Litres Baner
Файролл. Квадратура круга. Том 4

Андрей Васильев
Файролл. Квадратура круга. Том 4

Глава пятая, в которой ведутся разговоры по душам

Что меня насторожило – тишина на площади в этот момент наступила совсем уж мертвая, но зато где-то у крепостной стены дружно завыли несколько собак, причем на редкость жалобно. Если бы не они, можно было бы погадать, кто это решил со мной детскими играми позабавиться, тем более что вариантов могло быть предостаточно: Кролина, которая решила меня в порошок за своеволие стереть, окончательно сбрендившая Элина, невесть откуда взявшаяся Милли Ре, решившая устроить перформанс Тиамат, и даже с чего-то залезший в женское обличие Мюрат. Но в данном случае все было предельно ясно.

– Ты откуда взялась? – Я отодрал от глаз маленькие ладошки и резко развернулся. – Или для тебя штрафные санкции на пару с моим наказом – так, пустячок?

– Чего ты орешь? – Трень-Брень обиженно надула губы, в глазах блеснули слезинки. – Я так спешила, так обрадовалась, когда тебя увидела, а ты… Так нехорошо! Неправильно!

В этот момент из замка вышла Фрейя, держащая в руках небольшую мензурку, внутри которой серебристо переливалась жидкость, при этом на ее лице была написана невероятная радость. Как видно, наша магичка сотворила некую новую эссенцию или зелье из числа тех, что ранее были ей недоступны, и теперь спешила поделиться сей новостью с сокланами, а вместо этого увидела ту, кого уже из памяти выкинула, как это обычно и водится с неприятными воспоминаниями.

Дзинь! Мензурка разлетелась на осколки, сверкнувшие на солнце, жидкость из нее с шипящим звуком впиталась в камни лестницы. Фрейя провела ладонями по лицу, слегка мотнула головой в отрицающем жесте, развернулась и скрылась в темноте входа в замок, но только затем, чтобы через секунду снова из него выйти.

– Не пропала? – сочувственно спросила у нее Трень-Брень, среагировавшая на звон стекла и увидевшая большую часть мизансцены. – Привет! Я даже по тебе, вредина, жутко соскучилась! Сейчас со всеми повидаюсь и непременно загляну в твою лабораторию! Мне там всегда нравилось. Там столько всего интересного!

– Так нечестно, – пробормотала Фрейя, опускаясь на ступеньку и даже не замечая того, что она села на стекла. – Нечестно!

– Полностью с тобой согласен. – Я дернул фею за крыло, разворачивая к себе. – Как. Ты. Тут. Оказалась? Сбежала?

– Да вот еще. – Снова надула губы Трень-Брень. – Почему ты мне совсем перестал верить?..

– Если ты скажешь слово «папа» или производное от него, я плюну на все и покрашу свой ник в красный цвет, – предупредил я ее. – Клянусь, так и случится.

Назир, как всегда, невесть откуда взявшийся за моим плечом, согласно кивнул.

– Лидер! – выпалила фея. – Лидер. Так нормально?

– Продолжай, – разрешил я.

– Так вот, ниоткуда я не сбегала, – затараторила Трень-Брень. – Мне вообще там, в холмах, в каком-то смысле понравилось. Там даже бывало весело. Правда, немного примитивно все, диковато, но очень мило! А сюда я приехала вполне легально, вот так! Дядька Саймон решил доставить королю то ли дань, то ли налог, я так и не поняла, и взял меня с собой. Да вон он сам, смотри.

И правда, в замковые ворота, поскрипывая на ходу, въезжали несколько груженных кожами и глиняными горшками возов, за которыми, блея, послушно бежала небольшая овечья отара. На переднем возу сидел, попыхивая своей извечной трубкой, глава клана Мак-Анс, причем выглядел он куда старее, чем в прошлый раз, хотя времени прошло всего ничего.

Нехорошие предчувствия, до того немного размытые, начали крепнуть.

– Надо, наверное, как-то реагировать на происходящее? – неуверенно спросил у сокланов Слав. – Ну, все же она одна из нас?

– Радостно закричать? – предположила Мысь, которая, похоже, все же отложила свой поход в подземелья.

– Сомнительный повод для ликования, – осек ее Шеркон. – Я бы лучше начал какой-то заговор плести. Опять же придется все в сундук прятать от ее загребущих лап.

– Ой, ладно, один раз взяла у тебя без спросу дымовые дротики – и что? – моментально вызверилась на него фея. – Подумаешь! Если тебе чего мое нужно, только скажи!

– Координаты места, – подала голос со ступеньки Фрейя.

– Какого именно? – Повернулась к ней Трень-Брень.

– Где полностью забирают совесть и страх, но выдают глупость и наглость, – пояснила магичка. – Я туда схожу и стану такой, как ты. Так жить проще.

– Ну, знаешь! – похоже, не на шутку обиделась на нее фея, по крайней мере, такого количества искорок, которые полетели из нее в разные стороны, я никогда до того не видел. – За кого ты меня считаешь?

Вот тут все на площади и отмерли, наперебой начав выкрикивать фее свои версии ответа на ее вопрос, причем, наряду со многими игроками, в этом участвовали и местные жители. Отдельно стоит заметить, что версии «чума бубонная», «бич божий», «демониха» и «пятая всадница Апокалипсиса» оказались из них самыми добрыми и незамысловатыми.

Трень-Брень немного ошарашенно смотрела на происходящее и слушала разноголосый гомон, я же приметил жест дядюшки Саймона, которым тот подозвал меня к себе, и обреченно побрел к нему, догадываясь, о чем именно пойдет речь.

– Привет тебе, Линдс-Лохен. – Слез он с воза тогда, когда я подошел поближе, а после обнял меня. – Вот и встретились. Прямо как не расставались.

– Ну да, ну да, – пробормотал я. – Что-то вроде того.

– Не буду ходить вокруг да около, сынок. – Приобнял меня Мак-Анс за плечи. – Не люблю я этого, годы мои не те. Короче, молод еще мой парень для женитьбы. Молод! Погорячился я, понимаешь.

– Да какой молод?! – возмутился я. – Он же на празднике присвоения имени наследнику короля был, я его там видел! Здоровенный лоб, ему не то что жениться пора – ему можно воинов твоего клана в бой вести за собой.

– Ну, война войной, а свадьба свадьбой, – резонно возразил мне дядюшка Саймон, который, похоже, с намеченных позиций отступать не собирался. – Убивать кто хочешь может, невелик труд. А вот семью создавать – дело посерьезней, тут надо в возраст войти подходящий, ума набраться. Мой пока не готов – и все тут!

Господи, это чего же такое надо сотворить, чтобы даже НПС довести до подобного состояния? И не какого-то экзальтированного южанина или обитателя Западной Марки, а вот этого невозмутимого гэльта?

– Но я понимаю, что такой поступок вождя клана не красит, – продолжил Мак-Анс. – Мы ударили по рукам, договорились, теперь позор ляжет на меня, как изменившего своему слову, да и на твою дочь тоже, потому вот что я тебе, Линдс-Лохен, предлагаю: свадьбе быть, но позже. Года через три. Или лучше через пять. Мой сын другую девку под нашу крышу не приведет, не сомневайся даже. Как решили, так и случится. Только позже.

– Дядюшка Саймон, я понял, что ты задумал. Не-а, тебе больше пяти лет отмерено, – вздохнул я. – Ты вон какой крепкий, жилистый…

– Может, война какая выйдет, я на ней голову и сложу, – поняв, что его хитрость разгадана, отозвался Мак-Анс. – Мир стал неспокоен, может, повезет. Ты погоди, это не все. Мой клан всегда вел дела честно, парень. Всегда. И ты тоже наших кровей, кто бы там что ни говорил. Потому забирай пятнадцать баранов, на возу лежат три топора отменной ковки, и вот тебе пять мер серебра. Подставляй ладонь!

Я на автомате выполнил требуемое, и глухо звякнувший кошелек опустился в мою руку.

– Выкуп отдан, можешь не сомневаться, что раньше или позже мы породнимся, – заявил старик. – Но не сейчас! Ты согласен, Линдс-Лохен? Или пойдем к королю, пусть он решает, кто прав, а кто нет?

– Согласен, – вздохнул я, понимая, что эти судилища никому не нужны. Горцы в скорых войнах должны были стать острием моего меча, так что ссоры точно не ко времени. – Потом так потом.

Мак-Анс шумно выдохнул, а следом за ним радостно заорала фея, заставив собак завыть еще громче, а местных жителей – вздрогнуть.

– Да! – орала она. – Все, отмучалась! Я вернулась домой навсегда! Квест в отложенные перешел, я обратно не поеду!

Фрейя встала со ступенек и жалобно глянула на меня с немым вопросом в глазах. Мне же осталось только взор отвести в сторону. Что я ей мог ответить? Ничего.

– Так допекла? – вздохнул я. – Если честно?

– От кого ты эту занозу прижил, приятель? – Пыхнул трубкой повеселевший дядюшка Саймон. – И скажу так: лучше бы ты тогда портки не расстегивал и на ту девку не залезал, даже если очень хотелось ее помять! У тебя же не дочь, Линдс-Лохен, у тебя моровое поветрие, которое за собой живых не оставляет! Она в моем клане прожила всего ничего, считаные дни, но мне этого хватило. Думал, моя старуха быстро ее к делу примучит да остругает, что полешко для очага, а получилось-то наоборот!

– Это как? – опешил я. – Что, моя Тренька твою супругу… Даже не знаю… Побила?

– Да лучше бы побила! – Плюнул на камни площади Мак-Анс. – Ей-ей! Хуже! Куда хуже! Она с ней и с другими женками да девками разговоры разговаривала, а те ее слушали! А после самая жуть и началась. Она такие речи вела, что мои воины ее только чудом в мешок не засунули.

– В мешок? Зачем?

– Чтобы утопить! – рыкнул гэльт. – Зачем еще? Недотепа твоя вбивала нашим женщинам в голову то, что они имеют право сами выбирать, какой дорогой в этой жизни идти. Хуже того: советовала этим дурам мужей и отцов не слушать, самим решать, с кем жить и от кого рожать. И называется это фимизм!

– Феминизм, – поправил я его мрачно. – Что еще?

– Еще? – зарычал дядюшка Саймон. – Она начала заводить речи о том, чтобы женщины вошли в совет клана. Каково?

– Лихо, – признал я.

– Королю я ничего говорить не стану, понятное дело, потому как тебя уважаю, но лучше бы тебе ее куда-то отправить, – посоветовал мне Мак-Анс, немного успокоившись. – На Запад лучше всего, где, по слухам, подобной срамотой никого не удивишь, они все там малахольные. А в Пограничье этот фимизм никому не надобен, у нас и так все хорошо. И еще: разведал бы ты, кто ей всю эту чушь в голову вбил. Явно этот человек тебе не друг, а враг. Узнай про подобное остальные вожди кланов – они очень недовольны будут!

 

Я пообещал узнать, зло глянув на фею, которая уже о чем-то болтала со Славом. Тот по-прежнему ей симпатизировал, несмотря на все провинности этой непоседы.

Мак-Анс похлопал меня по плечу, подал какой-то знак одному из сопровождающих обоз людей и отправился во дворец. Промелькнула было мысль последовать за ним, глянуть на реакцию Лоссорнаха, когда тот узнает новости, но сделать этого я не успел, поскольку именно в этот момент молоденький гэльт из клана Мак-Анс подогнал ко мне блеющих баранов.

– Вождь лучших из отары выбрал, – с гордостью сообщил он мне и вручил длинную хворостину, – в знак высокого уважения.

– Новая напасть, – пробормотал я, глядя на подаренную живность, которая начала жаться к моим ногам, как видно, почуяв нового хозяина. – Только этого мне и не хватало! А ну брысь!

– Ой, какие миленькие! – взвизгнула Флакки, только-только появившаяся на площади. – Овечки!

– Бараны, – поправил ее я, а следом за тем сунул в руки девушки хворостину. – Нравятся? Отлично! Теперь это твоя головная боль.

– А что я с ними делать стану? – опешила девушка.

– Понятия не имею! – рявкнул я. – Хотя погоди,… Слушай, вон там, в дальней части замковой территории, наши с тобой НПС-сокланы квартируют с черт знает каких времен. Отгони эту живность к ним, скажи, что я велел беречь сей скот как зеницу ока. Дескать, когда вернемся на родные земли, начнем заниматься животноводством, а это зачин новой, «линдс-лохеновской» породы. Шерсть, мясо, все такое. Хорош этим спиногрызам лодыря гонять, пусть делом займутся.

– Давай кто-нибудь другой отгонит? – предложила мне Флакки. – Только пришла же. Вон, народ шумит, надо узнать о чем.

– Что за фимизм?! – не выдержал я. – Гони, говорят. Вон, если хочешь, фею с собой бери за компанию. С ней не соскучишься!

– Трень вернулась, – сообразила девушка. – То-то ты такой нервный сегодня. Теперь понятно. Я пошла. Эге-ге, стадо, за мной!

Дзинь! Это в личку сообщение упало от кого-то.

«Досточтимый Хейген, напоминаю тебе о своем существовании и о твоем обещании навестить меня при оказии. Буду очень рад, если это случится, например, прямо сегодня, разумеется, при условии, что у тебя есть на то время и желание.

P. S. Нам на самом деле есть о чем поговорить, поверь.

Твой друг (и это на самом деле так) Мастер Стрекоз».

Времени нет. Желания, в общем-то, тоже. А навестить надо, в свете последних событий и моих размышлений о близости клана «Воины Света» к престолу Юга. Правда, есть вероятность того, что вследствие данного визита автоматически активизируется та часть квеста, которая касается буквы на оборотной части трона тамошнего владыки, но тут ничего уж не поделаешь.

Еще плохо, что Кролины нет, ее бы с собой прихватить. Мне же разрешено, если не ошибаюсь, взять с собой несколько сокланов в качестве сопровождения.

– Хейген, есть разговор, – подошла ко мне нахмуренная Айболитка, – важный.

– Не поверишь, других в последнее время не веду, – немного неуклюже пошутил я, – что печально.

– Печально – хорошее слово, – заметил Раша, – подходящее к ситуации.

– Хоть вы меня не пугайте, – попросил я эту парочку. – И так все сикось-накось идет!

– Обратно – верное замечание, – согласилась со мной лидерша «Вербум Сапа». – Отойдем в сторонку, а то тут шумно так. И королева вон на нас смотрит, причем недобро так.

Если бы она только смотрела! Нет, моя сестрица уже приметила Трень-Брень, поняла, что не просто так та радуется жизни, побелела от злости, уставилась на меня и погрозила кулаком. Как видно, решила, что это моих рук дело.

– Пошли, – согласился я, – и чем дальше, тем быстрее!

Ответ Мастеру Стрекоз я решил написать после беседы. Пятью минутами раньше, пятью позже – какая разница?

Устроились мы недалеко от точки возрождения, там, где так любила в урочные для меня часы прогуливаться Эбигайл. Именно в этой связи, скорее всего, там еще и кованую лавочку установили, чтобы королева, находившись, могла посидеть и отдохнуть.

– Ну? – откинувшись на спинку лавки, спросил я у Айболитки. – Чем Хейген и его клан провинились перед своими союзниками?

– Не передергивай, – попросил меня лидер «Вербум Сапа», – и не ерничай, не надо. Мы же взрослые люди, правда?

– Не все, – хмыкнул Раша. – Ты эту бестию крылатую видела?

– Речь идет о присутствующих здесь и сейчас, – уточнила Айболитка.

– Согласен, – вклинился в разговор я. – Итак?

– Хейген, сразу: то, что мы тебе скажем, это не претензия, – сообщила мне Айболитка. – Это скорее попытка понять, в какую сторону движется наше союзничество и как мы будем взаимодействовать дальше.

– А если конкретней?

– Хорошо. – Лидер «Вербума» устроилась на лавочке поудобнее. – Сразу отмечу: мы получили от заключенного с твоим кланом союза немало, и это есть факт. Первый храм в игре, благословения Тиамат, дармовая земля под замок, союз пусть не с самым большим, но значимым регионом – это все очень вкусно. При этом наш клан пока никак особо в общее дело не вложился, разве что только деньгами, но это все не то. И отдельно замечу: нам самим это кажется не слишком правильным.

– То есть вы на меня в обиде за то, что я вас никак не напрягаю? – крайне удивился я. – Черт, эта фраза, произнесенная вслух, слышится еще более бредово, чем у меня в голове!

– Не совсем так, – поправил меня Раша. – Союзничество в нашем понимании – это не только вкусняшки на халяву. Это взаимная поддержка во всех начинаниях.

– Именно, – подтвердила Айболитка. – А мы сейчас обитаем как соседи в коммуналке: квартира общая, но за каждой дверью – своя жизнь. Не скажу, что это совсем уж неправильно, но… Не только же на кухне нам встречаться, верно?

– Аллегории – это прекрасно, – подбодрил ее я, – но давай обойдемся без них.

– Хорошо, – покладисто покивала девушка. – Не буду ходить вокруг да около. Недавно вы замутили рейд в закрытой от остальных локации, да еще и с богами там в драку влезли. Я понимаю, что свои есть свои, они всегда дороже, но ты ведь и НПС с собой потащил туда. Значит, имелись свободные места, которые ты ими забил, верно? Игроков не хватило, ты поступил так, как и положено, все верно. Но разве так трудно было стукнуться ко мне или Раше в личку, чтобы прихватить с собой пару-тройку наших ребят? Пусть даже не нас, но все же?

– Нет, мы все понимаем, бывают рейды и ивенты, рассчитанные только на своих, внутриклановые, проходящие под грифом «секретно», – поддержал ее Раша. – Новые подземелья, все такое… Но тут-то секретов особых не имелось, верно? Иначе с чего бы все участники после про произошедшее только что в рупор не орали?

– Опять же – свежее происшествие, – снова перехватила инициативу Айболитка. – Ты заключаешь договор с Севером. Какой, о чем, с какой целью – непонятно. И, заметь, опять в деле только твой клан. Ты бы хоть спросил: может, мы тоже желаем с тамошним кенигом в дружбу войти? У меня, между прочим, репутация с этой Маркой хорошо прокачана, и у Гливеи тоже. Но нет, все произошедшее опять касается исключительно клана «Линдс-Лохены». Согласись, это все выглядит… Нет, не некрасиво, но все немного обидно для нас. И для Гедрона, полагаю, тоже.

– И для Глена, скорее всего, – добавил Раша. – Старик, мы все-таки в одной лодке.

– Ребята, рейда касаться не стану, было и было. – Закинул ногу на ногу я. – А что до союза с Севером – там все не так уж и сладко. Да, бонусы в наличии, и звучит все красиво, но проблем от того союза может оказаться куда больше, чем прибылей. И отдельно замечу, что я не только вам ничего не сказал, но и своим сокланам, что, бесспорно, не очень красиво выглядит. Но вот такой я хреновый лидер.

– Что ты кланлидер так себе, я с первого дня знала, – невозмутимо ответила Айболитка. – Но вместе с тем ты везунчик и не дурак, эти качества перевешивают твою определенную несостоятельность, особенно первое. Ну а что до плюсов и минусов… Ты пойми, дело не в плюшках, которые мы можем со всей этой ситуации состричь. Может случиться так, что на Севере начнется драка, и серьезная. До меня, между прочим, доносились слухи о том, что кениг Харальд повздорил с Витаром, вокруг этого события раньше или позже будет выстроен минимум коллективный ивент, но, скорее всего, это выльется в битву бога и государя, или я ничего не понимаю в «Файролле». И тогда ты со своими сокланами выйдешь на поле боя, а мы тебе помочь ничем не сможем, потому что останемся для Харальда никем. Таковы законы игры – в узких вопросах все решают связи и репутация. И запросто может выйти так, что именно нас, именно наших бойцов не хватит для того, чтобы победить. Вы сольетесь, а мы будем на это смотреть и материться, набирая штрафные очки. Что дальше случится, объяснить?

– Ну? – хмуро согласился я.

– Север для твоего клана и тебя лично будет потерян. Витар победил, это теперь его земли, ваша репутация там упадет ниже плинтуса. На вольных землях, во фьордах, на хуторах это будет не так ощутимо, но вот в бургах… Сразу нет. Но это начало истории. Самое скверное, что это все ударит по нашему содружеству. Само по себе поражение не столь страшно, но в данном случае слуги Тиамат проиграют слугам Витара. Это удар по репутации богини, которая сейчас стоит выше других. Может, она и не упадет, но Витар, ее враг, поднимется выше, и вина будет лежать… Нет, не на тебе. На всех нас. На союзе кланов. И вот это уже общее дело и общие проблемы. Само собой, и в случае нашего участия битва может быть проиграна, но нам тогда хоть упрекнуть друг друга будет не в чем, а это, согласись, другой коленкор.

– Принимается, – коротко произнес я. – Ты права полностью.

– Ты пойми, старик, мы не требуем от тебя отчетов о том, как, что и где ты делаешь, – снова вступил в разговор Раша. – По меньшей мере у нас и права такого нет. Личное игровое пространство свято, и в этой связи ты можешь нас послать куда подальше, и это правильно. Мы давно сообразили, что ты тащишь какой-то очень серьезный квест, поскольку все эти храмы, первокирпичи и приязнь богини просто так никому не выдаются. Но это твое дело. А вот все остальное – общее. Вернемся к тому же рейду. Ну, захотел ты его пройти со своими – святое дело. Но включи ты в него хотя бы одного нашего игрока, и «Вербум» получил бы клановые бонусы наравне с твоими ребятами. Ну, может, поменьше, но тем не менее. Курочка по зернышку клюет, понимаешь? Именно эти маленькие бонусы, сложенные вместе, потом дают шанс на победу.

– Еще раз – ваша правда. – Нахмурился я. Не люблю, когда мне после того, как я признал свою неправоту, повторно объясняют одно и то же, это как-то раздражает. – Услышал, уловил, на днях сходим к кенигу и все уладим.

– Надо заключать с ним договор на весь альянс, – сказала Айболитка. – В этом случае мы получим бонусов больше, чем каждый по отдельности. Только с Гедроном и Гленом надо этот момент обсудить. Их в игре сейчас нет, я глянула, но вечером, думаю, они появятся. Уверена, они будут только за.

– А вы сейчас чего делать собираетесь? – поинтересовался я. – Есть планы? Просто раз уж пошла такая пьянка, то можете составить мне компанию. Кое-кто меня в гости пригласил, и точно не просто так, чайку попить.

– Это не человек, а шкатулка с секретами, – сообщила Айболитка соклану. – Знаешь, Раша, мы с тобой явно как-то не так играем. Или не в тех местах бываем, где следует.

– И не говори, – согласился с ней тот. – Если не секрет, куда на этот раз ты собрался? Или пусть это станет для нас сюрпризом?

– Какие секреты? – усмехнулся я. – К Мастеру Стрекоз собрался. Он мне перед нашей беседой написал, напомнил о том, что я обещал к нему заскочить при случае. Почему бы не сегодня и не с вами за компанию? И еще с одним НПС. Да, на всякий случай, если вы не в курсе: есть у меня такая забавная привычка – предпочитаю мотаться по виртуальным городам и весям именно в их компании, а не с другими игроками. С ними проще и понятней. Потому никакой забивки вакансий по принципу «до кучи» в упомянутом рейде не было, со мной отправились исключительно те, кому я могу доверять. И все, закрыли эту тему. Так что, вы составите мне компанию?

– Мастер Стрекоз – это значимая фигура в игровом мире. – Нахмурилась Айболитка. – Я знала, конечно, что вы общаетесь, но личное приглашение в клановую цитадель – это серьезно. Есть мысли насчет того, что он хочет тебе предложить?

– Мыслей нет. – Широко улыбнулся я. – Предположения имеются, но их стоит оставить при себе, а то потом скажете всем, что у меня мания величия.

– Не смешно. – Айболитка забавно сдвинула брови. – Мастер Стрекоз. Вот ведь! И Гедрона с Гленом, как назло, в игре нет.

– Кролины тоже, – добавил Раша. – И Гливеи.

– Их нет, – согласился с ними я, – но мы-то есть. Нет, при желании я могу перенести этот визит, но вполне вероятно, что в следующий раз временной пасьянс сойдется сильно нескоро. За себя точно не поручусь, потому что кручусь как волчок.

 

Вот тут ни слова неправды не было – до конца недели я уже все распланировал. Более того, еще куда-то следовало впихнуть визит к кенигу Харальду, что был обещан моим союзникам.

– Согласен. Никогда не следует переносить на завтра то, что есть возможность сделать сегодня, – веско произнес Раша. – Придумано не мной, но точнее не выразишься.

– Ну и славно. – Я открыл в интерфейсе личку с Мастером Стрекоз. – На том и порешим.

«Привет.

Я так подумал – чего тянуть? Если я сейчас наведаюсь, ты не против? И еще со мной несколько человек из ближнего круга прибудет. О недоверии к тебе это не говорит ни в какой мере, просто традиции таковы. По меньшей мере твои сподвижники могут не понять, если глава клана, пусть и не самого большого, заявится в одиночестве».

– Нет Кролины, зато Амадзе здесь, – заметил я, отправляя сообщение. – Его с собой возьму, он мужик умный, хитрый и осторожный. Как-никак казначей, а этой братии палец в рот не клади.

«Буду рад видеть не только тебя, но и твоих офицеров. Прилагаю к письму свиток перемещения. Он изначально настроен на перемещение в конкретную точку, которой является наш клановый замок».

Ого! И так можно? Никогда не слышал ни о чем подобном! Видимо, такие штуки доступны только самым продвинутым кланам.

– Казначеи – все ребята непростые, – снова согласился со мной Раша, – правда, жадные.

– Профессиональная деформация, – отмахнулась Айболитка. – До того, как мы Гливею на этот пост поставили, она над каждым золотым не тряслась. Хейген, мы прямо сейчас отправимся в гости или попозже?

– Прямо сейчас. – Я показал ей свиток перемещения. – Только Амадзе прихвачу.

Народу на площади тем временем стало поменьше. Некоторые ушли по своим делам, что совершенно нормально, а иных, как видно, распугала Трень-Брень, порхавшая как бабочка и распевавшая во весь голос Песнь Возвращения, ею же самой, похоже, сочиненную. Тоненький писклявый голос звенел над замком, и ему вторили никак не унимающиеся собаки.

Мои офицеры и примкнувшая к ним Фрейя сидели на ступеньках лестницы, на своем любимом месте, обреченно смотрели на кружащуюся маленькую фигурку, отлично заметную в синеве неба, и тихонько переговаривались.

– Ребята, слово даю – ничего не мог сделать, – признался я. – Мак-Анс все равно бы ее с собой обратно не забрал. Задрала она его. За какие-то несколько дней задрала. Ну, не ссориться же с союзником, верно?

– Их тебе жалко, а нас – нет! – всхлипнула Фрейя. – Да?

– Не говори глупости, – сердито произнес я. – Жалко, не жалко… Ничего. Не удалось сбагрить ее замуж – сдадим в обитель Неумолчных Плакальщиц, есть тут такая, у черта на рогах находится. И расположение у нее отличное: вокруг либо темный и страшный лес, либо гиблые болота.

– Эта бестия и оттуда выберется, – мрачно напророчил Шеркон, – точно говорю. Ее даже из клана гнать смысла нет, она все равно отсюда никуда не уйдет.

– И что, мы смиримся? – взвилась девушка. – Сдадимся на ее милость?

– Фрейя, ты чего распрыгалась? – донеслось до нас сверху. – Тебе тоже весело? Я по тебе скучала!

– Плохо дело. – Побледнела девушка. – Пойду прятать магические книги и особо ценные ингредиенты.

– Амадзе, можно тебя? – окликнул я казначея, притулившегося рядом со Славом. – Пошепчемся.

Что мне нравилось в нашем новом казначее – он все понимал с полуслова.

– Узнаю почерк «Воинов Света», – хмыкнул он, дослушав меня. – Максимум результата при минимуме вливаний. Странно, что на свиток-то разорились, обычно они стараются обходиться одним добрым словом.

– Ты с нами? – Показал я на Айболитку и Рашу.

– Естественно. Хотя бы из соображений регламента. Совершенно неправильно будет, если от «Линдс-Лохенов» на подобные переговоры заявится один человек, а от «Вербум Сапа» – два. Любой понимающий игрок сразу сообразит, какой клан в нашем содружестве является базовым. Так что мы для массовки еще кого-нибудь возьмем. Вон, хоть бы даже Слава. Выглядит он представительно, и лицо у него умное.

– Кролина будет в гневе, – вздохнул я.

– Обязательно, – подтвердил Амадзе. – Но на фоне твоего трюка с присягой Северу эти переговоры выглядят детскими играми на лужайке, так что не переживай.

Что примечательно, цвет портала, открывшегося после взмаха присланным мне Мастером Стрекоз свитком, был оранжевый. Смотрелся он очень красиво и чуточку зловеще.

Я шагнул в него последним, прямо за Славом, мир привычно закрутился, чтобы через секунду явить мне новые пределы, те, в которых раньше бывать не доводилось, вот только ничего такого не случилось.

Вместо этого в ушах раздалось истошное пиканье, моментально сменившееся чуть ли не сиренным воем, а перед глазами замелькала белая надпись на красном фоне:

«Нажата кнопка аварийного выхода! Нажата кнопка аварийного выхода! Сохраняйте спокойствие и немедленно покиньте капсулу сразу после выхода из игры! 5… 4… 3… 2… 1!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru