Земные приключения неземной женщины неизвестного космонавта Сашки-Пряник

Алексей Зимнегорский
Земные приключения неземной женщины неизвестного космонавта Сашки-Пряник

83. Человек слова.

Пригожин резко ворвался в кабинет с криком:

– Зинаида, проводите гостя.

Следом за ним вошел поникший и печальный Максим Максимович. Пригожин на секунду прекратил кричать и внимательно посмотрел на Сашку:

– Так вот ты какая, Неизвестный космонавт Пряник.

– Здравия желаю, Роман Петрович.

– Знаете, что, Александра Сергеевна, вроде, да? Меня это достало все. И Вы, ваша беременность, и этот терапевт ненормальный

Сашка сжала кулаки:

– Максим Максимович, Вы же обещали. Мы договорились. Вы давали слово.

– Мы да, но…

Пригожин жестом остановил Максима Максимовича:

– Я человек слова. И его хозяин. Не будет ничего. Ты, Максим, досрочно в отставку пойдешь. Жить можно и с такой головой. Я уже, честно говоря, привык. Нам сейчас лишние движения ни к чему. А ты, Пряник, на работу устроишься куда-нибудь. В дельфинарий. У тебя это хорошо получается. Так что все при своих. Ничего не было и не будет. Проще начать с нуля.

Сашка вплотную подошла к Пригожину, и между ними началась перепалка:

– Вы так мелки, как созвездие голубя!

– Чего ты несешь, гидра невидимая!

– Вы – малый Конечлен. Полузвездолет!!!

– Да я тебя, как Муху!

– Горбатая столовая гора!

– Ты с кем говоришь?! Ты, тебе полный телец!!!

– Ах ты щит!

Перепалка вот-вот могла перерасти в драку, но резкий звук звонка телефона разрядил ситуацию.

– Я не понял, просил же телефоны отключить. Чей это?

Сашка вынула мобильник из кармана:

– Это Илон Маск.

84. Разговор Пригожина с Маском.

Пригожин засуетился и занервничал:

– Так, переводчика сюда. На громкую мне его выведи.

– Это Илон. Привет, PRYANIK . Рад тебя слышать. И спасибо за видео. Ты женщина…

Пригожин лег над трубкой:

– Приветствую Вас, коллега. Я английский знаю. Переводи, не молчи, – Пригожин умоляюще смотрел на Сашку. – Я – Роман Пригожин. Возглавляю Центр подготовки к подготовке к полетам. Россия. Москва

Сашка начала переводить, но Маск прервал ее:

– Ты женщина…

– Нет, я мужчина, Роман Пе..

– Ты женщина, которая ломает Теслу. Взламывает и одна, и в команде. Да, я видел твою команду. И моя команда в восторге от твоей команды

– Я тоже команда Пряника. И она в моей команде. Я Роман Петрович. Центр подготовки…

– Да, спасибо, PETROVICH, я понял. И у меня есть предложение. Я готов помочь вашему Центру и заказать дополнительно подготовку астронавтов SPACE X и специальные наборы групп туристов. Это миллионы. Контракт.

– Да, и так все понятно. Все, я понял, спасибо, Илон. Не переводи. Пряник. Миллионы. Что нужно сделать.?

– Нужно попытаться легализовать Пряника.

– А вот тут я не понял. Что нужно сделать с Пряником?

– Нужно помочь ей. Вы же понимаете, что я понимаю, что вы все понимаете.

– Да, конечно. Я дам команду. Я благодарен за то, что вы сможете быть благодарны.

Неожиданно связь прервалась. Сашка положила телефон в карман:

– По-моему, у меня на телефоне деньги закончились.

Пригожин принялся вгрызаться в очередной Сникерс:

– Наглый такой, но конструктивный и конкретный. Не то, что некоторые. Но ситуация снова изменилась, как вы заметили. Так что планируем твой прянишный полет. Неважно там, беременная или нет.

Максим Максимович заискивающе посмотрел на шефа:

– Все это и усложняет, и упрощает задачу. Мы возвращаем, как беременную и …

Пригожин потирал довольно руки:

– И списываем все на сложность решения подобной проблематики в условиях нахождения на орбите. А соответственно… Ладно, там решим. Запутался. Так что, бери, Пряник, свою родню и там кого, и снимайте свое видео. Фейк. Не фейк. И чтоб круче, чем у них. Да, и это… – Пригожин задумался на несколько секунд. Посмотрел на аквариум с рыбками. – И этого Шапиро пригласите. Пусть будет. А ты, кстати, по-нашему ничего так ругаешься.

– Вы тоже. Вы меня за полузвездолет извините.

– И ты за Муху зла не держи. И с этим малым конем вообще неплохо.

– Курс логопеда, Роман Петрович, у нас на уровне. И совершенствуем. Вы же знаете. Проходили.

– Ты премию выпиши логопеду, кстати.

– Она в декретном.

– Опять? Достал Костик. Ладно, не до них. Послезавтра встречаемся. Все.

85. Ночь перед фейковым стартом.

Сашке стоя не спалось. Она отстегнулась от тахты, включила свет, села за стол и начала писать:

«Дорогая мамочка. Мне бы очень хотелось, чтобы ты поняла меня. И этот мой поступок. Мне неважно, кто мой отец, но очень важно знать, что у меня есть мама. Которая любит меня, но никогда не могла уделить мне больше своего времени и внимания. Я очень хотела всегда как-то это исправить. И этот шанс я не могла упустить…»

Сашка закончила писать. Сложила аккуратно листок. Снова пристегнулась и сразу уснула

86. На старте.

Максим Максимович волновался перед каждым стартом. И даже сегодня, несмотря на то что все было понарошку, он не мог скрыть волнение. Все были на своих местах. Настасия бегала с телефоном и снимала все подряд. Бондя в оранжевой майке с надписью NBA, как и положено бывалому таксисту, бесцеремонно уселся в кресло. Сашка рассказывала громко о каких-то приборах и устройстве корабля. Толик сегодня удивлял Максима Максимовича. Он, наконец, проявил интерес к космосу и технике. Это было видно по тому живому интересу, который выражало его лицо, когда он слушал то, что рассказывала Сашка. А он от нее не отходил ни на шаг. Настасия постоянно смотрела в зеркало на телефоне, подкрашивалась и периодически подмигивала Бонде. Только Анна Борисовна смущенно переминалась с ног на ногу и поправляла очки. В честь такого события она одела белое платье, белые туфли на огромных каблуках и солнцезащитные очки с диоптриями, оставшиеся от ее последнего мужа Сережи вместе с ноутбуком и носками.

87. Анна Борисовна и Максим Максимович.

Анне Борисовне встретилась взглядом Максим Максимовичем. Ей было очень его жалко. Он напомнил ей одну из ее кошек, которую Сашка подобрала на улице лет десять назад с больной и разбитой лапой. Кошка оправилась и прожила, прихрамывая, еще лет семь благодаря заботе хозяйки. Все эти семь лет ее глаза оставались грустными. Да вот точно такими же грустными, как у Максим Максимовича. Вернее, не грустными, а безрадостными. Она решила подойти к нему сама:

– Здравствуйте, Максим. Максим Максимович? Что с Вами?

Максим Максимович улыбнулся и протянул руку:

– Анна. Анна Борисовна. Вы не изменились за эти годы. Прекрасно выглядите. Не то, что я. Все эти кармические штуки. Я не верил в них раньше. И вот. Наверное, это чертово письмо. Я нашел его. Помните?

Он протянул Анне Борисовне листочек. Она развернула и начала читать знакомый текст:

– Моя дорогая дочь… Да, это мое письмо. Принять участие в эксперименте? Но я была против этого дурацкого экспериментам с моей дочерью. Я была только за то, чтоб Шурочка бросила курить. Этот Ефим Львович. Хорошо, что его перевели служить в другой город. Зачем вы это дописали? Вы же говорили, что она сама захотела?

– Мне понравилась Ваша дочь. На таких и был рассчитан весь Сыктывкар. Ее потенциал, фактура. Для нашего дела это важно.

– Хорошо, что вы хотя бы сейчас это признали. Все к лучшему, и нет никакого смысла рано или поздно ворошить старое. Вы выглядите уставшим. Вам нужно сделать дома теплый компресс.

Анна Борисовна пальцами провела по его шее. Максиму Максимовичу показалось, что ему стало легче:

– У вас странные руки. Кажется, что я вот-вот смогу поднять голову.

– Нужно больше тепла. Йодные сетки и компрессы. И носите шарф. – она сняла с себя шарфик и обмотала им шею повеселевшего Максима Максимовича.

– Видите с каким вниманием мой Толик слушает Вашу дочь. Он, наконец, заинтересовался чем-то, кроме балета. Только я не понимаю, что он в этой КО-РО-ВИ-НА нашел. Она такая легкомысленная. Смотрите, как она с этим таксистом заигрывает. Бондяяяяяя!

– А, Витька то? Он неплохой. Рукастый. А вы мою кошку помните, которая испачкала ваши брюки? Еле отстирала их тогда.

– Беленькая. Помню ее.

– Она умерла. Но от нее котята остались. Я могу одного подарить.

88. Приказываю сработать четко.

В ряд за мониторами Центра подготовки к подготовке сидели сотрудники центра, их помощники, ассистенты помощников и помощники ассистентов помощников. Над ними, сидя в кресле, возвышался Пригожин. Он смотрел в камеры наблюдения на шумную репетицию фейкового старта Сашки Пряник в космос. Он увидел, как Сашка рассказывает про устройство корабля, за ней неотступно следует сын Максима Максимовича и его племянник Толик. Увидел, как Сашкина мать порвала какую-то бумажку и отдала свой шарф Максиму Максимовичу. Увидел, как Бондя, одетый в майку непонятного, но очень яркого цвета, с банкой пива расселся в командирском в кресле, а Настасия фотографировала его в разных ракурсах, прерываясь только на селфи и макияж. Увидел скромно стоящего в углу Ивана Шапиро, который что-то бормотал про себя. Ему стало интересно, и он приказал включить звук.

– Всех с Новым годом. Новая жизнь зародилась, и настала пора обновления…

Его перебила Настасия:

– Все, все сюда. Встаем рядом все вместе. Так, сначала Вы, Максим Максимович. Анна Борисовна. Витя, вставайте рядом со мной. Иван Михайлович, перестаньте бубнить. Вставайте же. Теперь Саня, ну ты где. Вставай. Теперь Толик.

Сашка посмотрела на выстроившихся в ряд «близких людей». Заметила, что она стоит пятой. Преодолев желание показать средний палец Максиму Максимовичу, она просто поменялась с Толиком местами.

Настасия продолжала командовать процессом:

– Все, улыбаемся. Саш, скажи что-нибудь моим теперь уже 6 миллионам четыреста одной тысяче подписчиков. И одновременно для нового канала Бондяана, который я тоже продвигаю, и его подписчику, то есть мне.

 

Сашка поправила костюм. Почмокала липучкой на рукаве.

Настасия вытянула руку вперед:

– Внимание, сегодня мы, близкие друзья и родственники, на торжественной церемонии проводов в космос звезды космонавтики, моей подруги и подопечной, которую я продвигаю, Александры Сергеевны. Позывной – ПРЯНИК. Саша, что скажешь…

Иша Ди испуганно озирался по сторонам и снова бормотал под нос:

– Все прощаем. Новые жизни. Новые страницы. Новое. Все здесь. Новый виток и новые смыслы. Разорвем старые условности.

Сашка внимательно посмотрела на мать, на Максима Максимовича. Улыбнулась Бонде. Моргнула Толику:

– Поехали!!!

Пригожин встал по стойке смирно и громко скомандовал:

– Приказываю всем сработать четко.

Сотрудники центра заерзали в креслах, словно пианисты, принялись настукивать что-то на клавиатурах, щелкать бесчисленными тумблерами и тыкать в кнопки.

Пригожин поднял вверх руку, сжатую в кулак, и принялся разгибать пальцы:

– Пять, четыре, три, два, один…

Разжал последний палец:

– И нооооль!!!Пуск!!! – Пригожин замахал рукой жестом прощания.

Финал.

Ракета дернулась. Зашумели стартовые двигатели. Толик положил руку на живот Сашке, проводя ладонью по нему словно по уже знакомой и привычной карте звездного неба. Настасия и Бондя слились в поцелуе. Сашка протянула маме письмо. Она развернула бумагу и начала читать. Максим Максимович смотрел на Сашкину маму успокаивающим взглядом. Он попытался выпрямить голову и сделал это без особого труда. Иша Ди улыбнулся, достал из кармана яблоко и, надкусив, громко хрустнул. Из сумочки Анны Борисовны выпрыгнул белый котенок.

Рейтинг@Mail.ru