Современный русский язык. Практическое пособие

Анна Янсюкевич
Современный русский язык. Практическое пособие

1.9. Развитие значений слова

Семантические изменения, происходящие в слове, играют существенную роль в развитии всей лексической системы языка. Они обусловлены прежде всего развитием новых значений слова в процессе переноса названия с одного предмета на другой по их сходству или по наличию устойчивых связей между ними (т.е. по смежности). Перенос наименований по сходству внешних признаков, места расположения, формы предметов, вкуса, а также выполняемых функций происходит в результате возникновения сходных образных ассоциаций между предметом, уже имеющим наименование, и новым, который нужно назвать. Именно т.о. возникли, например, переносные значения слов дно (морское дно – глазное дно), сходство места расположения, яблоко (спелое яблоко – глазное яблоко), сходство формы и т.д. Перенос подобного типа называется метафорическим (от греч. metaphora – «перенос»). Метафорическое значение не только служит средством оценки, но и выполняет номинативную функцию, определяя и называя новое понятие старым, знакомым словом, вовлекая новые явления жизни в уже известный, достаточно устоявшийся круг понятий. Иногда наблюдается метафорический перенос наименований, закрепленных за предметами неживой природы, на качества, действия, свойственные живым существам: золотой браслет – золотой человек; теплая комната – теплый взгляд; кипит вода – кипит толпа.

Важную роль в развитии и организации современной лексической системы играют переносы наименований по смежности. В этом случае вторичные значения опираются на ассоциативные связи, возникающие при наименовании одним словом материала и предмета, изготовленного из этого материала; действия и результата, получаемого от этого действия. Подобные виды переносов по смежности называются метонимическими (от греч. metonymia – «переименование»).

К разновидности метонимии относятся также переносы, возникающие при назывании всего предмета по его части, и наоборот. Например, слово борода имеет основное прямое значение «волосы на нижней части лица, на щеках и подбородке». Однако им нередко называют человека, имеющего бороду. Метонимические переносы подобного типа некоторые исследователи называют синекдохой (от греч. synekdochз – «соподразумевание») и нередко отделяют их от собственно метонимических как самостоятельный тип переноса названий. Развернутая синекдоха – повесть Н.В. Гоголя «Нос».

Метонимическими являются и такие значения, которые возникают в результате использования имени собственного для называния конкретных понятий, предметов.

Например, Рентген – немецкий исследователь, открывший особые лучи, и рентген:

1) «просвечивание рентгеновскими лучами»;

2) «единица дозы гамма-излучений».

Подобное расширение значения способствует появлению вторичных метонимических номинаций. На использовании переносных значений слов строятся т.н. тропы (от греч. tropos – «поворот»; «оборот, образ»). Кроме метафор, метонимий, синекдох, к ним относятся:

1) симфора (от греч. simphora – «соотнесение, совмещение»), в которой опускается посредствующее звено и дается общий характерный для предмета, явления, действия признак: этот дождь зарядил надолго;

2) гипербола (от греч. hyperbole – «преувеличение»): Раздирает рот зевота шире Мексиканского залива (В. М.);

3) литота (от греч. litуtes – «малость, умеренность»): мальчик-с-пальчик;

4) эпитет: кованый стих у В. Брюсова;

5) ирония: В тесном смысле метафорична та ирония, в которой представление берется из круга мыслей, не имеющего видимой связи с обозначаемым (Потебня);

6) перифраз (от греч. peri – «вокруг», phraso – «говорю»): хозяин тайги – медведь.

Отмеченные типы переноса наименований характеризуются относительной регулярностью возникновения, обычностью (иначе они называются узуальными, от лат. usus – «обычный») и находят отражение в словарях.

Рассмотренные основные способы развития значений слов в общей лексической системе языка не исключают возможности отдельных индивидуальных, контекстуально обусловленных употреблений переноса названий как по метафорической, так и по метонимической модели.

Такие переносы не зафиксированы в словарных толкованиях значений слов.

Их возникновение обусловлено разными причинами, основные из которых – нерегулярность их образования и контекстно-стилистическая зависимость.

К таким значениям относят несколько случаев:

1) употребление единственного числа вместо множественного:

И слышно было до рассвета, как ликовал француз (М.Ю. Лермонтов);

2) использование наименований одежды для обозначения ее владельца: Прошли гуськом последние посетители дворца-музея – полушубки, чуйки, ватные куртки (А.Н. Толстой);

3) называние совокупности людей словом, которым обозначается место, где эти люди живут, работают, отдыхают: Группа 204 приняла участие в коммунистическом субботнике;

4) использование существительных, имеющих количественно-временные значения, в функции собственно временной: Всю дорогу она злобно сжимала кулаки под платком (Тендрянов);

5) употребление сокращений (эллипсисов, от греч. еllipsis – «опущение, пропуск») метонимического характера, опирающихся на общеизвестную модель: Прочитал всего Лермонтова (т.е. все сочинения М.Ю. Лермонтова).

Во всех указанных выше случаях употребление слов в том или ином переносном значении не стало фактом словарной системы языка, не зафиксировано словарями. Иногда оно отличается явной авторской индивидуализацией; такие слова или их значения называются окказиональными (от лат. оccasionalis – «случайный»).

Природа лексического значения, пути его возникновения, разнообразные способы семантического обновления слова благоприятствуют развитию всей лексической системы языка, являются важнейшим условием его функционирования. Вместе с тем способность слова иметь не одно, а несколько значений узуального характера, а также возможность появления окказиональных значений создают немало затруднений. Они нередки в практике перевода.

Многозначные слова могут функционировать в одном и том же тексте без особого стилистического задания. Нередко разные значения слов при их функционировании в речи становятся средством т.н. актуализации (от лат. аctualis – «деятельный»), т.е. такого намеренного использования потенциальных возможностей языка, которое воспринимается как необычное и поэтому привлекает к себе внимание. Многозначность – свойство именно одного слова иметь несколько значений, ассоциативно связанных между собой и образующих сложное семантическое единство, элементы которого по тем или иным признакам оказываются близкими друг другу.

Если же значения слов, совпадающих в звучании и написании (в плане выражения), утрачивают близость смыслового образа, то возникают самостоятельные слова, т.е. слова-омонимы.

1.10. Формирование лексики русского языка

По сходству слов, корней, аффиксов, ряду фонетических, грамматических и других особенностей, а также по сходству происхождения и развития русский язык входит в славянскую языковую семью, которая распадается на три группы:

1) восточнославянскую;

2) западнославянскую;

3) южнославянскую.

Современные славянские языки уходят корнями в далекое прошлое, когда их объединяла большая общность.

Примерно до XVII в. до н. э. существовал т.н. общеславянский, или праславянский, язык, свойственный относительно единой ранней славянской этнической общности. Он в свою очередь восходит к еще более раннему по времени возникновения и функционирования – единому индоевропейскому праязыку, давшему начало современной индоевропейской языковой семье с ее многочисленными группами и подгруппами, в состав которой входит и славянская группа языков.

Лексическая система формировалась на протяжении тысячелетий и до сих пор находится в движении. Кроме слов, которые появились в русском языке сравнительно недавно и появляются в настоящее время, в нем есть немало таких, история которых восходит к далекому прошлому славянских племен. Эти древние слова и корни входят составной частью в современный словарь как группы исконной лексики русского языка.

В соответствии с установленной хронологией выделяют следующие генетические группы слов исконной лексики русского языка:

1) индоевропейские;

2) общеславянские;

3) восточнославянские (или древнерусские);

4) собственно русские.

Наряду с исконной лексикой в русском языке выделяют группы слов, в разное время заимствованных из других языков.

Итак, лексикология называет два основных пути развития словарного состава:

1) существование и постоянное пополнение слов исконных;

2) заимствование слов из других языков.

1.11. Исконно русская лексика

Слова исконной лексики генетически неоднородны, среди них выделяются индоевропейские, общеславянские, восточнославянские и собственно русские. Индоевропейскими называются слова, которые после распада индоевропейской этнической общности в конце эпохи неолита были унаследованы древними языками этой языковой семьи, в т.ч. и общеславянским языком[4].

Так, для многих индоевропейских языков будут общими некоторые термины родства: мать, брат, дочь; названия животных, растений, продуктов питания: овца, бык, волк; верба, мясо, кость; действий: брать, везти, велеть, видеть; качеств: босой, ветхий. Следует заметить, что и в период т.н. индоевропейской языковой общности существовали различия между диалектами разных племен, которые в связи с их последующим расселением, удалением друг от друга все увеличивались. Но явное наличие сходных лексических пластов самой основы позволяет условно говорить о некогда единой основе – праязыке.

 

Общеславянскими (или праславянскими) называются слова, унаследованные древнерусским языком из языка славянских племен, занимавших к началу нашей эры обширную территорию между средним течением Днепра, верховьями Западного Буга и Вислы. В качестве единого средства общения он, как уже было отмечено, использовался приблизительно до VI–VII вв., т.е. до того времени, когда в связи с расселением славян (оно началось раньше, но наибольшей интенсивности достигло к VI–VII вв.) распалась и относительная языковая общность. Логично предположить, что и в этот период также существовали территориально обособленные диалектные различия, которые в дальнейшем и послужили основой для формирования отдельных групп славянских языков: южнославянской, западнославянской и восточнославянской. Но в языках этих групп выделяются слова, появившиеся в общеславянский период развития языковых систем. Такими в русской лексике являются, например, наименования, связанные с растительным миром: дуб, липа, ель, сосна, клен, ясень, рябина, лес, бор, дерево, лист, ветвь; культурными растениями: горох, мак, овес, просо, пшеница, ячмень; трудовыми процессами и орудиями: ткать, ковать, мотыга, челнок; жилищем и его частями: дом, сени, пол, кров; с домашними и лесными птицами: петух, соловей, скворец, воробей, ворона; продуктами питания: квас, кисель, сыр, сало; названиями действий, временных понятий, качеств: бормотать, бродить, делить, знать; весна, вечер, зима; бледный, ближний, буйный, веселый, злой, ласковый, немой.

Общеславянские слова, вошедшие в исконную лексику русского языка, составляют сравнительно небольшую часть современного словаря, но, как указывает Н.М. Шанский, они «являются в нашей речи наиболее употребительными, частыми и ходовыми и в повседневном общении составляют не менее 1/4 всех слов. Именно эти слова являются ядром нашего современного словаря, важнейшей и существеннейшей его частью»[5].

Восточнославянскими, или древнерусскими, называются слова, которые начиная с VI–VII вв. возникали уже только в языке восточных славян, объединившихся к IX в. в большое феодальное древнерусское государство – Киевскую Русь. Среди слов, известных только в восточнославянских языках, могут быть выделены названия различных свойств, качеств, действий: белокурый, беззаветный, бойкий, бурый, дешевый, дремучий, зоркий, коричневый, знобить, извинить, ерзать, кипятить, колыхать; термины родства: дядя, падчерица, племянник; бытовые названия: багор, бечевка, веревка, лукошко, самовар; названия птиц, животных: белка, гадюка, галка, зяблик, кошка, коршун, снегирь, куница; единицы счета: сорок, девяносто; слова с временным значением: сегодня, после, теперь.

Собственно русскими называются все слова (за исключением заимствованных), которые появились в языке уже после того, как он стал самостоятельным языком русской народности (с XIV в.), а затем языком русской нации (русский национальный язык формировался в течение XVII–XVIII вв.). Заметим, что к периоду XIV–XVI вв. относится формирование также двух других восточнославянских языков – украинского и белорусского. Собственно русскими являются многие разнообразные наименования действий: ворковать, влиять, исследовать, корчевать, маячить, размозжить, разрядить, распекать; предметов быта: вилка, волчок, обложка, обои; продуктов питания: варенье, голубцы, кулебяка, лепешка; явлений природы, растений, плодов, животных, птиц, рыб: вьюга, гололед, ненастье, выхухоль, грач, голавль; названия признака предмета и приз нака действия, состояния: выпуклый, досужий, дряблый, дотла, кстати, мельком, наяву; наименования лиц по роду занятий: возчик, гонщик, каменщик, летчик; названия отвлеченных понятий: итог, обман, опрятность, осторожность и многие другие слова с суффиксами -ость-, -ств(о)– и т.д.

Исконная лексика, составляя основу русского языка, является в то же время богатейшим источником словообразования. Н.М. Шанский считает, что к исконной лексике относится до 90% всего словарного состава русского языка.

Исконная лексика составляет основу всех функционально стилевых разновидностей языка, и в этом смысле она является одним из т.н. стилеобразующих факторов, т.е. выполняет смыслоразделительную функцию.

1.12. Заимствованная лексика

В разные исторические периоды в исконный русский язык проникали слова из других языков. Это было обусловлено тем, что русский народ вступал в экономические, культурные, политические связи с другими народами, отражая военные нападения, заключая военные союзы.

Но в целом, по мнению исследователей, языковые заимствования в русской лексике составляют небольшой процент. Могут быть выделены 2 типа заимствований:

1) из славянских языков;

2) из неславянских языков.

К первому типу относятся заимствования из старославянского языка, а также из других славянских языков (значительно более редкие). Ко второму типу принадлежат заимствования из греческого, латыни, а также тюркские, иранские, скандинавские, западноевропейские (романские и германские) и пр. Многие слова проделали долгий путь через несколько языков, прежде чем попасть в русский. Например, многие названия предметов современного быта были заимствованы из польского языка, куда пришли из Западной Европы.

По времени появления в русском языке заимствования также неоднородны. Одни из них являются ранними: они осуществлялись или в период общеславянского языкового единства, или восточнославянского, т.е. древнерусского языка, другие – более поздними (они пополняли уже собственно русскую лексику).

1.13. Заимствования из славянских языков

Одними из самых ранних, сыгравших значительную роль в последующем становлении и развитии русского литературного языка, были заимствования из старославянского языка, т.е. старославянизмы. Старославянским называют один из славянских языков, который начиная с XI в. использовался в качестве литературного письменного языка для перевода греческих богослужебных книг и внедрения христианской религии в славянских странах (в Моравии, Болгарии, Сербии, Древней Руси).

Старославянский язык, применявшийся с самого начала в качестве языка церкви, называют еще церковнославянским (или древнеболгарским). Из старославянского языка в русский пришли, например, церковные термины: священник, крест, жезл, жертва; многие слова, обозначающие абстрактные понятия: власть, благодать, согласие, вселенная, бессилие, блуждание, бедствие, добродетель. Старославянизмы, заимствованные русским языком, не все одинаковы: одни из них являются старославянскими вариантами слов, существовавших еще в общеславянском языке (глад, враг); другие являются собственно старославянскими (ланиты, уста, перси, агнец). Выделяются т.н. семантические старославянизмы, т.е. слова по времени появления общеславянские, но получившие особое значение именно в старославянском языке и с этим значением вошедшие в состав русской лексики (грех, Господь).

Старославянизмы имеют звуковые (фонетические), морфологические и семантические признаки.

К основным звуковым признакам относятся:

1) неполногласие, т.е. наличие сочетаний -ра-, -ла-, -ре-, -ле– на месте русских -оро-, -оло-, -ере-, -еле-, -ело– после шипящих в пределах одной морфемы: врата, злато, чреда, плен (ср. русские ворота, золото, череда, полон);

2) сочетания ра-, ла– в начале слов на месте русских ро-, ло-: равный, ладья (ср.: ровно, лодка);

3) в известных условиях сочетание -жд на месте русского ж: хождение (хожу), Рождество (Рожество);

4) согласный щ на месте русского ч (из общеславянского t): освещение (свеча);

5) звук е под ударение перед твердыми согласными на месте русского е(о): перст (наперсток);

6) звук е в начале слова на месте русского о: есень (осень), езеро (озеро), единица (один).

Морфологическими признаками являются старославянские словообразовательные элементы:

1) некоторые приставки на : воз– (воздать, возвратить), из– (со значением «направление откуда-то изнутри»: изгнать, излить, извергнуть), низ– (низвергнуть, ниспадать), чрез– (чрезмерный), пре– (презреть), пред– (преднамеренный);

2) суффиксы -стви(е) (бедствие), -ч(ий) (ловчий), -знь (казнь, жизнь), -тв(а) (битва), -ущ, -ющ-, -ащ-, -ящ– (сведущий, тающий, лежащий, говорящий);

3) характерные для старославянского языка первые части сложных слов: благо-, бого-, добро-, зло– (благодать, богобоязненный, злонравие, единообразие).

Старославянские слова обладают и некоторыми семантико-стилистическими признаками. Например, по сравнению со сходными исконными словами русского языка многие старославянизмы, функционально предназначавшиеся для нужд церкви, сохранили свое отвлеченное значение, т.е. до сих пор остаются в сфере слов книжных, обладая стилистическим оттенком торжественности, приподнятости: брег – берег, влачить – волочить, длани – ладони, врата – ворота.

В русском языке есть заимствования из других близкородственных славянских языков. Так, отдельные заимствования из польского языка датируются XVII–XVIII вв. Часть из них в свою очередь восходит к немецкому, французскому и другим языкам. Но немало и собственно польских слов (полонизмов). Среди них есть такие, которые являются названиями жилья, предметов быта, одежды, средств передвижения: квартира, скарб, дратва (нитки), байка (ткань), бекеша, замша, кофта, карета, козлы; названиями чинов, родов войск: полковник; вахмистр (устар.), рекрут, гусар; обозначениями действия: малевать, рисовать, тасовать, клянчить; названиями животных, растений, пищевых продуктов: кролик, петрушка, каштан, барвинок.

Из украинского языка пришли слова борщ, брынза, бублик, гопак, детвора.

Все родственные славянские заимствования были близки русскому языку, его системе, быстро ассимилировались и лишь этимологически могут быть названы заимствованиями.

1.14. Заимствования из неславянских языков

1. Заимствования из греческого языка начали проникать в исконную лексику еще в период общеславянского единства. К ранним заимствованиям историческая лексикология относит такие бытовые слова, как блюдо, кровать, хлеб. Более заметный след оставили грецизмы, пришедшие в древнерусский язык после успешного завершения Балканских войн VI в. и в связи с активным участием Византии в христианизации славянских государств. К ним относятся слова из области религии: анафема, ангел, архиепископ, демон, икона, монах, философия, фонарь, тетрадь.

Более поздние заимствования относятся главным образом к области искусства и науки: аналогия, анапест, идея, комедия, логика, мантия, стих. Большая часть греческих слов вошла в международный языковой фонд научной лексики: антонимы, алфавит, диалект, диахрония, идиома, лексикология, орфография.

2. Заимствования из латинского языка также сыграли значительную роль в обогащении русского языка, особенно в сфере научно-технической, общественной и политической терминологии. Больше всего латинских слов пришло в русский язык в период XVI–XVIII вв., особенно через польский и украинский языки: аудитория, декан, диктант, директор, канцелярия, школа, экзамен.

Латинские слова активно используются в международной терминологии, например в языкознании: акцент, бинарный, валентность, дефис, интонация, коммуникация, пунктуация, субъект.

3. Слова из тюркских языков. К VIII–XII вв. относятся такие древнерусские заимствования из тюркских языков, как атаман, басурман, барабан, башмак, бешмет, вьюк, казна, курган, орда, товарищ, чулок, шалаш.

Среди тюркских заимствований больше всего слов из татарского языка, что объясняется историческими условиями.

4. Скандинавских заимствований (шведских, норвежских) немного, и относятся они к периоду восточнославянского единства (Сайда, сельдь; крюк, кнут, пуд, якорь; собственные имена: Игорь, Олег, Рюрик.

 

5. В группе западноевропейских заимствований немало слов из германских (немецкого, английского, голландского) и романских (французского, итальянского, испанского) языков.

Немецкие заимствования относятся к древнему периоду, например готские: броня (панцирь), бук, верблюд (первонач. вельбудь – вельблюдь – верблюд), клеймо, князь, котел. Большая часть слов появилась в русском языке в XVII–XVIII вв. в связи с реформами Петра I (ефрейтор, командир, лагерь, лафет, штаб, пакет, контора, прейскурант, галстук, гамаши, графин, шляпа; картофель, лук, порей, пудель, редька, кварц, никель).

Голландские слова появились в русском языке преимущественно во времена Петра I в связи с развитием мореходства (балласт, буер, ватерпас, верфь, вымпел, гавань, галс, койка, лоцман, матрос, флот, флаг, шлюпка, штопать).

Из английского языка были заимствованы термины: баржа, бот, бриг, мичман, яхта, шхуна, а позднее (XIX–XX вв.) стали проникать слова из сферы общественных понятий, технические термины, спортивные и бытовые слова: (бойкот, клуб, лидер, митинг, парламент, вокзал, лифт, рельс, футбол, баскетбол, спорт, свитер, пиджак; грог, джин, кекс, пудинг, пунш).

Французские слова проникают лишь в XVIII–XIX вв.: будуар, бюро, витраж, кушетка, блуза, ботинок, браслет, сюртук, жилет, корсаж, медальон, коньяк, желе, крем, бульон, мармелад, салат; актер, пьеса, жонглер; агрессия, ассамблея, эксплуатация.

Итальянские и испанские заимствования: аллегро, ария, браво, виолончель, каватина, либретто, новелла, сценарий, серенада, карамель, пастила, сигара, томат (исп.).

Вошли в русский язык несколько слов из финского (камбала, морж, нерка, норка, пельмени, пихта, пурга, салака, семга), из японского (бонза, гейша, микадо, рикша, соя, тайфун, цунами) языков.

4Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М.; Л., 1962.
5Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. М., 1972. С. 75.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru