Дело черного мага. Книга 2

Кирилл Клеванский
Дело черного мага. Книга 2

Глава 1

Алекс заглушил двигатель и поставил байк на подножку. Из его любимого старого, поношенного кожаного пальто, которое он с удивлением выкупил несколько недель назад на барахолке (и как оно там только оказалось?), он достал бессменную смятую пачку сигарет.

Локи-искуситель, этот “футляр” видал виды и, кажется, был даже старше, чем сам Дум.

Открыв, он выругался – оставалась последняя.

Где достать сигарет в квартале фейри? Среди их бесконечных парков и небоскребов можно отыскать все что угодно, но только не курево. Глазастые ублюдки не только не могли врать, но и патологически не переносили курево.

– Ненавижу, блять, фейри, – щелкнул зажигалкой Дум, с наслаждением затягиваясь полной грудью.

Перед ним под светом мигающего фонаря собралась толпа вооруженных людей и… не только. Понятное дело, на вызов пригнали и боевиков глазастых.

Они стояли особняком, подпирая собой витрину богатого бутика. Интересно, сколько владелец отвалил на защитные артефакты, раз его ювелирный магазинчик не задело взрывом.

А бабахнуло здесь знатно.

По центру проспекта, среди аккуратного ряда трехэтажных каменных домов, сделанных в стиле… Ну, в каком-то весьма вычурном стиле.

Алекс не разбирался в архитектуре.

В общем, проспект не досчитывался одного из домов. Зато теперь мог похвастаться десятком машин военных различных рас, сотней-другой зевак и целой стаей акул пера.

Несмотря на ранний час, народа столпилось немало.

Картину лишь дополняли подразделения пожарных служб, заканчивающих тушение пожара в покореженных взрывом соседних с посольством домах. Между ними в воронке тлели обломки некогда богато украшенного здания.

И все это на фоне протыкающих свод небес небоскребов из стекла и стали.

– Сейчас бы шашлык, – прозвучало рядом.

Алекс обернулся. Рядом с ним стоял красноволосый пирсингованный поляк. Одет он был так, будто только что сбежал с рок-концерта.

Дум пригляделся.

Со сцены рок-концерта! Высокие кожаные ботфорты, черная майка с надписью “Fuck you miss Death” и потертый коричневый пыльник из дорогой кожи. Пояс ему заменяла перевязь с ковбойскими револьверами.

Артефактными, конечно же.

Это такое оружие, внутри которого заточена сильная магия. Алекс в свое время мечтал о таком. И даже обзавелся чем-то подобным.

В наследство от профессора Раевского, преподававшего в школе для темных магов “Фаллен”, где некогда учился Алекс, он получил кольцо “Сердце мертвого короля”. Благодаря ему Алекс, будучи мистиком, мог использовать заклинания куда более высоких уровней.

Увы, им пришлось пожертвовать и довольствоваться выданным Гвардией боевым артефактом-накопителем. Причем вполне себе добротным, что почти растрогало Алекса.

Почти…

– Ты меня вызвал только ради того, чтобы я наслаждался видом поджаренных фейри?

– Я тебя не взывал – я сообщил внештатному консультанту, что у меня есть новое задание, в котором он может принять участие.

Они подошли к желтой ленте, преграждающей путь. Дорогу перегораживало несколько военных в камуфляже и с касками. Убедившись в подлинности удостоверения гвардейца (раньше Алекс и не замечал, что у Грибовского имелось такое), они пропустили двух странных магов внутрь периметра.

– Ну и где мой чек? – спросил Дум.

Несмотря на все, что произошло, Алексу так и не списали долг перед городом. Он понимал, что так оно и будет, но надежда, как говорится, погибает вперед ногами.

– А тебе Чон Сук не сообщил? Расчет только по завершении расследования.

Чон Сук – маг-кореец, вытащивший Алекса из тюрьмы. Ну или это Алекс позволил Чон Суку его вытащить. Или Чон Сук позволил Алексу думать, что тот позволил Чон Суку…

В общем, странный тип этот азиат. Да и телохранитель у него – громила Дункан – тот еще тип.

Какое звание он носил теперь, Алекс не знал. Последние три месяца он провел, вживаясь в роль профессора черной магии.

А значит – мучил студентов на сессии, ни хрена не делал на лекциях и успел переспать с несколькими старшекурсницами. Как произошло последнее – Алекс не помнил. Он был слишком пьян.

Иными словами – такого длинного отпуска у Дума еще не было… Отдохнул почти как в санатории на море. Один лишь плюс – Алекс успел попривыкнуть к собственному продвижению.

Благодаря битве с Люпеном он смог прорваться на ступень мистика 13-го уровня. Изменение незначительное, но все же приятное душе и сердцу.

Хотя, говорят, ни того ни другого у черных магов нет.

– Прекрасно, – процедил Алекс.

Они подошли к передвижному штабу оперативной группы. Небольшой вагончик, припаркованный на границе раскуроченного взрывом асфальта.

Грибовский поднялся по лестнице первым. Он показал сканеру свое удостоверение и открыл дверь.

– Дорогуша, вперед, – обратился он к Думу.

Алекс, игнорируя поляка, докуривал сигарету и смотрел на восток. Поднималось солнце, окрашивая Маэрс-сити в цвет крови. Алое, будто бы огнем сжигаемое небо расцветало где-то над небоскребами людских кварталов.

Сама природа словно намекала на то будущее, которое ждало город, если они не найдут убийц фейри. И самое паскудное в этой ситуации то, что Дум знал – подрывников придется отдать глазастым. А Алекс сомневался, очень сильно сомневался в том, что сможет отдать людей в лапы фейри.

Да, он был подлецом и лжецом – черным магом. Но он оставался человеком. А они оставались фейри.

– Ненавижу, блять, фейри! – Дум выбросил окурок в поставленный рядом с вагончиком мусорный бак.

Внутри штаба царила весьма оживленная атмосфера. В тесном помещении суетились люди и нелюди. Одни звонили, что-то кричали в смартфоны. Другие утыкались носами в мониторы, пытаясь что-то разглядеть в рябых записях. Некоторые сгрудились около наспех связанных в сеть ноутбуков.

– Вы от Гвардии? – спросил протиснувшийся сквозь толпу долговязый офицер. – Меня зовут сержант Брэй. Назначен городским советом куратором происходящего.

– Приятно познакомиться. – Грибовский протянул руку.

Алекс молча стоял рядом. Он смотрел на небрежно брошенную на приборную панель пачку сигарет.

Когда сержант повел следователей от стражей к каморке в задней части вагона, пачки на столе уже не было. Нет, Дум не был настолько большим засранцем, чтобы воровать чужие сигареты.

Он ведь был воспитан. Пусть и двумя лучшими черными магами современности, но все же – Робином Локсли и Анастасией-никогда-не-знал-ее-фамилии.

Так что вместо сигарет на приборной панели лежала пачка “Скиттлс”. Вот так он заботился о здоровье окружающих. В том числе и о зубах Грибовского. Ведь именно у него из кармана и были тиснуты эти вредные драже.

– Это моя команда, – Брэй, почесывая явно требующую ухода щетину, представил группку из нескольких полицейских.

Алекс тут же подмигнул единственной девушке из присутствующих в каморке служивых. Та ответила ему… ничем. Может, это было как-то связано с тем, что Дум только полчаса назад лежал в постели с другой?

Он слышал, у женщин на это нюх.

Сержант закрыл за ними пластиковые створки-двери, отсекая напрочь все звуки. Магия…

За столом, помимо леди и двух невзрачных средневозрастных детективов, сидело еще одно тело. С фигурой Аполлона, лицом Алена Делона и сверкающими синими глазами. Такими, каких не могло быть у человека.

В дорогом черном деловом костюме-тройке фейри сидел, слегка обособившись от остальных. И на фоне скудного убранства передвижного штаба, среди слегка замасленной стали и закиданного окурками пола он выглядел как принц в изгнании.

– Приветствую вас, гвардейцы, – кивнул он, даже не делая попытки встать. Каморка была настолько тесной, что и сидеть-то приходилось разве что не друг у друга на голове. – Мы вас ждали.

Говор у него тоже был особенный. По мнению Алекса, особенно мерзкий. Не у себя же во дворце сидел этот цепной пес Зимней королевы.

Дум был уверен в том, что видел перед собой рыцаря фейри. Должность, существующая исключительно в единственном лице. По одному на Зимний и Летний дворы фейри. А учитывая, что о Летней королеве никто уже давно не слышал, то…

Проклятье! Присутствие рыцаря сильно усложняло дело. Даже не учитывая его полномочий, силы франта хватило бы, чтобы поспорить с почившим ректором Первого магического.

– Пробки, – отмахнулся Грибовский, нахально садясь рядом с темноглазой леди. Та продолжала возиться со стоявшим на столе ноутбуком. – Утренний Маэрс-сити – это тот еще транспортный коллапс.

– Или вы просто не особо спешили, сэр гвардеец. Не вашего ведь сородича взорвали. Вернее, ваш сородич сам себя и взорвал.

– Человек, – сквозь зубы процедил Алекс. – Я же не называю тебя глазастым… пидорасом в костюме.

Рыцарь кинул быстрый взгляд в сторону Алекса, на его татуировку на среднем пальце и тут же повернулся обратно к Грибовскому.

– А этот что тут делает?

– Сэр рыцарь, этот – внештатный консультант отдела демоноборцев. Мой напарник. Черный маг. И лучший официальный демонолог в мире. Я бы посоветовал вам проявить немного уважения.

Алекс слегка удивился фразе “мой напарник”, но в целом ему было все равно.

Рыцарь коснулся эфеса шпаги. Грибовский опустил ладонь на рукоять револьвера. Алекс крутил кольцо на пальце. Спасибо Гвардии, они сделали накопитель внешне похожим на “Сердце мертвого короля”.

– Джентльмены, джентльмены, – замахал руками сержант. – Давайте перейдем к делу.

– Мы не перейдем к делу до тех пор, пока мистер Думский нас не покинет, – возразил фейри. – Решением Зимнего двора ему запрещено появляться на наших территориях. При любой его попытке пересечь периметр нам разрешено применить силу и взять его, – глазастый едва ли не томно улыбнулся, – под стражу.

Алекс мысленно выругался. Ему очень не нравилось, куда клонило разговор. Оказаться в казематах глазастых он хотел так же сильно, как… Ну тут даже фантазия отказывала.

 

– А ты попробуй, глазастик. – Внешне Дум оставался спокойным.

– Не зарывайся, обезьяна.

Тут к Фейри повернулись и остальные “обезьяны”.

– Держите, господин рыцарь, – Грибовский протянул франту свой телефон. – Я уверен, у вас есть прямой номер Зимней королевы. Звоните ей и сообщайте, что вы отказываетесь работать.

Какое-то время они играли в гляделки, пока рыцарь со вздохом не убрал руку с эфеса.

– Прошу меня простить, коллеги, – сказал он, – утро выдалось напряженное. Думаю, на время расследования мы можем забыть о ситуации мистера Думского.

– Ой, спасибо огромное. Прямо камень с плеч. – Но Алекса проигнорировали.

Он сел рядом с поляком.

– Чем ты так не угодил глазастым? – прошептал на ухо Грибовский.

– Длинная история, – ушел от ответа Дум.

– Это единственная запись, которую нам удалось добыть, – вещал сержант.

Он кивнул леди, и та запустила видеоряд. Изображение то и дело рябило и дергалось, но на экране все же можно было разобрать два силуэта. Они стояли под ночным дождем. Вполне себе обычная влюбленная парочка.

Мимо проехала машина, она ненадолго закрыла обзор уличной камере.

Потом рябь и сцена, которую Алекс еще не скоро забудет.

Простой парень в толстовке, плача, прижимался лбом к девушке. Горящей, мать ее, девушке. Они вдвоем под крики фейри, выбежавших из посольства, подошли к ограде, а затем прозвучал взрыв.

Изображение зарябило.

– И что это за мелодрама? – спросил Грибовский, шлепающий по карманам своего пылевика. – Проклятье, ни у кого нет “Скиттлс”? Я свой потерял…

– Это все, что у нас есть, – вздохнул сержант.

Грибовский что-то едва слышно проворчал.

– Так, ладно, нам обещали демона, и где он тут?

– Это все, что есть у нас, – внезапно поправил рыцарь. – Камера наша, сэр Брэй. Что же до демона, то… вы не видите сгоревшую девушку? Это ведь явно было демоническое пламя.

– Какая будет разница, чья камера, когда эта запись попадет в интернет? – вздохнул Алекс, доставая из пачки сигарету.

Если бы не магия, он бы уже давно умер от рака легких. Один из детективов взглядом попросил его не курить, на что Дум украдкой показал не слишком культурный жест и щелкнул большим пальцем, зажигая лиловое пламя.

Будут всякие фараоны ему указывать.

Он уже говорил, что был еще той мразью?

– Мистер Думский прав, – кивнул рыцарь. – Мы не сможем долго утаивать произошедшее.

– Городские новости будут оттягивать как могут, – сержант нервно постукивал пальцами по столу, – прямое распоряжение мэра. Будем говорить, что выясняем, при каких обстоятельствах. И все в таком духе.

– Три дня, – произнес рыцарь.

– Мы рассчитываем на неделю. А там уже шумиха поуляжется…

– Три дня, – перебил служивого фейри. – Через три дня королева предъявит ноту протеста людским властям в связи с подрывом нашего посольства.

Секундная тишина.

Алекс прикрыл уши.

Взрыв.

– Да вы понимаете, что тогда будет?! – Сержант вскочил на ноги, ободрав штаны о железный стол. – Беспорядки по всему городу! Межрасовые столкновения! Или вы думаете, в Маэрс-сити все, черт возьми, спокойно?! Да на межрасовой почве половина хулиганки в суд проходит! А сколько всяких активистов!

– Три дня, – развел руками рыцарь. – Это не мое решение. Это решение королевы. Если вы против, можете взять телефон мистера Грибовского и позвонить ей. Я дам номер.

Ну и мудак же этот глазастый.

Алекс показательно потушил сигарету о стол и отправился к выходу. Сквозь поляка сделать это было непросто. Так что тому тоже пришлось выбраться из-за стола.

Они переглянулись, кивнули и к двери отправились уже вдвоем.

– Вы куда? – спросили за спиной.

– У нас есть только три дня, чтобы найти террористов-эсперов, – пожал плечами Грибовский.

– А значит, терять время с вами, девочки, нам не очень интересно, – закончил Алекс. – И хоть я и понятия не имею, почему этим должны заниматься демоноборцы, но от халявного бабла отказываться не стану.

Поправив воротник и достав новую сигарету, он вышел из вагончика.

День начинался как обычно – весьма паршиво.

Глава 2

Алекс, игнорируя возмущение пожарных, стряхнул пепел на еще дымящиеся развалины некогда шикарного посольства. Мертвецам уже все равно, как с ними обходятся. Он это знал точно.

А некромантов, которые могли бы оспорить данное заявление, уже либо пересажали, либо перебили. Точно так же, как и малефиков, демонологов, магов крови и прочих адептов темных искусств.

Лишь общую школу черной магии пока не особо трогали. Слишком уж они полезными были.

Грибовский демонстративно пропустил Дума вперед, открывая чудом уцелевшую дверь в чудом же уцелевшем дверном проеме. Вместо просторного холла Алекс оказался среди потрескивающих, влажных, чадящих развалин. То и дело где-то падали доски, скрежетали разваливающиеся камни.

Дум пожалел, что отказался от каски.

Да и мятной мазью все же стоило смазать под носом. Запах стоял мерзкий. Даже по меркам черного мага.

Некая помесь протухшей воды и плесневелого сыра. Не того, за какой богачи готовы вывалить крупную сумму, а старого, прокисшего. От одного взгляда на который хотелось попрощаться с завтраком.

Благо Алекс со вчерашнего вечера ничего не ел.

– Не тянет это все на действия террористов, дорогуша. – Грибовский, сидя на корточках, разглядывал обломки.

– Влюбленная парочка шахидов? – предположил Дум.

Он все еще не понимал, какого черта их сюда притащили.

Ну, может, хоть немного демонического найдется?

Оно подошел к стене и ленивым взмахом руки сотворил в воздухе с десяток разнообразных печатей. От этого у стоявших за ограждением людей перехватило дух. Редко кто мог создавать волшебные печати без трафаретной помощи линз.

А чтобы одним взмахом сразу несколько, да и так просто…

Для Алекса же этот трюк был не сложнее, чем вытащить монетку из-за уха для уличного шарлатана.

– Пусто, – покачал головой Дум, наблюдая за тем, как гаснет последняя из печатей. – Здесь нет никаких следов магии. Абсолютно. Как если бы это было не посольство глазастых, а яма в коллекторе.

– Ага, – кивнул поляк, – вот только даже там артефакты вместо очистительных сооружений уже как третий год стоят.

Думский пожал плечами.

Он жил в Маэрс-сити, по сути, всего пять месяцев. Да и то большую часть времени провел либо в “Шхуне” академии, либо в Первом магическом.

Не особо он был знаком с настоящим Городом Магов, а не трущобами Хай-гардена, где провел свое детство и юношество.

– Я один чувствую этот запах?

Грибовский вместо ответа указал на белую полоску мази под его ноздрями.

– Или ты про другой запах?

– Про него самого. – Алекс достал из кармана смартфон (ну хоть какая-то от него польза) и сделал несколько фотографий. Раньше он терпеть не мог портативные телефоны, но со временем привык. – Дурно попахивает это дело, Грибовский. Не вяжется это все.

– И что тебе подсказывает чутье?

– Ты про чутье профессора черной магии или бывшего зэка?

Грибовский многозначительно приподнял правую бровь. Он поднялся, мыском сапога отодвинул в сторону кусок каменной плиты. На полу лежало обугленное тело. Поджаренное, будто бифштекс – до хрустящей корочки.

Надо же, а в таком виде и не определишь, человек это был или фейри.

Атмосфера стояла поганая. Такая же, как на развалинах Арены, где погибло тридцать с лишним тысяч человек. Ее до сих пор разобрать не успели. Так и стоят строительные леса и приезжают самосвалы.

– Я бы сказал, что это подстава.

– Кого?

– Не знаю, – пожал плечами Алекс. – Может, фейри хотят нас подставить. Такая драма в их стиле. Ну, знаешь, королева Мэб и ее любовь к театральщине.

Грибовский вздохнул и отправил в рот непонятно откуда взявшийся “Скиттлс”.

Хотя, видимо, поляк его украл.

Просто не знал, что на приборной панели лежала его собственная пачка…

– Тебе говорили, что ты параноик?

– Как и любой другой черный маг.

Они вышли за оцепление и сели прямо на поребрик. Их мало волновали спешащие по своим делам люди. Проклятье, обыватели в идеале даже не узнают о происходящем. Так и будут жить в джунглях стали, бетона и стекла в полной уверенности, что все в порядке и мир держится.

А мир катился ко всем чертям. И это, самое обидное, мало кого волновало.

Над городом поднималось солнце, но недолго было ему светить. Совсем скоро небо опять затянет извечная гранитная крышка облаков. Как бы еще дождь не пошел.

Несмотря на февраль, снег в городе так и не пошел.

– А что тебе подсказывает обучение лучшими черными магами? – спросил Грибовский, поправляя прическу из красных волос.

– То, что я дико хочу есть. Пожалуй, даже жрать.

– За это чек от Гвардии не получить, дорогуша.

Алекс вздохнул и пораскинул мозгами.

Он садился играть в карты с неизвестным противником. Причем этот самый противник с ходу зашел с козырей. Одним махом засветил на пленке таинственных эсперов и рванул посольство фейри. А с этой расой у людей были самые натянутые отношения.

Причем все обернулось так, что оказался завязан отдел с демонологами… с которыми сотрудничал Александр Думский, последний уцелевший из школы “Фаллен”…

Слишком много совпадений.

И при этом у Алекса же на руках не то что козырей не нашлось, казалось, что он вообще что-то перепутал и сел с картами за шахматную доску.

Кто-то начинал игру, правила которой Дум не знал.

Проклятье, да это вообще его не касалось! От Гвардии ему была нужна лишь информация о школах “Фаллен” и “Райзен! Алекс верил, что в них он найдет зацепку о том, кто стоял за Люпеном.

Светлый маг никак не мог создать лича, коим и была Анастасия, ставшая в СМИ Железной Маской.

Дум вздохнул и помассировал затекшую шею.

– Надо установить личность той парочки. Правда с такой записью сделать это будет сложно, но хоть какой-то информацией разживемся.

– И потрясти “языков” с улиц, – добавил Грибовский. – Может, из них кто-то что-то слышал.

– А номер машины?

– Какой машины, дорогуша?

– Которая закрыла обзор на камере.

Поляк только хмыкнул.

– Обычный грузовой рейс.

– Который вот так вот удачно закрыл камере обзор перед самым взрывом? – Дум посмотрел на сигарету, но все же не закурил. После той сцены с телом под плитой курить как-то не хотелось. – Я в такие совпадения не верю. Пусть сержант займется. Может, его техники смогут поднять качество картинки и разобрать номер.

– Эти-то, – фыркнул Грибовский. – Они пока пальцы от пончиков отряхнут, война рас начнется. Нет, звякну Чон Суку, пусть наши очкарки этим занимаются.

В животе поляка внезапно и очень немелодично запел синий кит.

– А сам завтракал уже? – спросил Алекс.

– Нет, и я знаю отличное место, где это можно сделать. Давай-ка съездим в “Подземный рай”.

– “Подземный рай”? Это же закрытый ночной клуб! Как-то пытался в него попасть по малолетке, но не пустили.

– Не просто ночной клуб, дорогуша, – Грибовский поднялся и достал из кармана связку ключей, – а место, где, по нашим сведениям, собираются эсперы.

Рядом брякнула сигнализация на его старом драндулете. Машина, еще помнившая времена старого мира, знавала и лучшие времена. Царапины по крылу, пара дырок от пуль, ожоги на капоте. А лобовое стекло и вовсе стягивала широкая полоска клейкой ленты.

После того как Алекс разбил спортивный магокар поляка, Гвардия выдала Грибовскому этот драндулет, на котором, видимо, когда-то охотились на динозавров…

– Садись. – Грибовский плюхнулся за руль. – Набери в отдел – пусть твоего коня заберут. Заодно и с записи копию снимут.

Алекс еще раз посмотрел на небо.

Кровь и гранит.

Он сел в салон и набрал номер Гвардии.

Подумать только, Думский напрямую звонил самым главным законникам всея планеты Земля!

Как же низко он пал…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru