Дело черного мага. Книга 2

Кирилл Клеванский
Дело черного мага. Книга 2

Глава 9

– Ну, могло быть и хуже, – Алекс достал из внутреннего кармана пиджака смятую пачку и вытащил рак… одну из самых дешевых путевок в ад. После того как на сигареты стали лепить предупреждения о том, что курение ведет к смерти – оно превратилось в способ самоубийства. – Здесь могли бы гулять дети.

Внешне парк напоминал тот, что стоял на насыпной гряде вдоль пляжа Амальгамы-стрит… с той лишь разницей, что небо здесь выглядело застывшей зеленоватой кислотой.

В лужах на разбитом асфальте отражались мигающие огни порванных гирлянд и разбитых неоновых лент. Обшарпанные деревянные аттракционы с жуткими головами клоунов. Какая-то гигантская плюшевая мартышка, хлопающая в медные диски… с рогами, распахнутой клыкастой пастью и… вываливающимся плюшем из разрезанного брюха.

По самому парку, за его оградой, выкованной из “костей” (или же это действительно были кости…) ходили зомби.

– Как это мило, – едва не прослезился от умиления Дум, когда один из разлагающихся, в оборванной одежде трупов поднял одноногую девочку без нижней челюсти, вместо ваты жующую чью-то кричащую голову, и усадил все это великолепие себе на плечи.

Алекс посмотрел на свои туфли. То, что он сначала принял за слякоть, на самом деле было… мочой.

Дети боятся описаться.

А еще они боятся зомби.

Особенно когда им позволяют смотреть фильмы про них.

Весь парк аттракционов, в глубине которого пряталась маленькая Роза, являлся сосредоточием ее страхов. Потаенных или явных – неважно.

Демон использовал их, чтобы запереть ребенка внутри ментальной клетки. Правда, делал это при помощи магии. Так что любой из этих зомби, доведись ему вцепиться гнилыми, желтыми зубами в шею Алексу, отправит последнего прямиком в бездну.

Да, здесь присутствовал только разум Дума, но из-за магии связь с реальностью была такова, что любое повреждение здесь мгновенно отразится в реальности.

Именно поэтому черные маги редко когда занимались экзорцизмом. В отличие от святош риск, которому они подвергались, был в десяток раз выше.

А денег обычно платили не так уж и много.

Ну, если, конечно, ты не работал на наследника заправочной империи.

С очень вкусными бутербродами.

– Мне один билет, пожалуйста, – Алекс достал из кармана пиджака порванный клиновый листок. – Взрослый.

– О-он взы-ый, – прогундел зомби, сидящий в кассе билетера, и протянул Думу кровоточащий глаз.

Почему-то вспомнилась девочка, которая продавала Алексу кофе в почти таком же парке… она погибла от демонического топора, а Дум не нашел ничего лучше, как посмертно вырвать ей глаз.

В качестве оправдания – сделал он это не ради личного удовольствия, а чтобы поймать опасного террориста.

Так вот – у нее глаз был не просто похожий, а точно такой же.

– Это мой страх? – удивился Алекс, вертя в пальцах свой “билет”. – Надо же…

Демон был силен… если он смог использовать не только страхи маленькой Рози, но уже постепенно проникал внутрь сознания Дума, то это кто-то не из первой сотни легионов.

Дум посмотрел на кольцо на пальце.

Простой накопитель.

В отличие от “Сердца короля-лича”, он не сможет выступать в роли отдельного буфера для магии. А это означало, что Алекс не сможет использовать заклинания выше своего уровня.

У него просто есть дополнительный баллон с кислородом, из которого он не сможет забрать больше воздуха, чем позволяют легкие.

И да, разумеется, он находился внутри иллюзорного мира, но знал свои ограничения и не был тибетским монахом, достигшим высшего просветления, чтобы шагнуть за Грань.

– Ну, начнем, пожалуй. – Алекс перешагнул через границу парка, вступив на территорию зомбилэнда… Кажется, был фильм с таким названием, но это не точно.

– Рози! – выставив руки рупором, кричал Дум, бродя среди аттракционов.

В одном из таких детки-мертвяки метали вместо дротиков наточенные кости. Целями служили далеко не шарики, а… груди?! Нет, действительно, в ячейках для мишеней висели весьма приятного вида среднего размера женские молочные железы.

Девочка боялась, что у нее не вырастут сиськи?

И это в таком-то то нежном возрасте?!

Вот до чего молодежь масс-медиа и “Инстаграм” доводят. Теперь уже – нет сисек, нет жизни.

Может, здесь где-нибудь в… жопы кости метают?

– Рози! – продолжал звать Дум.

В следующем аттракционе – “урони шута” – падал далеко не шут, а настоящий человек. Похожий на отца Рози, с кляпом во рту, он, пока детки-зомби веселились, каждый раз после попадания в мишень окунался внутрь чана с кислотой. Плавился в нем, а потом появлялся обратно и медленно, явно с болью, регенерировал.

– Это из-за демона или девка сама обладает извращенной фантазией? – начал сомневаться Дум. Впрочем, продолжил звать: – Рози! Ро-о-ози! Я пришел сюда тебе помочь!

И… тишина.

Дум посмотрел на часы. С того момента, как он вторгся в клетку, созданную демоном, прошло не больше двух минут. Это хорошо…

Когда он изгнал тварь вглубь души ребенка, то выиграл, в общем, не больше пяти минут. Так что для идеального финала сей истории, в которой родители получают себе здорового спиногрыза, а Алекс – бабло, ему оставалось еще три минуты времени.

Если не справится, то дела предпримут хреновый, а возможно, даже очень ху… в общем – неприятный оборот.

– Ладно, это не поможет, – вздохнул Алекс и выдохнул облачко дыма. – Если бы я был маленькой девочкой… Смешно… Если бы я был Рози в жутком парке адских аттракционов, полном зомби, то где бы я спрятался?

Алекс посмотрел на колесо обозрения, на котором красным неоном светились покореженные буквы “Колесо чудес”. Место хорошее, но девочка должна была помнить репортаж из настоящего парка Амальгамы-стрит, где упоминался инцидент на колесе.

Отпадает.

Следующим, что привлекло взгляд Дума, был пиратский корабль. “Комната страха”. “Летучий голландец”, в воображении ребенка застывший в метре над землей. Внутрь по трапу поднималась вереница “городских” зомби. В порванных толстовках, куртках, измазанных в крови джинсах и неизменно кедах какого-то новомодного лейбла.

Тоже не подходит.

– Где ребенок будет чувствовать себя в безопасности? – задумался Алекс.

Он старательно обводил все пространство взглядом, пока мысленно не выругался. Ну конечно, он не обратил на это внимания сразу. В конечном счете, учитывая его прошлое, фараоновская будка, стоящая чуть в отдалении, вызывала у него лишь одно желание – удрать поскорее.

А вот у ребенка законопослушных родителей…

Подойдя к единственному строению, освещенному не неоном, а приятным желтым светом, Алекс перегнулся через бортик.

– Нет, – маленький, тихо плачущий комочек страха и ужаса сжался в углу, – не трогайте меня… Мама! Мама! Я хочу проснуться! Мамочка! Мамуля!

– Твоя мама, Рози, очень тебя любит, – прошептал Алекс. – Она сейчас лежит рядом с твоей кроватью и держит тебя за руку. Очень крепко. Так, чтобы ты почувствовала. Чувствуешь?

Девочка в розовом платье, измазанном кровью и грязью. Все еще шмыгая носом, она вдруг едва заметно, чуть-чуть, но расслабилась.

Машинально, как любой тонущий ребенок пытается ухватиться за родителя, она коснулась правого запястья. Как раз того места, где в реальности покоилась ладонь ее матери.

Магия… она была куда глубже, чем могли показать даже самые продвинутые линзы.

– Ты… супергерой?

Алекс прокашлялся.

– Конечно, – кивнул он.

– И тебя прислала мама, чтобы спасти меня?

– Конечно, – повторил Дум и протянул ребенку руку. – Пойдем, Рози. Тебе уже пора домой.

Девочка, курносая, со смешными хвостиками, вытерла слезы и сопли. Она уже потянулась к Думу, как внезапно замерла, побледнела, а потом снова сжалась в комочек страха.

– Он здесь… он здесь… он здесь… – причитала она.

Дум выпрямился, развернулся и смачно выругался.

Ну почему именно клоуны…

Глава 10

Как только появилось оно – это существо, то мгновенно исчезли зомби, смолкли все странные звуки, которыми обычно полнятся дьявольские и не очень парки аттракционов. Пропали жертвы зомби, которых они мучили в своих безумных, маниакальных забавах.

Остался лишь пустой парк, заполненный тусклым, мигающим светом. Дождь, крупными кислотными каплями падающий с не менее кислотного неба, и идущая к Алексу тварь.

Она припадала на правую ногу. Тащила в когтистой розовой руке-лапе нечто похожее на смесь мачете и детской фарфоровой куклы. Бугрящиеся мышцы прорывались через белую блестящую ткань, заляпанную все той же кровью.

Ее лицо… морда, разукрашенная в стиле лучших традиций жутких клоунов, больше походила на помесь волчьей, летуче-мышиной и свиной. Рыло, выдающиеся челюсти с желтыми клыками, обвисшие мясистые уши, желтые радужки с круглыми черными зрачками.

Слева и справа свешивались два хвоста на колпаке, внутри которых почти наверняка прятались рога.

Демон, принявший облик самого большого страха ребенка, предстал в какой-то срединной его форме. Застыл на полпути от жуткого клоуна из детских кошмаров до своего истинного облика.

Вторая сотня легионов.

Сильно, но не так, чтобы начать искать пути к отступлению.

Дум выдохнул облачко пара и затушил сигарету в шипящей луже кислоты.

– Ты в курсе, что съемки очередного ремейка “Оно” в другом павильоне? – Алекс указал большим пальцем за спину. Туда, где располагался выход из парка.

– Руга-а-а-а-арх! – проревел в ответ клоун, демонстрируя свои жуткие кривые, гнилые и покрытые какой-то слизью клыки.

– Справедливо, – кивнул Дум. – Ну тогда предъявите разрешение на парковку на чужой территории души и…

Дослушивать искрометную (или нет) шутку Алекса тварь не стала. Вместо этого она размахнулась и швырнула в сторону Дума свое оружие.

Кукла мачете, описав в воздухе широкую дугу, приземлилась аккурат на подставленный локоть Алекса. Несмотря на то что новый костюм произвели не Armani Magiko, славящиеся своим производством весьма специфичной одежды, Dolce & Gabbana тоже имел свои плюсы.

 

Помимо, разумеется, того, что он отлично сидел и стильно выглядел. Что немаловажно для уважающего себя черного мага.

Объект: Костюм Dolce & Gabbana.

Ранг изделия: B+.

Максимальное поглощение УЕМ: 982,3.

Сопротивление физическому воздействию: 21,2 %;

магическому воздействию (общему): 4,3 %;

магическому воздействию частному: земля – 6,8 %, тьма: 9,2 %, молния: 0,6 %, природа: 2 %.

Дополнительные чары на костюме: самоочищение, вентиляция, немятость.

Ну ладно, ладно, хорошо, может, костюм несмотря на то, что имел приставку “+”, и был хуже, чем предыдущий, но чего нет, того, как говорится – нет совсем.

Да и при сравнении двух моделей становилось понятно, почему всякого рода “интересные” граждане отдавали предпочтение именно Armani.

Но даже так показателей по сопротивлению физическому воздействию вкупе с заклинаниями Алекса должно было хватить, чтобы вообще не обращать внимания на снаряд.

Лиловое пламя сгустилось вокруг ладони Дума и вместе с широким взмахом руки слетело с пальцев диском кровавой луны для того, чтобы рассечь куклу-мачете на две части.

Вот только, увы, произойти этому было не суждено. Кукла, внезапно ожив, оттолкнулась своей острой туфелькой от поверхности огненного диска и, распахнув ничуть не менее клыкастую пасть, нежели у хозяина, впилась прямо в предплечье Алекса.

– Ах ты ж, тварь еба…

* * *

Мистер Берт, прикусив нижнюю губу, наблюдал за тем, что происходило с его ребенком и женой.

И что нервировало его куда больше, чем он предполагал, – не происходило ровным счетом ничего. Если в случае экзорцистов, присланных церковью, тут творилось такое, что ни один фильм никогда не показывал, то сейчас…

Казалось, что профессор из Первого магического просто отдыхал на кровати его дочери. Причем вместе с его собственной женой.

Он держал Розу за левую руку, а спящая миссис Берт – за правую.

И звучало это все совсем не так, как должно звучать в случае богобоязненной семьи с крепкими традиционными устоями.

– Что это?! – воскликнул наследник одной из крупнейших сети заправок, указывая на левое предплечье черного мага. Там под белой сорочкой расплывалось кровавое пятно.

– Издержки процесса, – скупо и натянуто улыбнулась Ризе. – Ничего страшного.

“Естественно – ничего страшного, – мысленно добавила она. – В противном случае кровь появилась бы на девчонке”.

* * *

– Чаки ты недоделанная, – зашипел от боли Алекс. Кукла вгрызалась мелкими зубками прямо в его руку. Она рвала дорогущую ткань костюма так, словно она и вовсе не была зачарована от физических атак.

Впрочем, будь это действительно так, Дум уже бы лишился своей кисти.

Радовало, что в реальности шмотки не страдали – только тушка. Но и этого было достаточно, чтобы взбесить черного мага.

Над куклой с левой и правой стороны вспыхнули серые печати, из которых протянулись две призрачные руки. Покрытые струпьями, с облезшей плотью, они в прямом смысле оторвали куклу от Дума и швырнули ее на землю.

– Мерзость проклятая! – выкрикнул Дум и вытянул перед собой руку. На этот раз перед ним появились сразу три печати.

Из каждой вырвалось по одной алой молнии, а затем они сплелись в единое подобие наконечника стрелы и с шипением вонзились в грудь кукле.

Та дернулась, попыталась достать из груди волшебное лезвие, но вскоре, издав какой-то весьма тошнотворный писк, замолкла.

– И чья эта прелесть? – спросил, не ожидая ответа, Алекс.

– Дороти Блум, – донеслось из полицейской будки. – Она очень вредная.

– Вредная… – повторил Алекс. – Дожили… меня чуть не отделала кукла вредной девчонки…

Одновременно с тем, как сокрушаться о тяжелой жизни, Алекс озирался по сторонам. Он понятия не имел, почему демон освободился из плена раньше времени. Но на столь научные темы он сможет порассуждать и позже.

Теперь уж если тварь на свободе, то единственный способ освободить душу Розы от незапланированного попутчика – это отправить последнего прямиком обратно в бездну.

Иными словами – завалить паскуду.

– И где же ты…

Перебивая Алекса, заиграла музыка. Причем очень странная и весьма неожиданная.

Над адским парком аттракционов заструилась рок-композиция от Journey – Don't Stop Believin'. Причем эта музыка не могла звучать из головы Рози, потому как она вряд ли могла ее где-то услышать.

А значит, демон выудил композицию прямиком из Алекса. Но у него не было страхов, связанных с ламповыми Джорней. Так с какой тогда…

– Балтаил передает тебе привет, человек. – И четыре острых когтя полоснули по спине Алекса.

Глава 11

Балтаил…

Это имя крутилось в голове Алекса, пока тот, ведомый инерцией удара, летел лицом в шипящую кислотой зеленоватую лужу.

Балтаил… имя злого рока Александра Думского. Один из высших демонов, находящихся где-то у самой верхушки легионов. Древнее создание, возможно, даже один из падших.

Тот, чьи когти оставили на груди Дума пять перевернутых звезд, а внутри души – маленький огонек демонической энергии. Второй источник магии Алекса, что и делало его таким “востребованным специалистом” для Гвардии.

– Проклятье! – Очнувшись в последний момент от шока, Алекс успел подставить ладонь и оттолкнуться.

Обожженная кислотой кожа мгновенно покраснела и покрылась жуткими волдырями.

Перекатившись по спине, Дум выставил перед собой здоровую руку. Демон, брызгая слюной, кошкой прыгнул ему на грудь, но вместо того, чтобы погрузить свои когти в податливую плоть, наткнулся на поток черного пламени, который отбросил его в сторону русских горок.

* * *

– Вы уверены, что все в порядке? – Закончив жевать губу, мистер Берт перешел к костяшкам своих пудовых кулаков.

Ризе ответила не сразу. Не потому, что не нашлась что сказать, а просто не понимала, что именно происходит.

Когда черные маги занимались темным экзорцизмом, мелкие травмы были весьма распространенным явлением. Но меньше чем за минуту Алекс уже выглядел так, будто непосредственно участвовал в магической дуэли.

На спине, даже под пиджаком и рубашкой, проглядывалось несколько кровавых полос, а левая рука покрывалась пузырями и краснела, как от химического ожога.

– Вполне, – смогла все же выдавить из себя Ризе. – Не беспокойтесь, мистер Берт. Скоро все закончится.

“В любом случае”, – мысленно добавила ведьма.

* * *

Алекс, не без помощи удачно подвернувшегося под руку железного барьера перед тиром, смог подняться на ноги. Адский клоун, отправленный им в полет, растворился дымом. Только его невероятно омерзительный смех остался витать над постепенно оживающим адским парком.

Порванная клыкастая плюшевая макака все активнее хлопала своими медными тарелками.

Закружилась карусель, на которой вместо пони крутились лающие псы с горящими красными глазами.

Где-то на самой границе слуха тихонько играла музыка из старенького фильма ужасов. Возможно, родители Розы, когда смотрели историю о мальчике, которого утащили на границу мертвых и живых, даже не подозревали, что их эмоции влияли на ребенка.

И пусть та крепко спала в детской, но музыку она слышала и, как радиоприемник, улавливала волны впечатлений своих самых близких людей. Тех, с кем ее связь была максимально крепкой.

Иными словами – демон нашел для себя идеальную жертву. Вот только почему он знал Балтаила? Бездна – не такое уж тесное пространство, чтобы все твари знали друг друга по именам.

Да и то, что все это случилось непосредственно под поднятие занавеса эсперской кутерьмы у посольства фейри, тоже оптимизма не добавляло.

Ладно, об этом Алекс сможет подумать позже.

Сейчас его больше заботил вопрос развоплощения демона. Убить тварь было невозможно – демоны по сути своей бессмертны. Просто процесс их восстановления внутри ада может растягиваться на тысячи лет. К примеру, тот же самый рыцарь Абаддон, когда-то давно развоплощенный Соломоном, по слухам, до сих пор не может вернуться в пласт реальности.

Изгнать из девчушки – тоже не представлялось возможным. Для этого нужно было обладать силой веры. Причем неважно в кого, в бога или дьявола. Не имеет значения, к кому ты конкретно будешь обращаться.

Но Дум не верил ни в того, ни в другого.

Как это было возможно, учитывая, что на его груди остались шрамы от ангела и падшего?

Алекс вообще сложный человек.

“Don’t stop belivein’” все еще играла, являясь единственным, что заглушало трель из фильма ужасов.

Дум, пряча раненую руку под полой пиджака, подошел к освещенной будке.

Почему демон не разрушил столь жалкую преграду и не поглотил душу ребенка? Ну, потому что каждый человек (да и не только человек) имел, если утрировать, встроенную защиту от нежеланного подселенца.

А именно – свою свободу воли. И пока не сдашься уговорам, запугиваниям, искушениям и обману и не отдашь свою волю, демон не сможет полностью установить свою власть в твоем внутреннем мире.

Девочка росла в верующей семье. И поэтому ее собственная вера была крепка. Настолько, что света, который заливал будку, было достаточно, чтобы доставлять Алексу неудобства.

– Все будет хорошо, – улыбнулся Дум, перегибаясь через стойку.

Он хотел потянуться и погладить девочку по волосам, но вовремя понял, что это будет плохой идеей. Поверх ее замызганного платьица качался серебряный крестик.

Его не было на ней в реальности.

Но так отображалась ее вера.

Святоши… если бы они были чуть более сведущи в собственном же деле, то у демона не осталось бы даже шанса…

– Я скоро вернусь, – продолжил Дум, успокаивая маленький, сжавшийся комочек животного страха. – Главное, что бы ни случилось, не выходи из этой будки.

– Х-х-хорошо, – кивнуло дитя.

– Пообещай мне, Роза. Пообещай, что что бы ни происходило, что бы ты ни услышала или ни увидела, ты не выйдешь за пределы света.

Девочка подняла взгляд заплаканных глаз на Дума и дергано кивнула.

– Я обещаю, д-дяд-дя суп-перг-г-герой.

“Дядя супергерой”… А что – звучит. С таким хоть сейчас в какую-нибудь из расплодившихся кино-комикс-вселенных.

Алекс поднял перед собой поврежденную руку.

Будет больно, но…

Судя по тому, как оживает парк аттракционов, демон активно подпитывается душой малышки. И именно поэтому прячется: набирает силы, чтобы одним махом прикончить темного – экзорциста и заодно разрушить свет Розы.

И если тот сможет поселиться в теле смертного… обрести физическую оболочку из этого пласта… дел натворит немало. И поскольку он демон, то всем этим дерьмом придется заниматься тому отделу Гвардии, на который подрабатывает Алекс.

Так что дело принимало личный характер.

Работать задарма, да еще сверхурочно, Алекс точно не собирался.

Внимание! Использовано запрещенное заклинание “Таянье плоти” школы крови и смерти. Потребление УЕМ: недоступно.

Интересно, заклинание, которое заставляло кожу на человеке сползать сброшенной змеиной шкурой, действительно было запрещено или так фантазию интерпретировало подсознание Алекса?

Впрочем, неважно.

С его левой ладони, прямо на глаза, заставляя скрипеть зубами от боли, буквально стекло несколько слоев поврежденной кожи, обнажив кровоточащую плоть.

Дум сжал и разжал кулак. Было настолько же неприятно, как когда на открытую рану сыплют соль. Спасибо четырем годам в самой строгой тюрьме для магов – Дум прекрасно знал, о каких именно ощущениях он думает.

И то, что какой-то жалкий демон заставил его вернуться в не самые приятные воспоминания, делало черного мага только злее.

– Начнем охоту. – Алекс закурил вторую сигарету.

Из дыма, который он выдохнул, вынырнуло три черных гончих. С глазами, слепленными из пылающих огней, с когтями, окутанными лиловым пламенем, они бросились в сторону русских горок.

Алекс отправился следом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru