Файролл. Квадратура круга. Том 4

Андрей Васильев
Файролл. Квадратура круга. Том 4

Глава вторая, подтверждающая тот факт, что все дело в мелочах

– Кто звонил? – спросил я у Вики, выходя из ванной комнаты и вытирая полотенцем голову. – На кого опять орала? Наша красотка Мариэтта не тот прыщик выдавила, или Таша вместо пироженки макет номера скушала?

– Ха-ха-ха, как смешно! – Вика несколько раз свела ладони вместе, обозначив аплодисменты. – Верх остроумия. Нет, это я кавалера нашей красотки шуганула, того, на которого без слез не взглянешь. Он взял привычку названивать сразу же после того, как ты вылезаешь из своего комфортабельного гроба, и красть то время, которое ты оставляешь для меня между сном и играми. Когда кто-то без спросу берет чужое, это не мое дело. Но когда кто-то забирает мое, это уже перебор. У нашего умника имелся в наличии целый день, чтобы пообщаться с тобой, вечер я ему отдавать не собираюсь.

– Убедительно, – признал я, – и справедливо. Что на ужин?

Но мы оба недооценили Костика. За последние несколько месяцев он, то ли под нашим благотворным воздействием, то ли еще по каким причинам, приобрел некоторое нахальство, которого раньше за ним не водилось, потому, когда я доедал вторую отбивную, в дверь постучали.

– Никого нет дома! – тут же среагировала Вика.

Стук повторился.

– Все ушли на игровой фронт! – начиная злиться, крикнула моя сожительница.

– Неправда, кое-кто с него недавно вернулся, – подал из-за двери голос визитер. – Я все равно не уйду, пока с Кифом не пообщаюсь. Я имею до него пару слов.

– Константин, завтра наступит новый день, – насупилась Вика, – тогда и поговоришь! Дай человеку поесть!

– Я бы тоже перекусил, – одобрил ее слова Костик. – Вы прекрасно готовите, Виктория, это знает весь «Радеон»! Пригласите меня к столу, и я спою величальную песню в вашу честь!

– Лучше открой, – посоветовал я недовольной девушке. – Он сейчас реально петь начнет, попомни мое слово. И вот тогда совсем беда настанет.

– Куда уж хуже?

– Есть куда, – веско произнес я. – Ты забыла о Валяеве, который на этот вой притащиться может. Добро, если трезвый, а если нет?

Последний аргумент показался Вике убедительным, она встала и пошла к двери.

– Мясо кушаешь? – Костик, ворвавшийся в кухню, блеснул стеклышками очков. – Вкусное?

– Очень. – Я отрезал кусочек свинины, намазал его горчицей и отправил в рот.

– Садись за стол, – обреченно предложила программисту моя хозяюшка. – Гарнир класть? У нас сегодня тушеная капуста.

– Класть. – Костик сглотнул слюну. – Киф, тебе положительно повезло с избранницей. Умница, красавица, готовит хорошо. Чего тебе еще надо?

– По идее, такие реплики не ты должен выдавать, – заметил я.

– А кто?

– Валяев. У тебя другая социальная роль. Ты у нас тихий зашуганный компьютерный гений, тебе фонтанировать комплиментами и шутками по штату не положено.

– Да? – немного опечалился Костик. – Ладно, как скажешь.

– Давайте недолго только, – попросила нас Вика, ставя перед гостем тарелку с едой. – Завтра рабочий день все-таки. Чайник сами вскипятите, не безрукие.

И она покинула кухню, причем даже ее спина говорила о крайнем душевном возмущении.

– По-моему, я ей не очень нравлюсь, – сообщил мне программист, втыкая вилку в кусок мяса.

– Ей все, кто на ночь глядя в гости без приглашения приходят, не нравятся, – успокоил его я, – так что не переживай. Чего хотел?

– Высказать свое восхищение, – тоже потянулся за горчицей Костик, – причем коллективное. Очень красивое зрелище было в оазисе, невероятно красивое. Олег все же был гений. Такое закрутить – это сильно.

– Ну, твоя команда не хуже квесты делает, – почти не кривя душой, сообщил ему я, – не прибедняйся.

– Не хуже, – согласился Костик, – но вариативность сюжетных решений все же у нас слабее.

