Отборные женихи

Ева Финова
Отборные женихи

Глава 1. Потасовка в конторе Моран-Дорин-Корт

Ирвинтвед. Цамт. Детектив Рияна Дорин

Как-то раз, одним солнечным утром, выбираясь из-под кучи свитков, над которыми корпела до поздней ночи, потому так и уснула, сидя за столом, я выглянула в коридор-приемную и… обомлела. Иначе не скажешь. На скамьях и у стен холла нашей детективной конторы Моран-Дорин-Корт, получившей название благодаря трем компаньонам, обреталась толпа мужчин разной наружности. Ошибка номер раз: я раскрылась. Заметив мое присутствие, гора тестостерона ринулась штурмовать мою дверь. Поначалу они вежливо распихивали друг друга локтями, а после и вовсе устроили целую потасовку в нашем коридоре, судя по доносящимся оттуда звукам.

Ошибка номер два-с: мне не сразу удалось захлопнуть дверь, а пришлось-таки пропустить двоих, самых проворных и близко сидящих к моему кабинету.

Ошибка номер три-с: я вчера отпустила Морана и Корта одних расследовать просто архиважное дело, исчезновение магического хронометра Матильды Бланч, купчихи из Розового квартала, стены которого ну очень сочетались с пунцовым цветом этой многоуважаемой клиентки.

Тем временем два самовлюбленных и настолько же странных индивида делали вид, будто с интересом рассматривают обстановку, неправдоподобно качая головами из стороны в сторону.

Из мрачной задумчивости меня вывел щеголеватого вида мужчина, худой как жердь, с выпирающими передними зубами, произнеся поистине шедевральную в своей абсурдности речь.

– О прекрасная юная леди, – он встал на колени и взял меня за руку, – смею надеяться, что вы уже успели по достоинству оценить мою незаурядную внешность.

«Да уж, незауряднее некуда», – подумала я, спешно отдергивая руку.

– Позвольте представиться, Шосфин Кегл, лорд Оринутис, – не сдавался мужчина, приспособив освободившуюся ладонь к себе на грудь. После этого прочувственно поклонился.

Второй тугодум, тоже разряженный в пух и прах франт, вставать на одно колено не стал, а вальяжно, словно делая одолжение, протянул свою руку, бугрящуюся перекачанными мышцами.

– А, йа-а… – медленно растягивая слова, изрекло сие. – Цу-у-уй Ге-е-едан.

Хорошо, что у него такие короткие инициалы, иначе стоять бы нам тут вечно. Однако не повезло. Дальше шло безумно сложное название его графства. Терпения моего хватило только до третьего слога.

– Отлично, – коротко кивнув в ответ, я хлопнула в ладоши, – а теперь будьте так любезны, поясните мне, что вы тут делаете?

– Не знаю, – недоуменно выдал крыс, ой, точнее Кегл. Простите покорно, привычка все упрощать иной раз не сильно нравится людям.

Дожидаться ответа тугодума даже не стала, уточняя у лорда Оринутиса:

– Ну, а в сущности? У вас или в городе что-то случилось, и вы прибыли по этому адресу?

Покрутив пальцем в воздухе, обозначила нашу детективную контору. Да уж, вопрос никуда не годится. Видимо, я вчера сильно переработала.

– А какой тут адрес? – уточнил он.

Чем невероятно удивил.

– Что ж, подведем итог. – С этими словами я развернулась, схватила со стола чистый еще пока пергамент и затем уже выудила магическое перо. Это то, которое не требует чернил. Действительно удобная штука!

– Да-а-вай-те, – умудрился тем временем произнести второй.

– Так-с, первое: у вас не случилось ничего требующего расследования? – допытывалась я, записывая этот пункт на бумагу.

– Да, – ответил Шосфин.

– Ага, – вторил другой.

– Далее! Вы не знаете, что здесь делаете и зачем приехали?

– Почему же, – удивился крыс. – Знаю!

– И что же? – уточнила у него заинтригованная я, начав пожевывать перо. Ох! Думала, избавилась от этой вредной привычки.

– Я хотел увидеть вас! – разродился Кегл умной мыслью, по крайней мере, он в это искренне верил, что уже, в сущности, неплохо.

– А поточнее? Кого из трех компаньонов вы хотели увидеть? Три варианта: Моран, Дорин или Корт?

– Э, наверное, Моран, – неуверенно произнес он.

– Бинго! – возликовала я. – Его сейчас нет, так что свободны. А вы, уважаемый Цу-у-уй, тоже, если у вас нет ко мне рабочих дел.

Не удержалась я и повторила за ним его и-и-имя. А прежде чем окончательно выставить мужчин за дверь, порылась еще на столе и достала три последних пустых свитка и иголочки.

Прислушалась и невольно констатировала полное затишье с той стороны, поэтому широко распахнула дверь… И удивилась количеству ушей, направленных на меня из глубины дверного проема. Боги, как я умудрилась сохранить лицо невозмутимым, одному Трарку, видимо, известно.

– Так-с, уважаемые, расступитесь и следуйте за мной.

К слову сказать, эти ушастые молодчики так и поступили, идя за мной хвостиком. Я приколола за углы три свитка на нашу деревянную доску объявлений и написала на каждом по одной фамилии: Моран, Дорин и, собственно, Корт.

– Итак, уважаемые! – начала декламировать правила предстоящих встреч на всю толпу, – вы видите здесь три фамилии. – Повторять написанное вслух не стала, лишь ткнула пальцем поочередно в каждый свиток. – Выбираете себе одного компаньона для предстоящей встречи и записываетесь в очередь. Выбрать можно только одного из троих, ясно? Увижу повторения, вычеркну вашу фамилию из всех списков. – Грозно обведя взглядом ярких представителей мужского населения, заметила, что меня поняли, впечатлились, поэтому продолжила:

– Далее: каждая встреча будет длиться не более пяти минут, первая из них стоит два серебряных. Захотите назначить повторную – платите в два раза больше от предыдущей цены.

Все это я записывала рядом со свитками на доску объявлений.

Довольные ухмылки и надменные взгляды лордов позволили понять, что я продешевила.

– Ну, хорошо, по просьбе желающих поднимаю тариф, – с этими словами пририсовала к двойке нолик. Впечатлились. Сглотнули. Ибо в пересчете на следующий драгметалл выходило два золотых. Ухмыльнулась и прибавила:

– И оплата принимается только так и никак иначе, никаких там мехов, алмазов и прочего. Только серебро.

Да простят меня рудокопы, но я сделаю все, чтобы уменьшить число полоумных, непонятно зачем штурмующих мое заведение.

– Так-с, в день не более десяти встреч, выходные дни – это выходные, никаких встреч. И последнее: если у вас действительно случилось что-то серьезное – кража, убийство, исчезновение и тому подобное, – обращайтесь напрямую, минуя этот список.

Зря я сообщила об этом во всеуслышание, ловя на себе кровожадные и хитрющие взгляды, поспешила добавить:

– Но если узнаю, будто вы это нарочно подстроили, уплатите штраф в две тысячи золотых. На этом все. Свободны.

– А как же запись? – робко уточнил мужчина в кожаном фартуке, безбожно заляпанном кровью, как пить дать некромант или лекарь, даже не хочу слышать, кто он и кого до этого препарировал. Но тем не менее дружелюбно произнесла:

– Пожалуйте на запись.

Поняв, что игра на скорость и ловкость началась, мужчины обступили доску объявлений, откуда послышалось:

– А как ее зовут-то?

Или же:

– Дайте перо!

А еще постоянное:

– Нет, это я первый!

Глава 2. Алхимист

Ирвинтвед. Цамт. Детектив Рияна Дорин

Снова заперев дверь кабинета, я решила сделать себе выходной, потому прошла к моему любимому комоду, нашла свой самый незаметный из всех маскировочных костюмов – лохматой бабки с клюкой. Правда, деревяшку пришлось оставить, так как неудобно с ней будет.

Наскоро напялив старый, дырявый и заштопанный во множественных местах шерстяной плащ, полезла из окна.

Давненько я не выбиралась из собственного кабинета таким способом, потому как уже забыла расположение выступов в каменной кладке. Два раза попав ногой, я спустилась чуть ниже подоконника, находившегося над землей на высоте добрых шести футов, в третий – мне не повезло и я оступилась. Черт!

Не успела я даже применить левитацию, как меня подхватил воздушный поток и медленно приземлил прямо в руки к молодому человеку приятной наружности. Я бы даже сказала – сногсшибательной, наверное, однако густая всклоченная челка на моих глазах мешала как следует его рассмотреть. Но умопомрачительный аромат его одеколона – фиолетовый Кохт – говорил как минимум о финансовой состоятельности, как максимум – о хорошем вкусе. Один бутылек был недавно продан на аукционе за баснословные четыре тысячи золотых.

– Бабушка, вы не ушиблись? – со смешком уточнил сей благодетельный богатей. Который зачем-то остановил карету напротив входа в детективную контору Моран-Дорин-Корт. Сам он стоял рядом с ней, а теперь еще и удерживал на руках меня.

– Внучок, мне бы уйти отседава надо бы, – попросила его я, не в первый раз имитируя голос своей бабушки. Надеюсь, получилось правдоподобно.

– Как скажете, – уважительно произнес он, магией отворяя дверцу и запихивая меня в карету, поспешив пояснить свои действия: – Значит, мы поможем друг другу.

Заинтригованная я возражать не стала, тем более в эту секунду из дверей конторы высыпали первые записавшиеся. С чувством выполненного долга они спускались по лестнице и шли к своим двуколкам, ландо, каретам.

Ну да, правильно, сегодня суббота. Никаких встреч.

От созерцания сей картины меня отвлек мужчина в бежевом фраке, продолжая свою мысль, начатую ранее:

– Не понимаю, что на меня нашло, но я решил ни с того ни с сего приехать именно сюда. Правда, вот где именно «здесь» я теперь нахожусь, не знаю ничуть.

Усмехнувшись своей неудаче, он замолчал, явно ожидая моей реакции. Мне не осталось ничего, кроме как ответить старушечьим голосом:

– Всяко бывает, милок, и так и эдак. Ты давай трогай да поведай мне, чаво надобно-то тебе в детективишном агентстве, можа случилась чаво? Аль неть, дык я помогу, подскажу дорогу. – Годы общения с собственной бабушкой – ведьмой Агатой, которая иной раз пыталась заняться нашим обучением, пополнили мой лексикон столь нужными словами для любимого образа.

 

Глядя на меня с изумлением, богач, скоро опомнился и постучал по стене извозчику.

Карета тронулась.

– А ты, бабка, не ведьма ли, часом? – подозрительно уточнил объект моего тайного исследования. Его темно-каштановые волосы выглядели ухоженными, заплетены в роскошную косу. Почти женская прическа контрастировала с кустистыми бровями да властным, четко очерченным профилем: острый прямой нос, высокие скулы, небольшая ямочка на угловатом подбородке. Глаза у него почти женские, красивые, миндалевидного разреза. Будто матушкины черты в нем перемешались с отцовскими, являя миру образчик, достойный звания заправского ловеласа.

– Куда уж мне, – быстро отмахнулась я и отвела взгляд, заливаясь при этом стыдливым румянцем.

– Не то, сдается мне, все это ведьмины проделки, хотя и следов ворожбы я не чую, – произнес он, крепко задумавшись.

– Ну, давай рассказуй, что там случилось-то у тебя, – подтолкнула я собеседника, ловко меняя неприятную тему для разговора. И судя по улыбке, гуляющей на губах мужчины, мой словесный маневр не остался незамеченным. Тем не менее ловеласовский образчик решил подыграть и даже представился:

– Где мои манеры? Лорд Ионас Кохт к вашим услугам.

С этими словами он достал визитку и протянул ее мне. Взяв бумажечку, я чуть не вцепилась в его руки, когда прочла все надписи на ней, потому как в голове у меня случился настоящий тараканий бунт.

«Вау! Парфюмер! – пронеслась стремительная мысль в голове, а за ней вторая: – Боевой алхимист! Вообще-то, наоборот, вначале алхимист, а потом уже парфюмер, но не суть! Сам Ионас… А-а-а, держите меня семеро! Хочу-хочу его автограф! Сестренки обзавидуются…

– Э-эй, вы меня слушаете?

– А? Я? Я… Да! – вернулась к нашему разговору и чересчур резво оттолкнула руку мужчины, протянутую отчего-то к моему лицу, поэтому смутилась еще пуще прежнего.

«Так, давай, Рияна, не маленькая уже, собралась, подобрала слюни!» – произнесла пламенную речь самой себе, а уже после осознала – от меня ожидают ответа на вопрос, который я попросту прослушала! Вот пакость!

– Внучек, ты это, прощай, бабка старая совсем, слышит плохо, – мысленно скривилась своему неубедительному оправданию и прибавила: – Повтори-ка вопрос, а?

– Я спрашиваю, как вас зовут? – спросил он, вытирая испачканную руку платочком. Дело в том, что накануне вечером и всю ночь шел дождь и, слезая по стене, я действительно испачкала ладонь. О боги! Я сгорю от стыда!

Так, а теперь ответ по заученной истории:

– Агита я. Бывшая обувщица. Лавка моя на пересечении бежевого и желтого кварталов.

– Допустим, – с подозрением в голосе согласился лорд, спрашивая: – И что вы делали у «детективишного» агентства?

Наблюдая за его губами, чуть не забыла, как себя зовут, настоящую. Но, хвала богам, вовремя опомнилась, отвечая:

– Дык я это… Подрабатываю.

Понизив голос и прислоняя ладошку к губам, тихо произнесла:

– Этим, как его? Информатером! Сдаю всяких зазывал, да еще каких мерзавцев.

Ай! Зря выразилась… Эка скривился собеседник на последнем слове. Правда, и самой слух резануло. Да… Перестаралась малость. Ну ничего, не сахарный, не растает от одного, даже не матерного.

– Так, ладно. Скажите лучше, бабуля, как добраться до Лилового 17. Со своими проблемами как-нибудь сам разберусь. А еще – где вас высадить, любезнейшая?

Вот не хотела я его отпускать без откровения, заинтриговал неимоверно. Потому затараторила:

– Вдоль Зеленой улицы по мостовой, а дальше через третий мост и через синий квартал. Остальное покажу. А извозчик ваш что, не местный? – не удержалась и все-таки спросила в конце. Ведь благодаря примечательным названиям и ребенок смог бы найти нужную улицу нашего Цамта, попросту зная очередность цветов радуги.

– Я вам более скажу, он и вовсе не живой, – сказал Кохт, заставляя меня изумляться еще больше. – Это истукан. Каменный гомункул.

– А-а-а, – сказала я, напрягая память. Знали таких. Но этот не похож, на вид как человек. Иллюзия? Возможно.

– А цвета гомункул различает? – уточнила заинтригованно, в задумчивости прислонила пальцы к губам, заметив еле различимые движения левой рукой, наводящие на мысли о кукловодах и марионетках.

«Видимо, нет», – но это я уже самой себе ответила.

Лорд произнес только изобличающее:

– Итак, судя по вывеске здания, леди Моран, Дорин или Корт, – сказал он, применяя магию левитации, чтобы стянуть с меня взъерошенный парик, приземляя означенный ко мне на колени. – Начнем заново? Я Ионас Кохт, граф Эмбишер, а вы?

– Рияна Дорин, детектив-компаньон Морана и Корта, – ответила и ничуть не расстроилась моему раскрытию. Всего лишь села ровнее, пристально заглянув в его темно-серые, цвета мокрого камня глаза.

– Очень приятно, – с этими словами парфюмер взял мою руку в свою и поцеловал кончики пальцев, предварительно очистив кожу магией. Какой чистюля. С другой стороны, пробовать грязь я бы тоже не согласилась ни за какие посулы.

– Почему мы остановились? – уточнила, выглянув в окошко. Ведь боковым зрением заметила – фасады зданий перестали мелькать. А переведя взгляд, удостоверилась: да, мы действительно стояли на зеленой мостовой.

– Я не знаю, как правильно считать ваши мосты, – нехотя проворчал Ионас. Его левая рука поднялась с колена и опять задвигалась, подрагивая. Карета тронулась.

– Отсюда второй мост слева. Вам бы прижаться левее, не то едете по центру, – пояснила я. А заметив исполнение своей просьбы, успокоилась и отвернула голову от окна, возвращаясь к прежней теме разговора: – Так о чем мы? Получается, у вас случилось что-то из ряда вон выходящее, заставившее посетить наше детективное агентство?

– Из ряда вон? – Мой собеседник будто попробовал на вкус выражение, усмехнулся, подтверждая мою правоту: – Точно подмечено. Так и есть! Находясь на передовой у Запретной башни в Китвулде, сражаясь с демонами, я вдруг ни с того ни с сего получил внутреннюю разнарядку прибыть в Ирвинтвед на Желтую улицу 87. По-моему, достаточно весомая причина обратиться к детективам, вы не находите?

Вместо ответа я лишь стала перебирать возможные варианты причин такого поведения:

– Чары? Проклятье? Ворожба?

Мой собеседник, кивая, лишь произнес:

– Скорее третье, судя по внутренним ощущениям.

Потупив взгляд, рассматривая вывески ремесленников, мимо которых мы ехали, сидя в карете, с удивлением отметила: Оркеты куда-то переехали. Я всегда у них покупала косметику и духи! Их лакированные красные губки, висящие на цепочке и металлическом штырьке над дверью, всегда привлекали к себе внимание прихожих.

– Тогда нужно узнать причины, – добавила, возвращаясь к нашим баранам или к одному их представителю. В смысле к текущей проблеме. Потому как следующей в списке коротких дел зафиксировала задачу: уточнить, куда уехала добродушная чета бытовых алхимиков.

– Вот и я о том же, – подтвердил Кохт, выводя меня из задумчивости своим веселым рассказом: – Не став рисковать другими людьми, я, понимаешь ли, сотворил гомункула, прибыл на место в антивандальной карете, а никого, кроме вылезающей из окна бабки, не обнаружил. Не смейтесь! Тут нет ничего смешного!

Дав волю эмоциям, я смахнула влагу, выступившую из глаз, потому как рассмеялась до слез:

– Отчего же?! Ну, не буду с вами спорить. Простите, а Лиловый 17 – это?

– Это консульство Угедага, – недовольно пробурчал лорд в ответ.

– А оно вам зачем? – задала следующий вопрос из повседневной коллекции, на что мне уже раздраженно ответили:

– Как зачем? Я подданный королевства Угедаг.

– А как же Ирвинтвед? – Постучав пальцем по коленке, я надела на лицо маску скучающего уныния, всегда так делала, когда вела допрос. Срабатывало безотказно. Стараясь вырвать из собеседника хоть какие-либо эмоции, рассказчики чаще всего сбалтывали лишнее, сообщая детали, позволяющие зацепиться за них расследованию. Вот и Ионас повелся, начав оправдываться:

– Это лишь для торговли. Мое хобби – парфюмерия. Но, как назло, любое проявление плотской слабости в нашем королевстве под запретом. Вот и пришлось создавать торговое представительство, а без подданства тут никак.

Правда, мои мысли уже ускакали далеко от этой темы, иначе бы запросила детали.

– А Запретную башню охраняет коалиция, да? – Мой вопрос, по сути, был риторическим. – Тогда действительно ворожба, если не проклятье. Как известно, ни первое, ни последнее не имеет физических проявлений, кроме косвенных признаков.

– Ничего нового… Это я и так знаю, – недовольно вставил Кохт, в очередной раз останавливая карету.

– Способ есть! – воскликнула я, понимая необходимость заслужить доверие клиента, иначе уйдет голубчик сам разбираться со своей проблемой, а мне потом мучайся от любопытства!

– Какой? – повелся он, заинтригованно засверкав глазками. Попался!

– Коммерческая тайна. Приходите к нам через неделю, выявим причину и источник. – Да, у меня, в общем-то, есть вариант: расспросить бабушку да придумать потом, как выкрутиться в случае неудачи, поэтому следует выторговать побольше времени для маневра, на всякий случай.

– И что вы мне прикажете делать до тех пор? – возмущенно произнес клиент. Оно и понято… Неделя только на подготовку к расследованию – это неслыханно. Но и случай у него не совсем обычный! Поэтому натянула дежурную улыбку и невозмутимо произнесла:

– Как что? Духи, например. Это ваше хобби? Вот и займитесь.

– Вы меня не поняли?! Я пытался намекнуть, что не смогу пробыть все это время в Кеште. – Ионас в ответ даже интонацию повысил и бровью повел, но от этого не стал менее привлекательным! Ловелас ходячий…

На моем лице не дрогнул ни один мускул. Я продолжала делать вид, будто не догадываюсь о его затруднениях, произнося:

– И не надо. Что вы забыли в нашей столице?

– Простите, а где я тогда? – Он моментально уловил ход моих мыслей, даже успокоился. Не зря человека взяли в боевые алхимисты, видимо, мозги имеются. Поэтому ответила прямо:

– Вы в ее цветном пригороде, знаменитой центральной артели магических тканей, сокращенно Цамт. Будет время, расскажу вам историю ее создания, если пожелаете. За отдельную плату, естественно.

Вот зачем я прибавила последнее предложение? Сама не поняла! Надо срочно пересматривать свои рабочие привычки…

– То есть и вы провожаете меня сейчас не безвозмездно? – ошалело произнес парфюмер, хлопая длинными ресницами, прямо как девица. От смеха чуть не прыснула.

– Все просто. Информация за информацию. И мы почти квиты.

После этих слов я немного расслабилась, а красавчик проворчал:

– Ключевое слово «почти» неимоверно напрягает.

– Здесь нет ничего криминального. Мне, как и вам, интересны причины и автор ворожбы или проклятия, – поспешила заверить его, чтобы Кохт не соскочил с крючка. А то того и гляди уйдет к нашим конкурентам, так, из-за обиды или мести. По этой причине изобразила доброжелательность и прибавила: – Мне уже пора выходить, остановите здесь, а вам отсюда еще два поворота налево, здание напротив фонтана с высокой лестницей.

– Так вы знали, что именно находится на Лиловом 17? – изумился Кохт и уцепился за мою руку мгновенно. Хм. Соображает он быстрее, чем я рассчитывала. Думала, успею исчезнуть.

– Да, я знаю все города Ирвинтведа, – непроизвольно созналась я, слегка растерявшись. И до хвастовства в данном конкретном случае мне было далеко, ведь на заучивание карт и путешествия ранее потратила добрых три года своей жизни. Искала моего жениха, мою первую любовь, моего любимого, исчезнувшего накануне нашей свадьбы…

Я заглянула под каждый камень, но так и не нашла ни Грейга, ни его тела, вообще ничего! Человек исчез из своей постели, не взяв с собой ни единой вещи.

Даже если забыть про эмоции, сжирающие душу изнутри, эту головоломку я до сих пор не смогла разгадать, и только ее одну. Оттого становилось еще обиднее и гаже каждый раз, когда находила решение чужих проблем. А себе помочь так и не смогла.

– А-а-у-у, вы замерли, – Ионас отвлек меня от мыслей, все еще удерживая в открытых дверях кареты. – Испугались?

– Нет, всего лишь пытаюсь разгадать ваш замысел.

– Ничего сложного. Я человек военный, хоть и отслужил обязательный срок, остался добровольцем. Но даже мне, лорду, самоволку без серьезных на то причин не простят, записав в дезертиры. А вы – умная молодая девушка, которая точно знает больше, чем говорит, – заставляете задержаться в Цамте еще на неделю. Поэтому у меня встречное к вам предложение: я сделаю, как вы говорите, и оплачу все неустойки, расходы, что угодно, только найдите моему поведению достойное оправдание, даже если не сможете доискаться правды.

После этой тирады он разжал пальцы. И моя занесенная в воздух нога, на которую я успела перенести весь вес своего тела, сама вытолкнула меня из кареты. Запнувшись и сбалансировав руками, я все-таки удержала равновесие. После стремительно скрылась за углом, успокаивая расшалившееся сердце. Карета, судя по возобновившемуся стуку колес и копыт, покатилась дальше.

 

И что ему от меня надо? Сам виноват, раз службу покинул! Я здесь при чем?! Но, делать нечего, раз уж взялась, посвятив себя в пикантные подробности, то доделаю работу до конца. Придется, как ни крути.

С легким недовольством напялила обратно парик, не покидавший моих рук почти всю поездку, и побрела искать Оркетов. Может, они мне что-то интересное расскажут про боевых алхимистов. Вдруг у тех повально с головой не все в порядке, и дело с концом. Да, положительно, этим и займусь перед встречей с бабушкой Агатой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru