Земные приключения неземной женщины неизвестного космонавта Сашки-Пряник

Алексей Зимнегорский
Земные приключения неземной женщины неизвестного космонавта Сашки-Пряник

69. Начало продолжения службы.

Максим Максимович был в приподнятом настроении от предвкушения, что скоро кармические зацепки отцепятся от его головы, шеи и сына Толика. Он сидел в своем кабинете в уютном кресле и ждал Сашку с Настасией. Его немного вспугнула резко открывшаяся дверь. Показалась Сашка. Он выбежал из-за стола ей навстречу, обнял:

– Сашенька. Александра Сергеевна. Пряник мой дорогой, пряничек. Присаживайся. Толик приезжал. Мы поговорили. Ему уже этот его разонравился. Теоритический. Разочарован, говорит. Влюбился в какую-то женщину. Как я счастлив и Леночка. Наверное. Хорошая новость и для тебя у меня есть

Сашка встала по стойке смирно:

– Здравия желаю. Космонавт Пряник прибыла для начала продолжения службы.

– Вольно, вольно. Садись на диванчик. Обсудим наш план.

Подошел к двери, выглянул в коридор:

– Ты одна, а где эта твоя блогерша Настасия Коровина?

– КО-РО-ВИ-НА.

– Ну хорошо, КО-РО-ВИ-НА. Пусть будет так.

– Она со мной, сейчас подойдет. Просто у меня, Вы же знаете, скорости другие.

В дверях показалась Настасия:

– Привет всем участникам моих будущих репортажей.

Она подошла к Максиму Максимовичу. Его склоненная набок голова попыталась улыбнуться и поцеловать ее:

– Здравствуйте. Вы видео по Шишкаризову удалили? Присаживайтесь. – он показал на место рядом с Сашкой.

– Эка вас скрючило. Потом нацелуемся. Конечно, удалила. Пообещала же.

Максим Максимович отключил телефон:

– Вы тоже отключите.

Настасия была явно недовольна:

– Я его вообще никогда не отключаю. Он даже не разряжался ни разу. Это первый раз. Смотри, Саш, на что я готова ради тебя.

Сашка закатила глаза:

– Зато, прикинь, какая слава тебя ждет.

– Нас

70. План.

Максим Максимович, насколько было можно в его положении, пытался смотреть на сидящих рядом с ним девушек:

– Так, до славы нужно кое что сделать. Еще немного. Итак. Решение принято. Мы восстанавливаем твой статус космонавта. Будем снимать фейковое видео. Три. Проводы в космос. Раз. Ты на орбите. Два. И третье – возвращение. К сожалению, мы не можем признать все пять лет. Просто была типа там. Работала. Забеременела экспериментально. На узи была кстати?

– Нет, не до этого было.

– Давай, не тяни. Материал контроля требует и проверки. Так вот. Продолжу. А так как мы разделяем общечеловеческие и гуманитарные ценности, была возвращена на родину

На лице у Настасии появилась гримаса недовольства:

– Сложно так все.

– Это компромисс, и он согласован.

Настасия увидела, как Сашка о чем-то задумалась:

– А что, нормально, по-моему. Саш, соглашайся.

– Я не против.

– Тогда, послезавтра съемки.

– Я мамочку возьму.

Настасия оживилсь:

– Очень трогательно. Прям вижу, как это будет. Перед стартом родные и близкие пришли пожелать удачного полета.

Максим Максимович пренебрежительно смотрел на Настасию:

– Саша, главное там буду я и Толик, он очень просил. Пусть потихонечку к космосу приобщается. Ну и все.

– А Толик на каких правах?

– Во первых он мой сын, а…

– Ладно пусть будет. Все по-семейному.

Настасия явно нервничала:

– А может Бондю для массовки?

– Витьку можно. Он машину починил.

– Он очень фотогеничный. – аргументировала Настасия, мечтательно закатив глаза

Максим Максимович попытался изобразить взгляд Настасии:

– Хорошо, и Витьку. Но вирусное видео свое и с Толиком сними. Только, чтоб было видно, что он артист балета. Теперь про фейковый полет. Там готовая ракета, и через 3 дня запланирован старт международного экипажа из 6 человек. Следующий вариант нескоро. Пока не передумали нужно действовать.

– У вас так это смешно получается. Глазами. И у меня опять идея. Я закатываю глаза, потому что мысленно обращаюсь к космосу.

Это всех рассмешило. Сашка закатывала глаза и повторяла:

– К космосу. Хахаха. Глаза. Аххахахахахаха!

Первым перестал смеяться Максим Максимович:

– Примета плохая много смеяться. Как бы плакать не пришлось.

Настасия словно не услышала его и продолжала с удовольствием уже не смеяться, а ржать, широко открывая рот.

71. Совещание в обед в Центре подготовки к подготовке полетов.

Пригожин сидел во главе длинного обеденного стола, за которым снова собрались «все заинтересованные стороны» и Максим Максимович.

Пригожин ел суп торопливо и почти не прожевывая.

Максим Максимович по уважительной причине есть не мог, «заинтересованные стороны», кажется, есть не хотели, а просто сидели за накрытым столом. Закончив с супом, Максим Максимович вытер салфеткой рот и обратился к присутствующим:

– Я вас, коллеги, в обед в праздничный день неспроста пригласил. Вопрос тот же, и он не снят с повестки. Ситуация изменилась, а значит по экстренному вопросу пока отложим и пуски, и как их там, фейки и статусы всякие. Вопросы есть? Вопросов ноль. Возражения? Тоже. Я так и думал. Все свободны.

«Заинтересованные стороны» дружно вышли из кабинета. Остался только Максим Максимович.

72. Близнецы.

– Роман Петрович, как же так? А мне что делать? Рома!!! Они же все сделали и мне, и удалили для тебя, где надо, как ты просил. Меня Лена разлюбила. Сначала перестала спать со мной, а потом совсем ушла.

– Ты уверен, что насовсем?

– Она забрала тапочки «Любимому мужу»…

– Отнесись к этому философски. В конце концов, она ушла жить не от тебя, а жить к сестре. Мне тоже не по себе от этого. Представляешь, каково мне сейчас? Была у меня Света, а теперь еще и Лена. Ты только с половиной близняшек жил, а у меня теперь полный комплект. Я их даже не различаю иногда. Хотя Лена готовит хорошо, а Светка цветы любит.

– У Лены родинка на спине.

– Да, знаю, видимо, это семейное – у Светы тоже, но на животе.

– Как думаешь, это надолго?

– Перебесится и вернется.

– Кому я такой нужен скрюченный? Мне дико грустно и одиноко. А Толик переживает как. Печалится о чем-то.

– Не грусти, Макс. Хочешь настроение подниму? Слушай. Анекдот. Муж с женой лежат в постели. И он спрашивает: «Может минет?». А она отвечает: «Чего у меня нет?» Мужик такой спиной поворачивается к ней и говорит: «Все у тебя есть. Все есть. Спи, дорогая».

Пригожин захохотал, похлопывав себя по коленям:

– Ну, смешно же?

– И смешно, и грустно.

– Да нет, смешно, смешно. Чего нет? Все есть. Ха-ха-ха.

Пригожин резко перестал смеяться и сделал очень серьезное лицо:

– Ты погоди, не волнуйся. Нам нужно набрать критическую массу, а ситуация снова может поменяться. Ты это, позови терапевта интуитивного своего, как его там?

– Иша Ди

– Да, и Пряника этого. Послушать их хочу.

73. ДДТ.

Иша Ди в своем офисе медитировал над очередным клиентом.

В кресле напротив спала женщина.

– Вам нужно на охоту. Вы не бываете в лесу. Лес – символ роста, а охота развивает страсть. Страсть вырастет, а холод пройдёт. Вы убьете его, и это будет, как трофей. Вы курите?

Женщина закивала головой.

– Я так и знал. Слушайте классическую музыку по утрам. Тогда Вы разовьёте тонкие поля. А сейчас я слышу только музыку Ваших бронхов. Хрип отчаяния и…

Сеанс прервала песня «Осень» ДДТ – звонок мобильного Иши Ди. Экран показал вызов от Максима Максимовича.

– Да, але, здравствуйте, могу, конечно, но выезд к заказчику будет дороже. Коллективная терапия со скидкой. Приезжайте за мной вечером, я буду в Олимпе. Пусть спросят Шапиро.

Иша Ди положил телефон и продолжил сеанс:

– У Вас не будет сил на пустяки, но тонкие поля, они нуждаются во внимании, вам нужно удобрять и сеять на них добро…

74. 60 минут счастья.

Мама Сашки решила начать заботиться о дочери и напекла с утра домашних пряников. Сашка сидела на скамейке и угощала Настасию:

– Вкусно как. Не то, что магазинные. Много мучного ем, но не могу удержаться.

– Немного оладьи напоминают, да? Но это у мамы первый опыт. Ты так много сделала для меня.

– Даже больше, чем ты думаешь и знаешь.

– Больше, чем что?

– Помнишь, тогда в Казани я сказала, что есть идея. В общем, я переспала с ним.

– С ним? Он же отвратительный.

– Это как сказать. Ты в мужчинах слабо разбираешься. Мужчина чистенький, аккуратненький, ухоженный, не пропадать же добру. Он пытался развести меня. Думал, все отдам и сотру записи. Сначала замуж предлагал. А мне надо это? Меня замуж и так зовут. Вон их сколько. Мне конкретика важнее. Знаешь, как он мне отдавался?

– Ну, это отвратительно. Ты же обманула его.

– Просто использовала ситуацию. Вот мне пишут тыщи мужиков, пи.. ят и п..ят, а удовлетворения и конкретики ноль. А здесь 60 минут счастья в темноте. Кстати, я пообещала ему посвятить что-нибудь.

– Вот так запросто?

– Мне несложно. У меня нет секретов от тебя, у тебя нет от меня. Мы же подруги и партнеры. Так ведь Саня?

– Я хотела рассказать тоже про Казань. В общем, пока ты была, как сказала, с этим Шишкаризовым, в этих отношениях…

– Давай, не сейчас. Мне нужно готовиться. Я к косметологу записалась. И Толика снимаю.

– Хорошо, потом.

– Тем более у меня, кажется, родилось в голове кое-что для Шишкаризова. Послушай. Настасия включили диктофон.

75. Обещанное посвящение Шишкаризову.

Твое Я тоньше, чем у меня,

Твое Ты выглядит весомей,

Можно сделать лишь раз, не любя,

Спрятав в сомнении совесть.

И, когда по утру

Станешь еще не знакомей,

Я как делитом сотру..

– По-моему, я хорошо начала. Оставлю так. Как будто опять недосказанность. И точечки.

76. Тот самый Маск.

У Сашки снова запищал очередями сообщений телефон:

 

– Аааа, давно ничего не присылал. Это Маск. Очередные фотки и новости про пряники. Смотри. Пряники в России.

– Чего там?

– В Кемерово начали выпускать пряники с углем. Активированным.

– Креативно. Ну тогда на севере со льдом нужно. Маск говорит, что понять не может нас, русских. Мы странные.

– Да что это за Маск такой?

– Ты что не знаешь? Тот самый, Илон, который первым…

– Так это он? Илон? Который во время интервью траву закурил. Ну я тормоз. А ты так запросто о нем говоришь. Я думала какой-нибудь друг Бонди нашего..

– Так Тесла же его

– Бондина Тесла? Ее тебе Маск подарил? Ну, ты даешь. Развела человека.

– Да он сам, я не просила.

– Он точно к тебе неравнодушен. Пришли ему песню русскую народную. Совсем старую. Ретро-ретро. Про космос.

77. Трава у дома.

Настасия быстро набрала песню в телефоне:

Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе,

Земля в иллюминаторе видна…

Как сын грустит о матери, как сын грустит о матери,

Грустим мы о Земле – она одна.

А звезды тем не менее, а звезды тем не менее

Чуть ближе, но все также холодны.

И, как в часы затмения, и, как в часы затмения

Ждем света и земные видим сны.

Настасия поморщилась:

– Старая совсем. Ей лет 100. А нет, меньше.

Сашка слушала песню с интересом:

– Это же гимн. Наша любимая песня.

– Ты припев послушай. Ржачно же, и какой прикол. Тут автор у нее есть. Он говорит, что сочинил припев, когда слушал песню «DEVIL WOMAN» на концерте какого-то Клиффа Ричарда. Типа дьявольская женщина.

Припев:

И снится нам не рокот космодрома,

Ни эта ледяная синева,

А снится нам трава, трава y дома,

Зеленая, зеленая трава.

– Ни разу об этом не задумывалась. – с обидой в голосе сказала Сашка

А мы летим орбитами,

Путями не избитыми,

Прошит метеоритами простор.

Оправдан риск и мужество,

Космическая музыка

Вплывает в деловой наш разговор.

В какой-то дымке матовой,

Земля в иллюминаторе –

Вечерняя и ранняя заря.

А сын грустит о матери,

А сын грустит о матери,

Ждет сына мать, а сыновей – Земля.

Сашка совсем загрустила после этого куплета:

– Всегда было странно, почему поют, как грустит только сын, и ничего нет про дочь. И земля эта тоже ждет только сыновей?! Несправедливо.

Настасия подошла к Сашке и погладила по волосам:

– Я про это тоже напишу. А этому Маску нужно расширить границы восприятия. В нас без косяка он точно не разберется. Пусть курит.

– А я наоборот хочу маме подарок сделать. Бросить курить. Или на тонкие перейти.

– Молодец. Давай я эту Devil Woman найду. Эта точно про меня.

78. Вирусное видео. Толик.

Настасия снимала видео с Толиком. Он стоял в первой позиции, картинно скрестив руки:

– Я мало ее знаю. И как-то все набегу. В балете важно чувствовать себя артистом балета. Думать, как артист. Жить в нем. А ей, видимо, важно быть частью космоса и убегать со скоростью света. И исчезать в пространстве. Мне жаль, что я ударил ее. Вернее, жаль, что так сильно. У меня до сих пор палец большой болит в танце. А она такая нежная. И тогда в Казани, когда она вернулась пожалеть меня…

79. Пожалеть.

Сашка робко постучала в номер Толика. Дверь была не заперта. Она вошла в номер. На кровати лицом вниз лежал Толик и плакал. Она подошла к нему и принялась гладить его по спине. Легла рядом и положила его голову себе на грудь. Толик перестал всхлипывать и учащенно задышал. Сашка сняла с себя одежду, взяла Толика за руки. Сначала она провела ими по груди, потом опустила на живот. Потом ниже. Толик пытался одернуть их. Или скорее даже просто это изобразил, но Сашка схватила его кисти еще крепче:

– Тебе не нравится?

– Мне непривычно…

– Представь, что мой живот – это звездное небо. И сейчас ты в созвездии зайца.

– Почему зайца?

– Ну, хорошо, Орла, а теперь южнее него, внизу. Какое созвездие?…

80. Быстрое и короткое волшебство.

У Настасии началась истерика:

– Так вы оказывается, это? А я и не знала. А как же я? И ничего не рассказала!

Толик не обращал внимания на ее крики и продолжал рассказывать:

– Я ничего не успел понять. Быстрое и короткое волшебство и впервые в моей жизни. Все произошло так быстро. Была и раз и нет.

– Могла бы рассказать сразу.

– Я думаю, ее можно понять, у нее просто не было времени.

– Ну ладно на тебя. Но на меня!

– Я часто вспоминаю этот вечер. Это неожиданно. Не знаю. Просто не знаю, что со мной. Все изменилось. Не обижайся на нее, Настасия. Я папе тоже не успел ничего рассказать. Главное в нашей жизни – чтоб нравилось.

– Вот это фишечка. Я вообще все это предполагала и предвидела. С самого начала сказала. Сашка быстро у меня учится. Все, как я говорила – сделать что-то для закрепления результата. Ай, да пряник. Быстрое и короткое. Хахахахаха. Волшебство.

Настасия приготовилась сделать селфи:

– Я люблю тебя, Пряник.

Толик попытался что-то добавить, но Настасия дотронулась до его губ.

81.Рош ха-Шана.

Иша ди развалился в кресле в привычной медитационной позе. Он ел яблоки, громко причавкивая. Яблоки сразу заедал мёдом, который черпал большой ложкой из позолоченного сосуда с надписью «Липовый 2017». При этом ложка торжественно погружалась в мед и так же торжественно оттуда доставалась. Иша поднимал ее как можно выше, давал стечь излишкам, наматывал липкую массу и не переставал желать всем счастья и просить прощения:

– Все плохое забудется. Прощаю всем и всем отпускаю. Счастья, добра, радости и процветания всем.

За этим занятием и застал его Пригожин:

– Иван Михайлович. Здравствуйте. Мы вас ждём.

Иша Ди не отреагировал на приветствие и продолжал:

– Все отматываю и прошу прощения. Всем мира желаю и любви.

Аппетитное поедание яблок подействовало на Романа Петровича. Он взял из пакета самое большое, вытер о рукав и с хрустом откусил почти половину яблока.

– Мы вас по делу пригласили. Ждём. Там люди собрались.

Иша Ди резко прекратил ритуал:

– Мне сегодня нельзя работать. У меня Рош ха-Шана. Новый год. Я поздравляю вас, но у меня мало времени. Мне нужно срочно к воде, провести Ташлих.

Пригожин одной рукой попытался взять Ишу за рукав, а другой показывал на аквариум:

– Вот Вам вода, там и рыба, вместо крошек возьмите корм.

– Мне нужно к реке. Это святой праздник.

– С праздничком еще раз Вас. А закончится он когда?

Иша Ди вырвался из рук Пригожина:

– Послезавтра. И начнётся новая чистая жизнь. Тогда можно.

– Прекратите этот треп. Вы в серьезном учреждении. Мне бы хотелось начать ее сегодня и с Вашей помощью. – настаивал Роман Петрович, доставая очередное яблоко. Не нужно работать, просто посмотрите на них и скажите, кто? Кто, от кого и как? Пойдёмте в конце концов, нас ждут.

– Только без подробностей, не прорабатывая. Так смогу. И никаких денег, к ним нельзя прикасаться сегодня. Отдадите в следующий раз. Дайте ключевые фразы для погружения.

– Хорошо, хорошо. Пойдёмте в конце концов. Я хочу, чтоб Вы сделали интуитивное Узи. Напомню: беременность, Пряник, космос..

– Я смогу и отсюда. Ее не было. Вернее, была. Теперь нет и в то же время есть. Она и не она. Он и не он. Понимаете?

– Только частично.

– Правильно. Видите, я передал Вам восприятие. Она могла быть только частично. Беременность могла быть временно. Она беременна, то есть не была, просто были ощущения. Могла происходить пространственная перестройка астрального поля.

– Давайте все-таки послезавтра. Вас пригласят.

– Вам нужно перестать есть арахис, хрен и холодец. Они Вас заземляют. Ешьте этот мед. Именно этот. Я настрою его на Ваши ментальные ощущения.

– Ментальные ощущения?

– Попробуйте . Он вкусный, как будто Вы в улье поселились. Вам захочется летать.

– Я не пчела. Летать есть кому у нас, Иван Михайлович. Моя задача готовить к подготовке к полетам. Все, Вы свободны. Зинаида проводите гостя.

82. Вдохновленная Леонардо.

Пока Сашка ждала встречи с Пригожиным в его кабинете, ее телефон подвергся атакам сообщений Настасии.

– Как ты?

– Что с Рогожиным?

– Все в порядке?

– Ответь!

– Не молчи.

– Саша.

– Санек.

– Не можешь говорить?

– Ну ты где?

– Посмотри мое новое видео.

– За тобой заехать?

– Посмотри видео. Пришли отзыв.

– Мы ждем.

– Это круто.

– Нет???

– У меня кризис?

– Нужно куда-нибудь слетать отдохнуть.

– На неделю.

– ?????

Она подумала, что проще было телефон выключить, но обижать подругу не хотелось. Она решила посмотреть, что за очередное чудо видео сняла Настасия. Бондя сидел за рулем Теслы. На заднем сидении сидели Пыхтик и Юрок. Настасия снимала всех на видео. Но ее в этом видео было все равно больше.

– Саша, мы с Витей смотрели ретро, и оно меня вдохновило. Мы были в музее. Там выставка Леонардо, этого, да Винчи. И меня как прорвало. Я делюсь искренне переживаниями и чувствами последней недели. Вот, слушай. Настасия подняла брови, втянула щеки:

Для многих много тайн в великой Джоконде,

А я конструирую их по кусочкам, как в Лего,

В реальном, настоящем и не банальном Викторе Бонде

Кем бы ты, Витя, раньше не был

– Или вот еще это. Настасия подняла брови еще выше и сильнее втянула щеки:

– Ты, отнюдь не то, что сделал Да Винчи Леонардо,

Когда написал для Лувра Мону Лизу.

Ты мог бы быть с харизмой Ди Каприо,

Такой игрушешный Николай Шишкаризов

Настасии навела телефон снова на Бондю:

– По-моему, много наигранности. Фигня? Ты не отвечаешь. Что-то не мое как будто. Мои этого не любят. А в целом как? Ладно, потом докручу. Хотя, Вите это очень приятно. Он ведь настоящий твой друг. У тебя все друзья чудесные. Напиши, как сможешь.

Сашка не особенно поняла смысл новых фишечек Настасии, но на всякий случай настрочила пару десятков сообщений с сердечками, смайликами и всякой вспомогательной эмодзи белибердой . Потом подумала и дописала:

– Я напишу. 10 мин.

Настасия ответила:

– Подключи Маска для закрепления результата.

Рейтинг@Mail.ru