Острые рифмы

Фёдор Иванович Быханов
Острые рифмы

Ответ с поправкой

Цена осведомленности известна:

Чем меньше знаешь – тем удобней спать.

И все ж любой с насиженного места

Готов сойти, чтоб новое узнать.

Экран, газета или репродуктор,

Не знающие окрика оков.

Помочь способны обществу, как доктор

Избавиться от язв и сорняков…

…Там, где добру учили по закону,

Чтоб с измальства все лучшее познать.

Случилось как-то отыскать корону

Тому, с размаху кто привык решать.

Всё прежнее противилось недолго:

–Вот развалю и стану созидать

В таких делах помощник – не иголка

Не в стоге сена можно отыскать.

И вот уже повыталканы в шею

Разумное, кто сеял на века.

Попробуй-ка остановить затею,

Узнаешь: сколь «горячая рука».

Однако есть у чад и домочадцев

Родительское – «противленье злу»

Нашлась бумага, чтобы подписаться

Под заявленьем к новому царю.

Такой «молоть не должен, как Емеля»

Себя ж поправить – велика ли честь?!

Так – по закону. А на самом деле

Оставить, порешил он, все, как есть.

Сплетен ответ совсем не без коварства –

Не разуметь: – О чем же, право, речь?

Но хорошо, что есть у государства:

Кому от лжи, таких предостеречь.

Желающих на пост всегда немало.

Иль, по-другому: прежний «выйдет в свет».

Но главное – чтоб фигу, как бывало,

Не скручивал на критику в ответ.

Товар с помойки

Прекрасен город с птичьего полёта,

Когда не видно: – Что там под ногой?

А приглядишься: и следы налёта

Увидишь варваров повсюду пред собой

Один готов на голову другого

Свалить весь сор, что накопить сумел

Последний из «закона» же морского

Остатки вывалит поблизости, где ел.

Бывает и отыщется скаредный:

Поднимет то, что брошено в утиль.

Да клич издав торжественно – победный

Уж ищет сборщица порожнюю бутыль

Всё остальное на костре у дома

Спалить стремятся, не смотря на дым.

А там глядишь, недалеко до грома –

Коль не отравимся, то значит, погорим.

Лишь дворники при метлах и лопатах.

Погрязнуть в мусоре хоть как-то не дают.

Да изредка на шинах толстопятых

Спецтранспортом на свалку дрянь везут

Казалось бы – Вот место упокоя…

Да только зря ль кружится вороньё?

Бомжи стремятся отыскать такое,

Что поценней, чем пошлое рваньё.

И ну грузить мешки, как говорится.

Здесь всё годится на базарный ряд.

Тем более, что свалка не граница,

здесь карантинный не стоит наряд.

Добычу прет – со скопищем микробным.

В трамвае начиная заражать.

Потом чтоб уцелевшим – принародно

Товар Б.У. повсюду продавать.

Не пахнет прибыль с мусорных процентов:

Мол, видел сам, бедняк, что покупал…

На то врачи – лечить, чтоб пациентов,

И есть могильщик, дабы закопал.

Смирились зря перед помойным кладом,

Пора его возврат остановить

Да так, чтоб всякому уж было неповадно

С собой заразу в город завозить.

Простое решение

Любой рождается для счастья.

С душою словно чистый снег.

И воспитания участье

Судьбе – надежный оберег

Как побежит малец по полю,

Какой забьет в ворота гол

Такой окажется и доля,

Что каждый для себя нашел.

Неплохо, если рядом будет

Такой, кого честнее нет.

Да только мало ль всюду судеб

Когда советчика и нет?

Всех распустить – ума не надо

Зевнул начальник – нет кружка…

И уж наставник снят с оклада,

И уж проблем как из мешка

Вздремнуло общество немножко,

Как породил кошмары сон.

Летит в раскрытое окошко

Беда со стаею ворон.

Забыт футбол. Зато грабитель

Научит обойти закон.

Затем подобный сей учитель

Навалится со всех сторон.

Сведет из класса за ограду,

Туда – где легче подучить.

За ослушание в награду

Даст уколоться, закурить.

Нальет в стакан хитрющий «пройда»:

Дерись, мол, корешок, да режь..

И невдомёк мальцу. Что пройден

За грань закона им рубеж.

Теперь «романтика» осталась:

Украл, напился и в тюрьму.

Общественность коль постаралась

Зарыться в крайнюю нору

Пора раскаянья наступит,

Вину придётся искупить.

И тут дошли до самой сути

Учить нам – проще иль судить?

Рецепт от хвори не скрывают –

Живут спокойно только те

Кружки кто чаще открывают

Чтоб не слоняться ребятне!

Возвращение

Огонь когда-то научил быть умным:

Сушить бока, готовить на костре.

Но окончательно стал человек разумным

Лишь газ природный подчинив себе.

Однако не везде и не повсюду

Прошлась газификация волной.

Порою с газом предлагают люду

Стакан лишь с газированной водой.

И так обрадовала воля руководства:

Газопровод построить – провести.

Мол, Новый год встречать уже придётся

Всем с газом – стоит спичку поднести.

Кратчайший путь указан по проекту:

Вот – вот труба придёт издалека.

Ну а пока – готовьте здесь разводку,

«Болото волчье» осушив слегка.

Воспринят был наказ «под барабаны».

Возликовав, как в бой пошли на труд.

В мечтах уж видя газовые краны,

И день, и ночь – не покладали рук.

Болотный дух и тот готов был сдаться –

Напору он людскому уступил.

Разводки газовой уж стали проявляться

Те очертанья, что проект сулил.

Но деньги кончились – закопаны в болото.

Вопрос возник: «Где с центра капитал?»

Но лишь на посулы щедры там отчего –то

А вот реалий – случай не настал.

И стало ясно – фокус не удался!

Как тех ушей – не зрить газопровод…

Тем более, что вдруг приказ раздался:

Подготовительных свернуть объем работ.

И снова, да ладом дрова изводим.

Нас уголек по – прежнему коптит…

А день за днем, как водится, проходит.

За годом год уж времечко летит.

И вдруг опять про газ пошли дебаты –

Трубу сулят к зиме как из горсти.

Давайте, мол, трудитесь как когда-то

К домам пораньше сети провести.

Да с памятью, куда пойти ли, деться?

Как позабыть былого зряшный труд..

Вдруг, как и прежде, смогут отвертеться?

И вновь проект с дороги отзовут!

Не поспешая, дождались аврала-

Теперь за срочность все вдвойне платить.

Чужого опыта нам, что ж не доставало?

На грабли собственные рвемся наступить…

Табу на рынок

С тех пор как пращур – отморозок

Пешком раздумал пыль топтать.

Так много создали повозок,

Что и пером не описать.

Три колеса, а не до смеха –

На них пытаются везти.

Ведь лучше даже плохо ехать,

Чем хорошо пешком идти!

Есть у комфорта и вершина –

Такси. Лишь денежки плати.

И персональная машина

Газует так, что грязь летит

Что – человек? Сам царь звериный

Не обессудит, коль его

Покатят грузовой машиной

Под тентом «супер-спец-авто».

Здесь, впрочем, тоже не без правил:

Не всякий годен грузовик,

Чтоб пассажира в нем доставить

Так безопасно, как привык.

Не обойтись тут без придирок:

– Водитель, предъяви права!

А то посадит пассажирок

Так, что рискует голова.

Но есть у требований норма:

–Зачем запрет – табу вносить

Тем, кто по рыночной реформе

Свой труд попросит оплатить.

И в гужевой повозке, дядя,

Без корма ты – ни «тпру», ни «ну».

За всякого, кого посадят

Обязан кто-то «внесть деньгу»!

Иначе долго не продюжить:

Сегодня – возят, завтра – нет!

Лишь с господдержкою послужит

Единый проездной билет.

Прожорливая напасть

Не спутаешь весною садовода-

Штурмует он автобус и вагон.

Чтоб в толчее подобного народа

На дачный свой отправиться кордон.

Идет работа. Рук не покладая

И стар, и мал копают и рыхлят.

Чтоб поднялась рассада молодая

Того, что домочадцы их хотят.

И результат торопится сказаться –

Как на опаре тянутся ростки:

Спешат росою щедрой напитаться

И вкус, и цвет под солнцем обрести.

Потом в сады потянутся иные –

Кто не копал и не полол траву.

Им нравится садили что другие

И что доступно прямо на корню.

Тут аппетит умерить трудновато –

На дармовщину уксус – прямо мёд.

И хрумкают чужое подловато

Спешат – пока другой не отберет.

Не та беда, что сделают едою

И чем набьют карманы и мешки.

Они разор оставят за собою –

Сломают, вытопчут вершки и корешки.

Пока темно – шустрят воры на грядках.

Несут тайком хапужий урожай

Чтоб утречком – на рыночных порядках

Продать его хозяйке невзначай.

Тут не помогут колья и засады.

Капкан поставишь – тоже унесут.

Пока не выйдут строгие наряды

И город от напасти не спасут.

Выбор

Ошибка Дарвина от веку-

Не труд образил обезьян.

Их превратила в человека

Большая тяга к новостям

На то, не выразить что устно

Нашлись бумага, тонны клея.

И вот заляпано все густо

Расклейщикам и объявлений.

Затем «пиар» оделся в латы.

На лжи карьеру кто-то строит.

Чтоб самому попасть когда-то

В ту яму, что другому роет.

Но есть коль честная газета,

Которой верит весь народ,

Чиновники из кабинетов

Пытаются пойти в обход.

Событий личный толкователь

В тираж запущен и в печать.

 

Да только выберет читатель –

Кому симпатии отдать.

Он ежедневную газету

Не променяет, еже ей

На лист (кому и года нету)

Каких-то там ведомостей.

Жизнь бьёт ключом.

И журналисты

Не поддадутся на тычки.

Ни чем уймутся

Пародисты,

Готовые втирать очки.

Дорогая денежка

Ещё Марксизм не зародился,

Не обозначил всех проблем.

А уж в народе появился:

«Товаров на товар обмен».

Затем нашлись эквиваленты

Чужого тяжкого труда…

Природы редкой элементы

Дарила рудная среда.

Где серебро, где медь и злато,

Где звон медалей, Кубков блеск.

Там претендентов многовато

Сказать: Кто трудится – то ест!

Теперь всему мерилом – деньги!

Имеешь коли господин!

Товары, брюлики и «феньки»

Позволить можешь ты один.

К другому в классе без почёта:

– Верни, коль нечем заплатить!

И по ночам тогда забота.

Крадущимся замки ломить.

Однако, вор, не жди пощады.

Когда с поличным угодишь.

Тут выбирать бы раньше надо:

– Какую будущность «хотишь»!

Одна пойдет сбирать бутылки

(Любой почетен все же труд!)

Другой, пристроится на рынке

Съедать, что вкусного дадут

Но с дармовщинкой стало хуже:

За свет, и тот плати сполна.

В такси, промчаться чтоб по луже

И то копеечка нужна.

Хотя не позабыты льготы:

– Верните хоть чуток от них!

Тому, кто нынче без работы,

Всю жизнь трудившись – на других.

Был отклик, льготы потерявшим:

– Лишь в полцены соцпроездной.

Мол, с ним, как будто в день вчерашний,

Доставят с дома и домой.

Вот только автоперевозчик

Не всякий плату получил.

Как будто озорной насмешник

Его к маршруту подманил.

Везет смирясь, скрывая ропот,

Не то в опалу угодит.

Но зреет требований рокот:

– Верните, что Закон велит!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru