Файролл. Квадратура круга. Том 2

Андрей Васильев
Файролл. Квадратура круга. Том 2

Глава третья,
в которой речь пойдет о том, что иногда лесть лучшее оружие

Новые рекруты и в самом деле произвели на меня очень хорошее впечатление. Внятные ребята, претензий ноль.

– Слушай, и как-то доведи до сведения остальных, что набор в клан «Линдс-Лохен» завершён, – попросил я под конец свою заместительницу. – Может, меньше народу тут шляться станет. Или пусть тут Гедрон своих представителей посадит за отдельный столик. Ему люди нужны всегда.

– Да поток схлынет через пару дней, – отмахнулась Кролина. – А то и быстрее. Игровая мода – крайне легкомысленная особа. Сегодня ты на первой странице сайта и в фаворе, а завтра про тебя все забыли, потому что ты уже не новость и не в тренде.

– Игра как зеркало реальности, – хмыкнул я. – По ту сторону капсулы всё точно так же.

– Только ещё жёстче, – поправила меня девушка. – Тут можно выйти из моды, но при этом мир вокруг тебя никуда не денется, ты по-прежнему свободен, для тебя открыты все дороги и есть шанс снова возвыситься. А в «реале» всё не так. Там если ты упал, то почти наверняка уже второй раз не поднимешься на ту вершину, которую покорил ранее, не говоря уж о чём-то большем. Не дадут это сделать те, кто заменил тебя там, наверху. Да ещё и друзья-приятели на ногах грузом повиснут. Сами никуда не влезут и тебя никуда не пустят, чтобы им не обидно было, подрежут крылья на лету – из принципа. И всё – был кумир, и нет кумира. Я видела такое, потому знаю, о чём говорю.

– Душа моя, да ты ещё и философ, – проникся я. – Вот так полгода трёшься рядом с человеком, а об истинной сути его узнаёшь случайно.

– Это потому, что ты мало времени проводишь с теми, с кем надо, – назидательно сообщила мне Кролина. – Ладно, пойду народ в клан принимать и письма спонсорские писать. А ты давай ищи первокамень. Время, дражайший лидер, время!

– Пойду искать, – я повертел головой. – Назира не видела?

– Ассасина твоего? – Кролина почесала нос. – Сегодня не видела. Да и вчера его не было. Флоси где-то тут мотается, сшибает мелочь у посетителей, продаёт самопальные сувениры.

Ну и славно. Нет и нет, обойдёмся без него.

Стоп. Какие такие сувениры?

– Да камней набрал у реки, дырок в них насверлил и впаривает этот хлам игрокам – выслушав мой вопрос, расхохоталась заместительница. – Говорит, что на них благословение богини, которое поможет им в битве в самый ответственный момент. Мол – надень на шею, и будет тебе счастье. Прикинь, некоторые верят. Он же НПС, а не игрок.

Вот жулик! Надо будет потом ему бороду как следует надрать. За что? Да как бы ему, дураку, от Тиамат не перепало. Вряд ли ей такое понравится.

Но это потом. Сейчас мне надо к той самой богине, именем которой спекулирует туалетный. И так кучу времени потерял. Вот только с Сайрин надо поговорить, слово своё держать надо.

Как это ни странно, нашей экстравагантной магессы я на площади перед дворцом не нашёл – как видно, она успела куда-то слинять. Рассудив, что на «нет» и суда нет, я по хорошей, хоть и затратной традиции сначала перенёсся на Север и только после этого произнёс заветные слова:

– Богиня ждёт меня! В путь!

И снова – полёт. На этот раз я заранее знал, что это будет крайне неприятная процедура, но всё равно в какой-то момент мне снова стало страшно. Всё-таки человек не птица, и перемещаться в пространстве вот так, когда под тобой бездна, крайне неприятно. В самолёте тоже, конечно, возникает подобное ощущение, но там хоть пол под ногами есть. С ним как-то спокойнее.

Под конец мне ещё и от деревяшки какой-то по затылку прилетело. Вихрь, помимо меня, и её по дороге прихватил – надо думать, в качестве бонуса.

Вот так, потирая загривок, я и вошёл в чертог Тиамат, который, между прочим, претерпел изрядные изменения за то время, что я здесь отсутствовал.

Чувствовалась женская рука, пусть даже и божественного толка. От аскетизма и разрухи предыдущего хозяина этого здания вообще ничего не осталось, кроме разве его головы, всё так же украшавшей стену у входа в главный зал.

А в остальном – роскошь и изящество. Позолота на стенах, невыразимой красоты фрески на потолке, яркий свет факелов. Короче – парадиз. Как есть парадиз!

– Красиво, – не стал скрывать свое восхищение я. – Очень красиво.

– Ничего не забыл сделать? – осведомилась у меня Тиамат, восседавшая на золотом троне. Старый, чёрный, как видно, был списан в утиль.

– Ну да! – я изобразил нечто вроде грациозного поклона из тех, что можно увидеть в французских фильмах прошлого века. – Мое почтение, ваше могущество! Рад, что вы пребываете в отменном настроении!

Ну не про самочувствие же говорить, правда?

– А если нет? – уточнила богиня, поглаживая жуткую треугольную голову Миносса, которую тот положил ей на плечо. – Если я в отвратительном настроении и сейчас сочту твою фразу оскорбительной? Или, того хуже, насмешливой?

Змеюка разинула пасть и вроде как зевнула. При виде загнутых клыков, каждый из которых был размером с половину моей руки и сочился ядом, меня пробрала дрожь. Не знаю почему, но эту тварь боюсь до судорог. Вот никого в игре не боюсь, осознавая, что всё происходящее вокруг – всего лишь игры чьего-то разума и фантазии, но это пресмыкающееся пугает меня ужасно.

– Если даже дело обстоит так, то сейчас я вам его точно подниму! – лихо и немного придурковато проорал я. – Великая богиня Тиамат, рад сообщить, что ваши рати пополнились воинами, равных которым в этом мире нет. Хассан ибн Кемаль, владыка замка Атарин, изъявил желание встать под ваши знамёна. Точнее – счёл для себя это за великую честь!

Тиамат глянула на Пауни, как всегда, сидящую рядом с ней на приступочке трона. Та скорчила рожицу, как бы говоря: «Ну ничего себе!». Знает, о ком речь идёт, знает.

– Это хорошая новость, – благожелательно кивнула богиня. – Ты порадовал меня, Хейген.

* * *

«Богиня Тиамат благодарна вам за услугу, игрок Хейген.

Урон, который вы будете наносить своим противникам, увеличен на 10 % сроком на 10 часов.

Внимание! Важно!

Одновременно может использоваться только один божественный бонус, и до того момента, пока его действие не прекратится, другого вы не получите. Данное правило действительно для бонусов всех божеств, присутствующих в Раттермарке».

* * *

Квест не закрылся. Странно. Хотя – о чём я. Конечно же!

– Хассан ибн Кемаль просит великую богиню об одной милости, – приложил я руку к сердцу. – Позволите изложить?

– Люди, – поморщилась Тиамат. – Вы окончательно разболтались тут без нас. Раньше всё было по-другому, раньше милость бога была именно милостью. Мы награждали только тех, кто этого заслуживал. Теперь же вы сначала требуете милость, а потом, может быть, что-то делаете для нас. Откуда пришла на земли Файролла эта зараза? Кто породил сии веяния?

– Карл Маркс, – тут же ответил я. – Зараза бородатая! Как он книгу под названием «Капитал» написал, так всё юзом и пошло.

– Найти и убить, – приказала богиня, коротко глянув на Пауни. – Мучительно! Книгу изъять из всех библиотек! Опять же, что за причуда у нынешних владык земных? Кому нужна эта всеобщая грамотность? От неё один вред! Раньше все знали – закон и устои идут от богов, как они сказали – так и следует жить. И порядок везде царил. Единогласие! Нынче же у жрецов свои правила, у королей свои, у свинопасов – свои. Куда это годится? Когда все грамотные, то нет главного: нет страха перед неведомым. Если нет страха перед неведомым, то порядка в мире не жди.

– И всё же, – кашлянул я. – Как насчёт просьбы ибн Кемаля?

– Излагай, – оттолкнула от себя морду Миносса Тиамат. – Чего ему нужно?

– Он просит у вас дозволения умереть, защищая ваши интересы и ваши права на этот мир! – отставив ногу назад, пафосно проорал я. – Вот такая скромная просьбишка.

– Мне это нравится, – приосанилась Тиамат. – Сразу видно – достойный человек. Правильный выбор стороны, верные взгляды на происходящее. Дозволяю!

– И ещё он просит дать ему возможность скрестить мечи с вашим братом Витаром, если дело всё же дойдет до открытого столкновения с его ратями, – добрался я наконец до главного. – Он воин, и встать лицом к лицу в бою с богом для него более чем почётно. Но достойнейший Хассан ибн Кемаль отлично осознаёт, что Витар ваш брат, он не может без ведома своей госпожи поднять руку на её родича.

– Если этот воин убьёт моего брата, то я отведу ему место подле своего трона, – возвестила Тиамат. – Клянусь в том своим божественным предназначением.

* * *

Вами выполнено задание «В поисках смерти».

Награды:

5000 опыта;

2000 золотых.

* * *

Ну вот и славно, дело сделано. Не думаю, что ибн Кемалю понравилось бы то, как именно я описывал его пожелания и в каком тоне, но то, о чём он не узнает, ему не повредит. А теперь займёмся другими, не менее важными вещами.

– Теперь о храме, – я надел на лицо маску грусти. – Так-то всё ничего, работа началась, стройматериалы завозим потихоньку…

– А гранит? – требовательно поинтересовалась богиня. – Ты помнишь, что я тебе велела? Чтобы был гранит!

– Как же, конечно! – замахал руками я, успокаивая богиню. – Гранит будет непременно!

И это чистая правда. Но видели бы вы лицо Гедрона Старого, когда тот узнал, что мы новый дом для Тиамат будем не из обычного кирпича возводить, а из гранита. Это, как оказалось, один из самых дорогих строительных материалов в игре. Мрамор – и тот дешевле, не говоря о полудрагоценном жадеите, который можно из окрестностей Мейконга глыбами завозить.

Дорог в Файролле гранит, не укупишь. Но и выбора нет.

– Тогда ладно, – успокоилась Тиамат. – А от меня что нужно в этой связи? До того момента, пока мой новый дом не станет таковым на самом деле, я вам ничем помочь не могу.

 

– Можете, – вкрадчиво ответил я. – Не деньгами, конечно, но кое-чем более нужным. Дайте наводочку на то, где в старые времена ваши храмы располагались, а? Просто мы пока не в состоянии отыскать…

– Нет, – сказала, как отрезала, богиня. – Это – нет. Храм – то место, куда приходят смертные, приносящие огонь своей веры на алтарь моей любви к ним. И что за смысл в храме, который я же сама и помогу возвести? Нет-нет-нет, это ваш путь. Не хотите – не стройте. Но если уж вы выбрали служение мне, так расстарайтесь.

Ну, я как-то так и думал. Запрет на уровне администрации, чтобы, значит, все были в равных условиях. Жаль. Но попробовать стоило.

– И ещё одно, – на этот раз мой тон был деловит. – Относительно вашей дочери Соагды есть новости. Я тут кое-что раскопал, и, полагаю, вам надо это знать.

– Говори, – богиня даже вперёд подалась, после чего Миносс заскрипел чешуёй, потревоженный её резким движением.

– Короче, Ательстан… Ну, тот товарищ, с которым ваша дочь общалась накануне Исхода Богов с Файролла, помните? Так вот, он оказался не таким уж славным рыцарем, каким его было принято считать, – обстоятельно пояснил я. – Нет, сначала-то он стоял за дело Света, но потом у него в голове немного мозги переклинило, и он отправился на другую сторону. Короче, пошалил он в землях Севера изрядно, в результате был убит своими же соратниками. Бумаги, в которых шла речь о судьбе Соагды и о том, что с ней случилось после Исхода, в момент смерти были при нём и после неё с ним же и остались. Не знаю, отчего рыцари их не прихватили, меня там не было, но, полагаю, причины на то имелись. Ситуации – они разные бывают.

– Короче, – потребовала богиня.

– Короче? Можно. Эти бумаги и сейчас лежат в том месте, где находится его тело, вот только где оно находится, я не знаю. Но есть тот, кто в курсе.

– Так найди этого человека, выбей из него информацию, – удивлённо нахмурилась Тиамат. – Мне что, тебя даже таким мелочам надо учить? Я думала, ты более сообразительный.

– И правильно думали, – заявил я, вызвав улыбку на лице Пауни. – Будь это простой человек или даже маг, я бы вам уже эти бумаги на блюдечке с голубой каёмочкой принес. Но тут не так все просто. Это некто Гедран, она же Гудрун, она же… Там много имен. Знаменитая во всех четырёх частях Раттермарка ведьма, причём неимоверной живучести и силы. Она, по ходу, вообще бессмертная, как мне думается. Сам пару раз видел, как она умирала – и от стали, и от огня. И что? Через какое-то время опять снова живее всех живых.

– Есть такая – подтвердила Пауни – Я тоже про неё слышала. Это чистое зло в телесной оболочке. Очень могучее зло. Этому воину, как бы он ни был силён, с ней одному не справиться.

– Так найди верных людей, – поджала губы богиня. – Наёмников, в конце концов. Убеди помочь тебе несколько знающих магов.

– Не факт, – покачал головой я. – Ой, не факт. Старуха на самом деле популярна в народе, со знаком «минус», разумеется. Все знают, что она убивает не раздумывая и раздаёт проклятья направо и налево только так. Не всякий наёмник даже за хорошие деньги влезет в драку с ней.

Интересно, сколько Странник тогда заплатил той парочке, что ходила с нами в замок Фомора? И можно ли узнать у него их координаты?

Хотя – о чём я? Поди теперь до Странника достучись.

– Что ты хочешь от меня? – наконец подошла к главной теме разговора богиня.

– Помощи, – последовал короткий и ясный ответ. – Я найду её, даю слово. Но когда я это сделаю, то мне без вашей божественной мощи не справиться. Причём речь идёт не о том, чтобы эту старую калошу убить. Нам надо её разговорить, и ответ на поставленный вопрос нужен предельно правдивый. Она ведь и соврать может, для неё это обычное дело. Я не распознаю где истина, где ложь, а вот вы…

– Хорошо, – выпрямилась Тиамат. – То, о чём ты просишь, имеет смысл. Я помогу тебе. Найди ведьму, и в тот момент, когда дело дойдёт до расспросов, призови меня при помощи перстня. Я приду на твой зов.

Ффффухххх! Можно мысленно утереть пот со лба. Не скажу, что дело в шляпе, но с Тиамат шансы на успех возрастут неимоверно. Основная загвоздка ведь была не в том, чтобы Гедран найти, а в том, чтобы информацию из неё выжать.

Хотя ведь её ещё и схомутать надо…

– Спасибо! – обрадованно гаркнул я. – Прямо гора с плеч.

– А что там с твоим приятелем? – прищурилась богиня. – Тем, что водит дружбу с мёртвыми?

– Сам волнуюсь, – сменил улыбку на гримасу печали я. – Ни слуху, ни духу. Знаю только, что на него охоту объявили. Причем, подозреваю, санкционировал её кто-то из ваших родственников, мол – «выметем некромантию с континента поганой метлой».

– Эти могут, – брезгливо бросила Тиамат. – Но ты ищи его. Мне нужны войска, время на исходе! И – храм! Поспеши! Всё, аудиенция закончена. Прощай.

Силы богини возросли, хочу заметить. Раньше я своими ногами этот зал покидал, а теперь меня отсюда как ветром вынесло. Хотя – почему «как»? Им и вынесло, прямо за замковые двери, которые секундой позже захлопнулись прямо перед самым моим носом.

– А паразитам никогда, – задумчиво пробормотал я, почесал затылок и достал очередной свиток перемещения.

В принципе можно было бы отправиться на уже родной для меня перекрёсток северных дорог. Ей-ей, не являйся я клан-лидером и гражданином Пограничья, там бы себе жильё построил. А что? Место тихое, спокойное, сколько раз там ни бывал, никогда никого не видел. Из живых душ, имеется в виду. Ни игроков, ни НПС. Снёс бы развалины у озера, поставил крепкий дом, ловил бы рыбку на утренней и вечерней зорьке и вёл душеспасительные беседы с привязанным к этому месту живым покойником. Как там его звали? Не помню. Неважно.

И никаких тебе катаклизмов, дружб с богиней и поисков пути предназначения. Не жизнь, а малина земляничная.

Вот только не судьба. А жаль!

Больше скажу – не туда я сейчас отправлюсь, нечего там ловить. И Сэмади не придёт, когда я его позову. Не знаю отчего, но чую, что впустую буду растирать арахис в пальцах. Надо его попробовать по-другому отыскать, а потому рвану туда, где его каждый камень знает, а именно – на кладбище близ Флатриджа. Может, удастся какую ниточку потянуть?

Буммммм! Огненный шар отбросил меня в сторону, сняв процентов двадцать здоровья. Да ещё пяток надгробий при этом попутно снёс. Хорошо ещё, что он не прямо в меня попал, а то тут бы мне конец и наступил.

Бумммм! И второй шар, прошедший рядом со мной, превратил в кучу костей десяток скелетов, размахивающих ржавыми мечами. Их останки осыпали меня, и не скажу, что это было приятное ощущение.

– Какого чёрта? – возмущенно заорала невысокая девушка-магичка в забавной рясе сиреневого цвета. – Я тебя чуть не убила! Вот мне нужен покрасневший ник из-за какого-то недотёпы?

– Аналогичный вопрос, – возмутился я. – Какого ты не смотришь, куда файерболы пуляешь? Я сюда пришёл, чтобы подумать о вечном, погулять между могил, может, пару скелетов завалить, а тут нате вам! Война и немцы! И истеричные магессы!

– Не хами, – потребовал массивный полуорк и как бы между делом проверил зелёным толстым пальцем остроту своей секиры. – И вообще – вали отсюда. Сегодня наш клан зачищает это кладбище, во исполнение клятвы, данной одному из светлых богов.

– Да мне пофиг! – сплюнул я. – И гнать меня отсюда вы не имеете права, это вторжение в мой игровой процесс. Вы воюете, я гуляю. Каждому своё.

В принципе всё мне было уже ясно, и упрямился я исключительно из-за своего пакостного характера.

Не видать мне ниточки, ведущей к чёрному братцу. И братца, похоже, тоже не видать. Крепко за него взялись, если кладбище вот так выжигают. Причем, похоже, не в первый раз: деревья, до того высоченные и крепкие, сейчас все скрючились, как сгоревшие спички.

– О тебе заботимся, – и не подумал обидеться полуорк. – Тут нежить под сотый уровень бродит. Ты, конечно, не малыш, по броньке видно, но если на тебя трое неупокоенных сто плюс навалятся, то порвут по любому. А претензию ты потом к нам выкатишь.

– С хрена ли? – удивился я. – Сам влез, сам приключений на свою задницу нашёл, выходит, я сам себе злобный Буратино.

– Все бы так не только думали, но и делали, расходов было бы меньше, – похлопал меня по плечу полуорк. – И всё-таки – иди от греха отсюда. Вон там пролом в стене, за ним кладбище поменьше, а от него идет дорога в Флатридж. Хотя ты и сам, наверное, в курсе, не новичок уже.

– Это да, – согласился я, с грустью глядя на то, как маги неизвестного мне клана молниями рушат крипту, которая долгое время служила домом Барону. Причём перед этим они выбрались из чёрного зева входа и дружно сообщили своим соратникам весть о том, что внутри опять никого нет, одни скелеты.

Лихо светлые боги за моего приятеля взялись, если раз за разом отправляют сюда карательные отряды.

Стоп. А это ведь не единственная его недвижимость. Ещё есть дача на море, скажем так. И про неё никто не знает, кроме меня и личей.

* * *

«Командор, это Сайрин. Продавец согласен на обмен при участии администрации, но хочет знать, что именно он получит за посох. Говорит, что абы что ему не подойдёт, речь должна идти о действительно стоящих вещах, эквивалентных его товару».

* * *

Опять это «командор». Нет, звучит красиво, и я не против, но интересно, кому это слово первому пришло в голову?

Что я могу предложить? Ну, совсем убийственные вещи, вроде свитка, что некогда мне подарил Гунтер, или зелья «Мастеровит», я, понятное дело, приберегу. А вот пару заклинаний на сотый уровень, которые болтаются в сундуке довольно давно, в ход пустить можно. До аукциона я, похоже, сроду не доберусь, а в нашем клане они пока никому не по зубам. Потом у меня там какие-то редкие ингредиенты имелись, и пара вещичек неплохих, которые тоже можно пустить в оборот.

Вот только с ценой бы не прогадать. Из меня торгаш сильно так себе, я реальную стоимость как посоха, так и своих предметов не представляю даже.

Но знаю, кто точно сможет расставить точки над латинскими буквами.

* * *

«Сайрин, попроси продавца сделать фото посоха и его статов, после подойди к Кролине и спроси, сколько на самом деле стоит этот предмет. Если она даст “добро”, то будем беседовать дальше. Я появлюсь в замке где-то через час или даже раньше, так что дождитесь меня. И напиши продавцу, чтобы он тоже по возможности остался в игре на это время».

* * *

Кладбище горело, корчились в огне силуэты скелетов, от развалин крипты валил чёрный дым. Не знаю отчего, но мне стало очень грустно. Место-то паршивое, проклятое, для нормального игрока такая картина как бальзам на раны, а у меня чуть не слёзы на глаза наворачиваются.

* * *

«Хорошо, так и сделаю. Но посох хороший, точно говорю. И продавец этот, гном, тоже такой, основательный. Видно, что не кидала. Он мне только что в подарок, как потенциальному покупателю, старинную монету-амулет прислал. В знак будущих деловых отношений».

* * *

Гном? Монета???? Блин!!!!

* * *

«Не трогай её!!!! Не бери и не смотри!!!!»

* * *

Чёрт, чёрт! Если она её уже из письма извлекла, то дело дрянь! Воистину, зло всегда возвращается обратно.

* * *

«Хорошо, не трогаю. А почему?»

«Как имя продавца?»

«Румпель».

* * *

Молодец гном. Сволочь – но молодец. Почти ведь получилось. Ведь продумал всё, готовился, не просто хотел проклятую монету времён короля Эдварда Четвёртого, Злокозненного спихнуть куда подальше, а вернуть её в мой клан. Пусть не мне, но кому-то из моего окружения. Причём я уверен в том, что он не случайно подкатил именно к Сайрин. Руку на отсечение даю, он подбирал человека подоверчивее и подушевней, из тех, кто в честность людей верит и в гномов тоже. Уверен я и в том, что он даже продумал, как именно заставить Сайрин сказать заветные слова: «Отныне эта монета моя».

Румпель – он хитрый.

* * *

«Мне очень жаль, душа моя, но ничего не получится. Нет, посох, возможно, есть, и на что его махнуть тоже имеется, вот только сразу после того, как ты вернёшь Румпелю монету, он немедленно отменит сделку. Ему она была нужна как раз для того, чтобы этот подарок тебе впихнуть».

«Ловушка?»

«Что-то вроде того. Так что отправляй письмо обратно, там есть такая опция, и от себя припиши, что твой лидер Хейген запрещает незамужним девушкам из его клана принимать подарки от незнакомых дядь, тем более от тех, что с бородами до пояса. Мол – сначала подарок, потом они с глупостями всякими лезут, а кланлидер после о детском саде для полукровок думай. И ещё – привет от меня ему передай. И ещё вот что напиши: “Хорошая попытка, приятель”».

 

«Сделаю. Но потом расскажешь, что за монета, хорошо?»

«Даю слово»

* * *

Вот облом сейчас у Румпеля будет! Но, думаю, он от монеты в ближайшие дни избавится, причём тем же путём. Кстати – хороший вариант, не факт, что мне такое в голову бы пришло, при том что идея лежит на поверхности.

А посох мы Сайрин всё одно добудем. Вот хоть бы даже из богатеньких коллекционеров, которые хотят к нам присоседиться в очередной раз. У них их небось куры не клюют.

С этими мыслями я и перенёсся из Западной Марки в Восточную. Сменил, так сказать, ареал обитания.

Что меня всегда восхищало на Востоке, так это ночное небо. И не только здесь, в игре, но и там, в реальном мире. Мне довелось побывать и в Средней Азии, и даже в Тегеране, после чего могу смело заявить – это что-то! Таких оттенков синевы и черноты, такой яркости звёзд, такой безграничности небес у нас, в Средней полосе, не увидишь.

И как же мрачно на фоне этой небесной механики смотрелись развалины Аль-Альбейна, некогда великого, а ныне заброшенного и проклятого города.

Вот тоже интересно – а на какой квест они теперь подвязаны? Ффарга Нечестивого мы ведь тогда убили, нет его больше. Точнее – он есть, но уже не тот, что раньше. Он теперь сторож, а не самостоятельная боевая единица. Причём единица невероятно злобная и ненавидящая всех игроков.

Хотя… А почему нет? По сути, Сэмади ему поручил следить за городом, и делает он то же, что и до того, – никого к своим сокровищам не пускает.

Я вошёл в город, сделал несколько шагов по брусчатке мостовой и с интересом стал ждать, что будет дальше. В прошлый раз этого хватило, чтобы из-под земли полезли скелеты, населяющие это место.

И в этот раз случилось так же. Но – не совсем.

Скелеты вылезли, это точно. Но, вглядевшись в гостя, которым я и являлся, они пощёлкали челюстями и стали закапываться обратно, на прощание помахав мне своими костлявыми пальцами. Мол – нормально всё, человек, проходи. Своих не трогаем.

Это хорошо. Хоть вроде у меня и есть нечто вроде иммунитета от нежити, который я получил от Барона в подарок, тут место особое. Заповедное.

И жуткое. Вроде ничего мне не угрожает и никого, кроме меня, тут нет, а всё равно не по себе как-то. Чёрные развалины домов, эхо от моих шагов, гуляющее между стен, – всё это очень, очень давило на психику. Атмосферненько здесь, готичненько. Днём-то повеселее было бы наверняка, но днём тут делать нечего.

А ещё сюда захаживают игроки. То тут, то там я встречал белые посмертные коконы, за которыми никто так и не явился. Или явился, но до них не добрался. Причём визиты эти имели место быть не так давно, поскольку больше двух недель игровые надгробия не сохраняются.

В одном месте, расположенном не очень далеко от дворца Ффарга, их прямо очень много обнаружилось. Как видно, рейдом сюда народ шёл. Шёл, шёл, и не дошёл, тут все и остались. Во время оно нас тоже именно здесь здорово пощипали, на ближних подступах к главной цели вояжа.

Врать не стану – покопался в чужом добре. Причём крысятничеством это не считаю. Одно дело подбирать вещи того, кто погиб у тебя на глазах и может за ними вернуться, другое – вот тут, где они уже ничьи.

Да и ценного особо ничего в них не имелось. Судя по всему, был это не клановый рейд, а чистый «пикап» – очень уж большой разброс в уровнях погибших игроков имелся. То ли квест выполняли какой, то ли просто для «фана» сюда попёрлись.

Но на кучку бижутерии, состоящей из десятка неплохих колечек и серёжек, я богаче стал. Плюс пара славных клинков, два щита, лук и три плаща. Остальное оставил там, где оно лежало. Не то чтобы это был совсем мусор, но на кой мне с собой ненужный груз таскать? К вендорам я давно не хожу, а у моих сокланов снаряжение получше этого будет.

Я бы за этим всем тоже возвращаться на месте павших игроков не стал. Смысла ноль, оно себе дороже выйдет.

А вот до дворца так никто и не добрался, пуста была площадь перед ним. Это хороший знак: значит, я прав, и про эту лёжку Барона никто не пронюхал.

Внутри всё осталось так же, как и раньше. Местами обрушенные лестницы, гниль, запустение. Память послушно подсказывала мне, куда следует идти. В прошлый раз каждый коридор, каждый поворот давался нам с боем, такое быстро из памяти не выветривается.

И уж точно мне не забыть вот этот зал, где мы схватились со слугами Ффарга. Ох, они здорово драться умели! Не скажу, что победа далась нам дорогой ценой, – раскатали мы их тогда, но лично меня чуть не убили. Чудом выжил. Но зато потом на правах победителя собрал квестовые черепа врагов.

Кстати. Бахрамиус. Как я про него забыл? Он ведь из наших, в смысле – не жалует светлых богов. Возможно, Тиамат ему не друг, так как он служит Страннику, но не враг – это точно. И в деле с Гедрон он мог бы мне неплохо помочь, так как маг он очень и очень сильный.

Надо будет к нему наведаться, авось он ещё не отбыл на тот берег Крисны, дабы засвидетельствовать своё почтение новому Тёмному Властелину.

Вот так, шаг за шагом, я и добрался до сокровищницы, где ожидаемо наткнулся на Ффарга. От неистового злодея, который бился с нами, ничего не осталось, выпил его тогда Сэмади до донышка, но сила всё же чувствовалась. Нет, не завидую я тому, кто попробует против него выйти.

– Ты друг Хозяина, – пробормотал Ффарг, неожиданно и резко выкинув руку вперёд, что заставило меня взяться за рукоять меча. – Ты можешь здесь быть.

– Могу, могу, – раздраженно ответил ему я, злясь за нелепую выходку. – Ты мне другое скажи – когда ты своего хозяина в последний раз видел?

– В ту ночь, когда тот ему глаза выжег, – ответил вместо Ффарга кто-то за моей спиной. – С той поры он ничего больше не видит, только слышит и чувствует. А вот что ты здесь делаешь?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru