Проклятые судьбы. Месть отвергнутых

Анна Сергеевна Баканина
Проклятые судьбы. Месть отвергнутых

Пролог

Если раньше я думала, что со временем все обязательно наладится, то сейчас все больше понимаю ― это не так. Пропажи наших людей продолжаются, я уже успела потерять друга. Коуди был самым позитивным, добрым и улыбчивым человеком на базе. Он был одним из тех, кто первый готов прийти на помощь, его целеустремленности можно было только позавидовать. Парень от всей души пытался помочь многим ― всем, кроме себя. Я до сих пор не знаю, что произошло: воля судьбы или происки Барона. Но, как бы то ни было, его уже не вернуть, так же, как и всех тех, кого давно с нами нет. В свое время Уильям правильно сказал: «Единственное, что мы можем сделать – это хранить память об ушедших».

К сожалению, предатель еще не пойман. Этот человек продолжает оповещать Барона обо всем, что происходит на базе. А тот, в свою очередь, успешно этим пользуется. Мы не знаем, кто это и какие у него мотивы. Тут и дураку понятно: «крот» не просто так решил переметнуться на другую сторону. До сих пор в голове не укладывается, эти люди долгое время жили сообща, Марта даже называет нас семьей, и как так? Из-за этого под подозрением находятся абсолютно все. Дэвид не является исключением, ведь не просто же так Марта попросила следить за ним. Хотя он был самым первым, кто хотел нанести ответный удар и положить конец этой вражде.

Я помню, как Дэвид и один из его ребят из мастерской заявились на очередное собрание. Марта, определенно, не была в восторге от их предложений, даже грозилась выставить парней за дверь. Возможно, он немного перегнул палку. Но кому понравится отсиживаться в стороне, пока на нас ведется охота? В конечном итоге «старшая» наотрез отказалась от их предложения. Только она не подозревала, к чему приведет данный отказ. Недолго думая, Дэвид со своими ребятами выкрали местные автомобили и отправились собственноручно выискивать прихлебателей Барона. Без должного опыта, знаний и навыков, парням все-таки удалось выйти на их след. Мало того, что им удалось сорвать какую-то сделку, так вдобавок ко всему они сумели захватить пару людей.

Скажите мне на милость, как после такого поступка можно продолжать верить, что именно Дэвид является «кротом»? Я сама не была в восторге от данной вылазки, накануне даже успели поругаться из-за отказа брать меня с собой. Он взбалмошный, упертый, своенравный, но никак не может быть предателем.

Мне пришлось согласиться на просьбу Марты, эта женщина просто не оставила выбора. Не знаю, что у нее творится в голове, но сколько бы я ни пыталась доказать ей обратное, она отказывается воспринимать мои слова всерьез. Возможно, причина в том, что под подозрением не только Дэвид, но и я, в том числе. Однако это не меняет того факта, что мне придется следить за единственным человеком, кому вообще могу доверять на этой чертовой базе. Но, как говорится, во всем надо искать и позитивные стороны. Находясь рядом с ним, у меня будет отличная возможность попытаться доказать, что Дэвид не тот, кем «старшая» его считает.

И вообще, чем дольше я смотрю на все происходящее, тем больше кажется, что каждый ведет какую-то собственную игру. Эта игра очень похожа на паутину, которую плетет паук, чтобы добыча попалась в его сети. Вот и у нас на базе происходит нечто подобное. Сплетни, нескончаемые шепотки за спиной, шпионские игры ― ниточки этой самой паутины, а мы – и жертва, и паук одновременно. Это только вопрос времени, когда кто-то попадется в эти губительные сети и чем это обернется.

Глава 1

Барон

Никак не могу поверить, что эти двое умудрились запороть сделку. По своей молодости, глупости или что там у них ещё. Ладно Майкл, на него я вообще не рассчитывал, но Ксандра? Перспективная ученица, смышлёная, подающая большие надежды! От неё такого уж точно не ожидал.

Изначально им было поручено встретиться с поставщиками. Казалось бы, что сложного: приехать на место встречи и забрать товар. Но нет, по непонятным, известным только этим двоим причинам, они переложили данное поручение на двух кадавров. И самое интересное, что мне и слова не сказали об этом. Мало того, что эта сладкая парочка пошла мне в обход, но, вдобавок ко всему, они отправили их совершенно одних. Чёрт возьми, одних без какого-либо сопровождения или страховки. Это же уму непостижимо! Как можно было так безответственно положиться на двух тупоголовых болванчиков? За ними нужен глаз да глаз: внимательно следить, чтобы те ненароком ничего не напутали и сделали именно так, как нужно, а не в точности да наоборот. Но это только полбеды. Самое паршивое то, что их нет уже несколько дней с того момента, как они отправились за товаром.

Я не знаю наверняка, чья именно это была идея: Майкла или самой Ксандры. На девицу данная выходка мало походит, она слишком умна, чтобы совершать такие опрометчивые поступки. А вот Майкл очень даже мог. Из-за своей хронической лени или из-за нежелания что-то делать самому, он всегда любил перекладывать свои обязанности на кого-то другого. Видимо, подобная привычка сохранилась и по сей день.

Если это все-таки была его идея, куда смотрела Ксандра? Как она вообще согласилась на подобную задумку? В голове не укладывается. Чем дольше я об этом думаю, тем больше понимаю, что в этой чёртовой жизни могу положиться только на себя. Именно поэтому мне так необходимо заполучить записи Марты. Чтобы вместо обычных кадавров получались даже не обычные Неприкаянные, а такие как Дениз.

Подобная ситуация лишний раз доказала, что мои «ненаглядные» творения просто не способны сделать что-то в одиночку. Они даже не люди и ничем не отличаются от обычных животных: у них схожие инстинкты, возможно, даже немного тупее. А главная особенность человека от животного – это способность к абстрактному мышлению. Кадавры этим значительно обделены, их мозг не в состоянии выполнять когнитивные функции, в отличие от тех же самых Неприкаянных. Те же, наоборот, более развиты. Они в разы умнее обычного человека и значительно превосходят кадавров. Которые будут бросаться под поезд или прыгать с обрыва только потому, что им так сказали.

Я сделал ещё один глоток холодного чая, поудобнее уселся в кресле и попытался переключиться на что-то другое. Что-то более приятное, чем размышления о косяках сладкой парочки или ходячих марионетках. В этом мне помогли воспоминания о моей драгоценной Дениз.

Последние несколько ночей, когда я наблюдал за ней, на удивление, девчонка была совершенно одна. Это обнадеживало. Мне было абсолютно плевать куда подевался чёртов мальчишка, да хоть сквозь землю провалился. Главное ― это то, что его не было рядом. Благодаря этому я смог полноценно усладить свой взор её восхитительной бледной кожей, поближе разглядеть черты лица и просто побыть рядом.

Интересно, её кожа такая же приятная на ощупь, как и на вид? Уж больно хотелось прикоснуться к ней, провести пальцем по приоткрытым губам, вдохнуть аромат волос, привычно разбросанных по подушке. Каким бы сильным не было желание, я не мог этого сделать. Пришлось с силой сжать зубы и даже вернуться немногим раньше, чем хотелось, чтобы не совершить непростительную ошибку. Я был очень близок к ней, казалось бы, только руку протяни…

Звонок телефона разом вырвал меня из воспоминаний. Выругавшись себе под нос, я неохотно потянулся к трубке.

– Слушаю, – рявкнул от негодования.

– Простите, сэр, если вдруг помешал вам… Наверное, мне стоило сначала позвонить в приёмную… – слегка запинаясь проговорил мой информатор.

Неужели сам решил позвонить? В кои-то веки я позволил себе немного расслабиться, отвлечься от проблем, а тут ему вдруг понадобилось поговорить. Ладно, посмотрим, что он поведает на этот раз. Возможно, повезёт и это будет что-то стоящее.

– Я весь во внимании. Уверен, ты хочешь мне что-то рассказать, – постарался придать голосу немного любезности, дабы тот не передумал.

– Вы правы, у меня действительно есть для вас информация, – еле слышно произнёс собеседник.

Немного помолчал, скорее всего, отходил в безопасное место, а потом так же тихо продолжил:

– Буквально недавно на базе произошёл некий раскол. Он как раз связан с исчезновениями Неприкаянных. Выяснилось, большинство не разделяет мнение Марты, люди упорно хотят перейти к активным действиям. Так вот, это самое большинство не кто иные, как молодняк, а их предводитель – Дэвид…

– Какой ещё Дэвид? Я не могу помнить всего, и уж тем более, кто это такой. Может, у вас там грёбаная секта и все, кто там находятся, это Дэвиды? – нетерпеливо перебил на полуслове. Нет, он определённо издевается.

– Механик, а так же близкий друг Дебры, – вкрадчиво пояснил собеседник.

– Ах да-а-а, ну-у-у коне-е-чно, – задумчиво протянул я. Как же сразу не понял, что это тот самый поганец. – Продолжай.

– На днях он переругался с Мартой, в тайне от неё организовал несанкционированную вылазку и вопреки всем запретам вместе со своей шайкой отправился в город.

А вот это уже интересно. Подобная новость сама по себе хорошая. Разногласия между своими – это самый лучший поворот событий, который может подорвать доверие друг к другу внутри самого коллектива. А когда нет доверия – нет сплочённости. Это значит, что они будут ещё более уязвимы. К тому же мальчишки отправились в город одни, там-то их спокойно можно будет убрать по одному. Проблем это точно не составит. Тогда у меня появится замечательная возможность очной ставки с этим Дэвидом. Ему придётся ответить за то, что он сделал с Майклом и за то, что посмел покуситься на моё.

– Прекрасные новости, друг мой. Можешь же, когда захочешь, ― расплылся в довольной улыбке. Подобная информация скрасила моё недавнее негодование из-за сорвавшейся сделки.

В ответ на другом проводе послышалась тишина, а через несколько секунд информатор произнёс виноватым голосом:

– Это ещё не всё, сэр.

– Вот как? В таком случае я жду продолжения.

 

Мне сразу не понравился его тон. Предчувствие подсказывало, что тут явно что-то не то. Уж больно всё хорошо складывается, а значит, обязательно должен быть подвох.

– Несколько дней назад группа была возвращена обратно на базу. Если Дэвид вышел не героем, то точно не запорол своё дело, – усмехнулся мужчина. – Как позже выяснилось, ему удалось выйти на ваших людей, перехватить товар и взять двух пленников. Уж не знаю, оценила ли Марта по достоинству данный поступок, но в знак своей «благодарности» отправила его под заключение. Парнишка сейчас находится, так сказать, под домашним арестом, и в ближайшее время уже точно не покинет пределы базы.

Предчувствие не подвело, рано радовался. Мой уважаемый «друг» подложил свинью ― оставил самую главную и не самую приятную новость на десерт. Сраная вишенка на сраном торте, мать его. Но благодаря этому стало понятно, куда подевалось всё моё оружие и в придачу к ним двое болванчиков. Что ж, могу сказать одно: со стороны Майкла и Ксандры это знатный косяк. Если с первым всё и так понятно, то девица низко пала в моих глазах. Она позволила сынишке принять такое глупое решение и пошла у него на поводу.

В любом случае я это просто так не оставлю. С этими двумя будет отдельный разговор. Им придётся хорошенько потрудиться, чтобы объяснить мне, какого чёрта они так облажались.

– Это всё?

– Не совсем, сэр.

– Что ещё на этот раз? – не скрывая недовольства поинтересовался я.

– Понимаете в чём дело, мистер Спенсер, – деловито начал собеседник и, понизив голос, продолжил: – Я тут немного подумал и понял: если какие-то неопытные мальчишки смогли провернуть такое опасное дело, то так ли оправданы ваши обещания? А ваши люди, простите за дерзость, показали себя уж точно не как профессионалы. Сейчас я рискую ещё больше, а сложившаяся ситуация заставила немного усомниться в правильности своего решения по поводу нашего с вами сотрудничества. Не хотел бы вас обидеть, но одних слов маловато. Мне нужны гарантии, что моя голова останется на месте и я не поплачусь за подобного рода помощь.

Чёртов сукин сын, манипулировать вздумал! Гарантии ему подавай! Ну ничего, ради достижения собственного успеха мне не составит труда немного прогнуться под его желания. Это временные трудности, сейчас проще согласиться на его незначительные меркантильные просьбы. Он думает, что раз ставит условия, значит ему удалось перетянуть главенство на себя. Пусть думает и дальше. Нет ничего плохого в том, чтобы ненадолго позволить ему такую блажь, чтобы этот паразит и в дальнейшем снабжал меня информацией.

– Что ж, опасения понятны и отнюдь не являются беспочвенными, – начал я участливым голосом, а сам с силой сжал пустой стакан. – Тогда предлагаю поступить следующим образом: я дам распоряжение, чтобы в течение дня тебе на почту пришла электронная копия нашего договора. Там будут все пункты, которые мы обсуждали ранее, а так же маленький бонус – аванс в виде двухсот тысяч на счёт.

– Это очень щедро с вашей стороны!

По голосу собеседника было слышно, как он расплылся в довольной улыбке.

– Пожалуй, такой расклад меня устраивает намного больше. Мы с вами – деловые люди, мистер Спенсер. Оба знаем, что подобные дела не заключаются договором только на словах. Я очень признателен, что вы меня поняли и пошли на встречу.

– Ну что ты, друг мой, если так будет намного спокойнее, то я не вижу никаких проблем. Деньги – это такая малость! Какие-то бумажки с цифрами, которые делают нашу жизнь немного проще и чуточку приятнее.

– Я бы так не сказал, – усмехнулся информатор. – Так считают только те, у кого они есть. А, таким как я, очень даже не помешало бы обзавестись хотя бы небольшой суммой этих самых бумажек.

Кто бы сомневался. Своим высказыванием он напомнил коллег по бизнесу. Таких же алчных и думающих только о том, как бы потуже набить свои кошельки. Я таких никогда не любил, а этот тип уже с самого начала показал свою истинную натуру. Хотя бы тем, что согласился на сотрудничество.

– Надеюсь, мы решили все важные для тебя вопросы?

– Конечно, конечно, сэр! Я свяжусь с вами сразу, как только удастся узнать что-то ещё, – чуть ли не проблеял он и довольный собой завершил вызов.

«Ещё бы тебе не быть довольным, ты добился чего хотел: раскрутил на бабки и какую-то жалкую бумажку со всеми нужными тебе условиями за свою никчёмную жизнь» – подумал про себя и со вздохом плеснул в стакан из-под чая остатки виски.

Могу представить, насколько он сейчас горд собой, раз ему удалось выставить условия самому Барону. Жалкое зрелище. Из-за таких самовлюблённых недоумков, которые поступают только в угоду себе и пойдут на всё ради мнимой прибыли, страдают нормальные люди. За всю свою жизнь я повидал многое: как деньги портят людей, как ради них сыновья убивали отцов, как родители продавали собственных детей. Всё ради чего? Человек сам по себе жадная натура и эта жадность не знает границ, постоянно мало, постоянно хочется больше. А жадный человек у власти – это ещё хуже, чем обычный глупец. Ему плевать на всё, он пойдёт по головам, только бы получить кусок побольше, и неважно какой ценой. Ценой жизни одного, десятка или тысячи людей.

Подобное дерьмо заставило меня пересмотреть свои приоритеты. Именно поэтому я стал уделять больше времени знаниям, науке и поддался в фармакологию. Лекарства – дорогая нынче вещь. Многие наживаются на этом, например, те же самые «уважаемые» коллеги. Моя цель – сделать этот мир чуточку лучше. Изобрести сыворотку, которая поможет забыть обо всех болезнях и, если не жить вечно, хотя бы очень долгие, долгие годы. Она будет доступна всем, людям не придётся разоряться на таблетках и тратиться на лечение в дорогостоящий больницах. Достаточно будет одной инъекции и на свет появятся новые Неприкаянные.

К сожалению, сейчас сыворотка находится на стадии разработки, а без записей Марты она так и останется не законченной. Обидно, что эта женщина не понимает всю важность и ценность этой информации. Не понимает, что с её помощью можно избежать многих проблем. Она упорно держит её у себя под боком ради каких-то своих личных целей, эгоистично думая, что тем самым творит добро. Типичное заблуждение того, кто считает, что поступает правильно.

Разговор с информатором порядком утомил и сейчас мне уже не хотелось разбираться с Майклом по поводу их с Ксандрой ошибок. Это может подождать до завтра, сейчас мне нужно привести нервы в порядок и немного расслабиться.

Ещё некоторое время я продолжал бесцельно сидеть в кабинете, затем встал и не торопясь направился в зал для медитации. Мысль, что уже через несколько минут увижу свою драгоценную Дениз, заставила улыбнуться. В груди сразу разлилось непривычное тепло, оно всегда возникало, когда я собирался «навестить» её или просто думал о ней. Эта девушка была своего рода спасением для меня, как в работе над сывороткой, так и в душевном плане. Она помогала отвлечься от различных проблем, на некоторое время позабыть обо всём и предаться мечтаниям. Я понимал, что сам забиваю гвозди в крышку гроба, закапываю себя, но остановиться было выше моих сил. И чем дольше я наблюдал за ней и думал, тем больше понимал, что уже не могу представить и дня, чтобы не желать видеть её рядом с собой.

***

Я уже не так сильно злился из-за выходки сладкой парочки или телефонного разговора с информатором. Возможно, причина кроется в Дениз. Мне довелось заметить некоторое изменение в её отношениях с этим поганцем. Не знаю, что произошло, но между ними чувствовалась некоторая напряжённость. Она буквально витала в воздухе и окутывала их своей невидимой шалью. Прошлая ночь показала, что даже во сне девчонка пытается держаться как можно дальше: свернувшись калачиком, она спала чуть ли не на самом краю кровати. Она периодически просыпалась, но не из-за моего присутствия, а чтобы проверить не оказалась ли слишком близко к мальчишке. Было видно, эти двое сейчас находятся в ссоре. Иначе бы девчонка не спала на краю кровати и не просыпалась бы каждые двадцать минут, нервно поглядывая на противоположный край.

На рассвете мне доставили ещё парочку Неприкаянных и всю первою половину дня я просидел в лаборатории. Было бы глупо упустить такую возможность, поэтому не стал терять время даром и с некоторой бодростью провёл очередные исследования. Я даже не был особо удивлён или так сильно расстроен, когда получились очередные кадавры.

Послеполуденная конференция по работе также не испортила приподнятого настроения. Я спокойно выслушал каждые из отчётов, внес правки в графиках, а по её окончанию осталось лишь лёгкое раздражение от вида некоторых товарищей – любителей большой наживы.

Впереди ожидало ещё одно небольшое дельце, откладывать которое было бы уже не целесообразно. Я позвонил в приёмную и попросил пригласить к себе Майкла и Ксандру. Эти двое появились ровно через несколько минут. Остановились посередине кабинета, в то время как сынишка упорно отводил взгляд куда-то в сторону, его подружка поимела смелости посмотреть на меня.

– Что-то случилось, сэр? – монотонно спросила Ксандра. Более чем уверен, девица уже догадывалась, зачем я их сюда позвал.

– Ну что ты, все в порядке! Я всего лишь не получил свой товар, а двое моих людей стали научным пособием для Неприкаянных, – ответил будничным тоном и пожал плечами.

Майкл заметно напрягся, как-то странно покосился на свою напарницу, а затем и вовсе потупил взгляд. Та же, наоборот, гордо вздёрнула нос, её лицо сразу посерьёзнело, в глазах читалось понимание. Она знала, что кроется за моим наигранным безразличием, но, в силу своей гордости, упорно это скрывала.

– Ну, так и будем молчать? – выжидающе посмотрел на неё, ибо с Майклом говорить бесполезно. – Я вызвал вас не для того, чтобы полюбоваться на ваши физиономии. Мне нужен вразумительный ответ, почему здесь до сих пор нет товара и двух моих людей, которых вы отправили на встречу вместо себя?

– Мы весь день изучали записи в библиотеке, и из-за этого не успевали на сделку, – сухо начала Ксандра без какой-либо вины в голосе. – Тогда я вспомнила, что в тот день вы отослали двоих в город. Поэтому, связавшись с ними, перепоручила задание им.

– Это всё объяснение? – недоверчиво покосился на девицу.

Она коротко кивнула.

– Думаешь, я поверю в этот бред, что вы якобы засиделись в библиотеке и тупо не успели?

– Но это правда, – прохрипел Майкл, встав на защиту своей подруги.

– А тебя вообще никто не спрашивает! – тут же рявкнул, на что он вздрогнул и сделал шаг назад.

Я снова повернулся к ученице, смерил её тяжёлым взглядом и медленно повторил предыдущий вопрос:

– Почему вы отправили кадавров вместо себя?

– Сэр, я сказала вам правду.

Ксандра еле заметно поджала пухлые губы, что было для неё редким проявлением подобных эмоций. Ещё бы, наверное, привыкла к похвалам, а тут я задел её самолюбие своими пустыми расспросами.

– Допустим, – я слегка наклонил голову на бок. – Тогда другой вопрос: почему вы не предупредили об этом меня? Что за самодеятельность? Почему я узнаю об этом только спустя несколько дней, да и то не от вас?

Стоило об этом вспомнить, как меня тут же охватила злость, а от хорошего настроения не осталось и следа.

На тот момент я как раз собирался связаться с этими двумя болванчиками, чтобы узнать детали, но тут они говорят, что едут на сделку, которая была поручена Майклу и Ксандре. Это был последний наш разговор – в течение всего дня мне больше удалось до них дозвониться. А вчера по чистой случайности стало известно, что они и партия моего оружия оказались в загребущих лапах Неприкаянных. Какие-то неопытные мальчишки смогли сорвать сделку, дабы подняться в глазах своей начальницы.

– Я подумала, что они смогут справиться с заданием. Там всего-то надо было встретиться и забрать, – ответила Ксандра. Немного помялась и добавила: – Вы тогда были очень заняты своими делами, сэр. Мне не хотелось отвлекать вас.

– Очень любезно с твоей стороны. Но с каких это пор ты возомнила, что можешь отдавать поручения моим людям? То, что ты моя ученица, ещё не даёт тебе никакого право указывать. И уж тем более спихивать свои задания на кого-то, кто в разы тупее тебя, – строго произнёс я, ещё больше закипая от гнева.

Подумала она, молодец какая. А последствия, как всегда, разгребать мне. Совсем распоясались! Ладно Майкл, от него ещё можно было ожидать нечто подобное. Собственно, поэтому мне сразу показалось, что это была его идея. Даже больше скажу, я был уверен в этом. Ксандра крайне неприятно удивила меня, уж от неё-то я точно не ожидал.

– Простите, сэр, – безэмоционально проговорила она и только сейчас отвела взгляд в сторону.

Вся её бравада сразу куда-то подевалась, она уже не стала пытаться скрывать свою обиду: нахмурила лоб и снова поджала губы.

– А что с товаром? – вновь осмелился заговорить Майкл.

 

– Стал подарком для Неприкаянных. Я же чёртов Санта Клаус, раздаю оружие и кадавров на право и налево, бери кто хочет! – проговорил я наигранно дружелюбным голосом и с широкой улыбкой развёл руки в стороны.

Майкл немного поёжился, по обыкновению, нервно огляделся по сторонам, что зачастую делал, когда слышал об этих бледных упырях.

– Что мы можем сделать, чтобы исправить свою ошибку? – вполголоса спросила Ксандра не поднимая глаз.

– Не совершать этих чёртовых ошибок и впредь думать своей головой, прежде чем что-либо делать! – взревел я уже не в силах сдерживать себя в руках.

Одна только мысль, что кто-то осмелился пойти в обход моим указаниям, не поставить в известность, вводила в бешенство. А тут какая-то девица с раздутым самомнением и чувством собственной важности, которую я считал лучшей ученицей, поимела наглость совершить такой глупый и необдуманный поступок. И вместо того, чтобы действительно признать свою вину, она буквально выплюнула жалкое «простите» словно подачку.

– Значит так, – сурово продолжил я. – С этого самого дня вы отстраняетесь от дальнейшего обучения. Вам запрещено: посещать лабораторию, выезжать в город и заниматься практикой. Так будет до тех пор, пока вы, – по очереди указал на них пальцем. – Не осознаете свою ошибку. Мне плевать чья это была идея и почему вы не успели. Больные, косые, хромые, да хоть мёртвые, но вы должны делать так, как вам сказано! Я не потерплю такого хамского и неуважительного отношения в своём же доме.

По лицу Ксандры было видно, что она определённо не довольная сложившийся ситуацией. Мало того, что была оскорблена подобными словами, они здорово задели её самомнение, так теперь ещё последовало наказание за подобный проступок. Её привычное спокойствие и хладнокровие как рукой сняло: девица поморщилась, словно от пощёчины, ещё больше надулась, а на лбу залегла морщинка. В попытке что-то сказать она то и дело беззвучно открывала и закрывала рот, будто рыбёшка выброшенная на берег. Но в какой-то момент передумала и отвернулась в сторону.

Майкл же продолжил стоять рядом с отсутствующим взглядом. Из-за чего было непросто понять, насколько он расстроен и расстроен ли вообще. Смею предположить, что сынишке было до лампочки на все эти ограничения. Возможно, где-то в глубине своей мёртвой души он был даже рад.

Несколько минут я наслаждался негодованием Ксандры, это заметно поубавило степень моего гнева. Её давно было пора поставить на место, чтобы не зазнавалась лишний раз. Нет, ну серьёзно, а на что она рассчитывала? Что я ни о чём не узнаю? Закрою глаза на эту выходку и оставлю всё как есть? На что, мать её, она рассчитывала?

– Свободны, – холодно проговорил я, сложив руки на столе.

– Но… Сэр… – начала было девица, но тут же осеклась на полуслове.

– Вы ещё здесь? – не дал договорить. Смерил её взглядом, а затем молча указал пальцем на дверь.

Им ничего не оставалось, как хотя бы в этот раз повиноваться и, наконец, покинуть кабинет.

С тяжёлым вздохом я вышел из-за стола, поставил излюбленную пластинку Людвига Ван Бетховена, чтобы немного успокоить и без того расшатанные нервы.

Ещё утром казалось, что сегодня ничто не в силах испортить этот день. Я только сейчас понял, как же сильно ошибался: этот бессмысленный разговор просто вывел меня из себя. С трудом верилось, что подобная задумка принадлежала Ксандре. Ну не могла она так опрометчиво поступить. Девица слишком хитра, слишком умна и расчётлива. А значит, тут два варианта. Первый: либо она, по какой-то ведомой только ей причине, прикрывает задницу Майкла. Второй: ведёт какую-то собственную игру. Как первый, так и второй, оба варианта имеют место быть.

Только она не учла один «незначительный» факт: излишняя самоуверенность может обратиться против неё самой же. Она уже допустила ошибку, когда положилась на болванчиков. А сейчас у неё будет прекрасная возможность хорошенько подумать, прежде чем совершать ещё одну.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru