Бабки царя Соломона

Дарья Донцова
Бабки царя Соломона

– Надеюсь, домашние консервы вскрыли и проверили на наличие яда? – встрепенулся Борцов.

– В банках оказалось чисто. А вот в крови родителей Кобыленского обнаружили препарат, резко снижающий частоту пульса, причем в дозе в четыре раза больше нормы. Старики принимали этот медикамент по предписанию врача. Владимир при разговоре со следователем подчеркнул: «Родители вечно забывали, проглотили лекарство или нет, могли съесть таблетки во второй раз, в третий. Однажды отец даже попал в больницу из-за передозировки, его еле-еле спасли. И, чтобы у вас не возникало новых подозрений в адрес моей жены, уточню: это случилось за пару лет до нашего знакомства с Олей, я учился в выпускном классе. Отец всегда был рассеянным, и мама с возрастом сделалась похожей на него. Поднимите документы и найдете в них упоминание о том давнем случае». Полицейские порылись в бумагах и отпустили Ольгу.

– Одновременно два человека употребляли немалое количество бета-блокатора и при этом ели грибы? – возмутился Глеб Валерьянович. – Все сердечники в курсе, что им нельзя перегружать желудок, а любимые многими белые-лисички-подосиновики тяжелый груз для пищеварительной системы! Невестка-врач уехала к подружке, поэтому помощь беднягам вовремя не оказали. Вернулась она через сутки, а за это время от лошадиной дозы бета-блокатора и жеребец сдохнет. Я бы на месте следователя заподозрил неладное.

– Это вы, – вздохнула я. – А он ничего странного не узрел. Или не захотел узреть. Кстати, где ребенок Ольги?

– Его нет, – уточнил Роберт. – Наверное, аборт сделала. Или справку купила. Развелась Ольга с Кобыленским через год после смерти его родителей. Ей ничего не досталось, совместного имущества у супругов не было. Владимир получил наследство родителей: квартиру, дачу, накопленные ими деньги. Идем дальше. Ольга прописалась назад к своему отцу. Тот вскоре умирает, молодая женщина продает апартаменты и куда-то исчезает. Чем занимается, где живет, непонятно. Потом дамочка выныривает из тьмы уже женой Макара, рожает Сашу, после декрета выходит на работу. Но, будучи дипломированным врачом, идет не в поликлинику или больницу, а становится учительницей. С той поры преподает в школе. Репутация у педагога Гришкиной безупречная, она всю себя отдает чужим детям, даже в выходные занимается ими – водит классы в музеи, театры.

Глава 8

– Кто у нас там на очереди? – потер руки Иван. – Полина Макаровна?

– Дипломированный фармацевт, – тут же стал докладывать Роберт, – долгие годы заведовала одной из аптек Москвы. Представляете этот Клондайк? Думаю, в советское время мадам Гришкина была круче генсека, ведь в СССР всегда существовал дефицит импортных лекарств. Ее муж, Назар Кириллович, скрипач, всю жизнь сидел в одном оркестре, особых карьерных высот не достиг, умер, когда сыну Захару исполнилось шесть лет. Ни в чем предосудительном Полина Макаровна не замечена, у нее идеальный послужной список, сплошные благодарности. Есть только один заусенец, на мой взгляд, комичный. В середине семидесятых ее задержали во дворе дома на Новослободской улице за драку: мать Захара налетела с кулаками на некую Анжелу Флоткину. Одна из жительниц дома вызвала патруль, дамочек отвели в отделение. Там они разрыдались и рассказали, что рукопашная возникла из-за батона сырокопченой колбасы. Полина, мол, стояла в очереди за деликатесом, Анжела пролезла вперед и купила последнюю палку, Гришкиной колбаски не хватило, вот она и слетела с катушек.

– Да, в те годы такая вкуснятина была дефицитом, – вздохнул Борцов. – Давайте простим даме сию выходку. Она, насколько я понимаю, была единичной?

– Именно так, – кивнул Роберт. – Я тоже ничего настораживающего в драке не вижу. Более в биографии Полины Макаровны нет никаких намеков на асоциальное поведение. Когда Захар стал хорошо зарабатывать, его мать вышла на пенсию и с той поры занимается хозяйством в доме сына. Теперь немного о главе семейства. Наш клиент подробно рассказал об отце, я нашел лишь один факт из жизни старшего Гришкина, о котором сын не упомянул. В двадцать три года у Захара случился инсульт, но он выздоровел.

– Слишком рано для удара, – заметил Глеб Валерьянович, – но такое бывает. Правда, редко. Чаще всего инсульт в молодом возрасте происходит из-за врожденных сосудистых патологий, некоторых хронических заболеваний и в результате мощного стресса.

– Теперь об отношении Гришкина-старшего к гомосексуалистам, – продолжал Троянов. – Захар Назарович ненавидит геев. В прошлом году на него подал в суд сотрудник фирмы, указав, что уволили его незаконно, он не нарушал трудовую дисциплину, просто хозяин узнал о нетрадиционной ориентации парня и выставил его вон. Во время судебного заседания глава «Чудес техники» впал в ярость, громогласно заявил: «Пидорам не место в приличной организации. Их вообще расстреливать надо, чтобы детей не растлевали». Такой спич выдал!

– Очень часто ярая ненависть к гомосексуалистам объясняется глубоко подавленным желанием однополого контакта, – вздохнул Глеб Валерьянович. – Или свидетельствует о перенесенном насилии.

– С Захаром все, – отрапортовал Роберт.

– Глянь про Елену Гришкину, – приказал Иван Никифорович.

– Тэкс… – пропел Роберт. – Девушка-красавица из многодетной семьи, жила в городке Алывайск. Отец, шофер-дальнобойщик, погиб в аварии, когда Елене исполнилось десять. Мать работала уборщицей в магазине, на ее руках осталось пятеро ребятишек. Елена старшая. Школу Миронова (такая у жены Захара девичья фамилия) окончила на тройки, но зато победила на местном конкурсе красоты, уехала в Москву, попала в модельное агентство, через пару лет уволилась, и… дальше о ней нет ничего целых пять лет. Следующие сведения – дата свадьбы с Гришкиным.

– Погоди! – удивилась я. – Елена замужем за Захаром пять лет, сейчас ей, по словам Макара, двадцать три. Школу она закончила в семнадцать, прибавляем два года в модельном бизнесе и те пять, о которых ничего не известно, плюс еще пять лет брака с Захаром. Елене двадцать девять!

– Тридцать, – весело поправил Троянов. – В первый класс Миронова пошла, когда ей стукнуло восемь. Почему так задержалась, в бумагах нет ни слова.

Троянов развернул к нам ноутбук.

– Вот фото Мироновой, сделанное московским агентством.

– Красивая фигура у девочки, – отметил Иван. – Прямо статуэтка. И личико очаровательное.

Лиза покраснела.

– Зато она полная дура. Через десять лет от ее очарования и следа не останется, а ум – это на всю жизнь.

– Пока его маразм с Альцгеймером не съедят, – заржал Жданов. – Признайся, ты ей завидуешь.

– Кто? Я? – возмутилась Кочергина. – С какой стати? Елена раскрашенная кукла. Интересно на нее без макияжа и прически посмотреть.

– Вернемся к основной теме совещания, – остановила я разгоряченную Кочергину.

– Вы не на мордочку красотки любуйтесь, гляньте в нижний левый угол снимка, там ее данные, – посоветовал Роберт. – Кстати, снимок сделан в тот год, когда Елена ушла из агентства.

Я послушно перевела взгляд. «Миронова Елена Викторовна, рост – 1,82, вес – 52, 88-58-88, четырнадцать лет».

– Она скостила себе возраст, – улыбнулся Глеб Валерьянович. – Что ж, милое женское хобби. Моя мать тоже им страдала. Отец, святой человек, был начальником отделения милиции, матушка несколько раз заставляла его выписывать ей новый паспорт. Сначала срезала пять лет, потом десять. Но когда решила еще семь ампутировать, покорный прежде муж не выдержал и сказал: «Дорогая, извини, не могу. Во-первых, у тебя возраст совпадет с партийным стажем, ты же член КПСС, а в партбилете-то я тебе убавить годы не могу. А во-вторых, меня посадят за растление малолетних – получится, что я сделал ребеночка девочке, которой три годика едва стукнуло». Какой ему матушка тогда скандал закатила!

– А вот вам снимок с конкурса красоты города Алывайска, на котором одиннадцатиклассница Миронова получила корону, – объявил Роберт. – Любуйтесь, выход в купальнике.

– Фигурка у нее и правда блеск! – восхитился Денис. – А вот личико… Хм, нос картошкой, рот слишком тонкий, уши торчат… Далеко не красавица.

– И зубы плохие, – радостно дополнила Лиза. – Прямо забор. Почему ей мать брекеты не поставила?

– Сомневаюсь, что у вдовы с пятью детьми, мывшей полы в магазине, были средства на лечение дочери у ортодонта, – вздохнула я.

– Над Еленой Мироновой в Москве хорошо поработал пластический хирург, – язвительно заметила Лиза.

– Исправил форму носа, укрупнил губы, соорудил голливудскую улыбку и, похоже, что-то сделал с глазами, они явно стали больше, – перечислила я. – Прекрасная работа. Тут потрудился отличный, а значит, очень дорогой специалист. Назрел вопрос: откуда у нищей девочки деньги?

Ноутбук мигнул, появилось изображение толстого лысого мужика, смахивающего на жабу.

– Может, это ответ на вопрос Татьяны? – предположил Роберт. – Перед вами Валентин Борисович Сидоров, издатель журнала «Мэн энд вумен», бессменный председатель жюри многих конкурсов красоты, которые устраивали в России и ближнем зарубежье, владелец модельного агентства и просто обожатель женского пола. Сидоров уже умер, но до сих пор ходят сплетни, что он оказывал услуги богатым и знаменитым мужчинам, желающим жениться на красивой длинноногой девушке, подыскивал для них нужную кандидатуру. Его журнал радовал читателей прекрасными снимками полуобнаженных звезд и моделей, как мужчин, так и женщин. Тех, кто появлялся на обложке, в народе прозвали «валентинками». Их за год было двенадцать, шесть парней и шесть девушкек. В конце декабря Сидоров устраивал шикарный бал, куда прилетало несметное количество прессы, а также собиралась почти вся тусовочная Москва. Глава агентства и издатель вкусно кормил, щедро поил гостей, делал им подарки, пригонял для развлечения артистов и своих моделей, ну очень привлекательных девушек. Сидоров был богат, успешен, известен, еще не стар, не женат, его повсюду сопровождала группа очаровательных красавиц. Ясное дело, у него имелись завистники, среди них главный редактор онлайн-издания «Правда в глаза». Основная цель интернет-журнала – разоблачение знаменитостей и публикация фактов биографии, которые те предпочитают скрыть от широкой публики. В одном из выпусков была напечатана статья про очередную «валентинку» Сидорова. Видите фото? Слева девушка, так сказать, в натуральном виде, справа она же, но после того, как ею занялся Валентин Борисович.

 

– Это не Елена, – покачала я головой, – какая-то Майя Отпадова.

– Верно, – согласился Роберт, – но интересен метод работы.

Я начала внимательно изучать снимки. На левой половине экрана изображение миленькой брюнетки в купальнике. Фигура у девушки прекрасная, а личико самое обычное, симпатичное, но не более того. На правом снимке та же молодая женщина, но теперь это удивительная красавица с точеным носом, высокими скулами, пухлыми губами и огромными глазами, на плечи которой вместо довольно жидких волос падает грива роскошных локонов. Маникюр-педикюр, прекрасный макияж и пирсинг в пупке прилагаются. Да и бюст увеличился примерно на размер.

– Ох и ни фига себе! – засмеялся Денис. – Начинаю терять иллюзии по поводу женской красоты. У девчонки осталось что-то свое?

– Ты несправедлив, – укорил Жданова Глеб Валерьянович. – Фигуру почти не трогали, только в грудь вшили импланты. Вот с лицом поработали, но очень деликатно, скальпель держал опытный человек.

– Думаете, Елена состояла в команде Сидорова? – спросила Елизавета.

– Я говорил, что модельное агентство, в котором Миронова проработала два года, принадлежало ему, – ответил Троянов. – Я не нашел ее снимков в Интернете, кроме тех, что вам показал, и у меня создалось впечатление, что кто-то специально удалил их из Сети. Это мог проделать только профи. Кстати, есть у меня знакомый, который таким образом неплохие деньги зарабатывает.

– Подвожу итог, – подал голос Иван. – В доме Захара Назаровича умерло трое: брат Федор, его жена Лидия и домработница Нина, а супруга бизнесмена Елена чудом выжила. Вроде бы виновник болезни индийский вирус, которым они невесть где и как заразились, а он непонятным образом активировался. По словам Роже Вернье, заразу приводит в действие микроскопический рачок, обитающий исключительно на берегах одной реки Индии. Если бы речь шла только о Федоре и Лидии, я бы в этом не сомневался. Они постоянно катались по экзотическим странам, могли там подхватить любую дрянь. Но Елена путешествовала с мужем только по Европе, а Нина вообще дальше Украины не выезжала. Теперь посмотрим на остальных членов семьи Гришкина. Его мать, Полина Макаровна, фармацевт, отлично разбирается в лекарствах. Невестка Ольга по образованию врач, отец которой преподавал не что-нибудь, а фармакологию. У нее самой темное прошлое с подозрительной смертью первых свекра и свекрови. Сын Макар, похоже, имеет задатки серийного убийцы, сюжеты его пьес – материал для психиатра. Вторая супруга Елена врунья. Она обманула мужа – прикидывается юной девушкой, хотя вот-вот справит тридцатилетие, и непонятно чем занималась пять лет, где и с кем жила.

– Елена пострадавшая, – попытался возразить Денис.

Иван Никифорович повертел шариковую ручку.

– Старый, как мир, прием. Отравители так часто поступают: подсыплют членам семьи отравы и сами немножечко лизнут, однако свою дозу хитро рассчитают, чтобы в больницу попасть, но не умереть. Любой из оставшихся в живых Гришкиных мог совершить это преступление.

Я решила поспорить с боссом.

– А где мотив?

Тот сложил ладони домиком.

– Знаете, Таня, раньше я полагал, что основными побудительными причинами преступлений являются секс и деньги. Но потом понял: с тех пор как человечество отказалось от натурального хозяйства, звонкая монета – единственный лидер среди мотивов злодеяний. А что у нас? Захар богат, родственники – нет.

– Но тогда следовало бы убить его, а после захапать наследство! – воскликнул Денис.

– Состояние, дом и остальное, не знаю, чем еще владеет Захар Назарович, придется разделить с другими, а хочется заполучить весь капитал, – объяснила я. – Были у нас такие дела, когда один член семьи убирал, так сказать, конкурентов, чтобы остаться единственным наследником. Значит, Захар должен пережить всех домашних… кроме одного. Ладно, пусть некто из Гришкиных преступник, но где он раздобыл вирус? И как его активировал? Слишком сложный план.

– Не было ничего такого, – отмахнулся Иван.

– Но профессор Роже Вернье… – начала Лиза.

– Он энтузиаст, – перебил Кочергину босс, – поэтому ему везде возбудители болезней чудятся.

– Секундочку, – остановила я Ивана Никифоровича. – В крови Елены вирус обнаружили.

– И фиг бы с ним, – отмахнулся шеф. – Думаю, дело складывалось так. Где Елена провела пять лет, мы понятия не имеем. Красотка вполне могла слетать в Индию и там подхватить заразу. Или спала с кем-нибудь инфицированным. Как там ученый объяснял? У одного человека царапина, у другого ранка, был один вирусоноситель, стало два. Я не отрицаю, что у Елены наличествует эта пакость, но она не активировалась. Жену Захара отравили. Или она сама пытается внушить, что является жертвой. И Федора с Лидией, и Нину тоже угостили хитрым ядом.

Глава 9

– Надо бы детально порыться в биографии Мироновой-Гришкиной, – сказал Роберт.

– Вот ты этим и займешься, – распорядился шеф.

Троянов искоса глянул на меня, но я сидела с непроницаемым лицом. Иван Никифорович нарушил основное наше правило, которое звучит так: следствием руководит начальник особой бригады, вышестоящее лицо свои пожелания и приказы озвучивает только ему, напрямую рядовым сотрудникам он заданий не дает.

– Итак, – продолжил Иван, – в семье Гришкиных мы имеем ускользнувшую от правосудия отравительницу Ольгу, латентного серийного маньяка Макара, двух особ, Полину и Ольгу, прекрасно разбирающихся в ядах, и врунью Елену. Отличная компания. Роберт, ты плаваешь в Интернете, выискиваешь все, что можно поднять про Гришкиных: факты, сплетни, слухи. Остальные работают по Елене, ищут тех, кто знал красавицу до ее замужества с Захаром, и, если потребуется, кто-то полетит к ней на родину, а также тщательно изучают Ольгу и Макара. Татьяна внедряется в семью Гришкиных и узнает ситуацию изнутри, наблюдает за тем, как ведут себя родственники, как общаются, о чем беседуют. Захар верит в то, что его жену сглазили? Вот и используем эту глупость. Мы с Таней станем семейной парой, специалистами по энергетическому дисбалансу в организме человека. Сергеева будет измерять биоизлучение в особняке бизнесмена, а это дело долгое, надо осмотреть каждую вещичку, я же стану искать источник злого излучения в офисе фирмы. Занятие это сложное, придется долго беседовать с каждым работником. Ясно? Свяжитесь с Макаром, расскажите ему о нашей идее, и вперед. Татьяна, вечером переберешься на оперативную квартиру, адрес дам позднее.

Высказавшись, Иван быстро ушел. Вся бригада уставилась на меня. Первой обрела дар речи Лиза:

– Что за хрень он придумал?

– На фига вам супругами притворяться? – добавил Денис.

– Почему ты молчала? – вознегодовал Троянов.

– Налетели вороны на голубя… – встал на мою защиту Глеб Валерьянович. – Не могла Танюша субординацию нарушать, с шефом спорить не положено.

– Она ему прекрасно во время совещания возражала, – не утихал Роберт, – активно свое мнение высказывала. А как только Ваня раскомандовался, зубы сцепила и давай из себя партизана на допросе изображать.

Борцов укоризненно крякнул.

– Татьяна в отличие от тебя понимает, что в момент обсуждения можно и даже нужно высказывать свое мнение боссу, а вот если тот отдал приказ, тут стой смирно. Ребятки, будем объективны, Иван никаких жутких глупостей не предложил. Так, Танечка?

– Да, – согласилась я. – Сама собиралась те же поручения вам дать. Правда, еще хотела попросить вас поработать над психологическим профилем Гришкиных.

– Нам нужен опытный психолог, – пробурчал Глеб Валерьянович. – Я самоучка, не квалифицированный специалист, другому учился.

– Вы умнее всех дипломированных душеведов, – улыбнулась я. И повернулась к Троянову. – Иван рассуждал верно, он умный человек. Вот только не пойму, какого черта ему залетело в голову самому в расследование влезть? И его идея про наше супружество, честно говоря, не самая удачная.

Борцов обнял меня за плечи.

– Ну-ну, не злись. Ваня молодой, заводной, соскучился по полевой работе. Надоело мужику штаны в мягком кресле протирать, захотел на коне да с шашкой наголо поскакать. Давайте уважать его желание. Вот стукнет ему столько лет, сколько мне, тогда он станет только совещания проводить, привалившись к батарее, и не поддаст ему бес в ребро рогами, не потянет в бой.

– Ладно, давайте работать, – вздохнула я.

Все встали и потянулись к выходу.

– Глеб Валерьянович, задержитесь на секундочку, – окликнула я эксперта, подождала, пока мы с ним остались вдвоем, и спросила: – Что я сделала не так?

– Ты прекрасно работаешь, – заверил эксперт. – Тобой все довольны.

– Но тогда почему Иван отстранил меня от руководства? – недоумевала я.

– Ох уж эта мне женская манера раздувать бог весть что из пустяка… – усмехнулся Борцов. – Разве тебе велели освободить должность? Не беспокойся ни о чем. Просто Иван застоялся в бездействии, отсюда и прыть.

– Да мне плевать на звание начальника! – воскликнула я. – Боюсь подвести тех, кто поверил в меня и дал в подчинение бригаду. Нет, Иван Никифорович не доверяет мне, только так я могу объяснить его желание изображать семейную пару. Шеф хочет держать меня под контролем во время расследования дела Гришкина и днем и ночью, похоже, он сомневается в моих рабочих качествах.

Пожилой эксперт притянул меня к себе и поцеловал в лоб.

– Ишь ты! Словцо-то какое нашла – «рабочие качества»… Ты что, лошадь?

– По весу почти конь, – улыбнулась я, – опять два кило набрала, хотя села на диету.

– Влюбиться тебе надо, – покачал головой Глеб Валерьянович. – Осмотрись вокруг: вдруг увидишь достойного мужика?

– В моем возрасте уже не амурничают, – возразила я. – К тому же я не очень красива. И слишком толстая.

Борцов воздел руки к небу.

– О боги! Возраст у нее! Ну да, не стану спорить, в твои годы можно пока не думать о любви, повзрослеешь чуток, тогда и озаботишься мыслью о семье. А лишнего веса у тебя, на мой строгий медицинский взгляд, немного, не более пяти кило. Если перестанешь есть фастфуд, будешь готовить нормальную пищу, они сами уйдут. Кстати! Вам же с Иваном предстоит изображать счастливую семейную пару. А жена всегда стоит у плиты. Начнешь готовить для мужа, сама поешь салатики, куриную грудку на пару да геркулесовую кашу, только не из пакетика, и увидишь результат.

– Ну… – с сомнением протянула я. – Вообще-то повариха из меня никудышная, лучше всего я умею кипятить воду в чайнике.

– Ничего, не боги горшки обжигают, – приободрил меня Глеб Валерьянович, – главное не сдаваться. Езжай домой, сложи сумку, не забудь что-нибудь.

– Полнейшее идиотство! – разозлилась я. – Мы что, на главу наркокартеля охотимся? Я могу прекрасно жить у себя дома, а не маяться в оперативной дыре, где последний ремонт при фараоне Тутанхамоне делали. Нет, Глеб Валерьянович, Иван меня хочет уволить. Он ко мне постоянно придирается, вызывает в свой кабинет по малейшему поводу, задерживает по часу из-за пустяков, вопросами заваливает, прямо печень выгрызает: «А как вы поступите в этом случае? Хорошо последствия просчитали? Изложите-ка еще раз план действий». Точно, он просто ищет повод, чтобы выставить меня за дверь. Иван из тех начальников, которые считают, что место женщины не на руководящей должности, а на кухне, притом ей положено быть беременной и с тряпкой в руке. Ну согласитесь, ведь идея с супружеской парой глупая. И он сам это знает!

Эксперт взял со стола глянцевый журнал и начал меня им обмахивать.

– Остынь. Зачем Ване притворяться твоим супругом, если он, по-твоему, знает, что это глупо?

Я засмеялась.

– Да все просто, Глеб Валерьянович! Повода дать мне коленкой под филейную часть у Ивана Никифоровича нет. Особых ошибок я не совершала, бригада на прекрасном счету. Я не пью, не курю, личной жизни не имею, работаю с утра до ночи. Причины для увольнения отсутствуют? Значит, надо их создать. Троянов думает, что я молча отреагировала на глупейшую идею босса из-за трусости. Вы решили, что я соблюдаю субординацию. Но оба предположения в корне неверны. Я сразу сообразила: Иван затеял провокацию, и, если я буду с ним спорить, он позвонит нашему главному боссу и нашепчет в уши человеку, которого никто никогда в глаза не видел, что со мной невозможно работать.

Глеб Валерьянович закашлялся, а я продолжила:

– Он хочет меня спровоцировать на скандал, ожидает, что я сорвусь, наговорю ему грубостей. Но я не поведусь. Не на ту напал! Охота Ване на оперативной квартире жить? Роскошная идея, я в восторге. Подозреваю, ему самому там быстро надоест. Мне просто непонятно, чем я ему не угодила?

 

Дверь кабинета распахнулась, появился Иван Никифорович.

– Как? Ты еще здесь? – удивился он, глядя на меня.

Я очаровательно улыбнулась.

– Так ведь, Иван Никифорович, я пока не получила от вас адреса семейного гнездышка.

– Сейчас пришлю, – пообещал шеф. – И не выкай мне больше, не зови по отчеству. Муж и жена обходятся без церемоний.

– Хорошо, – послушно согласилась я. – Скажи, Ваня, паспорт мне сейчас дашь или немного позднее? И хочется выучить новую биографию. Я пару раз работала под прикрытием, легенды неделями зубрила.

Иван на секунду растерялся, потом ответил:

– Это не масштабная операция, не в боевую ячейку к террористам внедряемся. Ты останешься сама собой: Татьяна Сергеева, репетитор по русскому языку и литературе, заодно специалист по определению источников негативной энергии.

Я изобразила радость.

– Здорово! Но, может, нам тогда остаться в своих квартирах? Сейчас модно супругам жить врозь.

– Нет, – возразил Иван, – все должно выглядеть так, чтобы никто не подкопался.

– Ясненько, – улыбнулась я, – пошла собираться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru