О колдунах, женщинах и злобной мебели

Евгений Щепетнов
О колдунах, женщинах и злобной мебели

© Щепетнов Е. В., 2017

© Оформление. ООО Издательство «Э», 2017

Глава 1

– Нет, это все-таки отвратительно! – высокий мужчина с редкими, зачесанными назад волосами помотал головой, закатывая глаза – Этот запах! Этот…хмм…вид! Она мне сниться будет, эта задница! Ну сколько можно ее вызывать? Сорок три раза – что, недостаточно?! И что мы узнали? Что на расстоянии пятисот шагов запаха нет? А звук слышно? И как мы продвинулись в нашем исследовании? Настоятель, а вы что скажете? Хоть вы-то что-то поняли? Вам это что-то дало?

– Нуу… – настоятель, маленький кругленький человечек с носом, теряющимся среди пухлых розовых щек замер, собираясь с мыслями, напыжился, готовый выдать одно из своих заумных теологических высказываний, но тут же сдулся, в буквальном смысле слова выпустив из себя дух. Нет, губами. Вот так: «Фффффххх…»

– Нуу…по всей видимости, это один из сонма богов. Не самых главных богов, и скорее всего – древних, забытых людьми. С какой стати он откликается на заклинание этого молодого человека (он посмотрел на понуро стоящего Илара) – это известно только богам. Ну и…все. Что еще-то?

– Что еще? – взъярился высокий мужчина – Ну вы же вроде как специалист по богам! Ответьте, наконец, как может этот самый бог пускать ветры беспрерывно, сорок три раза подряд?! И самое главное – зачем?!

– Божественные намерения и способности неисповедимы! – важно изрек настоятель, снова напыжившись и залившись краской, теперь от негодования – И не человеку судить о намерениях богов! Вы бы лучше спросили магистра Эриоса, что он думает по поводу запаха и звука? Он ведь занимается естествознанием, кому как не ему все знать о пускании газов живыми существами!

– Магистр Эриос подтверждает, что за весь день мы ни на шаг не приблизились к разгадке этого феномена. Данное заклинание, которое мой юный гениальный друг назвал «Большой Пэ» относится к разряду курьезных, необъяснимых и неповторяемых! Все! Вопрос закрыт! Кстати – абсолютно бесполезное заклинание – если только не хочется кого-нибудь напугать.

– То-то крестьян на полях не видать – высокий мужчина криво усмехнулся – видели, как они бежали? Интересно, что потом будут рассказывать по трактирам!

– Подождите! – Илар встрепенулся, оглянулся на учителя, будто искал поддержки – Что значит «курьезные, необъяснимые и неповторяемые»? Что, такое, как у меня уже встречалось?

– Хмм…да, и не раз – пожал плечами высокий – Нет, не в таком объеме, как у тебя, ты редкость, научный феномен, но у многих опытных магов есть заклинание, которое никто не может повторить. Ну не получается оно у них, и все тут! Только у хозяина! И есть некая закономерность – это заклинание обычно абсолютно бесполезно. Ну вот – вообще! Никуда не годное! Мастер, покажите!

Эриос пробормотал несколько слов, щелкнул пальцами, и вдруг вся его длинноволосая шевелюра встала дыбом. Зрелище было таким странным, таким неожиданным, что Илар вначале замер, не веря своим глазам, а потом расхохотался, утирая слезы, неверяще мотая головой.

– И что, у всех есть такие?! Ах-ха-ха! Ну – я не могу! Простите!

– У всех… – спокойно, и даже как-то печально кивнул высокий – Свое я показывать не буду. Скажу только, что я на десять минут покрываюсь зелеными кружками с ноготь величиной. Проще говоря – на меня будто горох высыпали. Потом действие заклинание заканчивается, и кожа приобретает прежний цвет. Когда я впервые применил это заклинание – меня чуть удар не хватил. Я решил, что – все, мне конец. Чума, или другая зараза. Не смейся, молодой человек, какие тут шуточки?! Вы только представьте – ожидаете, что получите заклинание сведения прыщей, а вместо того покрываетесь зелеными пятнами! Большего ужаса я в своей жизни не испытывал. Даже тогда, когда из клетки вырвался зеленый мандрал, и бегал по коридорам, пытаясь пообедать случайным прохожим – и тогда мне не было так страшно!

– То-то ты запрыгнул на колонну, да так ловко, как и в юности-то не лазил! – заметил Эриос, насмешливо прищурив глаза – И я тебя не виню! Я сам тогда едва в штаны не наделал. И было от чего! Это же зеленый мандрал, один из самых ядовитых гадов в мире!

– А зачем вы такого ядовитого гада держите в клетке? – удивился Илар – Опасно ведь!

– Его яд входит в состав множества магических мазей – вполголоса пояснил Иссильмарон – Например, он незаменим при изготовлении любовных амулетов. А еще – амулетов, помогающих при импотенции. Очень, очень ценный ящер! Только вредный, и очень хитроумный. Он расшатывал прутья клетки на протяжении полугода. Я помню этот случай – скандал был просто-таки страшный! Эриоса тогда оштрафовали на пятьдесят золотых.

– Ни за что! Совсем ни за что! – Эриос возмущенно сплюнул – Это все пристрастное отношение мейстера! Несправедливое обвинение, поддержанное его подхалимами!

– Полноте, брат Эриос – высокий иронично усмехнулся – Зверинец в твоем ведении, и кто должен следить за тем, чтобы звери были сыты, накромлены-напоены, а самое главное – сидели по своим местам и не гонялись за шеф-поваром Башни, с целью откусить часть его филея? Ах да, да – хитрая гадина умудрилась расшатать прутья решетки. Так кто должен следить за их состоянием? Мейстер? А если бы кого-нибудь из братьев сожрала эта тварь?

– Тогда хоть какая-то от них была бы польза – еле слышно пробормотал Иссильмарон, но Илар услышал, и фыркнул, чем вызвал недоуменные, недовольные взгляды старших коллег.

– А я что? Я ничего! Просто забавно – пожал плечами молодой маг – А можно, я попробую ваше заклинание? Ну… это…в горошек?

– Я же тебе сказал – оно действует только у меня, и только так! – мужчина снисходительно усмехнулся – Мне не жалко. Пробуй. Почему бы и нет? Асмунг у тебя с собой? Впиши заклинание. И сейчас попробуем.

Мужчина осторожно, по одному слову продиктовал заклинание, Илар записал, сидя на земле, скрестив ноги, и с минуту впитывал заклинание в память. Потом поднялся, и только лишь раскрыл рот, чтобы выпалить искомое колдовство, как Иссильмарон предупреждающе поднял руку:

– Вот что, дорогой ученик…не будем поступать так опрометчиво, зная твою способность обгадить любое волшебство. Давай-ка мы найдем какой-нибудь объект, на который ты и направишь это заклинание. А то у меня на сердце печаль, зная тебя, не сомневаюсь, что все это может вылиться в какое-нибудь безобразие. О! Вот!

Старик совсем не по-стариковски бросился к тощему, подозрительно взиравшему на группу людей котенку, опрометчиво показавшемуся из-за придорожного камня, и торжествующе поднял его вверх, держа за шкирку:

– Вот! Вот он, объект! Посмотрим, что ты можешь с ним сотворить!

– Иссильмарон, уважаемый…неужели вы вправду думаете, что ваш ученик сможет воспользоваться…ааааа!

Илар уже выпалил заклинание, и его хозяин замер, издав звук, похожий на тот, который издает лесоруб, уронив себе на ногу здоровенное бревно.

И было от чего. Котенок, которого держал в руке Иссильмарон, вдруг начал расти. Он сохранил все пропорции, все, до последней блохи, спрятавшейся в его клочковатой шерсти, но на глазах увеличился раз в десять, и продолжал вырастать! Иссильмарон выронил его, ставшего размером с большую собаку, попятился назад, тоже издав какой-то нечленораздельный звук, и замер, вытаращив глаза, едва не выкатывающиеся из орбит.

А потом вмешался магистр Эриос, отличавшийся особым благоразумием и скоростью реакции на колдовские безобразия. Он бросился бежать по дороге, громко вопя:

– Спасайтесь, идиоты! Спасайтесь! Скорее!

Остальные магистры хоть и не обладали той же быстротой реакции, но опыт сотен прожитых лет и развитый инстинкт самосохранения мгновенно включили у них в головах единственно возможную реакцию на происходящее – бежать! Бежать как можно быстрее, забыв о годах, о достоинстве магистра магии, не думая о том, как выглядит со стороны седовласый бородатый колдун, несущийся со скоростью скаковой лошади!

Последним побежал Иссильмарон, и только потому, что потратил время на Илара – перетянул его, застывшего, как каменный столб, посохом прямо через спину, чем вывел в состояние правильной оценки реальности. И тогда Илар рванул с места гораздо быстрее своих наставников, уже через минуту обойдя Эриоса, тяжело топающего впереди почтенной делегации.

Когда Илар пробегал мимо основной группы бегунов, кто-то прошипел ему в спину – прерывисто, хрипло дыша:

– Оставить бы его на месте! В жертву! Чтобы неповадно было! Я не бегал с такой скоростью уже лет сто пятьдесят, или двести! Мерзавец! Ох, уж эта молодежь!

– Не сбивай дыхание! А то пойдешь на корм котику!

Когда они подбежали к воротам Башни, на сторожевой колокольной башенке уже истошно бил колокол, будто хотел отпугнуть чудовище, возвышающееся посреди горохового поля и спиной едва не касающееся низких, хмурых облаков. Чудовище очень напоминало котенка, вот только голос кота был хриплым, громоподобным, а хвост очень тощим, в сравнении с телом. Только хвост этот тощий был толщиной с двухсотлетнюю сосну, и хлеща по земле, оставлял в мягкой пашне канавы, глубиной не менее трех пядей.

Пыль! Комья земли! Громогласное, похожее на раскаты грома мяуканье!

И вопли. Вопли сотен, тысяч людей, с визгом, завываниями разбегающихся от базарной площади.

Как на грех – в этот день проходил большой ежемесячный базар, на который съезжаются купцы и покупатели не только со всей округи, как на еженедельный, но даже из самых дальних провинций. И теперь – такое! Скандал!

Скрывшись под сенью башни, колдуны бессильно опустились на пол – прямо там, где стояли. Они тяжело дышали, лица покраснели, глаза слезились, одежда была испачкана пылью и грязью – похоже на то, что ученые мужи по дороге к спасению несколько раз упали, проехавшись по земле на упитанных, и не очень животах.

– Ха-ха-ха… – Иссильмарон закатился в смехе, откидываясь на каменную стену, сложенную из грубо отесанных глыб – Мальчик, с тобой не соскучишься! Давно я не так не развлекался! Ой, я не могу!

 

– Хватит! – высокий маг недовольно махнул рукой – Ничего веселого не вижу! Ты вообще представляешь, что будет, если это чудовище нападет на город? Нас-то в башне скорее всего не достанет, а в городе? Если будут жертвы…мда. Давайте думать, что нам делать! Есть какие-то соображения? Эриос? Ты у нас специалист по биологическим объектам. Что скажешь?

– Я бы сказал, но…боюсь, мои слова заставят ваши уши свернуться в трубочки! Кроме мата – на ум мне ничего не приходит!

– Иссильмарон, ты что скажешь?

– А что я скажу? Клин клином выбивают, что еще-то?

– То есть ты предлагаешь обратиться к Илару с тем, чтобы он заставил уменьшится проклятого кота?

– Это вроде как кошка – уныло поправил Илар – Я успел разглядеть.

– Видите, как здорово? – деланно восхитился Эриос – полдела сделано! Начало положено! Молодец, это очень важно для наших изысканий!

– Нет, а чего вы на меня нападаете? – еще более уныло спросил Илар, чувствуя себя совсем не в своей тарелке – Я-то причем? Вы приказали мне попробовать ваше колдовство. Сказали, что им никто не сможет воспользоваться. Я попробовал! Так кого теперь винить?

– Да, Эриос – кого? – довольно ухмыльнулся Иссильмарон – Второй заместитель Мейстера, вы предложили попробовать произвести ваше заклинание? Или кто-то другой? Молчите? Так вот и не надо наседать на моего ученика! Он сделал все, как вы хотели! А то, что эффект получился совсем не таким, какого мы все ожидали – так на то у нас уникальный маг, Илар Истарский! Все мы прекрасно знали, что его способности отличаются от обычных способностей мага, как звезды отличаются от кошачьего дерьма («Интересно, что он имеет в виду, мои способности – дерьмо, или их способности дерьмо?» – подумал Илар). На то мы и ученые, исследователи магии, чтобы исследовать эту самую чертову магию! К нам в руки попал невероятный, потрясающий феномен под названием «Илар», так какого демона мы не радуемся предоставившейся возможности узнать новое? Чем вы вообще недовольны?

– Всем – мрачно подытожил Эриос, тяжело поднимаясь с пола и недовольно косясь на стражников в воротах, наблюдающих за странным поведением магов – Ну чего вылупились?! Давно не видели людей?! На пост идите…бездельники! Ох, уж эта стража! Наберут, кого ни попадя…из глухих деревень. Понаедут селяне, на рожи смотреть тошно! Давайте думать, что будем делать дальше. Скандал уже есть, гарантирован, но если к нему прибавится трагедия – костей не соберем. И накажут нас, не его!

Эриос яростно указал на Илара, невольно отшатнувшегося, будто тонкий палец мага мог проколоть его насквозь.

– Ему-то ничего не будет! Он здесь в ранге ученика! А вот мы горько пожалеем, что совершили ошибку!

– Ну чего ты несешь? Какую ошибку?! – Иссильмарон пренебрежительно фыркнул – Наоборот! Слава о наших успехах дойдет до императора, и он увидит – его маги работают, исследования проводятся, пусть и опасные, да! Так Башня для того и служит! Для опасных исследований! Представляете, как он заинтересуется – новое оружие! Взять штук десять бойцовых собак, увеличить их до небес, и выпустить на противника! Ей-ей, они своим дерьмом все поле удобрят! Хмм…не собаки, противник!

Иссильмарон похихикал, потом с осуждением в голосе добавил:

– Вы разучились видеть перспективу. Погрязли в рутине сиюминутных дел. Амулетики. Снадобья. Приговоры-наговоры. Лечение прыщей и геморроя. Где ваше безумство? Где ваш пыл ученых? Вы превратились в ремесленников, не более того!

– Но-но…не переигрывай – высокий маг тоже поднялся, начал отряхивать пыль с темного одеяния, украшенного серебряным знаком мейстера – Разошелся, оратор, понимаешь ли… лучше давай думать, что делать с этим котенком-переростком. Как с ним бороться. Эту гадину и катапультой не забьешь, демон его задери!

– Вот они! Все тут собрались! Ваших рук дело, так? – Великий Мейстер был воплощением справедливого возмездия – Мало нам неприятностей? Вы еще добавили? Иссильмарон – молчи! Сейчас начнешь свое нытье о настоящих ученых, которые должны…которые забыли…засиделись…плевал я на твои слова!

– Хе хе хе… – Эриос радостно засмеялся, глядя на багровеющего Иссильмарона – Уже было! Точно!

– Точно, точно…идите вы все в задницу! Вместе с Великим Мейстером! Ученик, за мной! Пусть сами расхлебывают!

– Эй, эй, ты куда?! – маги воскликнули в один голос так, что голоса их слились в единый хор.

– Нет уж, стой! – Мейстер гулко стукнул по полу резным посохом, украшенным золотой головой дракона – Твой ученик заварил эту кашу, ему ее и расхлебывать! Вот знал же, что с вами будут проблемы, знал!

– Ну и чего? Знал он! – ворчливо откликнулся самый старый из магов, и потрясая седой бородой, съехидничал – От многих знаний с ума сходят! Впрочем, вам это не грозит – вы тут ни хрена ничего не знаете! И ума у вас нет! Ученые хреновы! Ученик, за мной! Плевать на них! Я не намерен выслушивать оскорбления от этих фигляров!

– А есть ты намерен? – угрожающе-тихо спросил Мейстер – А спать под крышей намерен?! Попробуй только уйти – через пять минут окажешься на улице! Я как-нибудь справлюсь с вашим безобразием, но ты сюда больше и ногой не ступишь! Есть пределы всему, в том числе и твоему своеволию! Кстати – и ученик твой вылетит!

– Не вылетит – Иссильмарон показал Мейстеру неприличный жест – У него особые полномочия, забыл? Он вообще-то не столько мой ученик, сколько придворный маг, а еще – инспектор, прибывший по особому поручению Императора! И будь уверен, я доложу Императору, как обошлись с его инспектором! И с его помощниками – тоже!

– Хватит! – неожиданно для себя, резко бросил Илар – Пока вы дурью маетесь, меряетесь причиндалами, там могут люди погибнуть! Я в этом не виноват…хотя и виноват. И надо что-то делать! Поскорее!

– Иногда ученик бывает умнее учителя – тихо пробормотал Мейстер, и уже громко, звучным, привыкшим к речам голосом – Действительно, хватит. Мы увлеклись. Итак, что предлагаем? Есть предложения по уничтожению монстра?

Все молчали. И тогда Мейстер перевел взгляд на Илара:

– Ты…специальный инспектор…что скажешь? Какие мысли по этому поводу?

– Найти собаку, увеличить ее, и пусть она прогонит котенка! – не задумываясь выпалил Илар.

– А потом найти БОЛЬШУЮ собаку, чтобы она прогнала эту собаку – мрачно-торжественно подтвердил Эриос – А когда большая собака нагадит на башню, увеличить ее хозяина, чтобы прогнал скотину. А чтобы прогнать…

– Хватит! – поморщился Мейстер – Глупое предложение. И тебе это наглядно показали. Еще есть предложения?

Молчание.

– Можно вызвать Огненного жиздра! – предложил Илар, не надеясь на одобрение. Но неожиданно Мейстер довольно кивнул головой:

– А почему бы и нет? Огня кошки боятся, отпугнем!

– А никто не задумался над тем – может нынешнее состояние кошки навсегда? Отпугнули, а дальше что? – Эриос пожал плечами – пойдет по стране разрушать деревни? Города? Пожирать стада? Сколько продлится это ее состояние? Вы можете сказать? То-то же… Нет, коллеги, давайте-ка ближе к реальности. Я бы предложил взять быка, напичкать его ядом, и подбросить твари. Пусть сдохнет.

– Тогда уж десять быков! – хмыкнул высокий маг – Ты посмотри на эту тушу! Какой там бык?! Монстр в облака упирается спиной! Землю продавливает чуть не по колено! Какой бык?! А если не подействует яд?

– Так что делать будем? – мрачно спросил Мейстер, с отвращением глядя на коллег, проку от которых ну совершенно никакого.

– Я же сказал – клин клином вышибают! – презрительно поджал губы Иссильмарон – Пойдем на улицу, и будем колдовать. Он будет колдовать (указал на Илара). Все подряд будет колдовать. Все заклинания, которые мы ему дадим! Какое-нибудь из них убьет монстра. Или уменьшит. Или прогонит.

– Или разозлит, и он нас всех сожрет! – в тон добавил Эриос – Никуда мы не пойдем. Идите вдвоем, и колдуйте себе на здоровье!

– Эриос! – Мейстер укоризненно помотал головой – Мы все пойдем, и поможем! Ищите свои Асмунги, думайте, какое заклинание дать Илару. Интуитивно, какое-нибудь странное заклинание, совсем не привычное, то, что вы и не применяете!

– Одно уже было – которое мы не применяем – буркнул Эриос – Вон, результат! Вопит, и портит воздух! А скоро испортит и нас! Вот что: мы тут напишем Илару заклинания, а он уже пойдет, и запустит их в монстра. Давай, Илар, где твой карандаш? Пиши! Первое – «Заклинание очистки расчески». Ну что выпучил глаза? Есть такое! И бесполезнее его я еще не видел. Впрочем – видел. Сегодня. Итак – переписывай, вторая строка…

Переписывание заклинаний заняло около получаса. И эти полчаса были очень напряженными. Как ни старался Илар спокойно писать, как не вталкивал заклинания в книгу, а еще – в голову, все равно быстрее никак не получалось. Каждое заклинание должно быть написано абсолютно точно, мало того, должны быть указаны перепады голоса – вот тут выше, тут – ниже, а здесь помолчать. В некоторых заклинаниях требовались пассы, без пасса рукой, или обеими, заклинание почему-то не работало. По крайней мере – со слов его хозяина.

И чего только не делали эти заклинания! Очищение расчески – это еще не самое глупое из заклинаний. Чего стоило заклинание напускания запаха пота? Или заклинание рыгания? Ну да – после этого заклинания, кстати, довольно сложного к исполнению, в воздухе начинало пахнуть перегаром и раздавался грубый, отвратительный звук отрыжки, как если бы это сделал лесоруб, отпивший пиво и очередной своей здоровенной кружки.

Кстати сказать, Илар заподозрил, что «Большой Пэ» и «отрыжка» сродни друг другу. И там и тут – запах, звук, и все такое. Только масштаб помельче – все-таки Большой Пэ это вселенский катаклизм. Все равно как сравнивать воду в кружке, и Вессельское озеро, что за Южным хребтом. Вроде бы тоже вода, но объем, количество не сопоставимы!

Наконец, все было закончено. Кстати, Илар так и не понял, зачем нужно было переписывать бесполезные заклинания этих магов – вполне вероятно, что можно было воспользоваться и теми заклинаниями, что уже сидели в Иларовом Асмунге. После недолгого размышления, пришел к выводу – маги отдали свои бесполезные заклинания ради того, чтобы показать, как они радеют за дело, а если к тому же именно их заклинание сработает и уничтожит монстра, можно потом тыкать в нос этим фактом – если оппонент станет доказывать, что некий маг вносит в жизнь общины слишком мало интеллектуальных и материальных ценностей. Проще – ни черта не работает, а только сидит по трактирам и прожигает жизнь (дооолгую жизнь!) с грязными потаскухами, не стоящими и серебряника, отданного за сомнительного качества постельные ласки. В общем – «Поучаствовали, сделали, что могли! И не наша вина…бла-бла-бла…»

Илар не возражал. Лишнее заклинание никогда не бывает лишним. Пусть оно в руках прежнего владельца кажется бесполезным, смешным – Илар, с его способностью извращать магию может превратить бестолковое заклинание в что-то удобоваримое, такое, что диву потом дашься – что можно сделать из «Заклинания расчесывания бровей»! «Заклинания всякие нужны, заклинания всякие важны» – слова из детской песенки, любимой на низших уровнях учащихся Башни Шелхома.

Итак, вперед!

Процессия растянулась – впереди Илар, держа в побелевших от напряжения руках здоровенный Асмунг – Книгу Колдовства. За ним – Иссильмарон, как всегда выглядевший потрепанным жизнью, повалявшимся в помойке огрызком настоящего колдуна (Обманчивое впечатление. Иссильмарон один из самых сильных магов. Характер просто у него такой…вредный).

За Иссильмароном – Великий Мейстер с замами, и уже за ним – осторожные ученые маги, не желающие рисковать своими долгими годами жизни ради зрелища изгоняемого из пределов Башни Шелхома кота-перереростка, ставшего эпическим чудовищем.

А тем временем «чудовище» живо заинтересовалось видом стражника, с упорством идиота раскачивающего язык сигнального колокола. Любой, кто хоть немного знаком с повадками кошек, знает, что движение, особенно сопряженное с подозрительным звуком, вызывает у кошек живой интерес и желание обладать этой замечательной игрушкой – мышкой, или хозяйским клубком ниток.

А еще – любой человек знает, насколько чувствительны уши кошек. Кошка слышит пискнувшую мышь за десять метров от нее, в норе, под слоем земли! А тут – такой великолепный, такой заманчивый звук, плывущий над улицами городка, примыкающего к башне Шелхома.

В общем – котенок придвинулся поближе к забавной игрушке, и попытался достать забавный предмет, просунув лапу сквозь ограждение сигнальной башни. Что вызвало частичное разрушение башенки, и дикие вопли стражника, наконец-то выпустившего из рук веревку била.

Котенку крик понравился. Скорее всего, он воспринял его как писк мыши, потому бросил раскачивающийся колокол, тут же переставший истерически звонить, и отправился исследовать «мышку», громыхавшую в своих начищенных доспехах по крепостной стене.

 

– О Создатель! Да какой же он большой! – выдохнул кто-то сбоку от Илара, но ему было некогда – ни смотреть, кто стоит сзади, ни слушать тупые высказывания спутников, утверждавших очевидное. Он как раз в этот момент выбирал себе заклинание, истово рассчитывая на то, что оно все-таки сработает так, как надо.

Как надо? Да кто ж его знает! Может уменьшит котенка, а может отправит в Преисподнюю и котенка, и Башню Шелхома, пристанище ученых мужей, подвизающихся на поприще магии.

Кстати сказать, эта мысль тут же остановила Илара, собиравшегося выпалить заклинание прямо в грязный полосатый зад кота. А если и правда разрушения будут такими, что разрушится все здание? Вся крепость? Ну ладно там ученые-маги – пожили по пятьсот лет, и хватит. На покой пора. Но там Даранчик, который как раз находился в классе для начинающих магов! И кроме Даранчика – еще сотня мальчишек разного возраста, упорно пробивающихся к вершинам магического искусства. Детей-то за что? Нет, так нельзя!

Не думая, руководствуясь только инстинктом, Илар нашел в книге заклинание, вызывающее Огненного Жиздра, и быстро, почти мгновенно загрузил его в память. Теперь он мог загружать не менее двадцати заклинаний одновременно, и сила его росла день ото дня. Иссильмарон говорил, что возможно такое быстрое развитие способностей тоже следствие его, Илара, ненормальности. Обычные люди, наделенные волей Создателя магическими способностями, развиваются годами, десятилетиями. А с ним все не так. Ощущение такое, что в Илара некой божественной волей буквально закачивают способности к магии, при этом сделав так, чтобы проявлялись они абсолютно криво, даже противоположно обычному течению колдовства.

Появление Жиздра вызвало панику не меньшую, чем чудовищный кот, спиной едва не подпирающий низкие облака, разметаемые ветром, так некстати решившим полить округу нудным мелким дождем. Капли шипели, испаряясь в ревущем пламени магического существа (если это было существо!), и молодой маг опасался, что дождь, враг любого огня, уничтожит Жиздра прежде, чем тот успеет напугать котенка, играющего со странной блестящей мышкой. Кот в это время как раз нацелился хватануть «мышку» зубами, чтобы попробовать, что у нее вкуснее – попка, или безмозглая голова.

Всем известно, что кошки почему-то отъедают половинку мыши, прежде чем принести оставшееся в ноги хозяевам. Предоставляются для осмотра только попки. И поколения ученых так и не пришли к выводу – то ли кошка съедает самое вкусное, отдавая хозяевам «отбросы», то ли наоборот, приносит в «стаю» филей, самую вкусную часть этой несчастной мыши.

Жиздр направился прямиком к лапе кота. Он был многократно ниже котомонстра, размером «всего-навсего» с небольшую корову, однако Илар знал, насколько разрушительным может быть эта тварь, питаясь от огня пожара, который организует, касаясь горючих материалов своим раскаленным добела «телом».

Когда жиздр коснулся лапы котенка, тот заревел низким басом, в котором с трудом угадывалось кошачье мяуканье, а потом вдруг подпрыгнул на месте, выгибая спину, да так, что поднялся в небо до самых туч, исправно поливавших землю совсем в этот момент ненужным дождем. А затем кот (или кошка?!) помчался в сторону базара, оставляя за собой неровные круглые ямы, острыми серповидными когтями выкорчевывая булыжники из некогда такой ухоженной, ровной мостовой, завывая дурным голосом, в котором слышались разочарование и обида на такой жестокий мир.

Жиздр же отправился по своим делам, забравшись в сплетение придорожных кустов, весело потрескивая огоньками, расползавшимися по колючим ветвям. Ему явно было наплевать, куда побежал монстр, и зачем.

А вот делегации магов совсем не наплевать. Мейстер охнул, и срывающимся от возмущения голосом, завопил:

– Болван! Кто возместит убытки?! Он на город побежал, идиот! Что, ничего другого не мог придумать, кроме как выпустить жиздра?!

– Ну придумали бы что-то получше! – огрызнулся Илар – Вы что, не видели – он бы сейчас стражника убил?!

– А теперь он убьет кучу народа в городе! – Мейстер в сердцах даже сплюнул, что вообще-то не приличествовало высокому званию главы учебно-научного заведения, и не способствовало воспитанию манер молодой поросли талантливых учеников.

– Не убьет! – прищурив глаза, усмехнулся Иссильмарон – Он голоден. А вот когда подкрепится, тогда уже…поторопись, Илар!

Кот действительно занялся набиванием живота, забыв о блестящих вопящих мышках и обо всем на свете. Да разве можно думать еще о чем-то, когда перед тобой стадо великолепных «мышек», тучных, вкусно пахнущих! А то, что у нихимеются рога на голове – так у всех свои причуды. На вкус блюда совсем не влияющие.

Илар сморщился, слыша, как жалобно заревел бык, поднятый в воздух, как хрустнули кости, перекусываемые страшными белыми кошачьими клыками-резцами. Через несколько секунд на площадке лежала только задняя половинка быка, оставленная по всегдашней привычке всех кошек.

Илар решил начать с заклинания расчесывания бровей. Просто потому, что это было самое дурацкое заклинание из всех, что он знал. И посему – через десять секунд после того, как Илар загрузил заклинание в память, оно полетело в объект колдовства.

Вот тут уже главным было сосредоточение. Нельзя отвлекаться, нельзя думать о чем-то постороннем – вся нацеленность только, исключительно на объект. Стоит отвлечься, и вместо того, чтобы околдовать кота, удар будет направлен в того же Мейстера, пыхтящего где-то позади, за плечом Илара. Или на Иссильмарона, тихо матерящегося непонятно в чей адрес.

– Заткнулись все! Тишина! – рявкнул Илар, не думая, к кому обращается, не выбирая слов. (Не до дипломатии, демоны вас задери!)

Все стихли, слышался только хруст костей очередного быка, да сопение кота, чавкающего, будто сапожник, закусывающий после очередной порции мутного молодого вина.

Заклинание вылетело мгновенно, не понадобилось произносить слова вслух – не такое уж и сложное это заклинание, к тому же Илар уже перерос уровень среднего мага, которому приходится тщательно выговаривать каждое слово (иначе волшебство не сработает).

Секунды три ничего не происходило. Котенок так и ел, урча и хлюпая содержимым бычьего живота, люди сопели, опасливо отодвинувшись от Илара, дождь лил, мелкий, противный, превращающий пыль в липкую пасту, окрашивающую ботинки, сандалии и всю жизнь в однообразный серо-коричневый цвет. И только по прошествии некоторого времени стало заметно – посветлело! Тучи начали истончаться прямо на глазах! Не везде, но над котенком – точно!

За десять секунд образовалось что-то вроде окна, или большого глаза – круглого пятна диаметром в несколько десятков шагов, и в это окно хлынул солнечный свет – яркий, горячий, будто кто-то включил посреди дождливого вечера огромный магический фонарь!

Позади Илара вздохнули:

– Похоже, он хочет его погреть, чтобы монстру мясо вкуснее было есть! Убытки, сплошные убытки!

А потом голос заткнулся, и толпа позади Илара охнула: откуда-то из пустоты, пробивая невидимую преграду, высунулась огромная рука – гигантская, в которой котенок казался бы мелким и тщедушным. Рука была толстой, и похоже на то – мужской. Видны были волосы, густо покрывающие запястье, а еще – ровные, как будто выточенные из камня ногти, и запомнилось всем, что ноги были без единой «траурной» каймы, что для большинства из простых горожан являлось недостижимой роскошью. Простой человек не очень-то следил за чистотой тела, утверждая, что от частого мытья можно лишиться разума, смыв его в дубовый тазик.

Рука повисела в воздухе, а потом медленно, но уверенно сложилась в громадный, размером с башню Шелхома кукиш, направленный в сторону оторопевших от неожиданности, вытаращивших глаза наблюдателей. Через три секунды, будто удостоверившись, что кукиш увидели все, кому положено, рука разжалась, чтобы сложиться в кулак, выглядевший так, будто его хозяин прекрасно знал, как дробить челюсти своим противникам и разбивать орехи, чтобы добраться до их сладкого маслянистого содержимого.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru