Litres Baner
Файролл. Квадратура круга. Том 4

Андрей Васильев
Файролл. Квадратура круга. Том 4

Глава третья о том, что иногда все складывается так, как надо

На кладбище, которое Сэмади выбрал под свою постоянную резиденцию, все, как всегда, было спокойненько. Вот тем и хороши суровые просторы Севера – нет здесь спешки, суеты, беготни, столь свойственных другим местам. Возможно, оттого что северяне помнят главное: лишние телодвижения ведут к потере самоуважения. Они даже мстят степенно и последовательно, без особой рефлексии. Убил, порадовался, забыл.

Уважаю!

Что примечательно: мой костлявый приятель успел тут себе и отдельную жилплощадь сварганить за столь непродолжительное время. Впрочем, оно и неудивительно. Дело в том, что северяне постройки склепов или крипт не практиковали, хороня своих родных и близких в матушке сырой земле или вовсе сжигая, так что у Барона выбор был невелик: либо спать между могилами, либо в одну из них подселяться. Разумеется, ни тот, ни другой вариант его не устраивал, вот он и припер сюда откуда-то довольно пошарпанный малометражный мавзолей. Мне кажется, что я раньше видел его на кладбище близ Флатриджа. Интересно, каким образом он сюда его перенес? Ну, не по кирпичику же?

– Братец! – Я постучал в плотно закрытую дверь. – Эй! Барон, открывай, твой друг пришел!

Тишина, только ветер в верхушках деревьев посвистывает.

– Сэмади! – Я несколько раз ударил по жалобно заскрипевшей двери ногой. – Подъем! Пришло время веселья.

– Чего ты орешь? – раздался невозмутимый голос Барона за моей спиной. – Нет там никого, мы пока вон на том конце кладбища ночуем. А в этом мавзолее местные мертвецы мне по ночам ремонт делают, днем им несподручно, днем они отсыпаются. Работы много, потому пока заселиться мы в него не можем. После бесчинств западных поганцев-паладинов сие строение чуть ли не по камушку восстанавливать приходится.

– Паладины такие, с них станется, – согласился я с ним. – Слушай, так я тебя все-таки разбудил?

– Можно подумать, что это обстоятельство тебя сильно смущает, – усмехнулся Сэмади, – или расстраивает.

– Ну, в общем-то, нет, – признался я, рассматривая его. – Слушай, а ты, я смотрю, стал куда лучше выглядеть. Значит, все же пошел тебе на пользу воздух Свободных земель, да?

И это на самом деле было так. Исчезла из спины моего приятеля некая обреченная сгорбленность, которая меня так поразила при нашей последней встрече, и щегольской черный сюртук-фрак на Сэмади больше не болтался как на вешалке. А главное, из глаз пропала загнанность, что очень важно. Передо мной снова стоял мой старый друг, у которого вечно пять тузов в рукаве, фига в кармане и кролик-зомби в цилиндре. Да, ему снова нельзя доверять, но зато с ним не скучно!

– Прозвучит странно, но да, – ответил Барон, достал из кармана орешек и забросил его в рот. – Странное дело получается, приятель. Там я был среди своих, но ощущал себя чужим. Тут же везде обитают те, кто с радостью кинет меня в огонь, размелет в труху или уничтожит каким-то иным способом, но ощущение такое, что я вернулся домой. Клянусь Луной, этот мир сошел с ума, и я вместе с ним!

– В принципе, все так и есть на самом деле, – поразмыслив пару секунд, произнес я. – Чрезмерная цивилизованность привела мир к стремительному падению морали, а это породило беспринципность. Ну а беспринципность в свою очередь ввергла общество в поголовное безумие, которое в какой-то момент стало для него нормой жизни, к чему со временем все привыкли, и потому никто на это внимания не обращает. И ты заканчивай на такие темы думать. Этот мир ни тебе, ни мне не спасти и не изменить, в нем остается только существовать.

– Очень много слов. – Сэмади кинул в рот еще один орешек, похоже, запасы их в его карманах окончательно восстановились. – Ладно, чего тебе от меня нужно?

– Кое-куда сходить. Ты обещал! – бойко ответил я. – Место, врать не стану, мрачное и неприятное, но не хуже тех, где мы уже побывали. Там есть некий предмет, он мне крайне нужен.

– Ты о городе под землей? – уточнил Барон. – Верно? Мне мальчики рассказали о том, как ты нагишом бегал. Кстати, а почему именно так? Без одежды?

– Больно там жители любопытные обитают, да еще и с хорошим слухом, – деловито ответил я. – Все бы ничего, только гостей они не любят сильно.

– Ну, мертвые живых вообще не жалуют, – резонно заметил Сэмади. – Ты являешься тем редким исключением, которое только подтверждает правило.

– Зато они все чтут тебя, – вложив в голос почтительность, сообщил ему я. – Думаю, и те, кто живет в Реенвааре, не исключение.

– Он думает, – фыркнул Барон, – посмотрите на него. Ну, наверное, не исключение! Кстати, много их там?

Все, теперь Сэмади точно туда отправится. Он решил пополнить свою армию теми, кто обитает в проклятом городе. Вряд ли у него это получится, полагаю, эти души привязаны к месту своего проживания и не смогут его покинуть, но это не мое дело. Бубен – вот что я желаю получить, а дальше пусть Барон что хочет, то и творит.

– Мальчики. – Сэмади щелкнул пальцами, и четыре черные тени выросли за его спиной, как грибы в лесу после дождя. – Пошли, глянем, что там к чему. Белый братец, чего ты ждешь? Я очень устал за ночь и хочу спать. Ты не представляешь себе, как трудно руководить безмозглыми мертвяками, которые делают ремонт. Пошли, я отдам тебе должок, а после отправлюсь отдыхать.

– Сказано – сделано. – Я достал свиток и открыл портал.

На этот раз я перенес нас не к пролому в стене, через который обычно проникал в город, а к извилистой каменной дороге у, если можно так выразиться, черного хода Реенваара. До городского совета, где находится столь необходимый мне артефакт, отсюда можно добраться куда быстрее, не надо будет пересекать весь город. Правда, и большая часть населения тоже обитает тут, но на этот раз со мной Сэмади. Я очень надеюсь, что не ошибся в своих предположениях и он сможет обуздать местных неупокоенных.

А если что-то пойдет не так, то на данном квесте можно ставить большой и жирный крест. Нет, еще одна попытка у меня останется, но вот других вариантов прохождения я просто не вижу. Реальных, имеется в виду, тех, которые не ведут к большим проблемам в будущем. Так-то можно договориться с Мастером Стрекоз, у которого большой и сильный клан в наличии, завалить площадь трупами игроков и призрачными тушками местных жителей и добиться желаемого. Вот только не нравится мне такой расклад, слишком многое пришлось бы объяснять тем, кто мне помог. Добавим сюда же нехилый такой должок, который на мне повиснет, и дело в шляпе.

Кстати, о Мастере Стрекоз. Он ведь зазывал меня в гости, и я даже пообещал, что непременно нанесу ему визит, после чего сразу про это забыл. А зря. Почему? Потому что я, как порядочный игрок, должен быть вежлив. И еще потому что замок его находится рядом со славным городом Мейконгом. Уверен, что просто так поставить клановый замок рядом с одним из крупнейших городов Юга невозможно, тут нужно особое разрешение, которое почти наверняка выдает первое лицо государства. Вывод? Выходит, что репутация с тамошним владыкой у Мастера Стрекоз и его клана прокачана будь здоров как.

Ну да, еще вчера я размышлял о том, что не хочу прибегать к помощи сильных игрового мира сего, было такое. Но то вчера, а то сегодня. Плюс никто не говорит, что я сразу буду просить у Мастера протекцию для визита во дворец. Нет, я всего лишь нанесу визит вежливости, и пока не более того, ну а дальше будем посмотреть, как и что. В конце концов, Юг не самая моя большая проблема. Запад, к примеру, меня куда больше беспокоит.

Размышляя на данные темы, я стягивал с себя доспехи и складывал их на камни дороги, в конце которой виднелись призывно приоткрытые резные дверцы. Сэмади с легким удивлением смотрел на происходящее и похмыкивал.

– Вот, и в прошлый раз так же случилось, – сообщил ему Леонард. – Тоже разделся до исподнего и только после отправился в город.

– Белый братец, я начинаю бояться за твой душевное здоровье, – раскурив сигару, произнес Барон. – Неужели тебе так понравилось бегать почти нагишом? В этом есть нечто неправильное.

– Не сомневаюсь в твоих силах, друг, – отозвался я. – Уверен, ты укротишь тех, кто живет там, внутри. Но может случиться так, что ты останешься жив, а я, увы, умру. Зачем же моему добру пропадать? Может, какой-то искатель приключений после наткнется на него и приставит к делу. Или пропьет за помин моей души.

Так себе объяснение, но другое лень придумывать.

– И еще просьба, – прислонив щит и меч к скале, произнес я, – лучше все-таки там не шуметь, хотя бы до той поры, пока я не найду одну вещичку. Если повезет, то быстро управлюсь, она находится недалеко от входа, в здании городского совета. Считай это моей маленькой личной просьбой. Я ее заберу, покину это место, а после развлекайся с местными так, как тебе угодно.

– По-прежнему не разделяю твоих опасений, – вроде даже как обиделся Барон. – Или ты подвергаешь сомнению мои таланты?

– Ни в коем разе. Но те, кто живет там, – они не совсем обычные мертвецы. Они прокляты, как, например, обгорелые шахтеры в Ринейских горах. Потому давай сначала попробуем все обстряпать тихо, без шума. Ну а если не получится, тогда уж…

– Знаешь, братец, после того, что случилось в том городе, что Демиурги в старые времена обрекли на вечное забвение, меня вряд ли получится чем-то удивить. И очень странно, что ты мыслишь по-другому, ты же тоже там был и сам все видел.

– Ну, тогда нам кое-кто еще компанию составлял, – напомнил я ему, – и только благодаря ему мы выбрались оттуда целыми и невредимыми. Если бы не Черный Властелин, там бы нашим костям и гнить.

– Мы сражались на равных, – в глазах Сэмади блеснули красные огоньки, – он и я. И тебе следовало бы благодарить за свое спасение именно меня.

– Ты забыл, что я сразу же после того, как мы выбрались, именно это и сделал? – заявил я, сообразив, что невольно наступил Барону на больную мозоль. Однако здорово Странник его обидел. И скажу так: зря он так поступил. Может, мой костлявый приятель и не самый могучий союзник, но лучше такой, чем никакого. А теперь все, теперь он не встанет под черные знамена, это точно. – И вообще, пошли уже. У тебя сон по распорядку, у меня тоже дел полно. Да и не люблю я тянуть время перед неприятными процедурами.

 

То, что моя просьба останется только просьбой, мне стало ясно сразу же после того, как мы двинулись вперед. Личи, естественно, последовали за нами, весело бренча ножнами, лязгая подкованными сапогами о камни и даже переговариваясь на ходу.

– Может, пусть они тут подождут? – на всякий случай поинтересовался я у Сэмади, но ответа не получил, если, конечно, не считать таковым довольно-таки зловещие смешки четырех воинов.

Результат не заставил себя долго ждать. Мы толком не успели выйти на площадь, как из домов выплеснулись толпы местных жителей. Пустые глазницы их горели недобрым огнем, рты были раскрыты в крике, и леденящая волна страха, как и в прошлые разы, моментально сжала мое сердце. Нет, правда очень страшно. Почти так же, как в одном заброшенном храме Юга, том, где я играл в крестики-нолики с огромной змеюкой.

– Стоять! – рявкнул Сэмади и стукнул своей тростью о брусчатку площади. – Слушать меня!

И проклятые жители остановились! Буквально в нескольких шагах от нас остановились. Вот только не сказал бы я, что как вкопанные, более того, они как-то так потихоньку, помаленьку начали окружать нас, замыкая кольцо.

Личи тоже это подметили, их мечи покинули ножны. Ну, не знаю, не знаю… Обычная сталь обитателям Реенваара нипочем, да и эта, черная, тоже, думаю, особого вреда не принесет. То, что проклято, металлом не убьешь, тут нечто помощнее необходимо. Например, магия высшего порядка.

– Все вы – мои! – голос Сэмади эхом заметался среди замшелых стен домов. – Я повелеваю теми, кто не ушел в небытие, кто задержался на этой земле. Склонитесь перед своим повелителем!

– Ты нам не указ, – вдруг подал голос один из проклятых, выглядящий поприличнее остальных. На нем красовался некогда щегольской кафтан, а на груди посверкивал массивный золотой кругляш. Сдается мне, это местный мэр. Ну или бургомистр, уж не знаю, как правильнее. – Реенваар был вольным городом до того, как мы умерли, и смерть в этой связи для нас ничего не изменила. Мы – вольные люди. А вы – наша добыча!

Он сначала оскалился, а после его зубы лязгнули, как у волка, перед тем как тот прыгнет на загнанного зверя.

– Все, что умерло, мое! – проревел Сэмади, и по его голосу я понял, что он в гневе. – Вы были вольны в своих деяниях и желаниях лишь до той поры, пока жили, а теперь я стану решать ваши судьбы! И твоя будет первой!

Он гаркнул что-то неразборчивое, ткнул тростью в сторону местного руководителя, и тот перестал существовать. Совсем. Только одежда грязным мешком опустилась на площадные камни да золотой кругляш брякнулся поверх нее.

– Каждый, кто считает, что он вправе распоряжаться своей не-смертью, может мне об этом сказать! Каждый! И он последует вот за этим болваном!

– Я так считаю! – вдруг выкрикнул гном, лицо которого было изъедено язвами. – Я! Моя судьба – она только моя! И ты, странный человек, никто! Нет у тебя надо мной власти!

– Что-о-о-о? – окончательно взбеленился Сэмади, махнул тростью, и народонаселение Реенваара уменьшилось еще на одну единицу.

– И я так же думаю! – завопила мордатая тетка в драном платье, к ней тут же присоединилась еще одна, с всклокоченными волосами. – Ишь какой! Приперся, командует! Иди вон, летучими мышами руководи!

Ох, какой поднялся гвалт, какой шум! Жители, перебивая друг друга, требовали от Сэмади немедленного исполнения озвученного им договора, а мой костлявый приятель, похоже, изрядно растерялся.

Ну а лично я еле-еле удерживался от смеха.

Все верно. Все правильно. Это же город проклятых! И основная штука в том, что они не в состоянии его покинуть, а им этого очень хочется. Потому они и охотятся на заблудших сюда, ведь тот, кто заберет жизнь живого разумного существа, получит свободу. А Барон взял и именно ее им и пообещал, да еще и с наглядной демонстрацией.

Но мне все это было на руку. Местные жители, поняв, что на их улице наконец-то перевернулся грузовик с карамельками, обступили Сэмади, потихоньку оттеснив его от нас. Более того, им, похоже, пока было плевать на спутников нежданно заявившегося в Реенваар Спасителя, мы представляли куда меньший интерес в разрезе полезности для общества.

Это был мой шанс, и я не собирался его упускать.

– Леонард, Микел, прикройте мне спину, – попросил я личей. – Да ладно, хватит притворяться, вы меня прекрасно слышите! Вашему повелителю не до вас, он в своей стихии, с потенциальными слугами ругается. А мне одному вон в тот дом идти страшновато, кто его знает, что там обитает?

– Ладно, – прогудел лич. – Но ты, человек, помни: мы тебе не служим.

– Я в этом и не сомневался. Но все же сейчас мы одно дело делаем, согласитесь?

Прямо скажем – здание оказалось под стать жителям. Все в пыли, полуразрушенное, везде запустение и хаос. И прямо воняет безнадежностью.

А самое скверное – второй этаж. Лестница, ранее ведущая на него, теперь являла собой кучу камней, лежащих на полу, а как попасть туда по-другому, я не очень представлял. И ведь даже зацепиться не за что – передо мной были голые каменные стены, причем стекольной гладкости. Причем здание-то административное, не жилой дом, потому – высокое. Не допрыгнешь никак.

В общем, как бы через крышу соседнего дома не пришлось туда забираться.

Впрочем, вскоре я облегченно выдохнул, поняв, что не придется ничего изобретать. Вон он, бубен, лежит на столе. Кстати, мне думалось, что он поавантажнее выглядеть станет, помассивней, поэкзотичней. А тут просто не очень большой кругляш с бубенчиками да приделанной к нему небольшой колотушкой, вот и все.

«Вами выполнено задание “Бубен Судьбы”

100 000 опыта;

50 000 золотых;

боевой серп, сработанный реенваарскими гномами».

Боевой серп – это хорошо. Уверен, сильно непростое оружие, возможно, с какими-то особенными характеристиками. Может, даже мне по классу подойдет? Ну да, воин с серпом смотрится забавнее, чем с мечом или копьем, но на это мне плевать. Главное в оружии – эффективность, а как оно выглядит – это вторично.

«Вам предложено принять задание “Бей, бубен!”.

Данное задание является двенадцатым в цепочке квестов “Повелительница сотен клинков”.

Условие – открыть проход в урочье Вечных Снегов.

Награды:

75 000 опыта;

50 000 золотых,

получение следующего квеста цепочки».

Хочется верить, что я оказался на финишной прямой. Само собой, что в упомянутом урочье может нарисоваться очередная крученая сюжетная арка, которая потащит меня дальше по тернистому пути приключенца, но пока мысль о том, что ужасно долгий и трудный квест все-таки может наконец закончиться, очень греет душу.

Но это все потом, потом. Сейчас мне стоит уносить отсюда ноги, пока паленым не запахло. Вон как на площади Сэмади блажит!

– Отцепитесь от меня! – орал он, отмахиваясь тростью от наседавших на него местных жителей. – Вон, я сказал!

– Отбивайте его у местных – и валим, – скомандовал я Леонарду, заметив, что обитатели города, похоже, возвращаются в свое привычное состояние, больно уж нехороший у них оскал появился, да и глаза как-то недобро заблестели. – Ходу, ходу!

И я рванул к выходу со всевозможной скоростью, краем глаза заметив, что несколько проклятых, похоже, навострились за мной.

– Беги, брат! – все же гаркнул я, пробегая мимо Барона. – Или будет лихо!

За моей спиной раздались какие-то вопли, треск ткани, которую, похоже, вспороли на мертвых телах мечи личей, но оборачиваться я не стал. И страшно, и ни к чему это. Если что, Барону я не помогу точно, а каждая потерянная секунда работает против меня.

Да и не смогут эти лишенцы его прикончить при всем желании. Нельзя лишить жизни того, кто уже мертв. Но вот одежду точно в клочья разорвут.

Я успел выскочить за ворота в самый последний момент – чьи-то когти теркой прошлись по моей спине, но не смогли задержать, а после там, на площади, что-то громко грохнуло. Как видно, все же выбесили жители Реенваара забредшего к ним на огонек полубога и тот устроил им праздничное фаер-шоу.

Что примечательно, я оказался прав. Само собой, и Барон, и личи уцелели в этой заварушке, но как же неприглядно они смотрелись! Ей-богу, даже циничный и не очень щедрый я подал бы этой компании на пропитание, встреть их не здесь, а где-нибудь в вагоне электрички.

Возникало такое ощущение, что их через шредер пропустили, поскольку одежда была разодрана на сотни ленточек. Даже балахоны личей, которые, как мне казалось, являлись частью их тел!

– Теперь мне ясно, почему ты свою одежду оставил тут, – произнес Сэмади, подходя поближе. – Ты умнее, чем кажешься.

– Скорее имею опыт в ряде вопросов, – примирительно заметил я, закидывая щит за спину. – А чего там взорвалось?

– Еще немного – и они бы нас начали пожирать, – ответил Барон, присаживаясь рядом со мной на корточки. – Убить не убили бы, но становиться для кого-то едой у меня желания нет, так что пришлось немного шумнуть.

За воротами кто-то завыл, створки дернулись туда-сюда, личи приняли боевые стойки, а я сунул руку в сумку за свитком перемещения, но на каменную тропу так никто и не вышел.

– Какое любопытное все же место. – Сэмади сунулся было за сигарой, но карман, в котором они обычно находились, отсутствовал. Оторвали его буквально с «мясом». – Спасибо, белый братец, ты смог меня удивить.

– Все только для тебя. – Расплылся в улыбке я. – Если еще раз встретится что-то подобное, непременно позову тебя поглядеть.

– Не настаиваю на этом, – усмехнулся Барон. – Развлечения хороши в меру. Ладно, подведем баланс. Я тебе еще что-то должен?

– Нет, счет полностью закрыт, – заверил его я. – И – спасибо!

– Не за что. – Сэмади встал на ноги, провел ладонями по рванью, и то мигом приняло привычный для моего глаза вид, став одним целым. – Очень интересное место. И полезное.

Любопытно, какую же он такую пользу усмотрел в этом аду каннибалов? Вот только все равно ведь он мне ничего не скажет, можно и не спрашивать.

Ну и не надо. Главное, я все же сумел сделать то, что казалось почти невозможным. Снова. С трудом, на последнем издыхании, но – смог.

Да, что там с серпом?

«“Молния пламенеющего заката (оружие для левой руки)”

Некогда этот предмет принадлежал великому воину и вору. Да-да, даже воры иногда могут оказаться воинами, подвиги которых останутся в веках.

Он никогда не убивал без надобности, но если ситуация заставляла его защищать свою жизнь или жизнь друзей, сталь, которая находилась в его руке, разила противника безжалостно и беспощадно.

И пал он в битве, защищая спины тех, с кем много лет делил славу побед и горечь поражений.

Урон 1 465–1 615 единиц

+500 к силе;

+300 к ловкости;

+250 % к шансу успешного блокирования ударов;

+200 % к шансу обнаружить тайник (при наличии соответствующего умения);

+75 % к защите от огня;

+55 % к маскировке.

Данный предмет невозможно сломать.

Ограничения к классовому использованию предмета – воины, воры.

Прочность – 1 500 из 1 500.

Минимальный уровень для использования – 105.

Внимание!

Если вы добудете серп для правой руки, носящий название “Молния ясного рассвета”, то сможете собрать комплект “Два серпа – две ярких молнии”. Данный комплект не является сетовым, но при этом ряд полезных и даже редких бонусов вы получить при его использовании сможете».

Сдается мне, что этот серп как раз больше под воина заточен. А тот, второй, скорее всего, под вора, и в характеристиках там упор на ловкость, а не на силу. Нет, так-то хороший комплект, но не для меня, даже разживись я вторым серпом. Ведь тогда щитом придется жертвовать, а меня такой расклад не устраивает.

Пожалуй, повременю эту красоту сдавать в кланхран, пусть даже там теперь рулит не вороватый Ромул, а хитроумный Амадзе. Пусть пока в сундуке полежит.

– Свиток, – потребовал у меня Сэмади. – Ты же наверняка со мной не пойдешь, верно?

– Верно, – признался я. – У меня дел еще видимо-невидимо, мне спать некогда.

– Не забывай меня время от времени навещать, белый братец, – попросил Барон. Ну как попросил? Поставил в известность. – Рассказывай, что на белом свете творится, как боги поживают, что они велят делать тем, кто вызвался пойти к ним на службу. И я в долгу не останусь, может, тоже тебе чего интересное поведаю.

 

– Договорились. – Я протянул повелителю мертвых свиток перемещения. – И спасибо еще раз!

Мой приятель отбыл, а следом за ним отправился и я, причем почти туда же, куда и он, только чуть севернее, а именно – в Хольмстаг. Надо наведаться в гостиницу, чтобы убрать в сундук с таким трудом добытый бубен, и заодно навестить кенига. А почему бы и нет?

«Вам предложено принять задание “Власть Севера”.

Условие – отыскать на тыльной части спинки трона кенига Харальда Кудрявого букву, вырезанную там в незапамятные времена.

Награды:

75 000 опыта;

5 000 золотых;

предмет амуниции (рандомно, уровнем не менее редкого);

+100 единиц к показателю “Жизнь”.

Примечание

Вы не сможете взять следующее задание из цепочки квестов “Алфавит власти” до той поры, пока не выполните это.

Внимание!

Неудачное выполнение данного задания ведет к тому, что вся цепочка квестов будет считаться проваленной. Будьте осторожны! Будьте внимательны! Повторное прохождение данной цепочки не предусмотрено!»

О как! А если бы я сначала в Эйген рванул? И все. И тупик. Выходит, что Запад все же надо оставить на сладкое. Одно хорошо: автоматический запуск квеста, похоже, происходит только тогда, когда ты попадаешь в столицу одной из Марок, не раньше.

Отдельно порадовало то, что на улицах Хольмстага я не увидел ни проповедников, призывающих всех поклоняться одному из вновь пришедших на землю богов, ни отрядов стражи, шастающих с недобрым видом и ищущих инакомыслящих. Все было как всегда: в кабаках орали пьяные северяне, парочка особо набравшихся забулдыг дрыхла там, где их застал коварный сон, а небо было затянуто серыми тучами.

После посещения гостиницы я навестил лавку, вывеска которой была побогаче, чем у конкурентов, где прикупил за немалые деньги бочонок какого-то особо ядреного гномьего пива. По крайней мере, торговец заверил меня, что такого в продаже здесь нет больше ни у кого, да и в других Марках с ним не густо. Мол, варят его какие-то два брата-гнома и абы кому не продают, поскольку являются крайне разборчивыми поставщиками.

Ну, не знаю, насколько это правда, но выбора особого у меня все равно не было. Не тащиться в Пограничье за бочонком фирменного королевского зимнего эля, верно?

Немало меня порадовал и тот факт, что стражи при входе в чертог не наблюдалось. Даже Морских Королей, которые вроде в последний раз здесь несли что-то вроде постоянной вахты. Это означает, что Север пока ни с кем воевать не собирается. Уже хорошо по нашим невеселым временам.

Дорогу до залы, где обычно кутил кениг, я помнил отлично, при этом в коридорах мне не встретилось ни одной души, что немного сбило возникший было благодушный настрой. А тут вообще живые есть? Может, Харальда уже свергли, а его чертог пустой стоит, ждет нового претендента на престол? Вот будет номер!

Но нет, обошлось, подходя к тронной зале, я облегченно вздохнул, услышав голос моего старого знакомца, который, похоже, опять пребывал не в духе. Да и потом, он же в описании квеста значился, зря я паниковал.

– Вот что ты за человек, а? – басил Харальд недовольно. – Нашелся наконец тот, кто тебя принял такой, какая ты есть, с твоим тяжелым кулаком, вздорным характером и усами над верхней губой! Мало того, этот парень даже мне понравился, он настоящий северянин, а не хлыщ какой-нибудь вроде этого твоего… Как его… Ну, которого я тогда спьяну удавил. Который все еще «р-р-р-р» делал и в волосатых сапогах разгуливал. Ладно, неважно. Так вот, нашелся храбрец. И что? Ты его затюкала до такой степени, что он от тебя в море сбежал! Ищи его теперь!

– Вот и ищи! – рявкнула Ульфрида, а после, судя по звуку, саданула кулаком по столу. – Кто у нас власть? Ты!

– Поговори мне еще! – заорал Харальд. – Много воли взяла, как родила!

– Я теперь мать! – еще громче завопила Ульфрида. – Понимать надо! Думаешь, мне легко?

– Может, мне тебя куда-нибудь в Полые Холмы на поселение отправить? – неожиданно тихо и задумчиво произнес кениг. – А чего? Наследник есть, я его воспитаю. А ты там поживешь годков десять, поймешь, что к чему.

– Папаша, вы сами верите в то, что говорите? – рассмеялась Ульфрида. – Какие Холмы? Кто меня там удержит? Я же всех убью и через день снова сюда вернусь. Лучше дайте команду пару драккаров подготовить. Не желаете моего супруга искать – сама этим займусь. Завтра же выйду в море.

Стало быть, не выдержал Гуннар семейной жизни, сбежал от нее куда подальше. Ну, где-то я его понимаю, Ульфрида – то еще золото.

– Мое почтение! – заглянул я в залу, улыбаясь. – Не прогоните старого знакомца, незвано заявившегося в гости?

– Вот тебе и раз! – гаркнул Харальд, восседавший на троне, сработанном из черного мореного дуба. – Хейген из… из… Неважно откуда. А я как раз вчера тебя вспоминал! Ну-ка, заходи! Нам есть о чем побеседовать! Эй, стража!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru