Говорящий мертвец

Ильяс Сибгатулин
Говорящий мертвец

– Я… десять лет навещала ее в лечебнице, – Рашель прекратила бить. Бить уже было некого. Но она все равно говорила со своим отцом, – после моего рождения она окончательно сошла с ума, так не оправившись от того, что ты с ней сделал. Когда мне было десять, тетя впервые отвела меня… к маме в психиатрическую клинику. И с тех пор я не отходила от нее… Иногда она даже узнавала меня… А ты, паскуда, в это время пировал, – по щекам Рашель побежали слезы, ее начало трясти. Один из мордоворотов и Салливан хотели подступиться к ней, но железная рука остановила их.

– Столько времени она держалась за эту жизнь, – продолжала девушка, – но пять лет назад не выдержала и покончила с собой. Я не знала, почему она так сделала, пока тетя все же не рассказала мне про тебя…

Винсент Мэлло что-то промычал, но это уже не имело никакого значения. Сейчас говорила лишь Рашель Эйнджел, девушка с внешностью подстать фамилии и с характером подстать своей перчатке. Она подошла к Мэлло вплотную. Ее костюм весь залит кровью, как и костюм живого покойника, связанного и продолжавшего смотреть прямо в глаза своему убийце.

Рашель села на колени к своему отцу, широко расставив ноги.

Впервые она широко улыбнулась.

– Ну что, папочка, хочешь меня?

С этими словами она впилась своими когтями в мошонку мафиози и начала рвать.

Раш услышал звук рвущихся тканей. Ему стало мерзко, и он все же направился к выходу из ангара.

«Это неправильно. Он мразь… но так мучить человека… Не должна такая красота быть запятнана такой ужасной смертью такого жалкого червя. До чего прогнил этот город, если прелестная дочь, убивает своего маньяка-отца, вымещая на нем скопившуюся за столько лет ярость, боль и обиду».

Позади все громче мычал обезображенный и искалеченный Винсент Мэлло.

Он продолжал кричать еще немного, после того, как детектив Раш дошел до своей машины.

Затем все звуки из ангара оборвались.

Салливан Раш остался наедине с холодным ночным воздухом. Только ночь теперь могла услышать мертвецов.

Эпилог

Рашель Эйнджел вышла из ангара.

Салливан Раш ждал ее у своей машины.

– Вы молодец, – она еще дышала тяжело после всего того, что сделала с Мэлло, но ее голос уже звучал довольно ровно, – у вас, детектив Раш, крепкие нервы… и желудок, судя по тому, что вас до сих пор не вывернуло от увиденного.

Она позволила себе легкую и довольную улыбку.

– А вы, мисс Эйнджел, монстр, – Салливан закурил сигарету, – вы прекрасны, но вы монстр.

Фраза ее ничуть не задела и даже не смутила.

Глава Limon inc. еще раз улыбнулась. Горькая усмешка.

– Монстры порождают монстров.

– Я знаю, что Винсент Мэлло заслужил такую смерть, – ответил Раш, – Но вы же прекрасно понимаете, что его место займет какой-нибудь другой садист-маньяк.

Он взглянул на нее.

Она все понимала. Это читалось в ее завораживающем и сейчас таком спокойном взгляде. Она убила того, кого хотела, вылила на него всю свою злобу и гнев, скопившиеся в ее душе за эти годы. А теперь эта роковая чертовка довольна. И плевать она хотела на всех остальных. Он видел это, она не скрывала.

– Мне и не нужно больше никого убивать, детектив. Мафиозный синдикат, который возглавлял этот убийца, хорошо платит мне за логистические услуги. Это «чистый» бизнес, никаких продажных дел. Так что все улажено.

Он кивнул и, докурив сигарету, выбросил ее на асфальт.

– В любом случае дело я свое сделал, деньги получил…

– Да, вы профи. И поэтому у меня для вас есть новый заказ… но нет, не сейчас, – она подошла чуть ближе, и Салливан почувствовал аромат ее парфюма, смешанный с вонью и кровью Винсента Мэлло. Это будто в лазурную морскую лагуну заплыл невесть как окровавленный и растерзанный кусок китовой туши. Кровь на деловом костюме, видимо, совершенно не смущала девушку.

– Сейчас вы слишком измотаны, детектив Раш, – Рашель Эйнджел играет с ним, – отдохните неделю, напишите свой отчет, потратьте часть заработанных денег. А затем позвоните мне.

Салливан нахмурился. Давно уже он не ощущал себя такой тупой марионеткой. Он кивнул и уже собирался сесть в машину, но тут Рашель подошла вплотную и шепнула ему на ухо.

– Я буду ждать вас, детектив Раш.

Затем она ушла. Не оборачиваясь. У ее машины уже ждали мордовороты.

Салливан Раш плюнул и сел в свой автомобиль.

Он был мертвецом, марионеткой в руках тех, кто платит. А Рашель Эйнджел платила хорошо и могла позволить себе быть живой. Живой кукловод, который умело обращается со своим изделием.

Да, в этом грязном и насквозь провонявшем дерьмом городе были и такие живые люди. Но и они платили за эту возможность. Платили таким, как Салливан Раш, чтобы иметь возможность убивать тех, кого захотят; подчинять, кого нужно; и любить, кого возжелают.

Салливану Рашу платили за его работу, ведь он был сыщиком, мастером своего дела. И в городе, полном говорящих мертвецов, он чувствовал себя как дома. А раз на его счете появились деньги, то он был не против такой участи.

Конец.

При создании обложки использовалась иллюстрация автора jumpingsack (https://www.shutterstock.com/ru/image-vector/man-hat-retro-background-drawing-style-420108250)

Рейтинг@Mail.ru