banner
banner
banner
полная версияЗеркальные сказки

Евгений Вальс
Зеркальные сказки

– Ваше время, ушло, поэтому оставьте его и дайте насладиться коротким мигом важности, – послышался загробный голос из-под толщи объявлений и реклам. Призрак кашлянул и обратился к новичку: – А ты не кричи о своей важности, иначе будет больнее, когда тебя заклеят.

– Вы не понимаете, – всколыхнулся на ветру тетрадный листок, – у меня действительно очень важная миссия!

– Ну-ну, а я со своей рамкой должна висеть в галерее, – проворчала реклама студии визажа.

Она несколько раз пыталась скинуть заслонивший её красоту листок, но вскоре поняла, что клей затвердел.

На доске объявлений воцарилось молчание. Ничего удивительного не случилось, так происходило с каждым из них. Место новичка вскоре займёт другое объявление, которое также будет убеждать всех в своей важности. Сквозь тишину, отстранённо от происходящего, зашуршала визитка эзотерического магазина. Плавно, словно засыпая, она произнесла:

– Ты мог бы стать корабликом и плыл бы по бескрайним дорогам мирового океана!

Никто не отреагировал на странные слова, даже тетрадный листок. Вместо ответа он просто начал представлять себе, как превращается в кораблик, готовый уплыть отсюда далеко-далеко.

– А может быть, новое объявление действительно важное? – вдруг нарушил тишину тоненький голосок рекламы об оптовой продаже игрушек.

Маленькая, но яркая листовка была хитро приклеена в правом верхнем углу и до сих пор ещё не сказала ни единого слова.

– Смотрите, кто заговорил! – удивились вокруг.

– Теперь понятно, почему она молчала, – нашла новый объект для насмешек реклама шейпинга, – лучше молчать, чем говорить глупости.

– Да, первые слова – всегда глупость, – согласилась с ней реклама студии визажа.

Однако тоненький голосок не затих после услышанного.

– Но почему вы не хотите ему поверить?

– Наивное дитя! – вздохнул призрак: ему больше других было известно, что это невозможно. – Не нужно говорить о нашей важной миссии. Он скоро сам поймёт. Ведь нас всегда читают не те!

Вновь на доске объявлений воцарилась тишина. Но теперь в ней не было оттенка разочарования. Слова кольнули каждого, а сильнее их ощутил тот, кто ещё оставался новичком на доске объявлений.

– Вы колышетесь на ветру, не зная, для кого вы здесь развешаны? Вас всегда читают не те?! – возмутился тетрадный листок. – Может быть, без красочного оформления важность моей миссии и иллюзорна, но я не хочу истлеть здесь вместе с вами, вспоминая о «коротком миге важности»!

Призывая в помощники холодный ветер, он изо всех сил рванулся от доски объявлений. Не держась за неё прочно, тетрадный листок с лёгкостью покинул плоский фанерный мирок и понёсся прочь, всецело отдавшись во власть стихии.

Ему не суждено было стать корабликом, но сейчас он кружился в бешеном потоке ветра, разрушая бриллиантовые капли дождя и напоминая себе свободную белую птицу.

Намокший, в радужных разводах от расплывшегося фломастера, очень скоро он столкнулся с мимо проезжающим автобусом. Разбушевавшаяся стихия приклеила его к лобовому стеклу, и пассажиры смогли прочесть:

Моя прекрасная незнакомка,

Я не сразу осознал, чем для меня

Была встреча с тобою.

Я ИСКАЛ именно ТЕБЯ!

Сейчас я надеюсь только на чудо!

Я подал тебе руку, когда ты выходила из автобуса,

а твой полосатый шарф зацепился за мои пуговицы.

Я не позволительно долго смотрел в твои зелёные глаза

и с тех пор не могу их забыть!

Если ты ещё помнишь меня, позвони…

Объявление с надеждой наблюдало за тем, как девушка читает расплывшиеся строки. На её губах расцвела улыбка, а рука скользнула в сумочку за телефоном.

ПУГОВИЦА

В очень тесной коробке жили разноцветные пуговицы. Для них обычный день начинался и заканчивался собиранием сплетен, которые они слушали своим единственным ушком. Каждая новость ценилась очень высоко. Но превыше всего они ценили нитки, ведь их количество на оторванной пуговице определяло её статус в коробке. А ещё они развлекались, делая ставки обрывками ниток на того, кто следующим покинет их тесное жилище.

Такое событие случалось нечасто, но обещало счастливчику выход в лучший мир. «Состоятельные» пуговицы с упоением рассказывали обо всём, что слышали там, и брали за это соответствующую плату. Таинственный мир звуков за коробкой завораживал их и заставлял мечтать о нём. Пуговицы готовы были отдать последний обрывок нитки, чтобы услышать о величественном рёве мотоцикла или звоне бьющегося стекла. Но не все жители коробки брали плату обрывками ниток за свои рассказы. Коричневой пуговице это просто доставляло удовольствие.

– Я не хочу больше слушать о музыке, звучащей в шуме дождя, – отвернула от неё своё ушко голубая пуговица.

– Когда мы выиграем ставку, у нас будет столько ниток, что ты сможешь купить любую новость, – заверила её рассказчица.

– Я не хочу чувствовать себя должницей.

– О чём ты говоришь?! – обиделась коричневая пуговица. – Разве ты когда-нибудь слышала от меня о долгах?

– В последнее время я слышу только о шуме дождя.

– Ну, хочешь, я расскажу тебе о том, как мы вместе с тобой, пришитые самой крепкой ниткой, будем наслаждаться смехом маленького ребёнка?

Голубая пуговица вместо ответа попыталась откатиться от неё подальше, но соскользнула и очутилась ещё ближе.

– Ты хочешь, чтобы мы помечтали об этом вдвоём? – обрадовалась коричневая пуговица.

– Мы никогда не будем пришиты вместе! – фыркнула та. – Мы совершенно разные.

– Так думаешь только ты…

– В отличие от других, я не могу не замечать очевидное.

– Это мешает тебе мечтать.

Коричневая пуговица с досадой посмотрела на полоску света, разрезающую мрак коробки: желанный мир звуков был рядом! Там её «пронзит» вой самолёта и заставит дрожать рев мотоцикла! Как можно не мечтать об этом? Неожиданная мысль вернула ей прежнюю говорливость.

– Я могу сделать ставку на нас с тобою! – воодушевилась она. – Мы покинем это жилище следующими!

– Ради чего ты хочешь рискнуть?! Нас засмеют.

Коричневая пуговица не нашла нужных слов для ответа и просто выдвинула их кандидатуры для ставок. Её не волновало соотношение – один к ста: она хотела верить!

Голубая пуговица спряталась в самый дальний угол коробки от заверений безрассудной рассказчицы. Но коричневая пуговица с нетерпением ждала того дня, когда благодаря им двоим в жилище станет чуть свободнее.

И вот момент настал: из коробки взяли две пуговицы и пришили их вместо глаз плюшевому медведю. Этот подарок очень обрадовал ребёнка с разноцветными глазами: один был голубой, а второй – коричневый.

ПРИЩЕПКА

Облака были слишком быстры, звёзды – слишком далеки, земля ещё не освободилась от снега, а первый бесполезный дождь умел говорить только с самим собой: в таком окружении могла бы провести свои последние часы одинокая деревянная прищепка, если бы не ветер. Она цепко держалась за мокрую верёвку и не обижалась на яростные попытки ветра сорвать её. Она знала: в этом его суть, иначе он перестанет быть собою.

– В кого бы он превратился, если бы перестал быть ветром? – думала прищепка.

Она помнила, что не всегда была прищепкой: сквозь неё устремлялись к пышной кроне древесные соки и оживляли весной листву, спрятавшуюся в крохотных почках на ветвях могучего дерева. Она была этим деревом, которое никогда не боялось мериться силами с более могучим ветром. Она и сейчас не хотела уступать ему, убеждённая в том, что сама решит, когда наступит её час сорваться с веревки. Ведь если она – прищепка, то станет ничем, когда это случится! Разве она может стать ничем?!

Её упорство в сопротивлении стихии вызвало интерес стайки пластмассовых прищепок, похожих на чёрных летучих мышей, висящих на параллельных верёвках: сейчас они дольше обычного смотрели в её сторону. Раньше они никогда не опускались до общения с деревянным подобием самих себя, считая её уродливой. Выцветшая и разбухшая от влаги, она походила на молчаливого призрака, который к тому же не искал их внимания.

Сегодня она заставила вспомнить о себе ветер! Они мерились силами как прежде, на зависть пластмассовым прищепкам.

– Не старайся! – крикнула одна из «летучих мышей». – Мы не возьмём тебя в свою стаю.

В изумлении «призрак» впервые обнаружил свой голос, но был прерван на первом же слове, так что пластмассовая стайка услышала лишь «почему».

– Да потому, что ты не сильнее нас, хотя пытаешься доказать обратное.

– Почему вы думаете, что я этого хочу? – всё же закончила свой вопрос деревянная прищепка.

– Мы же видим, как ты вцепилась, – после лёгкого удивления почти хором ответили они. – Или ты просто боишься упасть вниз?

– Нет, я вовсе не держусь за верёвку, – воодушевилась прищепка, – и больше не боюсь сорваться с неё!

– Заметно, как ты не боишься, – захихикали прищепки. – Ты знаешь, что не сильнее нас и станешь ничем, если сорвёшься.

– Посмотрим… – загадочно ответила им она и позволила ветру одержать победу.

Долго думали пластмассовые «летучие мыши» над её поступком, глядя вниз, и только весною они увидели крохотный зелёный стебелёк на том месте, куда упала деревянная прищепка.

ЧЕТЫРЁХГЛАЗКА

Жила-была девочка, и было у неё четыре глаза. Ни мамы и ни папы своих она не знала и очень страдала от того, что была непохожей на всех. Её дразнили другие дети и не хотели играть с ней. Когда на неё показывали пальцем, девочка приходила в отчаяние и горько плакала. Она даже пыталась верхние два глаза прикрывать чёлкой, но это не помогло, потому что тогда она очень плохо видела. Ей, как и пауку, нужно было, чтоб все глаза оставались открытыми. Так она и жила без радости, пока не повзрослела.

Однажды четырёхглазая девушка глянула в зеркало и вдруг поняла, что она – уникальна, и таких больше нет! Мысль о том, что она – одна единственная и неповторимая ей очень понравилась. Теперь она ходила с высоко поднятой головой и свысока глядела на всех четырьмя глазами. От четырехглазой девушки исходила необычайно сильная волна уверенности и гордости за свою неповторимость.

 

Другие люди, глядя на неё, стали тоже это понимать и даже завидовали ей. Они рядом с ней чувствовали себя ущербными и отводили свои смущённые взгляды.

И вот, в чудный летний день четырёхглазая девушка, никого не замечая перед собой, горделиво шествовала по аллее. Упоённая своей уникальностью, она вдруг столкнулась с кем-то и чуть не упала. Но чьи-то крепкие руки подхватили её и не позволили упасть. Когда же она подняла свои четыре глаза на этого человека, то вдруг, увидела перед собой ещё четыре глаза. Перед ней, смущённо улыбаясь, стоял четырёхглазый парень!

Он ей сказал, что их столкнула судьба, и что он очень счастлив оттого, что наконец-то нашел девушку такую же, как он.

Но четырёхглазой девушке это совсем не понравилось, она оттолкнула парня и в слезах побежала домой.

Теперь она знала, что уже не является одной единственной и неповторимой в этом мире. Она не хотела поверить, что лишилась своей уникальности. От досады четырёхглазая девушка выпила много снотворного и больше не проснулась…

А печальный четырёхглазый парень так и остался бродить по свету в поисках своей единственной и неповторимой…

ПУПОК

Изящная керамическая ваза теперь опустела. Она берегла Первую розу долгие месяцы, как символ любви, в которую хотелось верить.

Но роза была уже мёртвой, когда её колючий стебель в последний раз погружался в воду. Она была мертва, продлевая иллюзию. Её бутон опрыскали блестящим лаком и ласкали нежным взглядом каждое утро. Она вселяла надежду.

Рейтинг@Mail.ru