The One. Единственный

Джон Маррс
The One. Единственный

Глава 6
Мэнди

– Он уже звонил тебе?

– Он написал тебе или по электронной почте?

– Откуда он?

– Чем зарабатывает на жизнь?

– Какой у него голос? Низкий и сексуальный? Есть акцент?

На Мэнди обрушился целый залп вопросов. Сидя вокруг обеденного стола, три ее сестры и мать вытянули шеи, желая узнать как можно больше о ее ДНК-паре, Ричарде. В равной степени им не терпелось отведать содержимое стоявших перед ними четырех коробок с пиццей, чесночным хлебом и соусами.

– Нет. Нет. Из Питерборо. Он личный тренер, – и нет, я не знаю, какой у него голос, – ответила Мэнди.

– Тогда покажи фото! – попросила Кирстин. – Умираю как хочу увидеть его.

– У меня есть только пара тех снимков, которые я скачала из профиля в «Фейсбуке».

На самом деле их было не меньше пяти десятков, но Мэнди не хотела, чтобы они знали, что она интересуется им.

– Господи, ты не хочешь показать их нам, потому что он прислал тебе свою фотографию голышом?! – воскликнула ее мать.

– Мама! – вспыхнула Мэнди. – Я же сказала вам, мы с ним еще не говорили, и я не видела никаких его голых фоток.

– Раз уж мы заговорили о плоти, давайте начинать мясной пир, – сказала Пола и предложила кусочек пиццы сестре.

Мэнди покачала головой. Она твердо верила, что, хотя ее замужние сестры могли позволить себе почивать на лаврах и питаться так, как их душе и желудкам угодно, она должна быть осторожна в том, что ест. Не имело значения, что это был день чревоугодия. Согласно «Грации»[10], разница между четырнадцатым и шестнадцатым размером порой составляет всего один укус.

Выбрав снимок обнаженного по пояс Ричарда-серфингиста, она пустила телефон по кругу, чтобы мать и сестры могли взглянуть.

– Черт побери, какой красавчик! – ахнула Паула. – Но ведь он наверняка лет на десять тебя моложе! Ты получила себе игрушку. Хищница, вот кто ты такая!

– И когда вы с ним собираетесь встретиться? – спросила Кирстин.

– Я пока не знаю, мы еще не начали переписку.

– Она ждет, когда он пришлет ей свою голую фотку, чтобы линейкой измерить его член, – сказала Карен, и все покатились со смеху.

– У вас на уме одни пошлые мысли, – сказала Мэнди. – Наверное, зря я поспешила. Не стоило вам ничего рассказывать.

Впрочем, на этот раз она была рада, что в том, что касалось ее личной жизни, у нее есть хорошие новости для родственников. Три ее младших сестры давно вышли замуж – и все за своих ДНК-половинок. Она же страдала от чувства неполноценности, считая себя этаким залежалым товаром на полке, особенно с тех пор, как у сестер начали появляться дети. Ей тридцать семь. Она в разводе. И уже начало казаться, что ничего хорошего в этой жизни ей не светит. Однако с тех пор, как Мэнди познакомилась с Ричардом – пусть даже не лично, – ее жизнь осветил лучик надежды, и теперь она думала лишь о том, что все должно измениться к лучшему.

В письме с подтверждением, полученным от сайта «Найди свою ДНК-пару», сообщалось, что Ричард поставил в квадрате галочку, что означало, что в случае совпадения его контактные данные могут быть высланы его ДНК-паре. Он, как и она, наверняка получил уведомление, а также контактные данные Мэнди, хотя до сих пор еще не связался с ней. Ожидание убивало. Но Мэнди была старомодна и в глубине души считала: ухаживание – это прерогатива мужчины.

– Верно, именно это тебе нужно сделать, – начала Кирстин. – Для начала отправь ему сообщение. Будь активна, назначь свидание, предложи встретиться с ним лично, в ресторане или где-то еще… в каком-нибудь стильном заведении, вроде «Карлуччо» или «Джейми». Затем заставь его подождать несколько свиданий, прежде чем позволишь ему поцеловать тебя, не говоря уже о чем-то большем.

– К черту все это, – прервала ее Пола, затягиваясь электронной сигаретой. – Фишка ДНК-пары заключается в том, что вам не нужно возиться со всей этой предварительной игрой. Вы оба знаете, что идеальная пара, так зачем тянуть резину? Давайте, затрахайте друг друга до потери сознания.

Мэнди почувствовала, что заливается краской. Мать покачала головой и закатила глаза.

– Мэнди не такая, как ты, Пола, – сказала Карен. – Она всегда принимает решения медленно.

– И посмотри, где она в итоге оказалась. – Пола повернулась к Мэнди и добавила: – Без обид. Я лишь хочу сказать, что ей пора стать порасторопней. Мама отдала бы правую руку, чтобы снова стать бабушкой, а мы с Карен угрохали уйму денег на дизайнерские вагины, так что рожать нам теперь противопоказано. И да, Кирстин, я знаю, что у лесбиянок тоже могут быть дети, но ты слишком увлеклась и никак не можешь угомониться. Мэнди, внук номер четыре лежит, так сказать, на твоих плечах. Просто подумай, к этому времени в следующем году ты можешь быть замужем и беременна.

Мать и сестры тотчас одарили Полу укоризненным взглядом. Та поспешила загладить бестактность:

– Извини. Я не подумала.

– Всё в порядке. – Мэнди посмотрела на стол.

Она всегда мечтала о собственном ребенке, и когда вышла замуж за Шона, у них была парочка обидных неудач. Мэнди и ее школьный принц поженились сразу после школы, скопили денег, купили в складчину дом и попытались создать семью. Выкидыши стали для нее ударом, от которого она так и не оправилась, и это было одной из причин, почему брак распался. В иные ночи, когда ее единственным партнером в спальне была гробовая тишина, Мэнди могла поклясться, что слышит, как неумолимо тикают ее биологические часы.

Похоже, ей осталось меньше десятка лет, чтобы зачать ребенка естественным путем, но и в этом случае ее тело могло отторгнуть его. В те многие вечера, когда она присматривала за своими племянницами и племянниками, ей до боли хотелось иметь собственного ребенка, маленького человечка, которого можно безоглядно любить. Конечно же, она любила детей своих сестер, но это было совсем другое. Мэнди мечтала о существе, которое она могла создать и сформировать, которое зависело бы от нее, нуждалось в ней, которое всегда будет искать ее совета и до последнего вздоха будет называть ее мамой.

Перспектива остаться бездетной пугала и с течением времени становилась все более вероятной.

– Я бы не советовала вам торопиться, – сказала Мэнди. – Пусть он сделает первый шаг, и давайте посмотрим, что из этого получится, хорошо?

Все неохотно кивнули. Мэнди же вспомнила, как не так давно опасалась регистрироваться на «Найди свою ДНК-пару». Ее брак дал трещину из-за выкидышей, но последний гвоздь был вбит в его гроб, когда Шон неожиданно бросил жену ради другой женщины на одиннадцать лет старше ее. Он прошел тест без ведома Мэнди, и ему нашлась пара. Шон быстро расторг брак и, как только их дом был продан, переехал в загородный замок в Бордо, к своей французской ДНК-паре. Мэнди же остались осколки – крошечный домик и разбитое сердце.

Сайт «Найди свою ДНК-пару» больше не был врагом – время примирило Мэнди с ним. И теперь, после трех лет одиночества, она была готова снова разделить свою жизнь с кем-то – на этот раз с тем, кто был создан для нее, – не оставляя все на волю случая. Разве что-то могло пойти не так?

Мэнди надеялась, что Ричард думает точно так же, хотя и не торопится писать ей. Она молила Бога о том, чтобы он не был женат. Ей меньше всего хотелось разрушать чье-то счастье, как поступила с ней Режин, – лишь обзавестись законным мужем и ребенком.

Глава 7
Кристофер

Кристофер сидел за антикварным деревянным столом в рабочем кабинете в дальней части своей двухэтажной квартиры.

Включив оба монитора и обе беспроводные клавиатуры, он расположил их точно параллельно друг другу. На первом открыл электронную почту, а на втором, быстро пробежав несколько программ, щелкнул ярлык программы «Где мой мобильный?», которую скачал несколько месяцев назад. На экране появились двадцать четыре разных телефонных номера, но только два вспыхнули ярко-зеленым цветом, что означало, что их пользователи были в движении. Обычное дело для этого времени суток, рассудил Кристофер.

Его любопытство пробудил предпоследний номер. Открыв на панели инструментов карту, он добавил красное кольцо, чтобы указать, где находится пользовательница. Система GPS ее телефона сообщила текущее местоположение: на улице, где она жила.

Исходя из ее типичной модели поведения, Номер Семь только что закончила смену в дешевом ресторанчике в Сохо, где работала до 11 вечера, затем автобусом № 29 поехала домой. Кристофер предположил, что уже через час она будет в постели, чтобы в шесть часов утра отправиться на свою вторую работу в качестве уборщицы в центре Лондона. Между этими часами он мог приступить к своей.

Сужая свой выбор, Кристофер прикинул, как добраться до них: он неплохо знал расстояние между своим домом и домом каждой. Из ошибок, совершенных ему подобными, он знал, в оставленных им следах не должно быть никакой закономерности: внешне все должно быть случайным, но по сути – в идеальном порядке. И со временем определил для себя, к чьему дому ему следует ехать на машине, к чьему – на велосипеде, а в какие места лучше добраться пешком.

Квартира Номера Семь была всего в двадцати минутах ходьбы от его дома.

– Отлично, – пробормотал Кристофер, довольный собой.

Внезапно его взгляд скользнул с красного кружка на одном экране к другому, где отображались десятки его почтовых ящиков. Электронное письмо с сайта «Найди свою ДНК-пару» оставалось непрочитанным с того момента, когда оно появилось в почтовом ящике четыре вечера назад, когда Кристофер был занят Номером Шесть. Однако сейчас, когда он увидел его снова, ему стало любопытно, кто эта женщина, которая лучше всего подходит ему биологически. По крайней мере, он надеялся, что это женщина, – а то Кристофер начитался историй о людях, чьей биологической парой оказывался представитель того же пола или же кто-то, кто был на десятки лет старше. Не хватало еще, чтобы его полюбил педик или обитатель дома престарелых. Если честно, он вообще не хотел, чтобы кто-то его любил. И без того за свои тридцать три года потратил уйму времени на мимолетные отношения и отлично знал, сколько усилий требуется, чтобы удовлетворить другого человека. Нет, это явно не для него.

 

И все же, невзирая на все неудобства наличия постоянной пары, было любопытно узнать, кто это. Выглянув из окна в темноту сада, Кристофер попытался представить себе, как забавно было бы продолжать свой проект, одновременно притворяясь, будто он живет скучной, банальной семейной жизнью…

Открыл письмо. «Эми Брукбэнкс, женщина, 31 год, Лондон, Англия», было написано в нем, вместе с адресом ее электронной почты. Ему понравилось, что она не дала номер мобильного телефона; это говорило об осмотрительности. Многим девушкам из списка не хватило такой степени осторожности, что и привело их – и еще будет приводить – к краху. Кристофер решил, что, когда этой ночью вернется домой, отправит Эми электронное письмо и представится, просто чтобы посмотреть, что она скажет.

Как он и ожидал, на другом экране местоположение телефона Номера Семь оставалось неподвижным. Довольный, он выключил оба монитора, запер комнату и направился к кухонному шкафу, где хранил рабочую сумку, в которую затем положил продезинфицированную проволоку для резки сыра с деревянными ручками, мобильник с приклеенным к нему номером ее телефона, перчатки и фотокамеру «Поляроид».

Надев перчатки и пальто, Кристофер взглянул на камеру. Это не был оригинал 1970-х годов, так как полиция легко могла отследить фотобумагу, требуемую для каждого отпечатка. Бумага для его камеры продавалась во многих магазинах, а сама камера была цифровой, с такими современными функциями, как цветофильтры. Каждый Номер в его списке имел картинку профиля, которая также была размещена в «Инстаграм». Закрыв за собой дверь дома, Кристофер поправил ремни на рюкзаке и быстро зашагал по тихой улице, твердо зная: ему хочется, чтобы его Номера́ даже в смерти выглядели на все сто.

Глава 8
Джейд

Джейд искренне изумилась, увидев, как косметологи спа-салона, Шона и Люси, открыли пластиковые пакеты из магазина «Альди»[11] и достали из них свой жалкий ланч.

Содержимое пакета Шоны состояло из полудюжины тонко нарезанных побегов сельдерея, завернутых в пищевую пленку, и горшочка с низкокалорийным хумусом. Люси выбрала безглютеновый рулет и стаканчик готового куриного супа, который исходил паром после минуты разогрева в микроволновке.

Джейд достала из сумки пластиковый ланч-бокс. Она положила в него пакетик маринованного лука, небольшую пачку шоколадного драже, сэндвич с ветчиной и пикулями и банку пепси. У нее не было ни малейшего желания копировать диеты трех десятков своих коллег. Черт с ним, с бикини, подумала она, впиваясь зубами в сэндвич.

– Что там у тебя с тем парнем, с которым ты познакомилась в клубе? – спросила Шона у Люси, слизывая с накладного ногтя каплю хумуса.

– Полный идиот, – фыркнула Люси. – Вчера вечером пообещал пригласить меня на ужин – как оказалось, в «Нандо»[12], – а затем весь вечер таращился на облезлую девицу за кассой. Ну кто так делает на свидании? Это просто знак полного неуважения.

– Серьезно? Вот козел…

– Знаю. Хотя сегодня он придет ко мне. Я сказала, что готовлю. А как у тебя дела? Как насчет того парня с татуировками из «Тиндера»?[13]

– Ты имеешь в виду Дензела? Говорит, что я ему нравлюсь, но не звонил вот уже четыре дня. Как это понимать?

Джейд покачала головой и снова откусила от своего сэндвича.

– Ужас. Не знаю даже, как вы это терпите. Я так рада, что мне больше не нужно проходить через это, – сказала она между кусками. Их разговор напомнил ей о том, как ей повезло, что она нашла Кевина на сайте «Найди свою ДНК-пару». Раздражало одно: он мог жить и поближе, а не на другом конца света, в Австралии.

До того как ей пришло электронное письмо с подтверждением соответствия, она была в том же положении, что и ее коллеги по работе, с той единственной разницей, что была чуть более осмотрительна в выборе мужчин. По крайней мере, ей было приятно так думать. На самом деле она встречалась с таким же количеством неудачников из серии «на безрыбье и рак рыба», по выражению «Космополитен».

– Да, у тебя все просто, – сказала Люси. – Ты нашла своего парня.

– Но ведь он еще не на пороге моего дома! – ответила Джейд. – Я не могу просто взять и заглянуть к нему на ужин и устроить обнимашки, не так ли? По крайней мере, вы хотя бы общаетесь со своими парнями, даже если они вас ни во что не ставят и обращаются с вами как с последним дерьмом.

– Все мужики такие, – ответила Шона. – Если ты не из числа счастливиц, которым уже нашлась ДНК-пара, то ничего другого не остается, кроме как ждать своего принца. Если он появится.

– А пока нам придется мириться с огромной кучей дерьма, – добавила Люси.

– Нет, девочки, вы не правы. – Джейд взахлеб взялась просвещать их, что они должны делать. – Если б мы все вместе раскинули мозгами, переписали правила девчачьего поведения и пообещали, что отныне не позволим обращаться с собой как с последним дерьмом, то у парней не было бы иного выбора, кроме как улучшить свою игру. До тех пор они будут и дальше унижать нас, потому что мы им это позволяем.

– Я не понимаю одного: что мешает тебе переехать в Австралию и жить долго и счастливо с твоим Кевином? – спросила Шона. – Если наука считает, что он – твоя пара, зачем тебе тратить свою жизнь, оставаясь здесь?

– Я не могу просто бросить все и уехать. – Джейд твердо покачала головой. – Вы знаете, сколько стоит авиабилет в Австралию? Я только что закончила погашать долг по одной из моих кредиток. Плюс ко всему, у меня квартира, карьера, семья…

– Квартиру ты снимаешь, никакой карьеры у тебя нет; только работа, которую ты терпеть не можешь – я знаю это, потому что мы все терпеть ее не можем, – а свою семью ты видишь раз в год по обещанию. Так что твои отговорки не принимаются.

– Тем более это же не с бухты-барахты, не так ли? – продолжила Люси. – Вы были в буквальном смысле созданы друг для друга. Скажи лучше, что тебе нравится в нем.

Джейд усмехнулась. Если честно, в Кевине ей нравилось все. Ну, кроме почтового индекса.

– Он забавный, благодаря ему я чувствую себя хорошо, он добрый, великолепная улыбка…

– Вы посылали друг другу сексуальные селфи?

– Нет, конечно, – решительно отмела подозрения Джейд. – Я же не шлюха. – На самом деле однажды она попробовала, но Кевин, похоже, этого не оценил.

– Боже! – Люси рассмеялась. – Моих голых селфи плавает в киберпространстве столько, что их хватит, чтобы взорвать инет.

Джейд кивнула и рассмеялась сипловатым смехом, за который ее все любили.

– Ну, если ты этого не делаешь, значит, шлешь ему сексэмэски, верно? – прервала ее Шона.

– Сексэмэски?

– Объясняю: вы шлете друг другу скабрезные текстовые сообщения или ведете грязные разговорчики? Говоришь ему, что ты сделаешь с ним, когда увидишь?

Джейд покачала головой.

– А как насчет сексуальных шуточек в «Скайпе»? Или в «Фейстайме»?

– У Кевина нет ни того, ни другого.

Джейд пару раз предлагала Кевину завести «Скайп», но у него не было ни ноутбука, ни смартфона. Если уж собственное финансовое положение казалось ей никуда не годным, то что тогда говорить про Кевина в его захолустной австралийской дыре! Это была одна из множества их общих черт.

– Ты сказала, что он живет в Австралии… Или все-таки в тысяча девятьсот пятидесятом году? – удивилась Шона. – На тебя не похоже, что ты даешь парню тебя обмануть.

– Мне нет необходимости видеть, как он ходит вокруг да около и строит дурацкие рожи, чтобы знать, какие чувства я к нему испытываю.

Шона и Люси переглянулись и одновременно кивнули.

– Тогда это определенно любовь, – сказала Шона. – У нашей мисс Джейд Сьюэлл зоркий глаз, но, если этот парень такой крутой, как ты говоришь, прекращай понапрасну тратить время здесь и уезжай к нему.

– Если не хочешь закончить, как мы, – хихикнула Люси, но Джейд уловила в ее голосе нечто похожее на предостережение. – Серьезно, Джейд, киса, тут у нас особенно не разгуляешься. Что ни день, очередной приличный парень смывается со своей ДНК-парой. Я и Шона, как стервятники, доклевываем объедки чужого пиршества, и, поверь, это противно. Да-да, именно так. Будь у меня возможность быть со своей ДНК-парой, я первым же рейсом улетела бы отсюда, а не сидела бы на полу, поедая ланч из коробки у служебного входа в отель.

– Да, кончай придумывать отговорки, – добавила Шона.

– Девушки, подобные нам, такого не делают, – сказала Джейд, пораженная прямотой Люси. – Я не могу все бросить и просто так вот взять и уехать. И, как я уже сказала, перелет в Австралию стоит немалых денег.

– Сколько у тебя еще осталось на твоей кредитке?

– Ну, я только что погасила долг по одной…

– Какой лимит?

– Думаю, пара тысяч.

– Тогда устрой себе шикарный отпуск с помощью пластика! Что тебе терять? Пора бы отрастить яйца, красна девица.

– Не заставляйте меня вытаскивать мои яйца, чтобы огреть вас ими по физиономии. Не в моих правилах гоняться за парнем по всему миру.

Шона и Люси уставились на нее. Татуированные брови обеих взмыли вверх настолько, насколько это позволял ботокс.

– При чем здесь это, киса? Он ведь уже твой.

– Я не могу, – повторила Джейд и, секунду подумав, спросила: – Или таки могу?

Глава 9
Ник

– Думаю, мы должны это сделать, – пробормотала Салли. Лежа на спине, она вперила взгляд в открытые балки, поддерживавшие потолок спальни, освещенный лишь уличным фонарем, горевшим снаружи.

– Обычно это занимает у тебя больше времени, но я не жалуюсь, – ответил Ник, поднимая голову, находившуюся между ее ног, и вылезая из-под пухового одеяла. Его рука потянулась к тумбочке у кровати, где она хранила «игрушки».

– Я не о сексе, – сказала Салли. – Думаю, мы должны пройти тест на соответствие ДНК.

Ник переместился на свою сторону кровати.

– Отличный способ убить идеальный момент, детка.

– Извини.

– Почему сейчас? До того как Сумайра и Дипак заглянули на ужин и завели этот разговор, ты была непреклонна. Мол, мы не должны этого делать.

– Я до сих пор так считаю, – сказала она, играя с волосками на его груди, словно пыталась успокоить его. – Но, как говорит Сумайра, перестраховка не повредит. Чтобы действительно знать.

Чертова Сумайра, подумал Ник, но вслух жаловаться не стал.

– Ты уверена, что это не твой способ сказать мне, что у тебя перед свадьбой мандраж?

– Конечно нет, глупый. – Салли притянула его голову, чтобы поцеловать. – Но ты же знаешь, какая я. Это нормально для тебя. Ведь твои родители прожили вместе целую вечность, а моя мать была замужем три раза, а у моего отца сейчас четвертая жена. Они оба вечно ищут то, чего, по их мнению, им недостает, и я очень не хочу быть похожей на них. Я хочу знать, что по крайней мере биологически у нас есть шанс.

– А если окажется, что наши ДНК не совпадают?

– Тогда мы постараемся вложить в наши отношения больше усилий. Как сказал Джон Леннон: «Все, что тебе нужно, – это любовь».

– Да, но он также сказал: «Я – морж»[14], так что давай не будем слишком доверять его мудрым изречениям.

 

– Так ты это сделаешь? – Она умоляюще посмотрела на него.

Ник не мог сказать «нет» этим по-щенячьи невинным глазам.

– Если это доставит тебе радость, то да, я это сделаю. А теперь могу я снова заняться чем-то другим, что доставит тебе еще большее удовольствие?

На его губах мелькнула улыбка, и голова Ника снова исчезла под пуховым одеялом, между ног Салли.

10«Грация» – изначально итальянский женский еженедельный журнал.
11Сеть универсамов низких цен.
12Африканская по происхождению сеть ресторанов быстрого питания, где основу меню составляют пряные куриные блюда.
13«Тиндер» – популярный сайт знакомств.
14Названия двух песен с альбома «Битлз» «Magical Mystery Tour» (1967).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru