Современный русский язык. Практическое пособие

Анна Янсюкевич
Современный русский язык. Практическое пособие

1.15. Русские слова в других языках

Немало русских слов ассимилировалось северными народами – исландским, норвежским, шведским, финским.

Начиная с XVI в. активно осваиваются русские слова западноевропейскими народами.

В словарный состав входят слова из самых разных сфер и понятий русской жизни: воевода, указ, царь (царевич, царевна, царица); дума, земство; аршин, копейка, пуд, рубль; верста, кнут, полынья, самовар; балалайка, баян, водка, дрожжи, калач, квас, крупа, щи, белуга, борзая, стерлядь, суслик, чижик.

В английский язык вошло много устойчивых словосочетаний: дворец бракосочетаний, пятилетний план, дом отдыха, Советский Союз.

Во французский вошли также: боярин, казак, кулак, партизан, изба, бричка, степь, тайга, блины, закуска, колеса; бабушка, девочка, матрешка.

Нашла отражение «космическая» терминология: космонавт, космодром, орбитальный.

Слова из русского языка нашли широкое отражение в лексике болгарского, венгерского, польского, словацкого, чешского, румынского языков.

В древнеболгарских памятниках встречаются такие слова, как будить, гоготать, держи, лошадь, первенец, рот, руки.

В начале ХХ в. началось движение за овладение русским языком в Чехии и частично в Словакии. Среди заимствований выделяются следующие:

1) наименование общественно-политической, исторической и культурной жизни – барин, боярин, власть, дума, государство, столица, чиновник, летопись, слог, словарь;

2) наименование кушаний, реалий быта – блины, икра, квас, копейка, самовар;

3) название явлений природы, абстрактных понятий, действий – воздух, высота, русло, защита, угроза, пространство.

Русские слова с давних пор проникали и в венгерский язык (коммунизм, социализм, партийная жизнь, тракторист, норма).

Немало русских слов в польском языке (коллективизация, колхоз, комсомол).

В язык американцев вошли слова: спутник, советское чудо, гигант космоса, лунник, стыковка.

С давних пор проникали русские слова в японский язык: самовар, закуска, сивуч, степь, тундра; актив, ленинизм, колхоз, совхоз, товарищ.

Итак, проникновение русских слов в другие языки и освоение русским языком иноязычных слов – процесс вполне закономерный, способствующий взаимообогащению языковых систем.

1.16. Социально-функциональная характеристика лексики русского языка

В философии язык определяется как система знаков, служащих средством человеческого общения, мышления и выражения. С помощью языка осуществляется познание мира, в языке объективируется самосознание личности. Язык является специфически социальным средством хранения и передачи информации, а также управления человеческим поведением.

Формирование и развитие категориальной структуры языка отражают формирование и развитие категориальной структуры человеческого мышления.

Как факт духовной культуры человечества язык в своем функционировании и развитии обусловлен всей совокупностью процессов духовного и материального производства, общественных отношений людей. Вместе с тем язык характеризуется относительной самостоятельностью, выражающейся в наличии специфических внутренних закономерностей его функционирования и развития.

Благодаря языку осуществляется специфически человеческая форма передачи социального опыта, культурных норм и традиций, через язык реализуется преемственность различных поколений и исторических эпох.

Язык участвует в осуществлении практически всех высших психических функций, будучи наиболее тесно связан с мышлением. Связь эта нередко трактуется как параллелизм речевых и мыслительных процессов (соответственно, устанавливается взаимоотношение единиц языка и мышления – чаще всего слова и понятия, предложения и суждения), что связано с упрощенным толкованием языкового значения как непосредственного отражения объекта в языке. Значение же есть система констант речевой деятельности, обеспечивающих относительное постоянство отнесения ее структуры к тому или иному классу; тем самым значение, поскольку оно полностью усвоено носителем языка, становится постоянным «заместителем» всех тех видов деятельности, которые оно передает человеку. Язык участвует в процессе предметного восприятия, является основой памяти, в ее специфически человечески опосредованной форме выступает как орудие идентификации эмоций и в этом плане выражает эмоциональное поведение человека. Можно сказать, что наряду с общественным характером труда язык определяет специфику сознания и человеческой психики вообще.

Звуковой язык, как и пластика человеческого тела, является «естественной» системой знаков – в отличие от искусственных языков, специально создаваемых в науке (например, логике и математике), искусстве и т.п. Специфической особенностью человеческого языка является наличие в нем высказываний о самом языке, обеспечивающее способность к самоописанию и описанию других знаковых систем. Другая особенность языка – его членораздельность, внутреннее расчленение высказываний на единицы различных уровней (словосочетания, слова, морфемы, фонемы – в структурной лингвистике принято вычленять на материале индоевропейских языков фонологические, морфологические, лексические и синтаксические уровни). Это связано с аналитизмом языка – дискретностью смысла его единиц и способностью их к комбинированию в речи по известным правилам.

Аналитизм языка позволяет ему строить тексты – сложные знаки, обладающие развитой системой модальности, временной мерой (разделением прошлого, настоящего и будущего) и выражением лица. Все эти особенности обусловливают универсальность языка по сравнению с другими знаковыми системами, позволяют языку описывать мир как целое, называть предметы мира, описывать поведение людей и давать личные имена людям и коллективам, определяя тем самым строение коллективов людей. Многообразные аспекты языка составляют предмет изучения различных наук: лингвистики, логики, психологии (психолингвистика), антропологии (этнолингвистика), истории культуры, литературоведения, социологии (социолингвистика и лингвистическая социология), семиотики, теории массовой коммуникации.

Язык, как было уже отмечено, является важнейшим коммуникативным средством человека. Кроме естественного звукового языка, к средствам коммуникации относится и система знаков, жестов и др.

Однако главным в иерархии человеческих коммуникативных средств принято считать естественный звуковой язык. Именно эта система знаков в полной мере удовлетворяет требованиям актуализации общения: адекватному выражению мысли, ее направленной передаче с наименьшими потерями смысла в наибольшем числе коммуникативных ситуаций, возможности образовывать новые знаки и связывать их с возникающими вновь значениями (информацией).

Таким образом, язык является важнейшим средством обмена информацией.

1.17. Общеупотребительная лексика

Лексика (от греч. «словесный», «словарный») выступает в следующих ипостасях:

1) словарный состав языка;

2) совокупность слов, связанных со сферой их использования. В этой связи различают лексику устной речи, книжно-письменной речи, общественно-публицистическую, научную, производственно-техническую, официально-деловую, диалектную, профессиональную, общеупотребительную, терминологическую, арготическую (жаргонную), экзотическую, активную и пассивную, устаревшую;

3) один из стилистических пластов в словарном запасе. Различают нейтральную, эмоциональную, экспрессивную, возвышенную, просторечную, вульгарную и фамильярную лексику;

4) совокупность слов, связанных с их происхождением. Здесь выделяют исконно русскую, восточнославянскую, заимствованную и интернациональную лексику;

5) совокупность слов, характерных для какого-либо литературного направления (например, классицизма, модерна), словарный состав отдельного художественного произведения, словарь языка того или иного писателя.

Остановимся на понятии общеупотребительной лексики. Общеупотребительную, или межстилевую, лексику можно определить как слова, используемые независимо от стиля речи, не имеющие стилистических синонимов. К ним относится значительная часть имен существительных (вода, железо, зима, книга, молния, пчела, река, стол, улица, часы), прилагательных (белый, далекий, домашний, левый, норвежский, осенний, письменный, ранний, соленый, широкий), глаголов (делать, завтракать, кашлять, лить, мыть, продолжать, ранить, спрягать, читать, шить), все числительные, почти все местоимения (исключение составляют устарелые сей, оный и др.), большая часть наречий, предлогов и союзов (кроме книжных и разговорных).

К общеупотребительной лексике, по-видимому, можно отнести слова, составляющие общеславянскую лексику, слова, унаследованные древнерусским языком из языка-основы, существовавшего до V–VI вв. на территории, заселенной в доисторические времена славянскими народами. Общеславянские слова образуют значительный слой в исконно русской лексике, они являются принадлежностью также других славянских народов и языков. К общеславянской лексике относятся названия родственных отношений (мать, сестра, брат, сын, дед), трудовых процессов и орудий труда (ткать, мотыга), жилища и его частей (дом, пол), продуктов питания (квас, мед, сало), деревьев (береза, дуб, липа, сосна и др.). Лексическая база языка, основной словарный фонд составляют наиболее устойчивый пласт его лексики, к которому относятся в первую очередь первообразные, наиболее важные и необходимые слова, прочно вошедшие в жизнь народа, и общеупотребительные наименования предметов, явлений, процессов, связанных с реальной действительностью. К ним относятся названия предметов и явлений природы, характеризующихся своей устойчивостью: вода, земля, солнце, луна, поле, лес, гора, ветер, дождь, снег, гром, молния, гроза и др.; названия, связанные с животным миром: человек, конь, корова, бык, овца, свинья, кукушка, волк, лиса, заяц, медведь; петух, курица, гусь, ворона, воробей; лещ, судак, щука; оса, пчела, жук и др.; названия частей тела: голова, рука, нога, плечо, глаза, уши и др.; названия предметов растительного мира: дуб, сосна, ель, береза и др.; общенародные термины родства, о которых мы говорили выше; названия предметов питания; термины, связанные с ремеслом: кузнец, пастух, пахарь, ткач и т.п.; названия, связанные с поселением: народ, село, и т.п.; названия состояний и действий: ходить, спать, сидеть, говорить, думать, строить и др.; названия качеств, свойств, признаков: большой, высокий, широкий, умный и др.; местоимения, числительные, первообразные предложения.

 

Основной словарный фонд, как и общеупотребительная лексика, характеризуется значительной устойчивостью, но с течением времени вместе с развитием общества претерпевает некоторые изменения: часть слов выпадает из него, еще большее количество слов его пополняет. Наиболее устойчивыми являются названия предметов и явлений природы, представителей животного и растительного мира. Более изменчиво в основном словарном фонде то, что связано с производством, бытом, семейными отношениями (можно сравнить судьбу таких слов, как соха, весь (деревня), деверь, золовка и т.п.).

Обогащение основного словарного фонда происходит благодаря появлению слов-наименований новых реалий, новых форм производства, новых общественных отношений. Значительную роль при этом играет словопроизводство на базе слов родного языка, а также иноязычные заимствования.

Основной словарный фонд русского языка, сложившийся в отдаленном прошлом, составляют исконно русские слова, к которым впоследствии стали примешиваться слова иного происхождения, что было естественным следствием экономических, политических, культурных взаимоотношений русского народа с другими народами.

1.18. Диалектная лексика (ограниченная территорией)

Лексические диалектизмы – это слова народных говоров. Диалектизмы территориально ограничены в распространении и употреблении: байка (сказка), баской (красивый), ведро (хорошая погода). Выделяются три группы диалектизмов: собственно лексические, лексико-семантические и этнографические.

Собственно лексические диалектизмы – это диалектные слова, называющие общеизвестные предметы, явления, действия. Они имеют синонимические соответствия в литературном языке: балахта (новг.) – лягушка; гутарить (южн.) – говорить.

Лексико-семантические диалектизмы – это слова, совпадающие по звуковому облику с литературными словами, но имеющие особое значение в говорах. Они омонимичны словам литературного языка: верх (яр., влад.) – сливки и верх (лит.) – верхняя часть чего-то.

Этнографические диалектизмы – это слова, называющие предметы и явления, распространенные в определенной местности (названия обрядов, одежды, растений, встречающихся только в определенной местности): базлук (волж.) – приспособление для обуви для ходьбы по льду; баргузин (сиб.) – северо-восточный ветер на Байкале.

Использование диалектизмов за пределами той территории, где их употребление исторически и функционально оправдано, ограничено. В художественной литературе они используются для того, чтобы передать особенности местного колорита (в авторской речи) или как средство речевой характеристики персонажа: «Прокофий обстроился скоро: плотники срубили курень, сам приготовил базы для скотины и к осени увел на новое хозяйство сгорбленную иноземку-жену (Ш.). Диалектизмы встречаются в произведениях многих русских писателей: И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, В.А. Солоухина, Ф. А. Абрамова, В.П. Астафьева, А.Т. Твардовского, Л.Н. Толстого, П.П. Бажова. При этом М. Горький говорил о диалектизмах так: „У нас в каждой губернии и даже во многих уездах есть свои „говора“, свои слова, но литератор должен писать по-русски, а не по-вятски, не по-балахонски“.

1.19. Специальная лексика (профессиональная и терминологическая)

В русском языке наряду с лексикой общеупотребительной существуют слова и выражения, используемые группой лиц, объединенных по роду своей деятельности, т.е. по профессии. Это профессионализмы.

Профессионализмы характеризуются большой дифференциацией в обозначении орудий и средств производства, в названии конкретных предметов, действий, лиц. Они распространены преимущественно в разговорной речи людей той или иной профессии, являясь своего рода неофициальными синонимами специальных наименований. Нередко их отражают словари, но с обязательной пометой «профессиональное». В газетно-журнальных текстах, а также в художественных произведениях они выполняют, как правило, номинативную функцию, а также служат изобразительно-выразительными средствами.

Так, в профессиональной речи актеров используется сложносокращенное наименование главреж; в разговорной речи строителей и ремонтников употребляется профессиональное наименование капитального ремонта – капиталка.

По способу образования можно выделить:

1) собственно лексические профессионализмы, которые возникают как новые, особые наименования. Например, таким путем возникло в речи профессиональных рыболовов слово шкерщик от глагола шкерить – потрошить рыбу; в речи плотников и столяров название различных видов рубанка: калевка, зензубель, шпунтубель;

2) лексико-семантические профессионализмы, возникшие в процессе развития нового значения слова и его переосмысления. Так возникли, например, профессиональные значения слов в речи полиграфистов: елочки или лапки – разновидности кавычек; темка – «общий заголовок для нескольких публикаций; в речи охотников различаются профессиональные наименования хвостов животных: у оленя – куйрук, у волка – полено, у лисы – труба;

3) лексико-словообразовательные профессионализмы, к которым относятся слова типа запаска – запасной механизм, главбух – главный бухгалтер, в которых используются или суффиксы, или способ сложения слов.

Широкого распространения в литературном языке профессионализмы обычно не получают, т.е. сфера их употребления остается ограниченной.

К лексике терминологической относятся слова или словосочетания, используемые для логически точного определения специальных понятий или предметов какой-нибудь области науки, техники, сельского хозяйства, искусства.

В отличие от общеупотребительных слов, которые могут быть многозначны, термины в пределах определенной науки, как правило, однозначны. Им присуща четко ограниченная, мотивированная специализация значения.

Развитие науки и техники, возникновение новых отраслей науки всегда сопровождается обильным появлением новых терминов. Поэтому терминология – одна из самых подвижных, быстро растущих и быстро развивающихся частей общенародной лексики (ср.: только одни наименования новых наук и отраслей производства: автоматика, аллергология, аэрономия, биокибернетика, бионика, гидропоника и др.).

Способы образования терминов различны. Например, наблюдается терминологизация существующих в языке слов, т.е. научное переосмысление общеизвестного лексического значения. Этот процесс идет двумя путями:

1) путем отказа от общепринятого логического значения и придания слову строгого, точного наименования. Например, сигнал в теории информации – изменяющаяся физическая величина, отображающая сообщения;

2) путем полного или частичного использования тех признаков, которые служат основой лексического значения слова в общенародном употреблении, т.е. наименование по сходству, смежности, например: дырка – дефектный электрон (в ядерной физике); шейка – (промежуточная часть вала машины). Заметим, что присущие словам с уменьшительными суффиксами экспрессивно-эмоциональные значения при терминологизации, как правило, исчезают. Сравните: хвостик (у инструментов, приспособлений), лапка (часть станины машин, деталь приборов).

Для образования терминов широко используется словосложение: атомоход, кривошип; способ аффиксации: облицовка, плавка; присоединение иноязычных элементов: авиа-, авто-, био-. Широко применяется способ терминологизации словосочетаний: элементарные частицы, космические лучи.

Большую роль в терминологических системах играют иноязычные заимствования. С давних пор известно немало голландских, английских мореходных терминов; итальянских и французских музыкальных, искусствоведческих, литературоведческих терминов; латинские и греческие термины имеются во всех науках. Многие из этих терминов международные.

Распространение научно-технической терминологии, ее проникновение в разные сферы жизни приводит к тому, что в языке наряду с процессом терминологизации общеупотребительных слов наблюдается и обратный процесс – освоение литературным языком терминов, т.е. их детерминологизация. Например, частое употребление философских, искусствоведческих, литературоведческих, физических, химических, медицинских, производственных терминов сделало их словами общеупотребительными: аргумент, амплитуда, контакт, мотор, накал. Часто, оказываясь в контексте с общеупотребительными словами, термины метафоризируются и теряют свое специальное назначение, например: анатомия любви, география подвига.

Детерминологизированные слова широко используются в разных стилях речи: разговорном, книжном (в публицистике, художественных произведениях).

1.20. Жаргонная лексика и арготизмы (ограниченная социально)

От лексики диалектной и профессиональной отличаются особые слова, которыми отдельные социальные группы людей по условиям своего общественного положения, специфики окружающей обстановки обозначают предметы или явления, уже имевшие в литературном языке названия. Такая лексика называется жаргонной. Для обозначения лексики социально ограниченного употребления, кроме термина «жаргон», используют термины «арго» в значении «диалект определенной социальной группы, создаваемый с целью языкового обособления» (первоначально обозначал воровской язык) и «сленг», употребляемый чаще в сочетании «молодежный сленг».

Особенно много жаргонизмов возникло до революции в речи господствующих классов, что объясняется попыткой искусственно создать особую разновидность языка путем привнесения специфических элементов и тем самым несколько отделить людей своего круга от остальных носителей национального русского языка.

Так возникли, например, салонный русско-французский жаргон дворян, торгово-купеческий язык ярмарок: променад – в значении «прогулка», магарыч – в значении «угощение по поводу выгодно заключенной сделки».

Иногда жаргонная лексика появлялась в учебных заведениях дореволюционной России, например в бурсацком жаргоне стибрил, свистнул – в значении «украл»; засыпался – в значении «не выдержал экзамена».

В современном русском языке имеются слова «жаргонно окрашенной» лексики, которые связаны или с фактами профессиональной речи, или являются характерным признаком возрастной общности поколения, преимущественно молодого. Например: облом – неудача, кайф – удовольствие. Чрезмерное использование подобной лексики засоряет язык. В языке художественной литературы элементы жаргонно (арготически) окрашенной лексики могут использоваться для достижения определенного эффекта.

В 90-е гг. XX в. наметилось очевидное сочетание просторечия и жаргонов в газетно-публицистических текстах, что свидетельствует о вульгаризации литературного языка. Особенно активизировались в этом процессе взаимодействия низовая городская культура (люмпенизированные слои общества), молодежная контркультура и уголовная субкультура. В результате профессиональные языки, молодежный сленг и уголовное арго стали распространителями жаргонных слов в литературном языке (например, совки, тусовка, беспредел).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru