Дело черного мага. Книга 2

Кирилл Клеванский
Дело черного мага. Книга 2

Глава 6

– Я в доки. – Грибовский с усилием хлопнул дверью, и на асфальт осыпалось еще немного ржавой крошки. Причем вся машина, если так можно было назвать данный драндулет, качнулась так, будто в нее метеорит врезался. – Попробую разузнать про нашего нового друга в стиле старой школы, пока умники в штабе пробивают по базам. До созвона, напарник.

– У меня один вопрос. – Алекс достал сигарету и закурил. – Как ты так долго отвлекал Лиго?

– Лиго? – переспросил Грибовский. – Ты точно уверен, что хочешь это знать, дорогуша?

И, не дожидаясь ответа, смеясь, поляк сорвался с места в карьер. Машину повело, из выхлопной трубы синхронно с выстрелами глушителя вырвалось несколько отдельных облачков черного смога.

Видеть на Амальгама-стрит, практически в центре города динозавра времен бензиновой зависимости было по крайней мере странно. Так что неудивительно, что прохожие шарахались в сторону, а молодой эльф пролил на брендовую рубашку кофе.

Ушастые кофеманы.

В их районе “Старбаксы” стоят на каждом углу. И это учитывая, что они в принципе на каждом углу.

Тут’Хакан что-то произнес в спину Алексу, но тот не расслышал. Ему показалось, что от слов поляка ногу свело судорогой. Но спустя несколько секунд размышлений о том, что в Хай-гардене не так уж и мерзко, Дум понял, что это был его новенький смартфон.

– Дьявольское изобретение, – процедил Алекс.

Достав электронный поводок, он провел пальцем по экрану и принял звонок от одного из немногих номеров, добавленных в список контактов.

– Да?

– Что – да? Ты где, Александр?

Дум огляделся.

– Вопрос физического плана или экзистенциального? Хотя что так, что эдак – в жопе.

– Скорее, того плана, когда ты оставляешь свою девушку и работодателя одну в каком-то клоповнике встречать не самое радужное утро.

– Во-первых, – Алекс показательно, игнорируя орка с ирокезом, стряхнул пепел прямо на тротуар, на территорию, принадлежащую клубу, – “Шхуна” Диглана вполне приличное заведение, а во-вторых, Ризе, мы не пара. Просто ты состоишь в клубе, а я нет. И за небольшой процент ты отдаешь мне те халтурки, на которые у самой кишка тонка.

– С моей кишкой все в порядке, Думский, – донеслось из телефона. – Но раз уж ты заговорил об органах, то я звоню тебе с двумя новостями.

– Давай с той, в которой ты называешь меня козлом.

– Ты козел, Думский. Я целый час пыталась найти здесь душ.

– Отлично, – Алекс, как бы это ни звучало, стряхнул пепел еще раз, – а теперь ближе к делу.

– У нас есть дело.

– У меня, – поправил Дум. – Ты, как обычно, будешь стоять рядом, пока я рискую своей шкурой.

– Абсолютно верно, – из трубки донеслись звуки закрывающегося крана, – так что вернусь к первому вопросу. Ты сейчас где?

– На Амальгаме.

– Только не говори мне, что…

– Нет. Я к “Бездне” и близко не подходил. – Алекс посмотрел на здание клуба. Их разделяли всего несколько сотен метров. – Подбери меня на Восьмой улице, окей?

– Оки-доки. Ваше такси приедет через полчаса.

Алекс кивнул, потом понял, что его кивок никто не видит, и банально сбросил вызов. Как раз полчаса ему и потребуется, чтобы проветрить голову и дойти пешком от Амальгамы до Восьмой-стрит.

Итак, что у него оставалось в прикупе? За исключением, что он должен городу крупную сумму, а подработок, которые скидывала Ризе, и зарплаты профессора (причем очень приличной) не хватало, чтобы погасить задолженность, включая проценты.

Адские колокола! Он с трудом гасил эти самые проценты, не позволяя и без того безумной цифре расти с каждым месяцем.

Если откинуть все эти насущные мелочи, то двух эсперов подорвали этой ночью, пока Алекс и Ризе сражались на постельном ристалище. Дум не мог сказать, что был против.

Ни против ристалищ с Ризе – у ведьмы с фигурой и навыками все было в полном порядке. Ни против подрыва сра… проклятых фейри.

Но вот почему-то в дело вписалась Гвардия. Причем не какой-нибудь отдел супер-мега-невероятно-важных-расследований. А демоноборцев.

Может, потому, что в нем работал Грибовский? Который, как выяснилось, и сам являлся эспером. Что, кстати, подтверждало миф о том, что государственные структуры могут по своему желанию менять информацию, выдаваемую линзами Prophet.

– Черное зеркало, – Алекс вспомнил название одного пыльного сериала, – не иначе.

Стоило ему покинуть Амальгаму, как толпа из разношерстной, разноцветной и многорасовой мгновенно превратилась в серо-черное унылое пятно зимнего города.

По дорогам мчались дорогие и не очень магокары, а люди спешили в офисы, расположившиеся в огромных небоскребах. Финансовый центр – место, где Алекс не очень любил бывать. Особенно после того, как немногим меньше полугода назад едва не разнес в нем целый проспект.

Разумеется, как и всегда в случае черного мага, у него имелось вполне резонное оправдание для того кутежа – он пытался спасти мир.

Черный маг, спасающий мир…

Неужели Армагеддон уже действительно близко?

Уличный сумасшедший ведь по законам дешевого кино фигни не скажет.

– Грядет конец света! – кричал какой-то бомж. – Вера в магию слишком велика! Просыпаются старые боги! Мы все обречены!

– Ага, – процедил Алекс, закидывая окурок в дырку на люке, – и Ктулху поднимется со дна. А еще назгулы уже скачут за кольцом всевластия, а перчатка бесконечности вот-вот щелкнет.

Поток глупого юмора прервал рев мотора. Новенький черный, кастомизированный в рыцарском стиле чоппер остановился аккурат перед решеткой, закрывавшей холм от спуска к торговому центру.

Ее установили во время проведения ремонтных работ после известного инцидента, да так и не успели закончить.

– Ты какой-то потрепанный. – Ризе сняла солнечные очки. Она не снимала их даже ночью, говорила, что привычка. Каштановые волосы, милое лицо, раскрытая кожаная куртка поверх белой майки с глубоким вырезом, штаны из того же материала, плотно облегающие натренированные длинные ноги и, разумеется, сапоги с высоким каблуком. – Ходишь от меня налево?

Алекс вновь едва сдержал рвотный позыв.

– Есть что-нибудь пожрать? – Ризе отодвинулась на пассажирский “бак”, а Алекс уселся за руль. – Девушка на мотоцикле.

Алекс не удивился, что ведьма не поняла его упоминания одноименного фильма с Аленом Делоном.

– Так и знала. – Ведьма вытянула из кармана куртки бутерброд в пластиковом кейсе и с логотипом компании, владелицы одной из самых популярных сетей заправок магодвигателей. – Локи, искуситель, бутер с заправки на голодный желудок.

Дум схватил импровизированный завтрак и вгрызся в него, аки вампир в девичью шею.

– Обяфафельно фенюфь на фефе.

– Мужики… только обещаете – под венец пойдем, дом построю, а затем с официанткой в подсобке спите.

– Мы с Вишенкой просто устали. Ты ведь знаешь ее предпочтения.

– Знаю… но мне нравится, как ты оправдываешься, – подмигнула Ризе.

Женщины…

– Ты бы так не налегал, – чуть обеспокоенно попросила ведьма, когда Алекс поглощал уже второй сэндвич. Из двух. Что обидно. – У нас… ладно-ладно. У тебя. Короче. Дельце прибыльное, но грязное.

У черных магов существовала своя терминология. И “грязное дельце” в ней могло означать лишь одно.

– Блять, – Дум опустил надкушенный бутер, – утро просто оху…

Он дернул ручкой газа и поехал в сторону, куда указывала ему Ризе. А еще она, кажется, забыла надеть лифчик, так что в штанах у Дума стало как-то тесновато.

Глава 7

На территории Маэрс-сити, внутри охранного периметра, оберегавшего город от нашествия монстров (после войны магов такие возвели вокруг каждого мегаполиса… ну или почти каждого. Во всяком случае, вокруг тех, что могли себе позволить его постройку и содержание, – точно!), имелось что-то вроде загородных резиденций.

Целый район, по размерам не уступавший центральному парку. Вот только вместо того, чтобы принадлежать обществу, эти огромные просторы озер, лужаек, “леса” и прочего добра являлись жилой зоной. Здесь стояли дома. И только самые богатые жители Маэрс-сити могли себе позволить такой вот домик на Мерлиновых Холмах.

Когда сюда привозят туристов, то обязательно рассказывают, что в одном из холмов и лежит великий древний маг, дожидаясь, пока истинный король Британии вновь вытащит меч из камня.

И никого не смущает, что меч хранится в Музее естествознания (копия, а оригинал у Гвардии), что король вроде как саксонский, а Мерлин почему-то спит на землях Атлантиды.

Пипл хавает – и ладно.

Петляя среди серпантина, редко когда улучая возможность взглянуть на иногда выглядывающие из-за заборов дома по-настоящему богатых персонажей, Алекс с Ризе поднимались все выше.

Существовала неписаная условность, что чем выше на Мерлиновых Холмах, тем дороже стоила подобная недвижимость. Связано ли это было с социальным фактором или видом, который отсюда открывался на город? Кто знает.

– Долго еще?

– Вот сейчас поверни, – Ризе указала на ответвление от серпантина.

Съехав с главной артерии холмов, они покатились по настолько чистой и ухоженной улице, что можно было подумать, будто это подъездная к резиденции городского совета.

Но нет. Просто, что считалось само собой разумеющимся в мире богачей, к примеру – адекватная дорожная служба, на то не могли рассчитывать даже в мечтах в том же Хай-гардене.

Из-за заборов сложно было разглядеть дома, но пару раз Алекс увидел местных жительниц. Две дамочки, которые в сорок с хвостом выглядели лучше многих двадцатилетних сердцеедок, предавались утренней пробежке в компании своих миниатюрных собачек.

– Вот! Я так и знала! Ты мне изменяешь! Уже и на старух заглядываешься!

Ризе выкрикнула это нарочито громко, чтобы светские львицы услышали. Те остановились, пребывая в глубоком культурным шоке, но ответить не успели.

Байк остановился лишь в конце улицы, у серповидного поворота, венчавшего улочку аналогичным прочим высоким забором. Но уже одно то, что он был сложен из кирпича, а не из каких-то современных дешевых материалов, указывало на то, что обитали здесь далеко не простые граждане.

 

– И они обратились к тебе?

– К Фаруху, – честно призналась Ризе, – а он уже спустил до меня.

– Зная, что ты поделишься счастьем со мной.

– Счастьем? – Ведьма, слезая с байка, сделала это так, что Дум невольно сглотнул. – Местечко, конечно, пафосное, но здесь даже кустов нет.

И действительно. Вдоль тротуара были высажены высокие сосны и ели, но никаких кустов.

– А тебя это смущает?

– Я приличная девушка, Алекс, – засмеялась Ризе. – К тому же – у нас работа.

– У меня, – машинально поправил Дум.

Они подошли к воротам, и Ризе нажала на кнопку домофона. Спустя несколько секунд, проведенных под аккомпанемент Баха, из динамика донеслось:

– Поместье Бертов. Кто спрашивает?

– Агентство по борьбе с вредителями, – ответила Ризе.

Алекс уже хотел возмутиться, но дворецкий (ну а кем еще он мог быть) ответил:

– Мы вас очень ждем.

Ворота отодвинулись, и… Алекс уперся взглядом в двух горных троллей. Дальние родственники островных, но об этом напоминали разве что клыки и количество пальцев. А так ростом чуть ниже, с кожей скорее серого, чем синего оттенка и комплекцией накачавшихся стероидных борцов сумо. Ну, если бы сумоисты тягали железо, а не ели суши… сутками напролет. Ну или чем там питались эти необъятные ребятки.

Тот факт, что тролли носили черные костюмы от того же модного дома, что и Алекс, лишь добавлял картине пикантности. Причем ничуть не меньше, чем автоматические винтовки в их руках.

– Пройдемте, – пробасил один из них. Он развернулся и направился по дорожке, рассекавший маленький сад с альпийскими горками и… детской площадкой.

Дети…

Алекс терпеть не мог, когда в деле появлялись маленькие спиногрызы. Может, потому, что провел детство в приюте. А может, просто черный маг был слишком добросердечным…

Тролль поднес ладонь к уху, где поблескивал белый наушник.

– Они здесь. Да. Двое. Да. Да. Оставили снаружи. Да. Хорошо. Отгоним.

Почему-то Алекс не сомневался, что речь шла о его байке. И почему-то он так же не сомневался, что этим парнишам не понадобятся ключи, чтобы изменить геолокацию его стального коня.

Так, под аккомпанемент отрывистых фраз охранника они добрались до первого, ну или среднего этажа дома. Выполненный в футуристическом стиле, некая помесь стеклянной коробки и шале, он был построен на самом краю холма.

Частично даже – за обрывом. Так что сверху лестницей расположились два жилых этажа, вертолетная площадка на крыше и гараж. Внизу виднелась стеклянная коробка гостиной.

Вид из нее, наверное, открывался просто сумасшедший. Такой, что и не жалко было отдать полсотни лимонов за такой домик.

Дверь, покрытую без малого адамантиевым шпоном, открыл хрестоматийный дворецкий. Высокий, седой, во фраке и сорочке, с белыми перчатками, моноклем и осанкой отставного капрала.

– Вас ожидают, – он с поклоном протянул руку внутрь помещения.

Тролль остался снаружи. Оно и неудивительно.

Имя: Кристоф Дюваль. Раса: человек. Уровень УЕМ:2720.

Мистик двадцать седьмого уровня в роли дворецкого. Он, скорее всего, смог бы сдержать Ризе и Алекса на достаточный срок, чтобы подоспела охрана, а затем и фараоны.

Сам дом был обставлен во вполне приятном минималистичном стиле хай-тек с большим количеством грубого материала. Металл, необработанное дерево. Все со вкусом и выглядело недорого, а значит, стоило просто баснословно.

Семейство Бертов было не из тех, к кому деньги приходят до формирования вкуса. Значит, деньги были старыми.

Потомственными.

Что только ухудшало ситуацию.

Они поднялись по лестнице и оказались на спальном этаже. Длинный коридор, на котором крест-накрест располагались двери в комнаты. На одной синяя табличка – “Майкл”. На другой розовая – “Роза”.

Банальненько.

– Почти тезка, – ухмыльнулся Алекс.

– Чувствуешь? – съежилась Ризе.

– Чувствую, – кивнул Дум.

Пахло серой.

Причем достаточно сильно.

Потому и назывались дела такого плана – грязными. И так уж получилось, что в Маэрс-сити, помимо Александра Думского, спецов по такого рода проблемам можно было пересчитать по пальцам одной руки.

– Ну, разумеется, это девочка, – процедил Дум, когда понял, что нервно бродящий от косяка до косяка мужчина – явно хозяин этого дома.

Берт-старший выглядел как вполне себе успешный бизнесмен. Хорошая, крепкая фигура, дорогая обувь, очень дорогие часы и взгляд, который деньги ставит на последнее место.

– Мастер Кайл, – натурально поклонился дворецкий. Старая школа. – Господа черные маги прибыли.

Кайл Берт… Проклятье и адские колокола! Не тот ли это Кайл Берт, наследник семейства Бертов, которым и принадлежала сеть заправок, а бутер с одной из них Дум умял меньше часа назад?

– Мисс Ризе, – он пожал ведьме руку. Лицо бледное. Взгляд плавающий. – Мистер…

– Думский, – представился Алекс, – профессор Думский. Первый магический.

– Очень приятно. – Хватка, несмотря на объемные мышцы, вялая. – Мы…

– Пытались дней пять. – Алекс провел пальцем по дверному косяку. Кожу чуть обожгло. – Святая вода и ладан. Не помогло… Священники внутри, да?

Кайл не успел ответить, как Дум взмахнул рукой, и дверь, запертая не только физическим способом, открылась. Спальня была обставлена так, как и должна быть обставлена спальня дочери семейства из списка богатейшей сотни.

Глава 8

Плюшевые игрушки, шкафы с платьями, стол с последней моделью яблочного девайса, планшеты и кровать с балдахином.

Закрытым балдахином.

Напротив него стояли на коленях два священника. Один помоложе, другой уже в возрасте. По правой и левой половине его тела спускались хвосты фиолетового шарфа… ну или как там называлась эта хрень у экзорцистов.

Они держали перед собой Священное Писание. Порой опрыскивали балдахин святой водой. В курильнице тлел ладан.

– Помогает! – воскликнул тот, что помоложе, когда увидел, как зашипела и закипела святая вода в бутылке. – Святая вода работает!

– Очень жаль разочаровывать, – скривился Алекс. Ему было физически больно находиться в этом помещении. – Но нет. Не работает. Только если на меня.

Ризе предусмотрительно осталась за порогом.

Пороги…

Они обладали куда большей силой, чем думали смертные. Даже в век, когда магия стала обыденностью, старые, во многом уже бесполезные знания оставались уделом избранных.

– Темный, – процедил поднявшийся с колен старый экзорцист. – Что ты здесь…

– Мистер Берт, – Алекс указал на стоявшего рядом отца девочки, – решил обратиться к более компетентным органам. Так что, святоши, давайте сворачивайте свой цирк и проваливайте. Вы мешаете работать профессионалам.

Экзорцист перевел взгляд на хозяина дома.

– Кайл, мы ведь это и обсуждали, и…

– Речь идет о спасении жизни моей дочери, – перебил Кайл. – При всем уважении, святой отец, у вас был шанс. Видит бог. – Алекс скривился. Кайл действительно верил. – Даже не один. Не получилось…

– Но еще может получиться! – настаивал святой отец. – Одумайся! Речь идет не только о жизни, но и о душе твоей дочери!

– Я знаю! – рявкнул Кайл, разом показывая, из какого теста он сделан. – Сначала я спасу ей жизнь, а уж затем займусь душой.

Экзорцист посмотрел на Алекса.

– Если останется что спасать… – Проходя мимо, он специально сделал так, чтобы нагрудный крест, качнувшись, задел плечо Дума. Вас когда-нибудь прижигали каленым железом? – Мы будем внизу… на случай, если что-то пойдет не так.

– Спасибо, святой отец, – кивнул Кайл, пропуская святош за спину. Дворецкий тут же повел их вниз по лестнице.

– Проветрить бы. – Алекс буквально ощущал, как в воздухе витали следы чьей-то веры, искренней и чистой, направленной во благо.

Худшее из ощущений, которые может испытывать черный маг. Сродни тому, как если стоять в шаге от взорвавшегося атомного реактора.

Лишний час, проведенный в таком месте, мог дорого обойтись Алексу.

– Когда заметили симптомы?

Дум проходил мимо игрушек, проводил ладонью над платьями. Иногда пальцы покалывало, но чаще – нет.

– Неделю назад, – ответил, прикусывая губу, Кайл. – Сначала подумали, что это переходный возраст и усталость, но…

– Значит, все произошло примерно месяц тому назад, – перебил Дум. – На одежде и личных вещах следов нет. Только общий магический фон города. Куда-нибудь ездили в последнее время?

– Да особо нет. В отпуск только.

– Куда?

– Мальдивы, – ответил Берт, – ничего особенного.

Ага… ничего особенного. Дум тоже бы хотел такой “не особенный” отпуск. Проклятье, да он бы вообще на любой согласился.

– А пересадка в Мадриде?

– Да, а как вы догадались?

Алекс с Ризе переглянулись. Все темные знали о вспышке демонической активности в Мадриде. С чем она была связана – никто так и не выяснил. Что-то вроде спонтанного всплеска, как вспышки на солнце.

– Неважно, – только и ответил Алекс.

– Все, что касается моей дочери, мне важно, профессор! – с нажимом произнес Кайл.

– Разумеется, мистер Берт. – Дум подошел к балдахину. Серой пахло так сильно, что сложно было дышать. И вот с этим святоши пытались бороться молитвами и святой водой? Удивительно, как девочка до сих пор кони не двинула. – Где ее мать?

– В гостиной. Под успокоительными. Она три дня не спала, так что даже и не зна…

– Приведите, – перебил Алекс.

– Профессор, я не стану подвергать риску еще и свою…

– Мистер Берт, давайте договоримся на берегу. Это вы обратились к нам, а не наоборот. Лично мне глубоко плевать, что там произойдет с вашей дочерью. Сожрет ее демон или нет. Утащит в ад или нет. Мне глубоко насрать. Но! Мне не насрать на свою репутацию. И на те двадцать кусков, которые вы обещаете. Особенно на двадцать кусков. Так что приведите сюда ее мать или можете звать обратно святош.

Алекс не знал, что именно из его речи подействовало на Берта, но тот набрал на смартфоне номер и попросил дворецкого привести Селин.

Красивое имя. Довольно редкое.

Сам Алекс во время ожидания решил выбраться в коридор. Слишком сильно было присутствие веры в этой комнате. Достаточно, чтобы хотелось курить.

– Не рядом с детской, – тут же встрял Кайл.

– Поверьте, мистер Берт, табак – это последнее, что сейчас угрожает вашей доч…

– Либо вы ее тушите, либо выметайтесь вон из моего дома. – И вновь этот блеск в глазах. Почти безумный. Какой может появиться только во взгляде человека, чей ребенок находится на грани жизни и смерти.

Дум потушил сигарету.

Ему нравился этот Кайл Берт.

Хороший отец…

Будет жаль, если не получится.

И столь же жаль, если все выйдет как надо…

Вскоре дворецкий привел мать. Платиновая блондинка в спортивном, мятом и пропахшем потом, кофе и слезами спортивном костюме.

– Миссис Берт. – Алекс с позволения дворецкого и Кайла взял ее за руку. – Меня зовут профессор Думский, и я пришел сюда помочь вашей дочери.

– Профессор… да… Роза… помочь…

Взгляд ее, как и голос, был затуманен.

– Но без вашей помощи мне не обойтись, – продолжил Алекс. – Вы ведь любите вашу дочь?

– Люблю… конечно люблю… моя маленькая Роза… цветочек…

– Вот и хорошо. Во всем мире не найти силы более великой, чем материнская любовь.

Алекс повел Селин в комнату. Кайл было пытался перегородить им путь, но натолкнулся на Ризе.

– Не надо, – прошептала она. – Профессор знает, что делает.

Они с Алексом успели обменяться взглядами. И эпитет “козел” стал резко самым приятным из того, что читалось во взгляде ведьмы.

Но другого пути не было.

И Ризе это знала.

Поэтому и пригласила Алекса, решив, что ей хватит и двух тысяч комиссионных.

Дум усадил мать ребенка рядом с кроватью.

– Все будет хорошо, миссис Селин. Если вы мне поможете, то мы обязательно спасем вашу дочь. Вы мне поможете?

– Роза… да… все, что потребуется.

– Хорошо, – кивнул Алекс.

Он подошел к балдахину и резким движением откинул его в сторону.

– Ар-р-р!!! Сын Иудеи! Кровь Соломонова! – кричало создание, лежавшее на простынях. Связанное жгутами, оно слабо походило на маленькую девочку. Кожа, похожая на поверхность песчаника; открытые язвы с сочащимся гноем, желтые глаза со зрачками-веретенами; захлебывающееся слюной; извивающиеся змеями, неустанно хрустящие пальцы; змеиный язык, разорванный на две части и кровоточащий. Раздутая челюсть, которая не была предназначена, чтобы вмещать ряды острых клыков. – Я знаю, кто ты! Я знаю, что ты!

 

– Латынь? – Алекс достал из бессменной мятой пачки одну сигарету и убрал ее за ухо. – Что-то очень стереотипно. Почему не на еохианском?

– Первый язык! Ты недостоин, чтобы услышать его, жалкий мешок плоти и кост…

– Ой, хватит уже, – Дум щелкнул пальцами.

Закрылись язвы, пальцы с хрустом выпрямились, зрачки расширились, а радужка из кроваво-золотой вновь стала нежно-карего оттенка.

“Сдулась” челюсть, исчезли ряды клыков, и девочка задышала спокойно и ровно. Внешне она перестала отличаться от мирно спящего ребенка.

– Так просто?! – воскликнул Кайл. – Вы справ…

– Нет, – перебил даже не Алекс, а Ризе, – профессор не изгнал демона. Лишь отправил его глубже. Чтобы тот не вредил физическому телу Розы. Если та будет слишком слаба, то может погибнуть. Нельзя проводить экзорцизм ни светлый, ни темный, когда демон в стадии явления.

– Глубже? – Кажется это все, что услышал Берт. – Глубже… куда?

– Это сложный вопрос, – ответил Алекс. – А теперь скажите мне, пожалуйста, где любила больше всего бывать ваша дочь?

– Больше всего? В…

– Парке аттракционов, – перебила Селин.

Блять…

– Но она так боялась клоунов…

– Клоуны… ну да… конечно. – Алекс посмотрел на дверь, но… восемнадцать тысяч на дороге не валяются. – Сука.

– Вы что-то сказали, профессор? – переспросил Кайл.

– Говорю – обожаю клоунов. А еще больше – парки аттракционов.

После этого Дум достал из кармана складной перочинный нож и сделал им надрез на своей ладони.

– Сейчас я сделаю то же самое со лбом вашей дочери, – решил он предупредить заранее. – Если все получится, то у нее останется шрам. И вы не сможете вывести его никакими способами. Ни магическими, ни хирургическими. Скорее всего, ваша дочь изменится в характере. Станет более замкнутой. Нелюдимой. Ей потребуется помощь психиатра. Длительная помощь… Вы согласны на это?

– Да… – туманно протянула Селин.

– Только спасите ее! – В Кайле оставалось все меньше и меньше сил.

– Хорошо, – кивнул Алекс, – тогда начнем.

Он протянул ножом между бровей девочке, а затем накрыл своей ладонью ее смуглую кожу. Чернокожий Кайл Берт в этот момент побледнел едва ли не так, что почти сравнялся цветом со своей женой.

Магия, настоящая, не та, что в линзах, не та, которая позволяет швыряться в монстров огненными шарами.

Настоящая магия была неуловима.

Она дрожала на кончиках пальцев.

Алекс обратился к ней. Обратился к своим чувствам.

Он позволил им уносить себя все глубже и глубже. Внутрь своей крови. В те времена, когда горстка обезьян отделилась от другой горстки обезьян.

Потому что им открылось знание. Когда первая из них взяла в руки палку и достала фрукт, который не могла достать прежде. И вместе с этим фруктом она получила знание.

Знание, что его может отобрать тот, кто сильнее.

Так появилось добро и зло.

Так появились первые люди.

Всего несколько обезьян.

Далекие предки всех людей. Черных, белых, красных, желтых и каких-либо других. Все они лишь мешки плоти и костей. Потомки нескольких обезьян.

– Ты и я, – Алекс позволил этому чувству наполнить себя, стать частью себя, быть его проводником, – мы одной крови.

– Ты и я… – прохрипела девочка, повторяя древние, как мир, слова. – Мы одной крови…

С этими словами реальность закружилась перед Думом, и тот провалился внутрь.

* * *

Ризе, вертя в пальцах свой браслет, наблюдала за тем, как Алекс, отключившись, распластался на теле одержимой Розы.

– Что все это значит? – спросил заправочный магнат.

– Профессор отправился в сознание вашей дочери, – ответила она. – Демон запер ее там, где ей комфортнее всего, приняв облик того, кого она боится больше всего. Алекс уничтожит демона внутри ее разума и освободит.

– А если не уничтожит? Что тогда?

Тогда они оба погибнут. И девочка. И Алекс.

Но этого Ризе говорить не стала.

– Все будет хорошо, – только и прошептала она.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru