Алчущая пасть, или Кто там, вдали?

Ильяс Сибгатулин
Алчущая пасть, или Кто там, вдали?

I

– Вот ты думаешь, там безмятежность и пустота?.. Не, братец. Космос – это алчущая пасть гигантского зверя. Если у тебя кишка тонка, зверь проглотит тебя и похоронит в своей черной утробе. Но если ты сумеешь укротить этот космос, обуздать его… ну, взять за шкирку, то этот зверь станет покорным и даже даст пузо погладить! Ахахаха!..

– Эдинг?

– А?

– А что такое – алчущая пасть?

– Эээ, ну это, когда зверь скалится, рычит… понимаешь?

– Ага… но мне кажется, Космос – это просто бездна. Но, конечно, не пустая. Там мириады всяких песчинок, которые бывают размером с черную дыру.

– Да, в этом ты прав… Все, пошли антенну чинить.

Эдинг хлопнул Скайера по плечу, и они отправились из смотрового отсека в шлюз.

– Капитан, мы входим в шлюз, воздух закачан на 100%, – сообщил по общей связи посерьезневший Эдинг.

– Принято, старший механик, – ответила капитан.

– Слушай, Эдинг, а наш капитан…

– Что?

– Ну, у нее есть кто-то?

Механики надевали скафандры, помогая друг другу проверять датчики и надевать шлемы.

– Хех, а ты не молод для этого, Скайер? – по-доброму улыбнулся бородатый Эдинг.

– Да она всего на три года старше меня! – парень явно был смущен, – ладно, забудь.

– Да погоди ты… шлем защелкни… капитан Джилз… она ж своя в доску, но в работе спуску не дает, да и мужиков обычно не подпускает.

Рыжий Скайер задумался.

– Все братец, не отвлекаемся, это всего лишь второй твой выход. Не облажайся.

Откачка воздуха завершилась, и Скайер открыл наружный люк межпланетного корабля "Хобокен-2".

– Ну здравствуй, Космос, друг, – улыбнулся в рацию общей связи Эдинг.

– Эд, я твою довольную ухмылку даже на расстоянии чувствую, – прозвучал тонкий саркастичный голос инженера Кэтти Бо Арн.

– А сам сказал, что надо собраться и не шутить, – сказал Скайер.

– Это я тебе велел не расслабляться, младший механик, а мне можно, я уже с Космосом подружился, – невозмутимо ответил Эдинг, – посмотри, братец, на эту тьму вокруг. Мы сейчас в пасти зверя. Он дарит нам свои величественные красоты, но в миг может передумать, и тогда его пасть навсегда захлопнется.

– И мы останемся здесь?

– Да, Скайер, именно здесь, среди этих мириад песчинок.

Механики направились в сторону поврежденной антенны в головной части корабля, уверенно и мерно передвигая карабины страховочных тросов вдоль корпуса. Они подобрались к главному обзорному иллюминатору пункта управления и помахали смотрящим на них с мостика капитану, инженеру и только заходящему в отсек медику Ва Эйсу.

– Юнити, это "Хобокен-2", говорит капитан Джилз. Докладываю, младший бортовой механик Скайер под руководством старшего бортового механика Эдинга приступил к устранению неполадок основного модуля связи. Сейчас сигнал передается вам через вспомогательную антенну. Время начала починки 16:40 по Среднему эллипсу. После устранения неполадок возобновим с вами связь по главному каналу.

В эфире наступила тишина, но буквально через несколько секунд прозвучал официальный голос.

– Принято, капитан. Скайер, с боевым крещением тебя.

– Спасибо, Юнити, – ответил механик, вскрывая внешнюю панель управления антенной, – признаюсь, немного волнуюсь.

– Не дрейфь, братец, я с тобой. Не дам алчущей пасти Космоса проглотить тебя, – по-отечески сообщил Эдинг. Он находился рядом со Скайером и контролировал процесс, – кстати, Джилз, почему бы нам не включить в эфире музыку, а?

– Кстати, Эдинг, почему бы тебе не сохранять субординацию и тишину в эфире.

За кадром послышались сдавленные смешки.

– Я же говорю, женщина-огонь! – сказал Эдинг Скайеру, переходя на их внутренний канал связи.

– По-моему, ты просто неправильно подал информацию, – улыбнулся младший инженер, – давай я попробую.

Он включил общий канал и произнес.

– Капитан Джилз, я так понимаю, раз у меня сегодня боевое крещение, то мне полагается бонус.

– Правильно понимаешь, Скайер. Традиции есть традиции, – спокойно сообщила Джилз.

– Тогда можно попросить тебя включить для нас всех хорошую музыку на твой вкус… пока меня Эдинг своими аллюзиями на космическую пасть зверя окончательно не достал, и я его в этот открытый космос не вытолкнул… пожалуйста, ты же такой справедливый капитан!

– Ух ты! Глянь, Эйс, – насмешливо обратилась Кэтти, – а парень-то капитану глазки строит!

В эфире послышался перешептывающийся смех членов команды "Хобокена-2".

– Так, отставить.

Молчание.

Затем в эфире заиграла мелодичная песня.

– Спасибо, капитан, – улыбнулся Скайер, довольно глядя на Эдинга.

– Учти Эд, я это сделала не потому что побоялась, что твой помощник выбросит тебя в космос, – весьма строго произнесла Джилз, а потом более насмешливо и даже смущенно добавила, – а просто Скайер – симпатяшка и умеет просить.

– Она еще и издевается, – Эдинг развернулся к главному иллюминатору спиной, зная, что вся команда наблюдает, и показал им на свой зад.

– Фу, тощая задница, – констатировала Кэтти Бо Арн.

Под общий смех и музыку в эфире Скайер сообщил.

– Я нашел причину неисправности.

– Что там? – спросил посерьезневший Эдинг, подлетая к напарнику.

– Вот смотри, вот эта плата контроля сгорела. Предохранитель спас остальные, но потом перегорел и сам. Система автоматически отключилась.

– Да, черт, когда нам уже будут поставлять качественные детали. Мы же все-таки космическая межпланетная миссия!

– Спокойней, Эд, у тебя давление подскочило, – впервые вмешался в разговор медик Ва Эйс.

– Я впорядке, док.

– Сейчас, Эдинг, я поменяю испорченные элементы и перезагружу систему связи, – отрапортовал Скайер.

– Все верно, парень.

– Принято, – также отозвалась капитан, – сколько на это потребуется время?

– Эм… не больше пяти минут, капитан.

– Действуй.

– А мы уже… правда, Скайер?

– Да, Эдинг.

Механики сосредоточились на ремонте.

– Ах ты ж, коленом об стул! Смотри, парень, тут еще и плата сканирования треснула, – через какое-то время сказал Эдинг.

Скайер взглянул на то место, куда указывал его напарник.

– Вроде повреждения некритичны.

– Давай лучше перестрахуемся, – старший механик включил общий канал и сообщил о проблеме.

– Да, не хорошо, – согласилась Джилз, которая по совместительству была и навигатором, – отключив систему, вы оставите нас без датчиков сканирования, "Хобокен" будет слеп целых пять минут, это много… можно сократить время?

– Постараемся, капитан, – ответил Эдинг.

Они со Скайером ускорились и действительно завершили ремонт раньше.

– Джилз, перезагрузка системы займет три минуты.

– Хорошо, Эд. Возвращайтесь. Скайер, ты молодец.

– Спасибо, Джилз.

Механики начали переход к основному шлюзу.

В это время капитан сообщила.

– Юнити, это "Хобокен-2", мы устранили неполадки. Будем перезагружать систему, нас не будет в эфире три минуты.

– Принято. Удачи, Джилз, – отозвался центр контроля за полетами.

– Перезагрузка системы через 3…2…1. И все, тишина, – капитан потянулась в кресле и даже позволила себе расслабиться.

Инженер Кэтти Бо Арн и медик Ва Эйс пили кофе и мирно беседовали за общим столом, в углу пункта управления.

Механики Эдинг и Скайер возвращались к шлюзовому отсеку.

– Ты посмотри вокруг, братец! Это же величие! – все также восхищено говорил Эдинг.

Они отлетели немного от корпуса корабля, совсем недалеко, страховочные тросы даже не натянулись на полную длину.

Но этого уже хватило, чтобы Скайер почувствовал себя плавающим в безграничном океане.

– Ух, ты, как-то жутковато.

А Эдинг просто наслаждался невесомостью и пейзажами, как вдали светит Солнце, как озорно подмигивают в этой кромешной тьме бриллианты звезд и планет, как отсутствие притяжения позволяет почувствовать себя сразу и рыбой в толще воды, и соколом в синем небе. Вот только "океан" здесь не давил, а "небо" не кружило. Здесь, в черной пасти Космоса все было эфемерно, но от этого еще более значимо. Эдинг улыбнулся.

– Ты сегодня хорошо проявил себя, Скайер, смело заглянул в алчущую пасть зверя и почти укротил его.

– Почему "почти"?

– Потому что… эээ…

Эдинг отвлекся.

– Что это там?

Скайер повернулся в сторону корабля и как раз успел заметить, как нечто врезалось в корпус в дальней от них части "Хобокена". А потом еще раз, и еще…

Рейтинг@Mail.ru