banner
banner
banner
полная версияАзазель и другие

Дан Берг
Азазель и другие

1. Кажется, назревают перемены

Настоящая повесть, в первые строки которой вперил свой пытливый взор любознательный читатель, излагает версию событий, произошедших с людьми на земле и их покровителями на Небесах от поры, не слишком удаленной от дня сотворения человека, до нынешнего времени.

Пожалуй, слово “версия” не вполне точно характеризует сущность повести, ибо оно может породить ошибочное представление, будто существуют другие конкурентоспособные исторические сочинения, посвященные упомянутому периоду.

Версией пользуются лишь за неимением достоверности. Пред тобою, дорогой искатель истины, единственно достоверное исследование, основанное на непреложных фактах, на материалах совершенно открытых архивов и, разумеется, на надежных свидетельствах очевидцев.

А сейчас пора переходить к изложению горячих событий прошлого как на земле, так и на Небесах.

Уже с первых лет своего существования, сотворенный Всевышним род людской по достоинству оценил приятную сторону наказа Господня: “Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладевайте ею…” Потомки Адама и Хавы столь охотно плодились и размножались, что даже чрезвычайно высокая смертность на заре человечества не могла остановить наполнение земли. Зато овладение ею, то бишь подчинение сил природы, пока не удавалось землянам, но об этом речь впереди.

Как и нынче, в те бесконечно далекие от нас времена люди рождались неодинаковыми. Появлялись на свет сильные и слабые, умные и глупые, красивые и безобразные. Применительно к сему рассказу нас будет интересовать только одна из категорий, а именно – красивые женщины. Поскольку множилась человеческая популяция в целом, то, совершенно очевидно, что и красавиц становилось все больше от поколения к поколению.

Человеки слишком мало знали и почти ничего не умели, жизнь они вели безнадежно примитивную, и только любовь доставляла им подлинную утеху – то был солнечный луч, пронзавший тьму невежественного бытия. Поскольку влечение к противоположному полу неотделимо от эстетического чувства, коим Господь щедро наделил рабов своих, то ясно, что борьба за утоление благородной жажды прекрасного идеала частенько выражалась в жестоких схватках ради обладания красивыми женщинами.

К сожалению, подобные столкновения приобретали, порой, характер отвратительных побоищ. Не удивительно, что распускались и крепли ростки зависти, агрессии, кровожадности и прочих богопротивных наклонностей двуногих тварей. В отсутствии перемен, в условиях общественной стагнации, всякое доброе начало с неизбежностью обречено на дурное продолжение.

Разумеется, было бы ошибкой полагать, будто любовь являлась единственным источником зла на земле, ведь пути к различного рода мерзостям широки, прямы и вымощены соблазнами, и совсем не походят на извилистые и заросшие колючим кустарником непривлекательные тропинки к знаниям.

***

Тем временем небесное бытие не омрачалось ни внешними катаклизмами, ни внутренними трениями. Воинство Господне, насчитывавшее множество ангелов, количеством равное числу звезд на небе, наслаждалось благодатью бесконфликтного существования.

Согласно продуманной табели о рангах, ангелы подразделялись по значимости своей на категории, сообразно способностям и знаниям. Иерархия была подвижной и давала равные шансы всем. Ангелы постоянно учились в стремлении елико возможно глубже постичь мудрость Всевышнего и, вместе с тем, практическим трудом утверждали преданность Ему. Людям хорошо известны имена ангелов, стоявших на вершине иерархической пирамиды – Михаэль, Насаргиэль, Рафаил, Азазаль, Шемхазай и другие.

Для небесного воинства главным источником знаний о событиях на земле служили открытые архивы Высшего Суда Справедливости, решавшего участь вновь прибывающих на Небеса – кому рай, кому ад. На заседаниях этого органа велись скрупулезные расспросы душ умерших землян. Из их откровенных рассказов, покаяний или похвальбы можно было составить картину земной жизни. Проницательные из ангелов разглядели нищету, блеск, тенденции.

Многолетняя устойчивость характера сведений заставила некоторых ангелов думать, что речь идет не о случайных вещах, а о закономерностях, на которые можно положиться, если иметь в виду некие перемены в личной судьбе, связанные к приобщением к земной жизни.

Нет, Боже сохрани, ангелы не роптали. Им было хорошо на Небесах, даже очень и очень хорошо. Но нет предела хорошему, как нет предела ни пытливости ума, ни дерзости духа, ни авантюрности нрава. Ангелы хоть и вылеплены из другой глины, нежели люди, а всё же сотворил их тот же Гончар. Не камни они, не насекомые, чья жизнь предопределена, а потому – существа авантюрные.

2. Решено и сделано

Пришло время рассказать о двух выдающихся деятелях небесного воинства. Это ангелы Азазель и Шемхазай. Вероятно, не найдется читателя, который не слыхал бы имени Азазеля. Сия эпохальная фигура весьма знаменита среди землян. Шемхазай, его сподвижник, или, если уж говорить о принадлежности к воинству, то, скорее, боевой товарищ, менее известен широкой аудитории, что, впрочем, не умаляет его вклада в постройку нового мира. Популярность не тождественна исторической значимости.

И Азазель, и Шемхазай – оба выделялись в ангельской среде проницательным умом и мощной волей к новизне. Вместе с тем им была присуща глубокая чувственность, но это счастливое свойство своей натуры они держали в тайне от сотоварищей и предпочитали говорить открыто на сей предмет только друг с другом. Доверие к собственным чувствам есть качество утонченного нрава.

Различие характеров проявлялось в неодинаковой твердости их идейных позиций. Азазель был несколько более последователен, и эту черту порой называют прямолинейностью. Взгляды Шемхазая отличались определенной гибкостью, которая иногда именуется оппортунизмом.

Наши герои частенько просматривали архивы заседаний Высшего Суда Справедливости, и важные особенности жизни землян не ускользали от их бдительных взоров. Воспроизведем здесь беседу между ними, которая состоялась без свидетелей, но зафиксирована со стенографической точностью.

– Дружище Азазель, – проговорил Шемхазай, – я обратил внимание, что в последние несколько сот лет ты с завидной регулярностью окунаешься в протоколы Высшего Суда Справедливости. Что бы это значило? Поделись с другом!

– Разумеется, поделюсь, дрогой Шемхазай, – ответил Азазель, – у меня нет от тебя секретов, тем более что и с твоей стороны я заметил подобное увлечение и посему рассчитываю на взаимную откровенность. Как говорят у нас, я не взгляну на твои бородавки, а ты не увидишь мою хромоту!

– Из исповедей душ умерших я уяснил, что двуногие существа на земле, хоть и наделены разумом, но не слишком преуспели в своем развитии и жизнь ведут примитивную, словно безмозглые четвероногие, – сказал Шемхазай.

– Зато они не хуже зверей усвоили прелести любви! – заметил Азазель.

– Они живут в сырых пещерах и не владеют огнем. Они неумело защищаются от холода, жары, ветра, дождей, – продолжил Шемхазай.

– Земляне голодают, их урожаи скудны. Они не знают железных плугов, посевы их гибнут то от засухи, то от наводнений, – поддакнул Азазель.

– Если не посчастливится им натолкнуться на лесной пожар, чтобы зажарить мясо на огне, то едят его сырым. Какая уж тут диета! – сокрушенно воскликнул Шемхазай.

– Они не блюдут диету и в любовных делах, возможно, не так уж им и худо! – цинично возразил Азазель.

– Отчасти согласен с тобою, Азазель, но ведь жизнь их могла бы быть изрядно краше, кабы знали они хоть малую толику тех практических и научных достижений, которые известны нам на Небесах!

– Однако, Шемхазай, сам видишь, Творец не торопится открывать людям пути к преуспеянию. Я не постиг Его резона.

Рейтинг@Mail.ru