Архивы МФКСАМ

Гарри Гук
Архивы МФКСАМ

Объект №4: Бессмертный

Однажды в баре двое друзей собрались выпить в пятничный вечер. Одного звали Сергей, а второго Ларри. Последний пригласил своего товарища в этот бар для того, чтобы рассказать одну интересную им находку. Они сели за столик, взяли две кружки светлого и Ларри достал папку.

– Ну и что там у тебя? – ослабил галстук Сергей.

– Ты веришь в бессмертие? Или в путешествия во времени?

– Что? Нет! Это чепуха! Ты походу уже пьян.

– Нет, послушай меня! Итак, однажды я как обычно перед сном лазил по всяким сайтам. И наткнулся на одну статью. В ней говорилось, что якобы существует «Бессмертный» человек. Но я считаю, что это путешественник.

– Что за хрень? Я пошёл.

– Нет-нет, погоди! Я сначала также подумал, пока не стал искать. В статье говорилось, что в конце семнадцатого века в североамериканских колониях Британии появился некий человек. Его звали Адам Ги́стер. Но для людей он запомнился, как «Бессмертный». Он служил в церкви и в одно время стал одним из самых почитаемых священников во всей Америке. Каким-то магическим способом он спасал людей от смерти. Говорят, он изобрёл эликсир молодости!

– И что же с ним случилось? Умер? – с иронией спросил Сергей, потянувшись за кружкой.

– Он пропал. Говорят, он создал культ и со своими последователями смог выйти на контакт с пришельцами!

– Да, ты однозначно пьян. Теперь ты можешь вести всякие бредовые телепередачи про конспирологию.

– Стой! Вот смотри. – Ларри достал портрет богато одетого человека 1920-х годов. Его лицо было вытянутое и бледное, с выпирающими скулами и длинными закручивающимися усами. – неизвестный богач, говорят, один из самых богатых и влиятельных людей того времени. Именно он, если верить архивам, спонсировал Гитлера.

– То есть, ты хочешь сказать, что он сначала всех спасал и помогал людям, а потом участвовал в создании Третьего Рейха? – с ещё большим скептицизмом сказал Сергей.

– Да. .

– Но зачем?

– Не знаю. И вот ещё. – Ларри достал фотографии американских гангстеров начала 1930х – банда «Червовая Семёрка». И их главарь Билл Джексон. – он указал на мужчину с сигарой во рту и с автоматом Томпсона. – Это тот же самый человек! – у гангстера было такое же лицо, только идеально выбрито и со шрамом на правой щеке.

– Угу. То есть Великая Депрессия тоже его рук дело?

– Я не знаю. Сомневаюсь. Скорее всего он просто ездил туда развлекаться или что-то того. – Сергей посмотрел на друга возмущённым взглядом. – Он же Бессмертный! Для него нет смерти вот и он так и развлекался! Ладно, я ещё накопал фотографий. Когда же в Германии к власти пришли нацисты, он был частым гостем фюрера. Правда, там его уже звали Адольфом Гамбургом. Наверное, он многое советовал Гитлеру. Ну а в тридцать девятом, как началась война, он занял должность учёного, и работал в Британском концлагере до самой революции. Кстати, скорее всего именно он сказал Гитлеру, чтобы тот принял условия Сталина и СССР вошли в Ось.

– Ты походу ещё и травку куришь, верно? Что за теории заговора? Ещё скажи, что мы все под наблюдением какого-нибудь Галактического Союза и вообще, вся наша планета и жизнь на ней это один большой эксперимент! Я больше поверю в то, что существует организация, которая контролирует все аномалии в мире. Боже, такой бред. Я ухожу, а то заражусь от тебя, не знаю, чем ты болен, шизофренией?

Сергей гневно вышел из бара. Ларри медленно пошёл к барной стойке. Он грустно смотрел на папку с фотографиями, которыми пытался убедить друга.

– А может я и вправду психически болен?

Тут в бар вошёл мужчина в тёмном пальто лет пятидесяти. По его лицу было видно, что он чем-то психически подавлен.

– Мне пожалуйста коньяка. – с тяжестью он прохрипел.

– С вас 100 долларов. – незнакомец потянулся в карман за кошельком и достал купюру с Бенджамином Франклином.

– Что с вами случилось? – спросил Ларри незнакомца.

– Я участвовал в одном эксперименте, во время которого я влюбился. И она ответила мне взаимностью. Я понимал, что эта именно та. Что это настоящая любовь. У меня никогда не было полноценных отношений. Так вот, как я сказал мы влюбились друг в друга. Но в ходе опытов произошла трагедия и она погибла. – он резко остановился и стал тяжело дышать.

– Вот ваш коньяк. – бармен с полным безразличием поставил перед мужчиной стакан.

– Её, к сожалению, больше не вернуть. – стал утешать незнакомца Ларри.

– Да, я знаю. Но вот бы мы могли победить смерть. Найти способ.

– Да, было бы хорошо. Но мы не бессмертные. – Ларри пошёл в сторону мусорного бака и выкинул папку с фотографиями.

– Что там у вас было?

– Да, так. А вы, как я понимаю, учёный?

– Да. Биолог. Но если точнее, то биоинженер.

– И где вы работали?

– На одной базе в Кёнигсберге.

– Дайте угадаю, вы пытались заморозить человека в каком-то научно-фантастическом холодильнике? – с улыбкой на лице произнёс Ларри, пытаясь приподнять настроение незнакомца.

– А, да. – прошептал мужчина. Вдруг он поднял голову на Ларри. – Точно. Крионика! – на лице незнакомца появилась улыбка. Он резко встал и побежал к выходу, оставив пару купюр в виде чаевых, недопив свой коньяк.

Объект №5: AI–910

I

Республика Кёнигсберг. 2050 год. Это небольшое закрытое от всего внешнего мира государство, всё, что осталось от былой империи Гитлера, которая распалась в начале 1960-х из-за гражданской войны против геноцида евреев. Именно тут до сих пор сохранилась вся та свастика с приветствиями. Именно тут один из лучших специалистов по биоинженерии стал работать над секретным экспериментом. То есть я. Приехал сюда из Москвы. Этот город безумно красив. Но всё же хорошо, что больше нигде не существует нацизма. Потому что при всей красоте этой республики и при всей дружелюбности местных жителей, мне тут дискомфортно.

Как уже сказал, я приехал из Москвы, для изучения, недавно открытого учёными организма. Оно является вязкой, полужидкой массой грязно-белого цвета, обладающей свойствами ньютоновской жидкости. Нам надо более подробно изучить его и выяснить есть ли у него разум. Это существо было открыто, как мне сообщили, на дне Марианской впадины.

II

Я прибыл в город утром. Красота Кёнигсберга сразу же въелась мне в сердце. Это как любовь с первого взгляда. Эти домики, эта брусчатка, эти готические церкви…

В аэропорту меня встретили и отвезли в гостиницу «Ландсбург». Внутри здания всё было как в охотничьем доме. Чучела и головы животных, ружья, картины природных пейзажей и прочее старинное барахло. Мне выдали ключ и провели до номера. Внутри было скромно: кровать, тумбочка, туалет и старый светильник. Этого было достаточно, ведь я всё время буду на работе.

Следующим утром за мной приехал автобус. На нём я с другими сотрудниками добрался до лаборатории. Это был охраняемый правительством объект. Небольшое четырёхэтажное здание с большим подземельем. У входа меня ждал человек, открывший науке того существа – Отто Гольдберг. Приятный и оптимистичный молодой парень, напоминающий меня в молодости. Мы познакомились с ним, и он стал проводить мне экскурсию по зданию.

Через час мы пришли к самому главному. В кабинете, через стекло учёные наблюдали как существо AI-910 (именно так назвали его) справится с несложным лабиринтом. В помещении кроме учёных находился заведующий лабораторией Август Геринг. Заметив меня, он обратился к Отто:

– Это, как я понимаю, специалист из России?

– Да, господин.

– Хайль! – обратился он ко мне, подняв руку.

– Здравствуйте. – ответил я. Он с презрением посмотрел на меня, но ничего не сказал.

В кабинете кроме Августа была женщина, которая следила за мониторами. Её красота как Кёнигсберг: тоже впала мне в душу. Я захотел познакомится, но побоялся подойти поближе.

Тем временем AI-910 дошёл до конца лабиринта, где его ждала горсточка сахара.

– Полминуты, неплохой результат для него, не так ли? – сказал я.

– Министру нужен солдат, а не слизь, которая прошла кое-как простейший лабиринт.

– Мы будем работать над ним. – ответил неуверенно Отто.

III

На следующий день я всё-таки отважился познакомиться с той незнакомкой. Она тогда наливала себе кофе, когда я подошёл сзади.

Я представился, и мы разговорились с ней. Как выяснилось, её звали Майя, и прибыла она в город 5 лет назад. Под конец нашего чудесного разговора я пригласил её в ресторан.

Вечером я арендовал такси люкс-класса, и мы поехали в центр города в «Гинденбург». Этот ресторан является одним из старейших заведений во всей республике.

Внутри доминировали бардовые оттенки, вся мебель из тёмного дуба, на стенах знамёна со свастикой, звучал оркестр.

Хостес проводила нас до столика и предложила меню. Мы остановились на жаренном гусе с яблоками.

– Хорошо, а из напитков?

– Мне пожалуйста гранатовое вино. – ответила Майя.

– Мне тоже самое. – хотя мне не нравилось никакое вино, в тот вечер я его полюбил. – Ну, как, тебе тут нравится?

– Очень. Единственное – вся эта свастика. Не понимаю, как это всё тут сохранилось. Германия, Чехия, Польша, Австрия… – все ушли от прошлой политики. Кроме Кёнигсберга. Спасибо, что меня не сожгли в печи.

– Почему же?

– Я еврейка.

– А, понятно. Хорошо, что антисемитизм ушёл в прошлое.

– И не говори. Всё-таки Гитлер был тем ещё ублюдком. Пытался вырезать наш народ, хотя сам скорее всего имел еврейские корни. Ты же знаешь Вернера Гольдберга? – я кивнул головой, сдерживая смех. – идеальный немецкий солдат, имеющий еврейские корни. Чтобы быть как он и служить фюреру, нужно быть евреем! – она иронична произнесла это, после засмеялась. Я тоже. – какая-же всё-таки была страна дураков. Ох, ладно, хватит политики. Расскажи-ка про себя.

– Ну, я приехал из Москвы. Раньше был астрономом, пытался найти инопланетные расы, но 25 лет ушли в никуда. Тогда я бросил это, переучился и стал одним из лучших специалистов в биоинженерии. Знаешь, раньше моя жизнь была полна драйва. К двадцати одному году я побывал во многих странах и даже в космосе!

 

– Ты шутишь?

– Нет, правда. Я был самым молодым посетителем МКС. Но после комы моя жизнь лишилась всего этого. Конечно, я сам виноват. Я пообещал себе, что больше никогда не буду рисковать и в итоге я превратился в старого скучного пердуна. Вот так.

– Ого. А из-за чего ты впал в кому?

– Из-за одного очень опасного эксперимента. Был построен портал, и я стал его испытателем. Естественно всё пошло не по плану, портал взорвался, а я оказался в больнице. Где-то полгода провёл.

– Полгода?!

– Да. Около месяца я был в коме. Оставшиеся время за мной наблюдали и лечили.

– И какого это?

– Честно говоря, хреново. Мне снился сон, будто я попал в будущее, в разгар Великой Галактической Войны. Представляешь, какой бред. Конечно же, я поверил, что это был знак судьбы, и я избранный, который положит конец той войне, поэтому я стал изучать космос. Но как видишь, ничего не нашёл.

– Ничего себе. А может ты ещё не готов?

– В смысле?

– Ну, не знаю, может тебе нужно чем-то пожертвовать, чтобы найти те расы и выиграть войну. Или может судьба тебе сказала: «Ты избранный, но война не скоро, мы тебе перезвоним».

– Да вряд ли, я прекратил верить в это. Если бы не AI-910, я бы вообще уже не верил в сверхъестественное. Так, ты про меня уже многое знаешь, а я о тебе ничего. Теперь твоя очередь.

– Ладно, я приехала из Тель-Авива. Мне сорок пять. Моя жизнь не настолько насыщенна. По крайней мере, в двадцать один год я не была на МКС – она смущенно улыбнулась. – с самого детства интересовалась биологией. В итоге тоже стала специалистом в своей стране. После у меня был выбор: я очень хотела поехать работать в Штаты, очень уж они меня привлекали, мои родители были за то, чтобы я осталась на родине, а мой муж – немец, убеждал меня поехать к нему сюда. Так я тут и оказалась. Приехала в Кёнигсберг, как я уже говорила 5 лет назад и теперь я работаю здесь. Можешь выдыхать, с мужем я развелась год назад. Он начал сильно пить, а когда он пил, в нём пробуждался Гитлер. Теперь всё это мне напоминает о нём и о тех сгоревших заживо евреях. Да, это было девяносто лет назад, но всё же…

Официант принёс гуся.

– Ты же сказала, никакого больше политики – я налил вино. – Ну-с, за вечер!

– За вечер.

Бокалы стукнулись и послышался звонкий «дзинь!». Оставшиеся вечер мы болтали о всяком, поедая вкуснейшего гуся с яблоками.

Рейтинг@Mail.ru