– Если честно, меня от этой его вариативности давно коробит, – не разделил его восторгов я. – Каждый раз думаю: куда уж хуже? И каждый раз находится, куда именно. Теперь вот надо осмотреть четыре трона, на которых сидят сильномогучие государи. И им в большинстве своем это наверняка очень не понравится, даже в том случае, если это произойдет в ночной тиши и в их отсутствие. Уверен, что в данной ситуации непременно какой-нибудь особо бдительный страж припрется поглядеть: а все ли в порядке в тронной зале? И непременно меня заметит.

– Ну, не факт, – попробовал приободрить меня гость. – Может, и не припрется.

– Ты кого обманываешь? – Я рассмеялся, причем искренне. – С моим-то везением!

– Ничего, дорогу осилит идущий, – примирительно произнес Костик. – В конце концов, это не профилирующий квест. Твоя задача какая? Странник. Вот ты и…

– Верно, Странник, – чуть понизил голос я. – Только вот мне сейчас уже предельно ясно, как именно сойдутся наши с ним дорожки. Ну, географически не скажу, естественно, а событийно – запросто. Встретимся мы с ним на каком-нибудь большом поле, с одной стороны его темные рати выстроятся, с другой – войска противника, читай – мои. Условно, разумеется, но тем не менее. И если богиня за меня не впряжется, то солью я эту битву ко всем хренам. Больше тебе скажу: я без удачного завершения этого квеста даже до того поля не доберусь, меня без поддержки Тиамат остальные боги станут на ноль множить раз за разом. До больших конфессиональных войн ведь всего ничего осталось, верно?

– Ты имеешь в виду открытых, а не как сейчас? – уточнил Костик. – С турнирной таблицей и ежедневными призами в виде разнообразных бонусов тем, чей божественный покровитель на данный момент лидирует по победам? Как только второй первохрам выстроят, так сразу и накатим обновление, дабы конкуренцию подстегнуть. Изначально там планируются разные схватки, от «трое на трое» до «пятьдесят на пятьдесят», а после дело дойдет и до глобальных сражений. Их введем, когда все четыре храма будут пущены в эксплуатацию. У нас вообще большие планы на этот счет.

– Про что и речь. – Я глубоко вздохнул. – Вот и как мне не рыть носом землю? Кстати, хорошо, что предупредил. Значит, точно не еду я завтра на работу, надо идти бубен выбивать. В схватках НПС вы вряд ли дадите задействовать, а вот в глобальных сражениях, уверен, разрешите.

– Разрешим, – подтвердил Костик, пережевывая мясо, – с ограничениями по количеству. И еще без привлечения наемников из Вольных Рот или Диких Отрядов, только со штатными НПС на репутационной основе.

– Слушай, а почему я это все только сейчас узнаю? Почему в редакцию пресс-релиз обновления не поступил? Что за подход к серьезным вопросам?

– Нашел у кого спрашивать! – хихикнул программист. – Это ты Верейской претензии выкатывай, а не мне. К тому же, возможно, все вам и отправляли, просто ты на работе совсем бывать перестал. Как ни глянешь, ты все в игре.

– Так а куда мне деваться, если с каждым квестом… Черт, сказка про белого бычка началась. Ладно, забыли. И что, прямо большое обновление?

– Угу, – прочавкал Костик. – Многопрофильное. Всем сестрам по серьгам раздадим.

– А коньячку хочешь?

– Так твоя заругается же! – Гость опасливо глянул в сторону комнаты, где Вика шуршала страницами журнала.

– А мы тихо! – заговорщицки прошептал я. – По маленькой!

– Говори, что надо, – оглядевшись по сторонам, произнес Костик. – Если смогу, сделаю.

– Увеличь мне клан хотя бы вдвое, – попросил его я истово. – Слушай, у меня руки сейчас реально связаны, особенно с учетом того, что треть состава – старики, женщины и дети, от которых толку вообще нет. Я все понимаю: социалка, то, се, но невозможно же! Особенно в разрезе грядущих битв. Мы, по сути, смертники. А если клан накроется, я такие штрафные санкции словлю, что на всех наших планах сразу можно крест ставить. Вот оно тебе надо?

– Ну, не знаю, не знаю… – задумчиво произнес Костик. – Технически это возможно, конечно. Сколько у тебя сейчас? Сотня?

– Ну, – подтвердил я. – Но мне минимум три сотни бойцов в клане нужно, чтобы на ноги встать. А еще лучше пять!

– Пять – перебор. – Покачал головой Костик. – Социалка же, там есть некоторые ограничения, которые не перепрыгнешь. Кстати, имей в виду, что с увеличением мест для игроков увеличится и количество НПС-балласта, в этом весь смысл. Подразумевается, что твоя планида не славу добывать, а выстраивать отношения с населением. Уверен, что тебе нужна еще сотня немощных и бесполезных гэльтов, которых надо кормить, лечить и оберегать?

– Пограничье на бедность не жалуется, прокормим как-нибудь, – отмахнулся я. – А в случае нападения врага на королевский замок отправлю их на стены смолу кипящую на агрессора лить. Опять же пусть землю пашут или овец пасут. Короче, пока царит относительный мир, отдам их в ведение сестрицы Эбигайл, пусть она заморачивается. В конце концов, она урожденная Линдс-Лохен, пусть позаботится о родне.

– Твое дело. – Костик облизал вилку и с грустью глянул в пустую тарелку. – Две сотни мест в клане прибавлю, больше не проси. И так иду тебе навстречу, другого бы кого послал.

– Ценю, – от своего куска мяса я отрезал половину и плюхнул ему на тарелку, – и тоже для тебя ничего не жалею!

– Трогательно! – притворно всхлипнул мой собеседник.

– А теперь говори: чего тебе от меня надо? Ты же не просто так пришел, верно? Похвалить меня ты по телефону мог. Или сообщением в игре.

– Ходят слухи, что скоро вернется Старик, – почти шепотом сказал мне он. – Киф, выпроси у него аудиенцию для меня. Приватную.

Если честно, его просьба заставила меня немного опешить. Всего мог ожидать, но такого?

– О как. – Потер лоб я. – А чего сам не хочешь на прием напроситься? Наверняка можно как-то записаться там… Ну, я не знаю.

– Натурально, не знаешь, – подтвердил Костик. – Ты в иных моментах совершенно несведущ, потому что живешь в башне из слоновой кости. Мне к нему попасть просто так почти невозможно, только если он сам меня захочет увидеть, а шансы на такое развитие событий стремятся к нулю. Так что, поможешь?

 

– В обход Зимина и Валяева? – уточнил я. – И Азова? Ты понимаешь, что они с нами сделают, когда это всплывет? Сожрут нас с тобой и косточек не оставят. Безотносительно того, что ты там, наверху, наговоришь.

– Короче, нет, – подытожил Костик печально. – Понимаю. Нет, правда понимаю, потому даже обиду не затаю.

– Я не сказал «нет». Поживем – увидим. А о чем речь хочешь вести, если не секрет?

Костик глянул на меня исподлобья, и я понял – не скажет он мне этого. Ну, тогда не обижайся, друг сердечный, я на самом деле себе не враг. Но надежду я у тебя отбирать не стану, верь в то, что, может, все еще и сложится. С надеждой жить веселее.

– Если фишка ляжет, замолвлю слово, – пообещал я. – Это все, что могу гарантировать. Да и не факт, что он меня призовет к себе по приезде.

– Уверен, что так и случится. – Снял очки с носа программист и протер их отвисшим рукавом своего вязаного свитера. – Хоть раз за последние визиты он про тебя забывал? Нет. Почему сейчас должно все измениться?

– Не могу сказать, что меня это все радует, – вздохнул я. – Кость, вот охота тебе доброй волей туда лезть?

– Охота, – твердо заявил Костик и попробовал выпятить вперед свою впалую грудь. – Помнишь, мы как-то общались на предмет того, что я делаю все, а при этом остаюсь никем?

– Помню, – хмыкнул я, – было. Помял я тебя тогда маленько.

– Ну, так за дело, – шмыгнул носом он. – Но все равно – имею право!

– Тщеславие – грех, – попенял я ему. – Оно никогда никого до добра не доводило.

– Пусть его. – Костик снова напялил очки на нос. – Я, может, жениться собрался. Может, даже размножусь после свадьбы. А как семью создавать, если я до сих пор «подай-принеси» работаю?

– Так вроде тебя повысили? – удивился я. – За выдающиеся заслуги. Валяев тебе даже секретаршу обещал.

– Валяев всегда много чего обещает. – Скривился Костик. – Да, должность называется красиво, но статус мой не изменился, как я был вечным исполнителем, так им и остался. А я не хочу быть среди тех, кто выполняет чужие решения, я желаю участвовать в их принятии.

– Обратно непонятно. Кость, по-моему, ты сгущаешь краски. Вспомни наши последние мозговые штурмы, тебя никто в угол не задвигал, ты всегда имел право слова. И к нему прислушивались.

– Иллюзия, – буркнул гость, – не более того. Киф, сделай то, о чем прошу, и я не останусь в долгу, даю слово.

Темнит парень. Ой темнит. А я такой подход к делу сильно не люблю, от него за десять шагов гнильцой подванивает, прямо впору расстроиться. Просто сей несуразный товарищ вызывал у меня хоть какую-то симпатию, поскольку среди местной кунсткамеры выглядел чуть ли не единственным нормальным человеком. И на тебе! Этот тоже метит в Наполеоны.

Но правильно я для себя все минуту назад решил. На фиг такие игры, больно дорого они мне могут обойтись.

– Да при чем тут долги? – Широко улыбнулся я. – Не чужие же мы друг другу люди, Константин! Опять же жениться-то, небось, на одной нашей общей знакомой хочешь? А кто тебя с ней свел, а? Правильно, дядюшка Киф! Так что свидетелем на свадьбу позовешь.

– Ну, насчет свадьбы это я так, умозрительно, – засуетился Костик, – к примеру. Ты Мэри про мои слова не проболтайся, а то мне мало не покажется.

– Не знаю, не знаю… – задумался я. – Сотрудники редакции мне как родные стали. Как дети, можно сказать, причем суженая твоя – тоже. И мне, как бате, очень неприятно, что кое-кто запудрил доче мозги, а теперь, значит, заднего включает.

– Киф, не смешно, – всерьез начал нервничать Костик.

– Триста, – припечатал ладонь к столу я.

– Триста чего?

– На триста голов расширь состав клана. Но сирых и убогих НПС в равных пропорциях включи только в две сотни, а третью оставь чисто игровой. И я забуду оскорбление, что ты нанес моей кровинушке.

На последних словах я всхлипнул и потер ладонью сухие глаза.

– Как? – Даже волосы у Костика встали дыбом. – Как я такое сделаю?

– А как я буду смотреть в очи ясные моей касаточки Мариэтты?..

– Все, выключай режим идиота. Сделаю. – Программист обреченно вздохнул. – Но и ты мою просьбу помни. Очень тебя прошу.

Собственно, после этого он надолго не задержался, доел остывшее мясо и ушел.

И все-таки странно. Почему именно я? Ну, не может быть такого, чтобы к Старику каких-то других, обходных путей, не имелось.

Почему я? В чем скрытый смысл? А он есть, спинным мозгом чую. Вот мало мне в игре ребусов, еще и тут приходится голову ломать над разными раскладами.

– Ушел, – сообщил я Вике, войдя в комнату. – Странный он какой-то сегодня был.

– Все они тут… – устало согласилась со мной девушка. – Слушай, как думаешь, мы уже можем вернуться обратно в нашу квартиру?

– В смысле? – Я даже в ухе мизинцем пошерудил, подумал, что послышалось. – Ты о чем?

– О том самом. – Вика из позиции «лежа» переместилась в позицию «сидя», положила ладони на колени, а после примостила на них голову, став чем-то похожей на Аленушку с известной картины художника Васнецова. – Знаешь, сначала мне казалось, что я золотую рыбку за хвост ухватила. Нет-нет, я сейчас не о тебе. Я о ситуации. Тут же круто, все есть, и ни о чем думать не надо. Потом привыкла к этому всему, происходящее нормой вещей стало. А сейчас мне отчего-то с каждым днем все больше хочется отсюда сбежать туда, где люди живут обычной жизнью.

– Удивила, – я присел рядом с ней, – и очень сильно.

– Знаешь, возможно, я просто зажралась и уже на следующий день после исхода буду волосы на себе рвать, осознав, что потеряла. Да и страшно немного, я ведь до сих пор тот вечер в кошмарах вижу. Ну, снег этот, телохранитель, падающий на асфальт, промерзшие дворы… Но все равно хочу отсюда съехать. Просто если мы с тобой отсюда не сбежим, то потеряем друг друга. Если я что точно и знаю, то именно это. А мне не хочется тебя терять.

Надо же. Разное между нами случалось, но такой, пожалуй, я ее впервые вижу. Такой… Настоящей, что ли?

– Я поговорю с Азовым. Не думаю, что получу положительный ответ, но поговорю. И да, я тоже хочу отсюда свалить куда подальше.

– Ну, тебе дай волю – ты бы еще тогда подорвался, – улыбнулась Вика, – прямо на следующий день после заселения.

– Есть такое, – признал я. – Душа моя, завтра ты без меня едешь на работу.

– Да уже поняла, хотя и не считаю, что это правильно. Ладно там четверг, пятница. Но завтра номер подписывать надо, это прерогатива главного редактора. Мне не сложно, но для твоего реноме лучше, если это будешь все-таки делать ты.

– Ну, мое реноме – оно такое реноме. – Я обнял ее за плечи. – Ему уже все равно. И потом, чего мне бояться с таким надежным тылом, как ты?

– Тех, кто вокруг, – неожиданно серьезно ответила Вика. – Всех.

– Кроме тебя?

– Кроме меня.

И знаете, я ей отчего-то поверил. Может, и зря.

А может, и нет.

Когда я проснулся утром, Вики рядом уже не было, она, как видно, отбыла на службу. Но зато кто-то барабанил в дверь.

Положительно, надо повесить на двери объявление, что Александром Грейамом Беллом в 1876 году был изобретен телефон. И это порождение разума идеально подходит для того, чтобы оповещать других людей о предстоящих визитах.

Скажу честно: был у меня соблазн плюнуть на то, что кто-то очень хочет со мной пообщаться, и скрыться в игре, но, поразмыслив, я решил все же открыть дверь. Мало ли, кто там?

– Долго спишь, – сообщил мне Азов хмуро, – пять минут барабаню.

– Надо звонок повесить, как в квартире, – зевнув, произнес я и почесал живот. – Кофе будете?

– Буду, – кивнул безопасник.

– Растворимый или из турки? – уточнил я.

– Лучше из турки.

– Тоже, пожалуй, составлю вам компанию. Значит, так: кофе в шкафчике, турка на холодильнике. А я в душ.

– Обнаглел ты, Киф, – усмехнулся Азов. – Или почуял ветры перемен? Так это иллюзия. Расколы у нас бывали и раньше, но это ничего не меняло, все раньше или позже вставало на свои места. Все, кроме тех, кто думал, что может подняться на мутной волне.

– Ничего не понял, – признался я честно. – Илья Палыч, серьезно, мне бы в душ и кофе, а после я хоть что-то начну соображать. Ну, не желаете варить его – подождите, пока я закончу водные процедуры. Сам все сделаю. А вы, вон, в кресле посидите, о бренности всего сущего поразмышляйте.

– Иди, плескайся. – Иронично глянул на меня безопасник. – Сварю уж, руки не отвалятся. Только не засни там снова, а то вон, у тебя один глаз до сих пор не открылся.

И ведь сварил, причем очень умело, запах по квартире разнесся просто фантастический. Даже если бы контрастный душ меня не взбодрил, тут-то я точно проснулся бы.

– Вы, Илья Палыч, без работы, если что, не останетесь, – с нотками подхалимажа в голосе сообщил я безопаснику, отпив глоток из чашечки. – Вас, как баристу, с руками оторвут.

– Болтун, – беззлобно сообщил мне тот. – Пей давай.

– Ага. – Я отхлебнул еще глоток. – А какой раскол вы имели в виду? Признаться, я ничего не понял.

– На самом деле? – Внимательно глянул на меня Азов. – Хочешь сказать, ты не в курсе того, что вчера случилось?

– Откуда? – Передернул плечами я и хрустнул печенькой, которую взял из вазы. – Я вчера весь день в игре провел, крутился как юла. Вечером вылез из капсулы, поел и спать пошел. А, вру, Костик еще заходил, хвалил меня за отменную сметку и умелые действия.

– И только? – снова уточнил Азов. – Кроме этого, ничего?

– Ну, еще обещал мне клан расширить, потому как с нынешним количественным составом многого не добьешься, – неспешно излагал я, попутно решая для себя несложную, в общем-то, задачу – рассказывать Азову о просьбе программиста или нет.

– Твой Костик вчера с Валяевым насмерть разругался. – Азов подлил себе кофе. – Вот так-то.

– А как такое может быть? – изумился я, причем неподдельно. – Валяев же ему непосредственным начальством прихо… Хотя нет, уже не приходится.

– Вот именно, – подтвердил Азов. – Он у нас теперь формально уборщиком числится, до особого распоряжения. Раньше Костику до этих нюансов дела не было, он и его ребята в своем мире живут, не всегда пересекающемся с нашим, потому для них ничего особо в вертикали власти не изменилось. Но вчера Никита, как на грех, задумал кое-какие перестановки кадровые по его ведомству произвести, вот тут все и началось. Костику шлея под хвост попала, он уперся, Валяев, понятное дело, тут же завелся с пол-оборота, крик, шум, все такое.

– Ну и? – поторопил его я.

– И, – ухмыльнулся Азов, – кто-то поспешил уведомить о происходящем Зимина, который сам спустился вниз посмотреть, что там случилось. Валяев потребовал наказать Костика за неповиновение, как минимум рублем, но Максим его и слушать не стал. Более того, распорядился выписать нашему умнику премию в размере оклада за безупречное выполнение приказов руководства. А приказ какой?

– Какой?

– Киф, не пугай меня. Приказ у него в этой связи имелся один – не выполнять приказы Валяева. Представляешь, как в этот момент Никиту перекосило?

– Не, не представляю, – проникся я. – Боюсь!

Вот теперь пасьянс потихоньку начал сходиться. Костик, похоже, попросту сдрейфил. Он на самом деле прекрасно понимал, что ворон ворону глаз не выклюет. Сегодня эти двое – враги, завтра – снова друзья. Они посидят, коньяку попьют, ветчины покушают да и замирятся. Но ему подобные изыски не светят. Наоборот, у него впереди репрессии, потому что кое-кто обладает просто завидной злопамятностью. И заступничества от кого-то другого ему ждать не приходится. Ну да, на Костике завязано многое, но, как известно, незаменимых у нас нет, кто-то другой помучается, помучается, а после освоит все то, что знает он. По этой самой причине никто даже не пискнет, когда его заживо жрать начнут. Так что Костик после конфликта посидел, подумал, проникся осознанием сделанного и принял решение искать защиты у того, чьи приказы являются в этом здании истиной в последней инстанции. А как к нему подобраться? Непонятно. И вот тогда он вспомнил про меня.

Вот только, убей, не пойму, что именно Костик хотел Старику говорить. «Спасите, помогите»? Но это же смешно.

А если что-то предложить – то что? Что у него есть такое, чем можно заинтересовать владельца «Радеона»?

– Если наш премудрый пескарь тебя о чем-то просил, не делай этого, – посоветовал мне Азов. – И ему не поможешь, и себе навредишь.

– Так жалко ведь парня. – Я втянул сигарету из пачки, лежащей на столе. – Привык я к нему.

– Ничего особенного с ним не случится, – заверил меня безопасник. – Не станет Валяев его распинать, поверь. Повозит немного мордой по столу, как в прямом, так и в переносном смысле, потопчет ногами, но не более того. И, знаешь, я его даже не сильно осуждать стану. Костик не первый год здесь работает, мог бы уже научиться себя в руках держать, верно рассчитывая внутренние конъюнктуры.

 

– Ну, мало ли… – возразил я. – Всякое случается. Может, звезды неудачно сошлись? У меня такое бывало. Навалятся вот так беды со всех сторон, все в руках крошится и прахом идет, а тут припрется кто-то сильно умный, и давай мне что-то высказывать. Вот ему сразу за все и накатишь по полной. Потом жалеть начинаешь о сказанном, понятное дело, а уже ничего не изменишь. Вот и тут так же получилось.

– Возможно, – признал Азов мою правоту, – но это ничего не меняет, как ты верно заметил. Главное, ты в это все не лезь, оно тебе ни к чему.

– А мне и некогда. Я с этой игрой не то что в интригах участвовать – жить не успеваю. Редакцию совсем забросил. Вон, сегодня номер выходит, а я здесь, а не там.

– И очень хорошо, – одобрил мои слова безопасник, – просто замечательно. Когда ты в игре, мне спокойней, глупостей с твоей стороны ждать не приходится. Не надо тебе ни в какие альянсы лезть. Считай это моей личной просьбой.

– В мыслях не было. А в пятницу я вообще на весь день в редакцию уеду. У нас там празднование дней рождения предстоит.

– Опять? – мученически вздохнул Азов. – Слушай, все эти ваши посиделки никогда ничем хорошим не заканчивались.

– Совпадение, – предположил я. – Так-то мы ребята смирные.

– Да все ничего, но вас же в какой-то момент в публичные места тянет прокатиться. И все – жди проблем. То одно, то другое.

– Надо будет побольше выпивки взять, – подумав, предложил я. – Тогда точно никуда не поедем.

– Скажу Ватутину, чтобы он вам в редакцию ящик шампанского и ящик водки доставил, – решил Азов.

– И пива, – добавил я. – С таким боезапасом мы там и заночуем, а с утра нам плохо будет. Как без пива?

– Лучше вы до галлюцинаций допьетесь, чем я потом буду по Москве бегать и тебя искать, – заявил безопасник. – Так что добавлю и пиво.

Было видно, что он доволен разговором, и тут наши мнения сошлись, я мыслил ровно так же. Все-таки это всегда приятно, когда туманная до того тема приобретает ясность.

Следом за этим он откланялся, я же полез в капсулу. Дел у меня на сегодняшний день было запланировано много, время терять не следовало.

Двор замка был почти пуст, но пару игроков из клана я все же увидел. Что особенно здорово, одним из них оказался Снуфф, который сидел на ступеньке и разглядывал какую-то карту.

– Привет. – Хлопнув его по плечу, я пристроился рядом. – Чего за документ? Дорога к сундуку, набитому золотом и артефактами?

– Что-то вроде того, – подтвердил соклан. – Тут разбирал имущество в личной комнате, вот, наткнулся. Квест немудреный, в общем-то, в не очень высокоуровневой локации, но в одиночку не факт, что справлюсь. Втроем, малой группой – самое то. Не желаешь составить компанию? Сейчас Шеркон подтянется, а ты бы третьим стал. Мы этот заброшенный дом с призраками тогда на раз-два вынесем. Понятно, что выгоды особой здесь нет, но фан гарантирую.

– И рад бы, но никак не получится, у меня свои маршруты.

– Жаль. – Снуфф убрал карту в сумку. – Нет, правда жаль.

– И мне, – признался я. – Слушай, у меня к тебе просьба есть. Я на форуме прочел, что скоро игровое обновление ожидается. Слышал про такое?

– Само собой, – подтвердил Снуфф. – Да все слышали.

«Все слышали». Интересно, почему я себя сейчас идиотом ощутил?

– Так вот, принесла мне птичка на хвосте весточку, что в нем социальщикам вроде нас послабление выйдет. Ну, чуть смягчат условия выполнения квестов и все такое. Мне и подумалось: а ну как и численный состав кланов увеличат? Мы с Амадзе и Кро как раз на эту тему вчера разговоры разговаривали.

– Любопытные к тебе птички прилетают, – заметил Снуфф. – Я думал, такие только лидерам топовых кланов песни поют.

Однако я сегодня что ни скажу – все не в кассу. Хорошо еще, что он свой, а если бы был чужой?

– Всякое случается, – отмахнулся я. – Иногда можно услышать благую весть совершенно случайно.

– Да кто бы спорил, – усмехнулся мой соклан. – А так отличная новость. Скажем прямо: с людьми у нас дела никак обстоят. Случись серьезная заварушка – нас любой средний по численности клан вынесет без проблем. А топовые даже не заметят, что через нас переехали.

– Вот потому списки кандидатов на занятие вакантных мест хорошо бы уже сейчас начинать готовить. Рекрутство – это вряд ли, никто не станет тратить время с настолько туманными перспективами в не самом известном клане, но просто формальное согласие от желающих почему бы и не получить? Озадачь ветеранов на эту тему, хорошо? Если есть кандидатуры толковых ребят и девчонок – пусть ведут, мы их посмотрим. Только не абы кого, а на самом деле нормальных людей, без мании величия и планов притягивания неба к земле. Ну, таких, как ты, Амадзе, Слав, Сайрин. Уровень не столь важен, главное, чтобы они нашей группы крови были.

– Сайрин? – рассмеялся Снуфф. – Сказать, что она совсем уж в себе, сложновато.

– Но ей можно доверять, – оборвал его я, – вот что главное.

– Это да, – кивнул соклан. – У меня есть пара толковых парней, спишусь с ними. Ну и остальным пожелание твое передам.

– Спасибо. – Я хлопнул его по плечу, встал и достал из сумки свиток переноса. – А мне пора. Дела, знаешь ли.

Самое время было покинуть замок. Почему? Просто Назира нигде не видать, не нужна мне сегодня его компания. По крайней мере, до поры до времени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru