене.

– Я знаю, что такое страховка. У меня она входит в список бонусов.

У Гвардии есть бонусы для своих служивых? Охренеть. Вот это поворот.

– Зачем тогда спрашиваешь?

– Ну, потому что меня не каждый день хватают демонические лапы! – взорвался Грибовский, после чего, немного подумав, добавил: – Хотя в последнее время это происходит с завидным постоянством.

– Ну вот видишь. – Алекс неспешно застегивал пуговицы на накрахмаленной едва ли не до хруста белой сорочке. – Так что…

– Так что это демонология. В центре города. В разгар рабочего дня. – Каждое слово гвардеец говорил со все большим нажимом. – Я и так на многое закрываю глаза, дорогуша. Но я все же из…

– Да-да-да, – перебил, отмахиваясь, Алекс. Ему никак было не надеть носок на протез, и это раздражало даже больше, чем нытье светлого. – У меня в городе есть пара схронов на черный день. Некоторые из них оборудованы системой “иди на хрен, козел сраный”. Моего собственного изобретения.

– Это я, получается, козел?

– С твоим самоопределением разбирайся сам или сходи на прием к мозгоправу. – Алекс провел губкой по туфлям, придавая им почти зеркальный блеск. – Просто мало ли кто-то возьмет меня в заложники с каким-нибудь вымогательским мотивом. Ну я и приведу его к такому месту, а заранее заготовленная система “иди на хрен, козел сраный” выиграет мне пару секунд.

Грибовский закатил глаза и устало шлепнул себя рукой по лицу.

– Ты параноик, профессор. Лечиться надо.

– Я черный маг, – пожал плечами Алекс. Выпрямившись, он поправил воротник пиджака и вытянул рукава сорочки. – Так-то лучше.

– И мы перлись сюда ради этого? Ради твоего очередного костюма?! Срань господня, Дум! Ты знаешь, какой процент бюджета азиату пришлось выделить ради твоих понтов? И все это время у тебя по городу были разложены твои сутенерские прикиды?!

– Слушай, хватит ныть. Я же не жалуюсь на твои колеса.

– Туше, – поднял ладони Грибовский.

– Тем более это не прикид сутенера, а Tom Ford. Шелк и шерсть. Не индивидуальный пошив, конечно, но что поделать.

Алекс одернул жилетку.

Ну наконец-то он снова чувствовал себя человеком, а не… ну, в общем, не чем-то другим, мало похожим на нормального гуманоида магически нашпигованного киберпанковского мира.

Говорят, в следующем году представят интерфейс мозг-компьютер. Вот тогда, наверно, вообще будет непонятно, как во все это вписывать магию и так далее. Ведь люди смогут обходиться без линз, а любые заклинания можно будет загружать сразу в мозги.

Весело…

Старая школа тогда точно получит самый мощный удар под дых.

Кстати, о линзах. Что там они сообщат о костюме? Кроме того, что он был черного цвета, разумеется.

Объект: костюм Tom Ford Wizarding.

Ранг изделия: B.

Максимальное поглощение УЕМ: 980,7.

Сопротивление физическому воздействию: 18,5 %;

магическому воздействию (общему): 10 %.

Дополнительные чары на костюме: самоочищение, вентиляция, немятость.

Объект: туфли Armani Magico.

Ранг изделия: С.

Максимальное поглощение УЕМ: 84

Специальные чары: левитация (4 сек); воздушный шаг (20 метров)

Марке туфель Алекс не изменял почти никогда, но в костюмах предпочитал полиаморию. Хотя Том Форд, разумеется, не располагал такими же бонусами, как Армани, но, с другой стороны, они выигрывали в поглощении общего магического воздействия.

Разумеется, если брать столкновение с государственными людьми, Алекс все равно отдал бы предпочтение излюбленной марке.

Оставалось только утешать себя, что это схрон на черный день, а не что-то монументальное, как в случае с байком и кольцом Старика.

– Так, ладно, что у нас теперь по плану?

Алекс забрал из ящика последний предмет. Самый неприметный, но самый важный. В конце концов, он ведь действительно сюда не за костюмом приехал.

– Посещение “Бездны”, – спокойно ответил Алекс. – Если кто-то и знает, где сейчас барон, то это Фарух.

– Бездны? Той самой “Бездны”, где тебя уже дважды пообещали убить?

Алекс пожал плечами и, засунув руки в карманы, направился к выходу.

– Как там говорят светлые? Лжебог любит троицу, да?

Глава 5

Любой уважающий себя крупный, фешенебельный и дорогой клуб города располагался в районе Амальгама-стрит, названного, как несложно догадаться, в честь своей центральной улицы.

И если раньше Алекс, в свои преступные годы, появлялся здесь не так часто, то в последнее время что-то зачастил с визитами. Он никогда особо не причислял себя к фанатам местной богемной атмосферы творчества, беспорядочного секса и наркотиков.

Но все же было здесь что-то такое притягивающее, что заставляло людей и прочих разумных возвращаться за новой дозой пьянящей свободы.

То же самое можно было сказать и о клубе “Бездна”, принадлежащем Совету Теней – организации, объединяющей всех темных существ и магов Земли. Последний оплот проигравшей тьмы…

Ну и поскольку данный филиал являлся клубом, то и располагался он, соответственно, на Амальгаме-стрит. Только, в отличие от большинства других заведений, около него не стояло несколько грозных вышибал из числа огров, орков или горных троллей, вооруженных штурмовыми винтовками.

А неоновую вывеску и красную ковровую дорожку заведению заменял фасад прачечной. Кстати, неплохой такой. С весьма демократичными ценами. А еще здесь всегда имелся порошок для цветных вещей. Действительно редкое достоинство.

Грибовский припарковал “камаро” около знака “Машины не ставить”.

Но, учитывая синий – государственный цвет номерного знака, вряд ли кто-то рискнул бы пригнать сюда эвакуатор.

С другой стороны, Алекс не сомневался, что поляк поставил бы машину и без индульгенции на мелкое хамство. Возможно, именно поэтому они все еще друг друга не убили.

Закурив, Дум выдохнул струйку дыма в сторону низкого каменного неба. Снег, не успев прийти в эти земли, умчался куда-то дальше.

Его сложно было винить за такое малодушие. Может, будь у Алекса выбор, он бы тоже свалил куда-нибудь в Исландию. Говорят, там подают потрясающий эль…

Был бы выбор… проклятье, он начинает рассуждать прямо как светлый. Неужели эта фигня заразна?

– Дорогуша, вот честное слово, что-то у меня начинает спину ломить каждый раз, когда мы здесь оказываемся.

Грибовский потянулся, демонстрируя то, что на этот раз он явился подготовленным. Под кожаным плащом покоилась не только кобура с револьвером, но и ножны с дубинкой, от которой у Алекса заслезились глаза.

Освященная в церкви дубинка.

Что может быть сюрреалистическое этого? А как же подставь другую щеку и все такое прочее?!

Над головой привычно прозвенел колокольчик, после чего они миновали прачечную и вошли через дверь черного входа в довольно узкий переулок, разделявший невысокие каменные пятиэтажки.

– Кажется, в прошлый раз мы пришли другой дорогой, – протянул за спиной Грибовский.

– Путь в “Бездну” меняется каждую неделю, – ответил Алекс.

Поляк заозирался по сторонам и немного прислушался.

– Мы ведь не на Амальгаме-стрит? – протянул он задумчиво.

– На ней. – Алекс подошел к неприметной стальной двери, которая с одинаковым успехом могла вести в какую-нибудь подсобку или еще куда-то. – Только где именно – никто, кроме Паромщика, не знает.

– Паромщика?

Клятые еноты скоро заполонят весь город!

– Фарух. – Дум отодвинул камень в кладке и просунул в обнаженное отверстие золотую монету с изображением черепа. Фарух обожал Джона Уика, да и на серебро у большинства темных была в прямом смысле смертельная аллергия. – Только не думай его так называть.

Через несколько мгновений после того, как монетка провалилась внутрь, на двери открылась скважина, из которой показались два темных, почти черных глаза.

Алекс вздрогнул.

Каждый раз он готовил себя к встрече с Джо, но так никогда и не справлялся с первичным ощущением того, что на тебя смотрит нечто, способное порвать тебя на столь мелкие кусочки, что даже фанаты пазлов не смогут разобрать, что перед ними такое лежит.

Самое ужасное, Джо действительно обладал такими возможностями.

И Алекс имел в виду далеко не пазлы…

Со звучным щелчком дверь открылась, и Алекс обнаружил себя в очень хорошо знакомом ему небольшом тамбуре. Здесь на простой деревянной табуретке сидел единственный хранитель порядка в “Бездне”.

Джо.

Жуткая махина мышц, ростом два метра, двадцать четыре сантиметра и семь миллиметров. С такой комплекцией, что даже орк-бодибилдер по сравнению с ним выглядел капитаном школьной команды чирлидерш.

И притом этот человек… это существо обладало фигурой греческого бога. Абсолютно пропорциональной, не выглядящей громоздко или “надуто”. Словно ожившая скульптура. Идеал, который нарисовал в своем воображении древний скальд.

Одетый всегда в брюки на подтяжках, белую сорочку с закатанными рукавами, в разноцветных татуировках, покрывших предплечья, черных лакированных туфлях и… носках с мультяшными персонажами.

На этот раз на его носках в золото нырял Дональд Дак.

– Здравствуй, Джо, – поприветствовал Алекс.

– Потерял шляпу, Алекс? – Голос у него звучал глухо, но гулко. Как эхо, доносящееся со дна колодца.

– Шляпу? – Алекс не сразу вспомнил, что Джо почти всегда видел его исключительно вместе с головным убором. – Ах, ну да, Джо. Потерял.

– Обидно… добрый вечер, страж.

Грибовский шумно сглотнул и промямлил:

– Вечер, Джо.

Великан удовлетворенно кивнул, после чего повернулся к Алексу.

– Не могу сказать, что это доставит мне удовольствие, Алекс. Ты мне всегда нравился чуть больше, чем все остальные. Будет неприятно ломать тебе позвоночник.

– Знаешь, Джо, пожалуй, мне тоже будет неприятно.

– Тогда, может, развернешься в обратном направлении? – Джо закрыл книгу. Он всегда читал. Кажется, на этот раз что-то из трудов Джека Лондона. – Слышал, сегодня открывают замечательный стейк-хаус на пересечении Иглсонг и Двенадцатой. Я бы хотел послушать, насколько там вкусное делают мясо.

– А откуда ты знаешь, что он замечательный? – спросил Алекс и тут же пожалел, получив ответ.

– Запах, Алекс… уже неделю его чувствую.

Джо никогда не покидал пределов клуба. А еще – Иглсонг находился отсюда в получасе езды на метро. Но в том, что гигант действительно чувствовал запах нового стейк-хауса, не возникало никаких сомнений.

 

Так же, как в том, что перед Алексом с Грибовским сидел отнюдь не человек.

Кто же это был?

Джо.

Просто Джо.

И никто никогда не хотел знать о нем никаких подробностей. Вот только, увы, у Алекса не было выбора.

Опять…

– Что же, – кивнул Джо, – я обещаю, что постараюсь сделать все максимально быстро и безболезненно, Алекс.

– Спасибо, Джо, – откровенно и от чистого сердца поблагодарил Дум, после чего швырнул в Джо моток ниток.

Тот самый моток ниток, который забрал из ячейки.

Когда он был еще совсем молод и зелен, то сам факт существования Джо стал вызовом его интеллекту. Он провел почти три бессонных месяца в попытках не только узнать, что это за существо, которое не могут распознать ни одни линзы – ни гражданские, ни военные, но, что самое важное, как его нейтрализовать.

Ведь на Джо не действовала магия. Словно он был ожившим адамантием.

Ответом для Алекса стало простое – “никак”. В этом мире не существовало способа, которым можно было бы убить Джо.

Но его можно было… задержать.

Моток белых ниток постепенно разворачивался, раскручивался, пока не стал опутывать Джо непроницаемым коконом, постепенно закрывая руки, ноги, туловище, подбираясь все выше и выше к голове.

– Нить Ариадны? – все так же спокойно, будто не происходило ничего необычного, произнес Джо. – Давно уже не слышал о ней… дорого тебе обошлась?

Алекс скривился от неприятных воспоминаний.

– В несколько не самых приятных услуг.

– Непл…

Остаток фразы потонул внутри кокона из белой нити.

– Поторопимся, – Алекс поспешил к винтовой лестнице, ведущей в клуб, – это задержит его минут на пять.

Когда они с Грибовским поднимались наверх, то краем глаза Алекс увидел, как один очень жилистый палец пронзил кокон и начал постепенно расширять отверстие.

– Или меньше… – добавил он, после чего они с Грибовским перешли с шага на бег.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru