banner
banner
banner
Лето любви. Тайные свидания

Екатерина Флат
Лето любви. Тайные свидания

Пролог

– Когда она утверждала, что я ни за что ее не найду, даже не представляла, насколько она заблуждается, – Нэйтан предвкушающе улыбнулся.

Спешившись в конце неухоженной аллеи, оправил камзол.

– Что скажешь, Орнис, достаточно подобающе выгляжу?

– Ого, как все запущено, – тот даже засмеялся. – Нэйт, тебе ли о таком беспокоиться?

– Я все же хочу, чтобы все было, как полагается. Может, они – люди и непритязательные, но Лили в любом случае достойна того, чтобы все прошло на должном уровне.

– Ты так довольно улыбаешься… – внимательно наблюдал за ним друг.

– Еще бы! Я столько времени и сил потратил, чтобы ее найти. И наконец-то я здесь… Причем, она даже не подозревает, что я вот-вот нагряну.

– Я уже измучился от любопытства взглянуть на столь исключительную девушку, из-за которой ты все-таки сошел с ума, – Орнис с усмешкой покачал головой.

– Познакомлю вас на днях, – Нэйтану уже не терпелось идти. – Поезжай, не жди меня, я наверняка задержусь.

– Я все же предпочту дождаться здесь, мало ли, – возразил тот. – С Фирона станется попытаться подкараулить тебя.

– Ты сомневаешься в моей способности справиться с ним? – скептически глянул на друга Нэйт.

– Я-то не сомневаюсь, – хмыкнул тот. – Как, думаю, и не сомневается сломанная в прошлый раз челюсть самого Фирона. Но пока его жажда мести не привела к тому, чтобы ты еще ему что-нибудь сломал, я уж лучше побуду настороже.

И пожелал напоследок:

– Что ж, удачи тебе с твоей неуловимой красоткой!

Нэйтан в ответ лишь кивнул. Оставив друга, отправился прямиком по аллее к виднеющемуся вдали небольшому двухэтажному дому.

Мда… Когда ему докладывали, что дела семейства Дагнис в далеко не самом лучшем положении, он все же не представлял насколько. Мрачная заросшая аллея постепенно переходила в неухоженный сад, где редкие проблески цветов на клумбах соседствовали с буйством разнотравья. А сам старый дом удручающе чернел стенами, словно бы камень, из которых они были сложены, уже устал от столь долгого времени и норовил в любой момент раскрошиться.

Перед тем как постучать в тяжелую на вид дверь парадного входа, Нэйтан все же остановился. Достал из кармана камзола кольцо. Оно тут же блеснуло, отражая солнечный свет яркого летнего дня. Семейная реликвия… С каким восторгом Лилиана его примет… Как будет счастлива носить это кольцо…

Дверь открылась ему навстречу. Показавшийся на пороге сухопарый старик в сером камзоле поклонился с таким достоинством, что сразу выдавало в нем слугу старой закалки.

– Доброго дня, господин. Чем могу вам помочь?

– Я прибыл с визитом к лорду Хейерсу.

– Как прикажете о вас доложить?

– Скажите, что прибыл граф Нэйтан из рода Дагрей.

Если дворецкий и удивился, то вида не подал. Снова поклонившись, он скрылся в глубине дома, но и пары минут не прошло, как вернулся.

– Прошу вас следовать за мной, господин.

Внутри убранство вполне соответствовало внешнему виду: все очень скромно. А уж ведущая наверх лестница выглядела столь ветхой, что даже не по себе стало от мысли, что Лили, его милая Лили, каждый день по ней поднимается и спускается.

Но наверху, очевидно, располагались хозяйские спальни, а дворецкий вел его наверняка прямиком в кабинет лорда Хейерса. И пусть в доме царила тишина, от пристального внимания не скрылось, что одна из дверей, мимо которой проходили, была приоткрыта, и кто-то за ней, похоже, затаился, словно бы желая подслушать и подглядеть.

Проводив гостя до дверей кабинета, дворецкий с поклоном удалился. А здесь уже встречал сам хозяин дома. Лорд Хейерс в полной мере оправдал все ожидания: его усталый взгляд пожилого человека, удрученного жизнью, все-таки смягчался довольно приветливой улыбкой.

– Признаться, лорд Нэйтан, я немало удивлен вашему визиту, – он говорил с достоинством, не пытался лебезить, как многие другие в Вайдерхоффе. – Что же привело ко мне прославленного графа, о котором столько все говорят?

– Боюсь, слухи о моей персоне, как плохие, так и хорошие, немало преувеличены, – с улыбкой возразил Нэйт. – Но, если вы не против, я бы хотел опустить все положенные любезности и перейти сразу к делу…

Он резко замолчал. Взгляд так и замер на приоткрытом окне, из которого как раз открывался вид на сад позади дома.

Лили…

Она шла неспешно и будто бы даже что-то напевала. Казалось, вот-вот закружится с корзиной цветов, которую несла в руках. Солнечные лучи золотили бликами ее мягкие локоны, и даже скромное серое платье ничуть не омрачало образ, а лишь сильнее подчеркивало тонкий стан и изящество девушки.

Вот-вот она войдет в дом… Вот-вот они встретятся… Как же она будет ошарашена, как же обрадуется, узнав, наконец, кто он на самом деле…

– Лорд Нэйтан? – деликатно напомнил о себе ее отец.

Нэйт все же заставил себя отвести взгляд от Лилианы. В конце концов, впереди вся совместная жизнь, чтобы любоваться его личным сокровищем.

С достоинством произнес:

– Лорд Хейерс, я прошу руки вашей дочери леди Лилианы.

Тот так обомлел, что даже на шаг отступил.

– Простите, мне показалось, что я ослышался, но… – все же взял себя в руки. – Я ничуть не сомневаюсь в том, что моя дочь достойна стать супругой подобающего молодого человека. Но, лорд Нэйтан, будем откровенны, сословная разница между нами непомерно велика.

– Ваш род не древнее моего, – возразил Нэйт. – И то, что вы в последние годы оказались в столь бедственном положении, не отменяет вашей родословной. Я на самом деле хочу взять в жены вашу дочь, мои намерения искренни и вполне серьезны. Я был бы безмерно признателен вам за ваше благословление, и в свою очередь могу поклясться, что сделаю все, чтобы Лилиана была счастлива.

Казалось, у лорда Хейерса даже в горле запершило. Прикрыв рот рукой, он чуть сдавленно кашлянул. Дрогнувшим голосом произнес:

– Что ж, лорд Нэйтан, я нахожу вас весьма достойным молодым человеком, и с радостью благословлю ваш союз с моей дочерью. Но все же сначала нам нужно узнать мнение самой Лилианы.

Он только-только подошел к двери, как та без стука отворилась, являя даму средних лет в пышном платье с оборками и чепчике с обилием кружев.

– О, простите, если помешала! – она любезно улыбнулась. – Я даже не знала, что у нас гости!

Лорд Хейерс тут же произнес:

– Дорогая, позволь представить тебе лорда Нэйтана. Лорд Нэйтан, моя супруга леди Финия.

– Безмерно рад знакомству, – как и полагалось, Нэйт поцеловал протянутую руку дамы.

– А уж как мы рады столь высокопоставленному гостю! Не беспокойтесь, я уже послала за Лилианой, оно сейчас придет сюда!

Выходит, именно она под дверью подслушивала их разговор.

Но сейчас даже это не покоробило.

– Не сомневайтесь, лорд Нэйтан, вы ничуть не пожалеете о сделанном выборе! – без умолку тараторила леди Финия. – Лучшей невесты вам не сыскать во всей округе! Наша Лилиана – прелестное создание, начисто лишенное каких-либо недостатков! И к тому же, что немаловажно, она магически одарена и, несомненно, будь у нее возможность продолжать обучение, она бы однажды стала одним из самых выдающихся магов! Сам магистр Приндад в свое время отмечал ее талант и…

Дверь кабинета распахнулась.

– Отец, вы меня звали?.. – Лили так и замерла на пороге.

Казалось, она даже не дышала сейчас. Изумление в ее чудесных глазах было столь сильно, что Нэйт едва сдержал порыв подойти ближе, притянуть ее к себе и тихо прямо на ушко прошептать: «Не пугайся, малышка, тебе не мерещится, это и вправду я».

И уж точно не укрылось от его взгляда, как она просияла, едва поняла, что он все-таки ей не чудится. Не зря не сомневался, что при всех ее заявлениях, будто он ни за что ее не отыщет, она все равно будет несказанно рада ему.

– Ах милая Лили! – ее матушка тут же всплеснула руками. – Такое счастье! Такое неописуемое счастье! Ты обязана сейчас же поблагодарить лорда Нэйтана за оказанную тебе столь великую честь!

– Лорда Нэйтана? – с сомнением уточнила Лили. Даже растерянно огляделась, будто ожидая увидеть здесь кого-то еще.

Нэйт не удержался от улыбки. А ведь его малышка до сих пор даже не подозревает, кто перед ней…

– Дорогая, не веди себя столь глупо, пусть даже и от волнения, – выразительно глянула на нее мать, и тут же с любезной улыбкой обратилась к нему: – Ох, лорд Нэйтан, бедняжка Лили так разволновалась, простите ей это!

Но Лили будто и не слышала ее слов. Смотрела на него неотрывно. И множество эмоций одновременно промелькнуло в ее глазах. Искренняя искрящаяся радость неумолимо сменилась не просто разочарованием, а будто бы даже настоящим отчаянием!

Что-то явно шло не так…

Нэйт не стал медлить. Как и полагалось по традиции, подошел к Лили, взял ее за руку. Ее тонкие пальчики дрожали в его ладони, и очень хотелось верить, что это и вправду лишь от волнения, наверняка ему просто кажется, что она едва сдерживается, чтобы руку не отдернуть.

– Леди Лилиана, – с улыбкой произнес он, ни на миг не сводя с нее взгляда, – я прошу вас оказать мне честь стать моей женой.

Ее мать радостно в ладоши хлопнула. Казалось даже, что вот-вот радостно взвизгнет.

Но на лице Лили не промелькнуло и тени былой радости. Она порывисто вдохнула и замерла, будто дыхание попросту перехватило.  Смотрела на него с таким… Отчаянием? Что с ней вообще происходит?

Она на миг нервно закусила губу. Отвела взгляд, будто ей нестерпимо было смотреть ему прямо в глаза.

Произнесла тихо, словно каждое слово далось ей с трудом:

– Благодарю вас за столь лестное предложение, лорд Нэйтан. Но я… – ее голос дрогнул, прозвучал чуть надрывно, – я не могу его принять. Простите…

Ее ладонь выскользнула из его пальцев. Резко развернувшись, Лили спешно покинула кабинет.

Нэйт стоял как оглушенный. До сих пор казалось, что ослышался.

 

Она отказала?.. Да быть ведь того не может!

Ее мать сдавленно ахнула, тут же запричитала:

– Ах, лорд Нэйтан, не обращайте внимания, она это просто от волнения из-за внезапного счастья, я сейчас же с ней поговорю, вразумлю ее как следует! – и тут же припустила за ней.

Нэйтан медленно опустил руку в карман камзола, достал кольцо. Здесь, без прямых лучей солнечного света, оно выглядело гораздо тусклее.

Лилиана отказала…

Проклятье, да любая, абсолютно любая все бы на свете отдала, если бы он предложил стать его женой! Все самые завидные невесты были в его расположении! А у нее ни гроша за душой, у семейства отвратительное положение, и у нее самой ни единого шанса на достойное будущее!

Но она ему отказала…

Он рывком убрал кольцо обратно в карман, решительно направился к выходу. Не слушал слов сожаления, что запоздало говорил ему вслед лорд Хейерс. Не слушал не в меру громких воплей его супруги откуда-то со второго этажа, пытающейся вразумить упрямую дочь.

Не слушал ничего. Кроме собственной злости, разрастающейся в груди со страшной силой.

Нэйтан отдалялся от дома, не оглядываясь. Миновал мрачную аллею. А здесь уже ждал Орнис, держа под уздцы лошадей.

– О, что-то ты совсем уж быстро! – удивился друг. – Неужто твоей Лили дома не оказалось?

Не медля, Нэйт сел на своего коня. И хотя старался говорить спокойно, но не получилось  скрыть эмоции:

– Она отказала.

– Отказала?.. – оторопел Орнис. – Погоди-погоди, кажется, я что-то не так понял… Как это отказала?

– Вот так. Отказала и все, – резко парировал Нэйт. – Но ее отказ все равно ничего не меняет.

– То есть? – окончательно запутался тот.

– Раз она не захотела стать моей добровольно… Что ж, тогда я просто не оставлю ей иного выбора, – пришпорив лошадь, граф Нэйтан из рода Дагрей поспешил прочь.

ДВУМЯ НЕДЕЛЯМИ РАНЕЕ

Глава первая

Лилиана

– Вы слышали последние новости?! – леди Иркас влетела в гостиную столь быстро, что казалось, так с разбегу и упрется своим кружевным зонтиком прямо в косяк дверей. Для полноты картины не хватало только коня и соперника в доспехах, с которым надо сшибаться на всем скаку, чтобы выбить из седла.

Вот что с чопорными благовоспитанными леди почтенного возраста делают свежие сплетни.

– Последние новости? – матушка тут же отложила вышивку, даже привстала в кресле. – Скорее, дорогая, присаживайся, мне не терпится услышать! Так, Лилиана, – тут же скомандовала мне, – живо принеси леди Иркас чаю.

Я даже закрыть книгу не успела, как запыхавшаяся гостья тут же отказалась.

– Нет-нет, мне сейчас совсем не до этого! – она мигом заняла кресло напротив и уже вовсю обмахивалась веером. – Я так спешила к тебе, милая Финни, чтобы все рассказать!

– Так рассказывай уже! – матушка даже ногой топнула. – Вечно ты время тянешь!

Та подалась вперед и заговорщическим голосом выдала:

– Ты не поверишь, дорогая, что произошло вчера на балу в Майлин-Холле! Этот несносный выскочка, этот высокомерный грубиян объявил во всеуслышание, что если он в ближайшее время и женится, то исключительно на такой девушке, которая сумеет обойти его в магии!

Матушка громко ахнула. А меня так и подмывало спросить, какой конкретно «выскочка» имеется в виду. Мне все же не всегда удавалось избежать всевозможных сплетен, особенно из уст леди Иркас. И в них каждый раз кто-то был то выскочкой, то снобом, то «человеком столь невыносимым, что будь я на месте короля, самолично бы его казнила в тот же час»

– Ох, дорогая, неужто так и заявил?! – матушка даже демонстративно за сердце схватилась.

– Именно так! – леди Иркас закивала. – И как у него только язык повернулся! Какой вопиющий эгоизм! Ведь сколько почтенных дам рассчитывали, что смогут в скором времени выдать своих дочерей замуж за него, что хоть одной, но точно повезет, а он вдруг так поступает! Обойти его в магии! Немыслимо!

– Простите, но о ком вообще речь? – все же вмешалась я. Меня не интересовали сплетни о слова совсем, но все, что так или иначе касалось магии, неумолимо задевало струны в душе.

– Как это о ком, Лилиана! – леди Иркас глянула на меня с таким укором, словно я не понимаю элементарного. – Только одному человеку во всем Вайдерхоффе хватило бы наглости так поступить! Речь о Нэйтане из рода Дагрей, старшем отпрыске почтенного графа Аргуса!

Ох… Опять он…

С того момента, как семейство графа прибыло на лето в Вайдерхофф, отовсюду только и слышалось об этом Нэйтане причем в разных тональностях. Обсуждалось все: начиная с баснословного богатства, дружбы с самим принцем и исключительной привлекательности. И заканчивая тем, сколь несносный у него нрав, как несдержан и дерзок он в своих высказываниях.

Я слышала о нем ото всех. Его постоянно обсуждала матушка и ее подруги, собиравшиеся у нас в гостиной. Обсуждали знакомые девушки из соседских имений. Обсуждали даже слуги! Это имя звучало отовсюду, чуть ли не из каждого утюга, и уже настолько набило оскомину, что невыносимо было выслушивать все эти сплетни.

Филинда относилась к этому куда терпимее:

– Не суди строго, Лили, – недавно сказала мне сестра. – Вайдерхофф – совсем небольшой город. Здесь и без того любой пустяк – целое событие. А уж приезд столь именитых аристократов, так тем более. Что уж поделать, в провинции нет у людей иных развлечений.

А леди Иркас тем временем уже вовсю рассказывала ахающей в такт ее рассказу нашей матушке:

– Ты только представь, милая Финни, сколько теперь разговоров во всем городе! Как только этот ужасающий в своей непочтительности молодой человек мог сказать такое!

– Это просто в голове не укладывается! – матушка была только рада подхватить. – Без сомнений, его бедные родители сейчас пьют сердечные капли от стыда за него!

– Если бы, – фыркнула леди Иркас. – Даже если их и хоть сколько-нибудь взволновала его безрассудная выходка, это все равно им никак не помешало устраивать завтра бал-маскарад в своем имении.

Бал-маскарад?.. Так это же идеальная возможность, чтобы..

Но леди Иркас сбила с мыслей:

– Что вполне логично, только у ужасных людей мог вырасти столь ужасный сын.  А ему наверняка совсем и не жаль, что он так разочаровывает всех окружающих!

Я все же не смогла смолчать:

– Думаю, у бедняги Нэйтана есть только один шанс угодить окружающим: разом жениться вообще на всех девушках в Вайдерхоффе, чтобы уж наверняка не осталось недовольных.

– Что ты вечно глупости говоришь! – накинулась на меня матушка, у нее даже лицо раскраснелось. – Не в твоем незавидном положении быть столь дерзкой и насмешливой!

И тут же откинулась на спинку кресла со сдавленным оханьем. Леди Иркас мигом взялась активно обмахивать ее веером.

– Что за кошмарная участь, – матушка завела свою любимую песню. – Ох, дорогая, уже шестой год длится эта мука! Шестой год, как после того несчастья наша семья была вынуждена оставить  Дагнес-Холл! Шестой год, как мы влачим столь жалкое существование здесь!

– Мы не голодаем, не замерзаем, у нас есть крыша над головой, – возразила я. Просто невыносимо было в очередной раз выслушивать эти каждодневные стенания.

– Зато у нас нет будущего! – прикрикнула на меня мать. И тут же снова заохала куда более сердобольной леди Иркас: – Ох, дорогая моя, ты даже не представляешь, как сердце мое обливается кровью каждый раз, когда сюда доносится звон свадебных колоколов со стороны Baийского собора. Каждый раз меня терзают тяжелые мысли о том, что моим бедным девочкам не суждено выйти замуж! И пусть Лилиане из-за ее несносного характера и так на роду написано остаться старой девой, но хотя бы Филинда вполне могла бы составить выгодную партию… Но нет! Наше положение теперь настолько плачевно, что мы даже не в состоянии вывести Филинду в свет! А ведь в ее возрасте давно уже пора блистать на балах! Но судьба так жестока к нам, что…

 Я отложила книгу на стол, резко встала со стула.

– Я все же распоряжусь насчет чая, – спешно покинула гостиную и даже двери за собой прикрыла.

Нет, ну сколько же можно! Каждый день выслушивать все эти стенания о том, как все плохо! Казалось, матушка находит даже какое-то необыкновенное удовольствие в том, чтобы постоянно жаловаться на жизнь.

Скрип ступенек отвлек меня от раздраженных мыслей. По лестнице, крепко держась за шаткие перила, спускался господин Бернесс. И мрачное лицо пожилого целителя не предвещало ничего хорошего.

– Вы уже уезжаете? – у меня даже сердце на миг встревоженно замерло. – Позвольте я вас провожу.

Он в ответ улыбнулся.

– Юным леди не положено самим провожать гостей. На то всегда есть дворецкий.

– Увы, но наш почтенный Лагрин не только дворецкий, но еще и садовник и кучер заодно, – я улыбнулась в ответ. – Потому сочту за удовольствие поводить вас сама.

Из-за разбитости старой дороги ведущей к дому, экипаж господина Бернесса дожидался в самом конце аллеи. Деревья здесь сплелись ветками столь густо, что мы будто бы ступили в зону сумрака. И лишь когда уже отошли от дома достаточно, я тихо спросила:

– Господин Бернесс, прошу вас, не молчите. Я так надеюсь услышать от вас хоть что-то ободряющее.

– Увы, милая Лилиана, мне порадовать вас нечем, – он тяжело вздохнул. – Состояние вашей сестры все ухудшается. Травяные настои позволяют скрывать внешние проявления недуга, но он точит ее изнутри. Как ни прискорбно это говорить, но все же… Боюсь, ей осталось от силы месяца два.

Я замерла на месте.

– Но неужели ничего нельзя сделать?! Должно же существовать хоть какое-то средство!

Господин Бернесс тоже остановился, поставил на землю свой саквояж. Смотрел на меня прехмуро:

– Я понимаю, вы ждете от меня хотя бы крохотного намека на надежду, но я не хочу вам лгать. Но все же вы должны четко осознавать одно. Нет вашей вины в недуге сестры. Вы вовсе не виноваты в том, что родились с магией, а она нет. Не виноваты в том, что вы здоровы и полны сил, а она нет. Сколь бы ни пеняла вас этим ваша матушка, при всем моем к ней почтении, но она совершенно не права.

– Дело вовсе не в чувстве вины, – тихо возразила я. – Просто я очень боюсь за Филинду. Я бы все сделала лишь бы ей помочь.

– Увы, но то не в ваших силах, – он покачал головой. – Ее спасет исключительно магия. А единственный способ передачи магии – брачная церемония. Если леди Филинда не выйдет замуж за одаренного мага в ближайшее время, она обречена. Можно, конечно, попытаться отсрочить ее участь, замедлить действие недуга, но для этого нужно поистине чудо.

– То есть? – я тут же за это ухватилась. – Что именно вы имеете в виду?

Господин Бернесс хоть и заколебался, но все же произнес, понизив голос до шепота:

– В старых книгах по целительству говорится о плодах цификулисса, об их чудесных свойствах. Раньше их добывали в Запретной Роще, но туда уже давно никто не решается забредать. Ведь шанс вернуться почти ничтожен… Вы же наверняка помните те каменные врата в восточной окраине сада в вашем родовом поместье, в Дагнес-Холле?

– Да, конечно, – я кивнула.

– Когда-то они вели в Запретную Рощу.

– Вы уверены? – я с сомнением смотрела на пожилого целителя. – Я ведь спрашивала как-то у отца о тех вратах, но он сказал, что это лишь своеобразное украшение сада.

– Так, быть может, ваш отец прекрасно понимал, что знай вы, не в меру любознательная и бойкая, правду, непременно захотите туда наведаться? – улыбнулся он. – Подобных врат располагалось множество по всему миру, многие из них уже разрушены. Да и никто уже давно не проверял, сохранилась ли в них еще магия перехода. Уж слишком это рискованно. Какие бы чудесные и ужасные легенды ни ходили о Запретной Роще, об этом последнем тайнике богов, вернуться оттуда нет шансов. Вот только, если верить старым книгам, лишь там еще растет цификулисс. Больше нигде в мире не найти его плодов. И все же это все неосуществимо. Тут нельзя надеяться на чудо, нужно подходить к делу куда прагматичное.

– Но где же найти такого мага, чтобы Филинда вышла за него замуж? – в сердцах пробормотала я. – Все маги из высшего сословия!

– Так а вы сами? – улыбнулся целитель. – То, что ваша семья оказалась в столь бедственном положении, совсем не отменяет того факта, что ваш род один из самых знатных.

– Разве же это теперь имеет значение? – хмуро возразила я. – От нас все отвернулись. Только вы не оставили нашу семью, когда мы разорились.

– Тут дело вовсе не в деньгах, поверьте. Я уже слишком старый человек, чтобы ценить лишь благосостояние людей. И наша многолетняя дружба с вашим отцом куда ценнее всего этого. Но все же, – ободряюще мне улыбнулся, – я же с малых лет знаю вас, милая Лилиана, меня всегда восхищала ваша способность верить в лучшее. Неужели вы сомневаетесь в том, что все же есть шанс на благополучный исход? Судьба порой милостива. Вдруг вашей сестре все же посчастливится встретить одаренного мага, и он, покоренный ее красотой и кротостью, непременно вскорости женится на ней.

 

– Это было бы идеально, – я все же улыбнулась. – Осталось только придумать, как это чудо организовать.

Попрощавшись, господин Бернесс уехал. Я провожала взглядом его экипаж, пока тот не скрылся за поворотом дороги. Начался мелкий дождик, но я так и не двинулась с места. Все стояла недвижимо, подставив лицо каплям теплого июньского дождя…

Нужно смотреть правде в глаза – достаточно сильных магов и так слишком мало, а холостых, соответственно, и того меньше. И у нашей семьи нет шансов заполучить такого жениха для Фелинды. По крайней мере, пока. Может, в будущем что-то и изменится, но время безжалостно играет против моей сестры.

И тут выход лишь один. Я обязана найти то чудесное средство, о котором упоминал господин Бернесс. В конце концов, хотя бы проверить, есть ли шанс вообще попасть в Запретную Рощу.

Но загвоздка в том, что врата в саду Дагнес-Холла. Он давно уже не может считаться нашим домом, и я не вправе самовольно туда наведаться…

Значит, просто нужно провернуть все тайно. Так, чтобы никто не узнал. Но прежде всего же лучше обсудить мой блестящий план с тем единственным, кто, несомненно, сможет оценить всю его гениальность…

– Да ты с ума сошла! Окончательно и бесповоротно! – категорично поставил диагноз мне Вентон, едва я заикнулась о своем замысле.

Дело было в маленькой гостиной, служившей нашей семье обеденным залом. Брат как всегда вернулся домой лишь с наступлением темноты, но я нарочно его дождалась и, пока он ужинал в свете единственной свечи, пересказала слова целителя, сидя напротив Вентона за круглым столом.

– Но почему? Я все ведь продумала! И начнется осуществление моего плана уже завтра, с бала-маскарада в имении графа Аргуса. Ты только послушай…

– Согласись, мы просто не вправе медлить и бездействовать, – не унималась я. – Если не мы с тобой, то кто поможет Филинде? Отец, окончательно потерявший интерес ко всему? Матушка, которой нужен лишь очередной повод для стенаний? Кто-то еще? Да никто! Никто ниоткуда не появится со внезапным чудом. Все зависит исключительно от нас.

Брат отложил вилку. Свет свечи между нами отбрасывал на его лицо мрачные тени. Сейчас Вентон даже казался старше своих двадцати шести лет.

– Слушай, Лил, я все понимаю. И так же, как и ты, готов на все, лишь бы только спасти нашу Фил. Но ты все же сама задумайся. В Запретной Роще уже лет сто никто не бывал. А все почему? Да потому, что люди перестали оттуда возвращаться! Доподлинно известно, что нити жизни перешедших врата стали  обрываться сразу же. И с чего ты взяла, что с тобой будет иначе?

– С того, что пока я тебя ждала, перерыла папин кабинет в поисках архивной книги Дагнес-Холла, – я перегнулась через стол и даже на всякий случай понизила голос до шепота. – И, между прочим, врата в Запретную Рощу там тоже упоминаются. Причем, знаешь, в каком контексте? Что не случайно все известные врата располагались на землях древних родов! Я почти уверена, что и пройти туда безопасно могут лишь те, в чьих жилах течет древняя кровь Даг-ов.

Вентон откинулся на стуле.

– При всей моей любви к тебе, Лил, но неужели ты считаешь, что, кроме тебя, никто бы до этого не додумался? Мы, как-никак, не единственные Даг-и. Кроме нашего рода Дагнес, сохранилось еще с десяток других. Даже далеко ходить не надо! Вон, тот же граф Аргус и его отпрыски – все представители рода Дагрей. Или взять всеми признанную первую красавицу столицы Миролану – она из рода Дагвайерс. Я уж не говорю о том, что в самой столице еще не меньше пяти разных родов Даг найдется. Да и если в целом по королевству поискать еще с десяток будет. И неужто никто из них не смекнул бы, что уж он-то вправе сунуть свой любопытный нос за врата?

Я внимательно смотрела на брата.

– Погоди-ка… Так ты, выходит, тоже пытался?

– Пытался, естественно. Лет в десять удрал из-под надзора гувернантки и прямиком к вратам в дальнем краю сада Дагнес-Холла. Но толку? Они никак на меня не отреагировали! И вместо захватывающей вылазки в Запретную Рощу я получил строгий выговор от отца и целую неделю не имел права покидать свою комнату.

– На тебе врата могли не сработать лишь потому, что ты не маг, – возразила я.

– Ну да, а на тебе сработают, конечно. И тогда вместо скорой смерти одной сестры, я просто получу мгновенную смерть другой, – Вентон не сдавался. – Нет уж, Лил, хватит глупостей.

Он тут же демонстративно принялся за остатки овощного рагу, да еще и с таким заинтересованным видом, будто в жизни ничего вкуснее не ел. Ага, и это при всей его неприязни к овощам.

Ну а я молчала. Очень старалась не улыбнуться, прекрасно предугадывая, какая мыслительная цепочка сейчас разворачивается в голове старшего брата.

И нескольких мгновений не прошло, как он не выдержал:

– Ладно, сдаюсь, и в чем подвох? Учитывая, что тебе бы запросто хватило сумасбродства и без меня пробраться в Дагнес-Холл и сунуться за врата в Запретную Рощу, ты ведь явно рассказала мне все это не в ожидании одобрения.

– Я же знала, что ты все равно не одобришь, – хитро улыбнулась я. Но уже серьезно продолжила: – Понимаешь, Вент, даже если допустить, что мой план увенчается успехом, и я смогу раздобыть в Запретной роще плоды цификулисса – это все лишь временная мера. Даже с помощью этого чудодейственного средства мы не сможем вылечить Филинду, лишь отсрочим ее смерть. Но этот выигрыш по времени необходим, чтобы провернуть вторую часть плана.

– Оу, даже так… – присвистнул брат. – Ну давай, великий ты наш махинатор, я тебя слушаю.

– Чтобы спасти Филинду, нужно, чтобы на ней женился сильный маг, так? Это единственный способ. И мы должны с тобой, во-первых, отыскать такого мага. А, во-вторых…

Но Вентон со смешком перебил:

– А чего искать? Кто тут в округе самый сильный маг и по совместительству самый завидный холостяк, по которому все девицы с ума сходят? Граф Нэйтан! А дальше, как я понимаю, твой план таков: мы с тобой на пару его похищаем, потому-то и нужно мое участие, ведь понадобится грубая сила, чтобы изнеженного графа вырубать и в мешок запихивать. А после будем держать его в плену, кормить одним вот этим вот овощным рагу, – покосился на свою тарелку, – от такой жуткой пытки он мигом будет согласен на что угодно. И вуаля – мы добьемся своей цели, женим его на Филинде! Правда, едва он окажется на свободе, нас с тобой мигом в темницу упекут. Хотя чего это я такой пессимистичный… Какая темница? Нас с тобой просто сразу же повесят на главной площади. Но зато, да, своей великой цели мы добьемся.

– Вентон, но я ведь серьезно!

– А я разве нет? Я настолько серьезно, что у меня даже в горле запершило так, будто уже висельная веревка сдавливает! Хотя, может, в этом ощущении все же виновата и злосчастная брокколи… – он бросил очередной тоскливый взгляд на свою тарелку. – Эх, все бы отдал за смачный кусок прожаренной на углях свинины с вином и специями…

Я поспешила вернуть мысли брата в нужное русло:

– Мой план куда проще и уж точно не такой драматичный. Факт в том, что нам нужен холостой маг. Но тут же и загвоздка: все они в высшем сословии, и мы попросту с тобой о них не знаем. Ну кроме этого уже набившего оскомину графа Нэйтана, о котором все судачат. Так вот, первым делом нам нужно найти подходящего мага, а дальше уже подстроить все так, чтобы подвести его к женитьбе на Филинде.

– И как же ты намерена такого мага искать? – полюбопытствовал Вентон.

– Леди Иркас среди всех прочих сплетен сегодня упомянула, что завтра семейство графа устраивает бал-маскарад.  И нам с тобой просто нужно туда попасть. Ведь именно там, в скоплении всего высшего света, и можно найти будущего супруга Филинды.

– А как ты собираешься на бал пробраться? – тут же возразил брат, нахмурившись. – Лил, нас с тобой никто туда не пустит.

– Мы запросто пройдем мимо стражи, если будем подобающе одеты. Я уже покопалась в матушкином сундуке, нашла одно из ее старых бальных платьев, более-менее сохранившееся. Понятно, что за столько лет оно уже вышло из моды, но мне все равно же придется перешивать по фигуре, вот заодно и видоизменю его немного.

– Похоже, ты все уже продумала, так? – хмыкнул Вентон. – Ладно, допустим, ты сделаешь себе подходящий наряд. Но мне-то взять его неоткуда и… – сам же запнулся. – Впрочем… На худой конец, ведь вполне могу затесаться среди лакеев… Наверняка для обслуживания бала наймут дополнительно слуг…  Что ж, ладно, попадаем мы на бал, а дальше что? – уже куда заинтересованнее спросил он. – Как вычислять подходящего мага?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru