Говорящий мертвец

Ильяс Сибгатулин
Говорящий мертвец

– Какого черта, ублюдки, вы напялили на себя женские тряпки?! – А это была вторая мысль злобного босса, – Отвечайте, суки такие!

– Стой там, босс! – сказал, нет, даже приказал Марито.

Он стоял в глубине комнаты, а вот более долговязый Дорн был всего в паре шагов от все больше свирепевшего Мэлло.

– Вы, сучки, решили прикончить меня?!

– Да! – выпалил Вин Дорн.

– Да, Мэлло, мы с Вином геи, и мы хотим твоей смерти, – добавил Марито.

– А ну опустили пушки! – проревел мафиози.

Рука Дорна дернулась, он как будто немного опешил, его любовник остался на месте.

– Не двигайся, босс! – На последнем слове голос Джоша Марито, этого крепкого мужика, все же дрогнул, словно голос принадлежал девчонке, которую он изображал. Они еще боялись своего господина и не отвыкли говорить «босс».

Пока взгляды копов метались со своих стволов на друг друга и на Мэлло, тот резким движением схватил револьвер Дорна за барабан. Глава мафиози был на пол головы ниже предавшего его Дорна, и поэтому ему удобно было держаться за Магнум.

– Отпусти! – приказал Марито, Вин стоял опешивший, – Отпусти пушку, урод, и не двигайся! Тебя скоро схватят!

Винсент Мэлло, хоть и не внушил ужас Салливану Рашу, но вот на этих двух копов-мафиози, его звериная харизма еще действовала. И он почувствовал в них слабину.

– Кто меня тут схватит? – он злобно улыбнулся и даже немного покрутил головой, демонстративно озираясь.

– Отпусти пушку! – сказал Дорн.

Но вместо этого Мэлло рванул его револьвер на себя. Вин Дорн по инерции пошел вниз и его пах нашел колено мафиозного главаря.

Дорн стал медленно опускаться на пол у ног Винсента Мэлло. Его Магнум остался в руке у «босса».

Все это происходило всего несколько секунд. Потому как после этого все собравшиеся в комнате услышали, как раздались два тихих хлопка, и на пороге дома, что-то грузно упало.

Послышался скрип входной двери.

И это немного озадачило Винсента Мэлло. Зато его стоявшему на ногах врагу придало сил.

– Черт всех подрал! – Выругался Джош Марито, – Раш, на помощь!

С этими словами он выстрелил в мафиозника.

И промазал! Пуля угодила в пол рядом с правой ногой Мэлло!

***

Когда детектив Раш открывал дверь, он услышал ругательства, а затем выстрел и сразу же оценил ситуацию.

Эффект замедленной съемки тут не подходил. Наоборот, действие неслось, будто скоростной локомотив, круша время и пространство на своем загадочном пути.

Салливан не знал, как обернется их задумка, поэтому действовал по наитию.

Он пронесся через коридорчик и оказался в гостиной как раз в тот момент, когда Винсент Мэлло, воспользовавшись замешательством врагов, достал свой собственный пистолет и перехватил поудобней револьвер Дорна. Положение у него было кошмарное, и он сам это понимал. Поэтому, как только Раш выглянул из-за угла коридора, тут же выстрелил в него. Детектив успел укрыться.

Тут уже начал палить очнувшийся от оцепенения Марито. Два его выстрела вновь ушли в стену, а третий зацепил левую руку Мэлло.

Тот громко вскрикнул и выронил свой пистолет.

– Я убью твою сучку, Марито! – мафиози наставил револьвер в правой руке на все еще корчащегося Дорна.

Джош Марито заколебался. От Мэлло его отделял журнальный столик и диван – рвануться и прыгнуть нет возможности, стрелять – руки начали трястись сильнее.

Но в это время Марито увидел, и на его лице появилось облегчение.

Мафиози и маньяк Мэлло этой перемены в лице противника не заметил, а еще он не обернулся, и все это стало его ошибкой.

Потому как детектив Раш успел подкрасться к нему сзади.

Последовал удар рукояткой пистолета по затылку, и для Винсента Мэлло игра под названием «Не дай своим шавкам растерзать себя» была окончена.

***

– Долго ты шел! – упрек Марито Салливан пропустил мимо ушей.

– Заткнись! – только и ответил он – после удара Мэлло завалился спиной на него и поэтому сейчас детектив, пыхтя, пытался опустить мафиози на пол и при этом не упасть вместе с ним.

Когда обмякший Винсент Мэлло оказался между диваном и стенкой, озлобленный Марито резво оказался рядом с ним и со словами «Жирная туша!» стал пинать Мэлло ногами по животу и лицу.

Салливан оттащил его и указал на Дорна.

– Любимый! – Джош опомнился и кинулся к своему любовнику, который все никак не мог восстановиться после удара.

– Да, теперь секса вам не видать…

– Да пошел ты, Раш! – процедил Вин Дорн.

– Раш, у тебя две минуты, скоро «Нора» очнется, и все сбегутся сюда, – произнес Марито, – Где ты припарковался?

– За вашим домом.

– Тогда тащи этот кусок дерьма в машину. С остальным мы с Вини разберемся сами.

Салливан Раш не стал больше задавать вопросы или отпускать саркастичные шутки. Хватит с него. Надо было заканчивать это дело.

Он посмотрел в лицо валявшемуся мафиознику. Нет, ужаса Винсент Мэлло не вызывал.

Очередной живой мертвец в этом проклятом мире.

И Салливан Раш был рад этому.

Он взял «жирную тушу» за руки и поволок к «черному входу». Его ждал клиент. А клиент ждал Винсента Мэлло. Нельзя было откладывать эту встречу.

5. С мыслью об Эбигейл

Она просила привезти Мэлло на склад в южной части города. Это было отнюдь не заброшенное здание с изрисованными и заблеванными стенами, а современный складской ангар фирмы Limon inc. Насколько помнил Салливан, эта логистическая компания занималась межконтинентальными перевозками и числилась в рядах «праведных фирм», не признающих коррупцию и «грязный» бизнес – даже удивительно для такого продажного города.

Она – клиент детектива – Рашель Эйнджел. Темноволосая красотка с внешностью подстать фамилии и железным характером, которому позавидовал бы сам маньяк Мэлло.

Она просила привезти его именно на этот чертов склад, и Раша это дико напрягло. Не возят убийц, возглавляющих мафиозный синдикат, в такие места. С ними расправляются в их резиденции, где они вооружены до зубов; убивают в ночных клубах, где они в VIP-зоне подсчитывают прибыль и нюхают кокс с задниц танцовщиц, а чаще убивают в зассаных подворотнях, куда выходят все «черные ходы» ночных клубов и прочих заведений.

Но Рашель Эйнджел сказала везти мафиози на склад, и по ее заверениям сейчас это было самое безопасное место в городе.

Детектив Раш поверил, она ведь клиент и платит. А за те деньги, которые дала мисс Эйнджел Салливану, он сказал бы на суде, что она господь бог… и не далеко бы ушел от правды.

Почему этой дамочке понадобился мафиози, Раш догадывался, но держал свое мнение при себе.

Он остановил машину перед большим ангаром, перед этим миновав забор с КПП. У входа уже стоял черный внедорожник.

Детектив вышел из машины в промозглую ночь. Сразу почувствовался запах упаковочной ленты, бумаги и складских помещений. Салливан не без труда выволок из багажника мафиози, все еще находящегося в полубредовом состоянии, и потащил того к дверям.

Мэлло еле шевелил языком, но даже так дал понять, что он думает обо всей этой ситуации.

Когда Раш втащил его в ангар, мафиози подхватили двое парней в строгой одежде и раза в два крепче Салливана.

Мэлло усадили на стул и связали.

За всеми этими процедурами сквозь темные очки наблюдала прекрасная мисс Эйнджел. Сырость и прохлада огромного склада не холодили ее, несмотря на то, что она была одета в тонкую белую блузу и широкие черные брюки. Шпильки ее туфель отбивали четкий ритм, когда она прохаживалась влево и вправо, глядя на избитого Мэлло.

Салливан внимательно наблюдал за ней – хоть эта дамочка и выплатила ему изрядную сумму, но опасности от нее исходило даже больше, чем от мафиози со всей его армией громил. Которые сейчас наверно переворачивают весь город в поисках своего лидера.

Но детектив был более чем уверен, что даже при большом желании мафиозный мир теперь вряд ли когда-нибудь увидит Винсента Мэлло… по крайней мере, живым.

Подтверждение своим мыслям Раш находил во взгляде очаровательного и опасного главы Limon inc.

«Эти переливчатые глаза Эйнджел под темными очками свели с ума многих мужчин, – думал детектив, – нельзя поддаваться им, иначе Салливан, ее красота поглотит и тебя. А такие женщины прекрасно умеют пользоваться этим».

– Сложно было его поймать? – вдруг прозвучал вопрос.

Салливан посмотрел на Рашель.

– Не особо… мне помогли.

– Думаю, ваши… помощники будут молчать.

Этот голос – нежный, но льющийся холодным тоном, будто горный ручей, точащий камень – не оставлял вариантов. «Она привыкла отдавать приказы, и не терпит, когда их не выполняют».

Рейтинг@Mail.ru