The One. Единственный

Джон Маррс
The One. Единственный

Глава 10
Элли

Когда Элли наконец оставила попытки уснуть, радиочасы показывали 3.40 утра.

Впереди ждал напряженный день, и ей отчаянно требовался отдых, но ее активный мозг, похоже, отказывался это понять. Вместо этого он мчался со скоростью летящего по рельсам экспресса с грузом дел, которые предстоит сделать в течение ближайших нескольких часов для рекламы их недавно обновленного приложения. При нормальных обстоятельствах Элли приняла бы таблетку снотворного, которое ей прописал личный врач. Увы, сегодня она не хотела рисковать: этак недолго проспать или, по крайней мере, предстать сонной перед журналистами.

Интервью с мировой прессой сидели у нее в печенках с тех пор, как Элли вопреки себе стала публичной фигурой. Еще десять лет назад она была анонимной рабочей пчелкой, трудившейся за кулисами. И вдруг мировые СМИ принялись наперебой в равной степени восхвалять и поносить ее. Это закалило ее характер. Она быстро приобрела репутацию железной леди, безжалостной в своем стремлении сделать свой бизнес одним из самых успешных в мире. Газеты намекали на недобросовестные методы, благодаря которым она, возможно, взлетела столь высоко, – правда, без каких-либо конкретных доказательств это были не более чем слухи. Элли заплатила немалые деньги, чтобы история ее первых дней в бизнесе не получила огласки.

По мере роста аппетита публики к ее истории таблоиды просеивали каждую частичку личной жизни Элли, изучая ее прошлое, будто она была на скамье подсудимых. Они словно под микроскопом изучили ее романы и потратили немалые средства на ее бывших, чтобы те раскрыли секрет, какова она как человек, как женщина и как любовница.

Все это приучило Элли не доверять не только прессе, но и всем остальным, что исключало какие-то личные отношения. И хотя она была согласна с тем, что несправедливо мазать каждого мужчину дегтем, всякий раз, когда Элли знакомилась с кем-то новым, она тотчас возводила вокруг себя защитный барьер и пыталась угадать мотивы интереса к ней. Интересует только ее богатство? Лишь для того хочется трахать миллиардершу, чтобы потом похвастаться этим перед своими друзьями? Или ей светит увидеть в воскресном номере «Сан» очередной заголовок из серии «Сладкая парочка на свидании»? Элли не могла вспомнить ни единого случая, когда Билла Гейтса, Марка Цукерберга или Тима Кука[15] тащили на раскаленные угли из-за их личной жизни; с ней же это происходило с удручающей частотой.

Перевернувшись на бок, она вытянула ноги и вспомнила, как была вынуждена нанять команду юристов специально для того, чтобы те делали предупредительные залпы каждый раз, когда у нее появлялись подозрения, что пресса замыслила очередную пакость. Затем, выиграв с полдюжины дел о клевете, она стала для журналистов слишком дорогой приманкой, чтобы те могли нагло лгать, и в результате они утратили к ней интерес. За все контакты с прессой теперь отвечала ее медийная команда, и Элли со спокойной душой отключила оповещения «Гугл», удалила учетные записи в «Фейсбуке» и «Tвиттере», чтобы избавиться от соблазна узнать, что люди пишут о ней. И лишь в случае крайней необходимости соглашалась выйти на авансцену как ключевая фигура компании.

Сокрушенно простонав по поводу бессонницы, Элли откинула одеяло и включила прикроватную лампу. Ей тотчас вспомнилось электронное письмо, полученное накануне вечером, в котором сообщалось, что ее ДНК-пара найдена. Она зарегистрировалась на сайте еще с десяток лет назад, когда компания пребывала в зачаточном состоянии, но, поскольку популярность начинания быстро росла, Элли решила, что найти свою ДНК-пару – это лишь вопрос времени.

Когда же количество зарегистрированных пользователей перевалило за отметку в один миллиард, Элли начала терять надежду. Ее ДНК-пара либо состояла в счастливых отношениях с кем-то еще, либо жила в стране «третьего мира» и слыхом не слыхивала ни про какие ДНК-тесты, либо просто ничего не хотела знать.

И Элли привыкла к одиночеству. В последние годы она с головой ушла в работу, и ей стало все равно. Чтобы быть удовлетворенной жизнью, мужчина не нужен; неплохо и одной. Что может ДНК-пара добавить к ее жизни, чего она не могла бы сделать самостоятельно?

Тем не менее Элли была вынуждена признать, что крошечная часть ее «я» сгорала от любопытства, желая узнать, кем является этот человек.

– Была не была, – сказала она вслух и взяла телефон. Открыла электронное письмо, заплатила 9,99 фунта стерлингов за информацию о своей ДНК-паре и стала ждать. Через пару минут ей пришел автоматический ответ:

«Имя: Тимоти Хант. Возраст: 38 лет. Род занятий: системный аналитик. Глаза: карие. Волосы: черные. Рост: 5 футов 9 дюймов».

Этому описанию соответствовала почти половина мужчин в западном мире, подумала Элли.

«Ула. – Она начала набирать электронное письмо своей личной помощнице. – Узнайте все, что сможете, про Тимоти Ханта, системного аналитика из Лейтон-Баззарда. Адрес его электронной почты скопирован ниже. Напишите утром, что узнали. Спасибо».

К ее удивлению, ответ от Улы пришел немедленно. «Черт возьми, она когда-нибудь спит?» – задалась вопросом Элли.

«У него собеседование с нами? Не вижу в своем списке», – спрашивала Ула.

«Типа того, – ответила Элли. – И постарайтесь найти его фото. Если потребуется, поручите это дело кому-то еще».

Положив телефон на тумбочку, Элли забралась обратно под одеяло, перевернулась на другой бок и уставилась на пустую половину кровати: простыня на ней была такой же свежей и гладкой, как когда домоправительница застелила ее накануне утром. И Элли впервые за несколько лет позволила себе представить, каково это: разделить это пространство с кем-то другим.

Глава 11
Мэнди

Мэнди замерла у каменной стены, окружавшей жилье, чей адрес она взяла со страницы Ричарда в «Фейсбуке». Она наблюдала, как люди впереди нее спешат по тропинке, стараясь поскорее укрыться от моросящего дождя, и приготовилась последовать за ними.

В большинстве социальных ситуаций Мэнди, как правило, бывала уверена в себе. Увы, когда дело касалось больших групп посторонних людей, замыкалась в себе и страдала косноязычием. Она понятия не имела, что скажет, если кто-то попытается заговорить с ней, и потому старалась не привлекать к себе внимания. Не страшно, если она на несколько минут опоздает – ее никто не знал и не ожидал увидеть.

Мэнди, без раздумий сославшись на нездоровье, отпросилась с работы, а сестрам сказала, чтобы те ей не звонили, так как у нее курсы. Даже если они и узнают, что она им солгала, то, скорее всего, подумают, что это как-то связано с Ричардом Тейлором, ее ДНК-парой.

Достав из сумочки пакетик мятных леденцов, она сунула один в рот. Затем достала оттуда же зеркальце, дабы убедиться, что после двух часов в машине все еще имеет презентабельный вид. Затем взъерошила волосы, в надежде на то, что от сырости ее кудряшки не будут торчать во все стороны, как закрученная проволока. И наконец, услышав, что внутри начинает играть музыка, медленно зашагала по дорожке, подошла к двери и приготовилась к тому, что ждет ее внутри.

Будь она беспощадно честна с собой, призналась бы, что понятия не имеет, что делает тут или зачем ей это понадобилось. Знала лишь одно: ей и Ричарду суждено пережить что-то вместе, сколь бы сложно это ни было. Поэтому она вошла внутрь и нашла место на самой последней скамье.

Взяла брошюрку с порядком службы, оставленную на краешке скамьи, и, пытаясь успокоить нервы, пролистала ее. Два гитариста, стоя перед микрофоном, исполняли балладу, которую она не узнала. Когда они закончили, их сменил мужчина с искренней улыбкой.

– Спасибо, Стюарт и Дерек, – начал он. – Прежде всего я хотел бы поблагодарить вас всех за то, что вы пришли. А во-вторых, от имени семьи Тейлор хотел бы поприветствовать всех вас в церкви Святого Петра и Всех Святых на специальной церемонии в память о нашем дорогом друге Ричарде.

Глава 12
Кристофер

Кристофер пристально следил за ней в окно ресторана, пытаясь расшифровать язык ее тела. Эми, ДНК-пара, с которой у него было свидание, сидела за столиком, сложив руки и скрестив ноги. Нервничает, подумал он. Хотя, согласно одному из множества просмотренных им на «Ютьюбе» обучающих видео, это означало, что она заняла оборону. Впрочем, любой из этих вариантов работал на него, так как давал преимущество.

Эми смотрела на часы на дисплее своего телефона по крайней мере раз в минуту. То и дело поправляла волосы или постукивала ногой по ножке стула. Привлекательная женщина, был вынужден признать он, и выглядит точно так же, как на том фото, которое прислала ему по электронной почте, хотя и не без признаков фотошопа.

Ее длинные темные волосы слегка волнились. Модные очки в черной оправе, едва заметный макияж на бледной коже. Стройная и изящная, она, однако, не выставляла фигуру напоказ, скрывая ее с помощью брюк, каблуков, простого синего топика и жакета.

Кристофер знал: опаздывать на свидание – дурной тон, особенно к той, кого наука сочла идеальной парой. Но ему было наплевать. Это тоже было частью игры. Пусть потомится в ожидании и слегка понервничает. Тогда ситуация будет под его контролем, и он с самого начала возьмет инициативу в свои руки.

Пока Кристофер тянул время у входа в оживленный ресторан, он увидел в окне свое отражение. Он уже забыл, когда в последний раз хорошо высыпался, и поэтому ему пришлось купить маскировочный карандаш, чтобы скрыть мешки и темные тени под глазами. Также воспользовался увлажняющим тональным кремом, который взял в ванной комнате Номера Четыре, чтобы скрыть тот факт, что его ночной проект сказался на уровне мелатонина[16]. В основном он спал днем.

 

Хотя Кристофер и выкроил время для бритья, он так и не сумел записаться к парикмахеру, чтобы постричься, поэтому сделал с прической все, что смог. С помощью щедрой порции геля, придававшего волосам более темный, нежели его природный рыжевато-каштановый, оттенок, причесал их на косой пробор. Улыбнулся себе, удовлетворенный тем, что, в отличие от многих его бывших одноклассников, у него почти не было морщин, зубы – практически ровные, а черты лица четкие, а не смутные от дряблой кожи. Он выглядел как минимум на пять лет моложе своих тридцати трех.

Кристофер поправил лацканы облегающего пиджака и выждал чуть дольше, пока Эми, похоже, не собралась встать, чтобы уйти, и лишь затем вошел в ресторан.

Притворившись, будто ищет среди посетителей Эми, обвел глазами безликий зал. Стоило их взглядам встретиться, как ее разочарование по поводу его опоздания мгновенно испарилось. Как будто некая невидимая сила отбросила ее обратно на стул, и она смущенно пролепетала:

– Привет.

– Привет, Эми. Простите, что я опоздал, – извинился Кристофер, уверенно пожав ей руку и поцеловав в обе щеки.

– Ничего страшного, я тоже пришла сюда всего пару минут назад, – солгала она и постаралась изобразить улыбку.

– Задержался на работе. Надо было кое-что доделать в новом журнале, над которым я сейчас работаю, – сказал Кристофер, садясь. – А потом застрял в пробке.

– Вы сказали в вашем письме, что занимаетесь графическим дизайном? – спросила Эми, пристально на него глядя. А ей не занимать самообладания, отметил он про себя.

– Да, я внештатный работник, так что делаю сразу несколько проектов одновременно.

– И для кого же, если не секрет?

– В основном это журналы, посвященные предметам роскоши – яхтам или самолетам, – а также рекламные брошюры мест отдыха, какие вам вряд ли предложат в турбюро на любом углу, – похвастался Кристофер. – В общем, делаю эксклюзив.

Похоже, это не произвело на нее должного впечатления, как он надеялся.

– И где ваше главное рабочее место? – спросила Эми.

– Работаю дома, в Холланд-парке, что удобно. Может, закажем напитки?

Кристофер придвинул свой стакан к стакану Эми и открыл винную карту. Когда к их столику подошла официантка, он заказал самую дорогую бутылку.

– Вы будете заказывать что-то из блюд?

Услышав вопрос Эми, Кристофер поднял глаза на официантку. Интересно, подумал он, какой звук она издаст, когда его верная гаррота[17], затянутая на ее горле, перережет щитовидный хрящ? Его всегда удивляло, что каждая из убитых издавала свой индивидуальный, неповторимый писк.

Кристофер посмотрел на Эми и поднял брови.

– У вас есть на это время? – спросил он.

– Да, я бы не отказалась, – ответила она, пытаясь – хотя и безуспешно – не выдать надежду в голосе.

Пока они оба молча читали меню, Кристофер почувствовал, как взгляд Эми переместился от страницы к его лицу. Он тоже поднял глаза. Она смущенно улыбнулась, щеки вспыхнули румянцем. В свою очередь, Кристофер внимательно наблюдал за ней, не расширились ли ее зрачки. Он прочел немало книг о человеческом поведении и потому знал: это значит, что она испытывает к нему влечение.

– Извините, не возражаете, если я на минутку отлучусь? – спросила она. – Можете заказать для меня все, что захотите. Пусть это будет первая проверка того, насколько мы на самом деле соответствуем друг другу.

– Конечно, – ответил Кристофер и, когда она отошла от стола, встал.

Изображать джентльмена не представляло для него особого труда, а такие вещи, как умение читать выражения лиц других людей, тонко улавливать их эмоции, он почерпнул из книг и интернета. Ожидая возвращения Эми, Кристофер отрепетировал несколько разных улыбок и заодно проверил мобильник, уточняя, где находится Номер Восемь. Хотелось надеяться, что та вернется домой к тому времени, когда они с Эми закончат десерт, тем более что от ресторана до ее квартиры было всего десять минут езды на машине.

Он заметил, как Эми, выходя из туалета, сунула обратно в сумочку телефон. Интересно, кому она звонила? Скорее всего, подруге, чтобы сообщить, что первое свидание с ДНК-парой идет гладко. Было ясно, что она входила в число тех 92 процентов, что чувствовали мгновенное влечение к подобранной компьютером паре. Сев за столик, Эми как бы невзначай провела языком по губам. Было в этом жесте нечто такое, отчего он ощутил легкий прилив крови к голове – как то бывало с ним после первой затяжки сигаретой или когда он вставал слишком быстро. Списав это на усталость, Кристофер поспешил стряхнуть с себя это чувство. И оно исчезло, столь же быстро, как и появилось.

– Всё в порядке? – спросил он. Ее щеки все еще заливала краска.

– Да, просто нужно было срочно позвонить на работу, – ответила Эми. – Это были суматошные несколько недель.

– По-моему, я еще не спросил у вас, чем вы зарабатываете на жизнь?

– Неужели я этого еще не упомянула? – Эми сделала глоток вина. – Я офицер полиции.

Глава 13
Джейд

Джейд спала около трех часов из своего тридцатичасового перелета. До этого дня самым дальним ее путешествием был полет в Магалуф[18] вместе с подругами по универу. Тогда все закончилось тем, что она по пьяни нанесла на левую ягодицу татуировку «Входа нет».

Бо́льшую часть перелета из Хитроу в Бангкок, а затем в Мельбурн Джейд провела, впившись ногтями в подлокотники кресла, в ужасе ожидая, что каждый толчок турбулентности закончится падением самолета. Кстати, это была одна из причин, в которой она не хотела признаваться подругам, когда те уговаривали ее отправиться в Австралию. Джейд боялась летать самолетами. Чтобы отвлечься, она прочитала один из триллеров, который загрузила на читалку, и посмотрела шесть фильмов подряд. В конце концов, незадолго до приземления, она уснула.

Ей едва хватило времени на то, чтобы переодеться и привести себя в порядок, после чего она села в заранее заказанный в прокатном агентстве автомобиль. К ее великому облегчению, австралийцы водили машины по той же стороне дороги, что и в Англии. Джейд ввела в спутниковый навигатор нужный адрес. До Эчуки, где начнется следующий этап ее жизни – и самое большое в ней приключение, – было около 250 километров. Ведя машину по Большой Северной автостраде, Джейд подпевала Эду Ширану и Бейонсе и старалась держать нервы в кулаке.

Вспомнился разговор с Люси и Шоной десятью днями ранее. Тогда, глядя через стол на их накрашенные лица и искусственные волосы, она, к своему ужасу, осознала, что постепенно превращается в них, с их навязчивой идеей оставаться вечно стройными, чтобы сохранить шансы на успех в постоянно усыхающем пуле возможных партнеров. Впрочем, Джейд была благодарна им за их простецкие истины. Они правы. У нее не было никаких причин не ехать в Австралию для встречи с Кевином. Единственное, что останавливало, – страх перед неизведанным. Теперь, когда долгий, полный страхов перелет остался позади, ей казалось, что она больше ничего не боится.

К концу той недели Джейд с помощью кредитки приобрела билет в Австралию с открытой датой обратного рейса. Шона временно въехала в ее квартиру, а сама Джейд устроилась на сиденье рядом с проходом в автобусе до Хитроу, совершенно не ведая, что может ждать ее в ближайшие несколько недель.

В аэропорту она отправила родителям сообщение о своих планах. Они моментально перезвонили ей, из чего Джейд сделала вывод, что родители не одобряют ее авантюру. Хотя кто знает? Ведь она не стала отвечать на их звонок. Знала лишь то, что ее вспыльчивый характер может взять над ней верх. Ей же не хотелось, чтобы ссора с родителями испортила ей приятное щекотание нервов.

Еще разок взглянув на фото Кевина, которое она сделала заставкой на своем телефоне, Джейд решила, что ее вряд ли ждет разочарование. Трехчасовая поездка до фермы Кевина пролетела быстро. Джейд казалось, что она вот-вот взорвется на мелкие кусочки от нервного возбуждения, когда она наконец притормозила на обочине, вышла из машины и размяла затекшие ноги.

Ее тотчас обдала волна обжигающего зноя. Джейд мысленно похвалила себя за то, что, прежде чем отправиться в путь, намазалась кремом от загара с высоким фактором защиты. На таком солнце ее бледная кожа сгорела бы моментально. Черт его знает, что здесь с ней будет дальше…

Джейд посмотрела на указатель с надписью «Ферма Уильямсона», прикрепленный к проволочной ограде высотой по пояс, тянувшейся вдоль всей грунтовой дороги, по обеим сторонам которой, глубоко пустив корни в сухую почву, высились чахлые деревья. На расстоянии Джейд разглядела большой белый дом и крыши хозяйственных построек и сараев, которые узнала по фотографиям Кевина.

Живот тотчас свело, как то бывало всякий раз, когда она пыталась представить, каково это – встретиться с Кевином лично. И вот теперь этот момент почти настал, и Джейд была в ужасе. Еще бы ей не быть в ужасе! Кевин понятия не имел, что она нагрянет к нему без всякого предупреждения.

В Хитроу Джейд написала ему невинную ложь, сообщив, что меняет оператора мобильной связи, поэтому пару дней будет вне досягаемости. Судя по голосу, эта новость расстроила Кевина, и она поспешила заверить его, что это вовсе не хитрый способ с ее стороны порвать с ним. Скорее наоборот, подумала она про себя.

Взяв телефон, Джейд переключила его в режим фотокамеры и сделала селфи на фоне фермы родителей Кевина на заднем плане.

«Привет, детка, как дела?» – дрожащими пальцами набрала она сообщение, мысленно благодаря клавиатуру за режим автоматической вставки.

«Привет! – пришел немедленный ответ. – Я так скучал по тебе! Что там у тебя с новым телефоном? Все нормально?»

«Да, спасибо».

«А я с коровами в сарае. Ты даже не представляешь, какая тут вонища!»

«Бедняжка… Угадай где я?»

«В постели?»

«Попробуй снова».

«Еще на работе?»

«Нет», – ответила Джейд и, отправив ему только что сделанную фотку, с замирающим сердцем стала ждать ответ. Вместо этого зазвонил телефон.

– Сюрприз! – завопила она. – Я здесь!

– Извини, но тебе не следовало этого делать, – коротко сказал Кевин и дал отбой.

Глава 14
Ник

– Не открывай! – крикнула в трубку Салли. Ее голос был полон тревоги. – Подожди, пока не вернешься домой, и мы сделаем это вместе.

Салли призналась Нику, что с того момента, как ее «умные часы» сообщили, что ему пришло письмо с сайта «Найди свою ДНК-пару», ее желудок не оставляло ощущение, будто она застряла в лифте, сорвавшемся с двадцатого этажа. Салли тотчас же позвонила ему и, проверив его почтовый ящик, терпеливо ждала на другом конце линии, пока он не убедился, что тоже получил уведомление.

В рекламном агентстве, где он работал, Нику было поручено придумать оригинальные способы продвижения нового бренда интимных салфеток для женщин. Ему же не давало покоя содержание письма. Но еще больше тревожило его настойчивое желание Салли пройти этот чертов тест. Ему казалось, что им хорошо друг с другом и что у них не было ни малейших сомнений в том, что и в будущем они тоже будут вместе. Но ее потребность в научном подтверждении их любви вселяла в него постоянное беспокойство, опасение, что он недостаточно хорош для своей будущей жены, что их пятилетняя разница в возрасте слишком велика и что он был и всегда будет для нее незрелым мальчишкой.

Когда, через полчаса после Салли, Ник наконец добрался домой, она уже держала в руке второй бокал красного вина, усевшись на кухонный стол.

 

– Извини, я опоздал, – начал он. – Задержался на встрече и…

– Это не имеет значения, – нетерпеливо оборвала его Салли, делая очередной глоток вина. – Давай лучше покончим с этим! – Она нервно постучала другой рукой по столешнице.

– Могу я сначала сказать одну вещь? – спросил Ник, садясь рядом с ней. – Мне все равно, что говорят эти результаты. Даже если моя ДНК-пара – Дженнифер Лоуренс[19], лично мне это совершенно фиолетово. Ты – та, с кем мне суждено быть, что бы там ни говорили эти письма.

Салли улыбнулась и обняла его, затем взяла телефон и нажала иконку электронной почты.

– Ты готов? – спросила она, прокручивая скролл и открывая сообщение. Ее лицо тотчас вытянулось. – Тут сказано: «Совпадение не найдено».

В кухне тотчас воцарилось гнетущее молчание. Оба не проронили ни слова, не зная, что сказать. В конце концов Ник обнял ее за плечи.

– У нас все будет хорошо, вот увидишь, – сказал он. – Миллионы пар живут без всякого теста. Почему мы должны быть исключением? То, что мы не пара по ДНК, вовсе не означает, что нам нельзя быть вместе. Ты ведь по-прежнему меня любишь, верно? Прочитав это, ты все равно любишь меня?

– Конечно люблю. – Ее голос прозвучал глухо. Она по-прежнему сидела, уткнувшись лицом в его плечо.

– Тогда кого волнует, что там говорят химия или биология? Разве они способны изменить нашу любовь?

Салли тяжело сглотнула и расплакалась.

– Прости, – она шмыгнула носом. – Я просто хотела убедиться, что у нас есть дополнительная гарантия… что нам судьбой предопределено быть вместе.

– Фиг с ней, с гарантией. Почему бы нам не рискнуть?

Салли улыбнулась, и они боднулись лбами. Ее пыльцы пробежали по его густым темным волосам, и она притянула его губы к своим.

– Давай выйдем и пораньше поужинаем, – предложил он. – Тут поблизости открылся новый турецкий ресторан. Я угощаю.

Салли кивнула. Ник спрыгнул с кухонного «островка» и шагнул к крючку для одежды на задней стороне двери, чтобы взять джинсовую куртку.

– А как насчет твоего? – осторожно спросила она.

– Чего моего?

– Твоего результата.

– Мне все равно. – Ник пожал плечами. – Я знаю то, что мне нужно знать.

– А я хочу знать, чего ты не знаешь. Поставь себя на мое место: мой жених подходит кому-то еще, кто не я… Хочу знать, кто моя конкурентка – если она уже сделала тест.

– У тебя нет конкурентки.

– И все-таки, дорогой, я очень прошу, открой письмо.

– Лови, – сказал он, бросая ей телефон.

Поймав его, Салли отыскала письмо.

– Боже! – Она громко рассмеялась. Затем прикрыла рот рукой и посмотрела на него широко открытыми глазами.

– Что? У меня есть ДНК-пара?

– Еще какая! – Она усмехнулась.

– Господи, только не говори мне, что это твоя мама…

– Не волнуйся, не она, – ответила Салли. – Твоя пара – некто по имени Александр.

15Тимоти Дональд Кук (р. 1960) – генеральный директор компании «Эппл» с 2011 г., после оставления должности С. Джобсом.
16Гормон, отвечающий за отдых и восстановление организма в соответствии с суточным ритмом. Имеется в виду, что если ночью не спать и тем самым сдерживать выработку мелатонина, нормальный ход биологических процессов нарушается, и это негативно сказывается на внутреннем состоянии и внешнем виде человека.
17Вид удавки.
18Испанский курорт на Балеарских островах Средиземного моря.
19Дженнифер Лоуренс (р. 1990) – популярная американская актриса кино и телевидения.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru