Лимб

Алексей Губарев
Лимб

Глава 1
Лабиринт

Почувствовав на лице дуновение ветра, я открыл глаза. И обнаружил себя стоящего на тропинке. На настоящей, зажатой с боков настоящими же деревьями. Ощутил тяжесть оружия и рюкзака за спиной, глянул на свои загрубевшие, покрытые мозолями руки. Мельком отметил, что вся засохшая на плаще и открытых участках кожи слизь – последствие бойни с червями, исчезла.

Поднял взгляд в небо, затем осмотрелся по сторонам. Слева и справа, уходя верхней кромкой в хмурые дождевые облака, возвышались сплошные стены, серые и неприступные. Между ними навскидку было метров сто, не больше. Этакий коридор, уходящий в неизвестность.

Пространство, зажатое монолитами, заросло обычным земным лесом. Только листва деревьев и цвет травы под ногами были какими-то блёклыми, лишь слегка раскрашенными тусклой зеленью. Словно это не реальность, а сон.

Между высокими деревьями и небольшими кустарниками, обрамлённая травянистым ковром, вперёд уходила извилистая тропинка. Достаточно широкая, чтобы на ней могли свободно разойтись два, а то и три человека. Да и выглядела она так, словно по ней очень часто ходят.

Посмотрев за спину, я встретился с ошалелыми глазами Хищницы, вцепившейся в лямки рюкзака.

– Ты чего? – спросил я, хотя понимал чувства девушки. Это я в Чистилище провёл всего несколько дней, а она больше месяца. К тому же Аня при перерождении теряла часть памяти, и сейчас, возможно, заново знакомилась с живым лесом.

– Макс, это куда мы попали? – голос Хищницы дрожал. – Что-то мне здесь неуютно. Тварь в трёх метрах затаится, а мы её не увидим даже.

– Древний! – чуть повысив голос, позвал я пернатого. – Ты куда пропал?

– Хозяин, Древнему здесь нравится, – птиц устроился почти над головой, на ветке дерева.

– Разведка, пернатый, – приказал я и посмотрел за спину Хищницы. Там был тупик – всё тот же серый монолит, уходящий в серое марево облаков. – Ань, ты не напрягайся. Будем двигаться осторожно, ворон на разведке, сами при оружии. Сдаётся мне, местные твари толпами не бродят.

Мои слова оборвал истошный вопль и тут же последовал хлёсткий винтовочный выстрел. Мы с девушкой инстинктивно присели, она выставила перед собой копьё, я – Довод. Повторного выстрела, как и иных посторонних звуков, не повторилось.

– Далековато. Метров шестьсот, не меньше, – предположил я. – Дождёмся пернатого, может он видел что, и выдвигаемся.

– Ага, а ещё поспим пару часиков, перекусим и пойдём неспешным прогулочным шагом. Мы в тупике, красавчик, валить отсюда надо, пока нас не зажали.

– Ворон вернётся, расскажет, что увидел, тогда и пойдём, – произнёс я, ставя точку в разговоре. Аня нахмурилась, но промолчала.

– Хозяин, Древний видел мясо! – прокаркал быстро вернувшийся птиц, садясь на моё плечо. – Два хвостатых мяса идут сюда, скоро будут. Невкусное мясо, жёсткое.

– Аня, встань за тем толстым деревом, – распорядился я, указав девушке место засады. На всякий случай переломил ружьё и убедился в наличии патронов – должны отбиться. – Ну, чего стоишь, сейчас заметят нас.

Девушка показала мне оттопыренный средний палец, но послушалась, укрылась в указанном месте. Я перебежал на другую сторону тропы и укрылся за густым кустарником. Неподвижно замерев и молясь, чтобы серебристые руны, покрывающие «Довод» не выдали моё местонахождение, стал ждать. Чёрт, нужно научить ворона подавать разного рода сигналы, чтобы уверенно действовать в таких ситуациях – появились твари в зоне уверенного попадания, ворон каркнул особым образом, я выскочил из укрытия и прицельно расстрелял демонов. Как-то поверхностно использую я возможности пернатого.

Твари двигались неспешно. Ещё бы, с такой добычей в зубах, которую волокли вдвоём. При этом они смело направлялись в тупик, словно были уверены – здесь никого нет. Похоже, Хищница не зря говорила, что отсюда нужно валить, у этих собак-переростков здесь логово, не иначе. Чёрт, не хотел бы я с такими тварями в рукопашной сойтись, да и с мечом как-то страшновато приближаться.

Сосредоточившись на одной псине взгляд, прочёл описание:

«Адская сука в стадии формирования зерна хаоса»

Ох, что-то мне не хочется знакомиться с этой сукой поближе.

Бах! – я целился в грудь дальней от меня твари, она как раз выпустила из пасти добычу и стала озираться. Тяжёлая пуля сбила зверюгу с ног, словно ту двухпудовой кувалдой ударили. Не мешкая, пока вторая тварь замерла на миг, я произвёл второй выстрел. Бах!

Вот уж действительно «Довод», против такого не попрёшь. Два выстрела – две убитые твари. И человеческое тело между ними. Обнажённое.

– Ничего себе, вот это собачки! – Хищница первой вышла на дорогу, рассматривая застреленных монстров. По-хорошему нужно было отругать девушку, что вышла из укрытия без разрешения, но я уже понял – это ни к чему не приведёт. Аня слишком своенравна, всё примет в штыки и назло будет поступать вопреки моим приказам. Хлебну я горя с такой напарницей, ох хлебну.

– Нужно убрать тела с тропы, – произнёс я, закидывая пустые гильзы в карман рюкзака. Кто знает, вдруг встретятся умельцы, способные снаряжать такие патроны. – Древний, давай снова на разведку, вдруг кто на выстрелы пожаловать решил.

– Древний хочет жрать, хозяин!

– Вот доберёмся до безопасного места, там и пожрём, – я перевёл своё внимание на Аню, которая рассматривала одну из убитых зверюг. – Что-то интересное увидела?

– У меня после переноса в лабиринт профессия появилась, алхимик, – сообщила девушка. – И теперь мне подсвечиваются ингредиенты. Например, с этой суки можно взять глазные яблоки и печень. Ты не против, если мы задержимся?

– Да мы вроде не спешим никуда, – ответил я, а сам внутренне поморщился. Уж больно мне не понравился взгляд Хищницы. Да и выражение лица стало каким-то странным, словно в предвкушении чего-то интересного. Чёрт, что может быть занимательного в потрошении туши? Надо будет как-нибудь узнать, за что Аня сюда попала.

Смотреть на то, как девушка орудует ножом, я не стал. Перетаскивая тело убитого Reus и твари с тропы в лес, я наткнулся на грибы, и теперь бродил рядом, отыскивая съедобные. Заодно и вескую причину нашёл, чтобы не видеть потрошения.

– Макс, я закончила! – сообщила девушка минут через пятнадцать. Вид её окровавленных по локоть рук и довольного лица, забрызганного кровью, привёл меня в ещё более глубокое замешательство.

– Куда ингредиенты положишь? – спросил я, пытаясь сделать вид, что всё в норме. Ухватил тушу с вспоротым брюхом за задние лапы и потащил в подлесок. – Если ты каждый раз так в крови уделываться будешь, местное зверьё нас по запаху вычислит махом.

– Красавчик, я впервые животное вскрываю! – с улыбкой сообщила девушка, доставая из своего рюкзака бутыль с водой.

– А раньше? – у меня почему-то пересохло в горле. Сглотнув, я всё же задал волнующий меня вопрос: – Раньше кого вскрывала?

– Честно? – улыбающееся лицо девушки сменилось на задумчивое. – Представляешь, не помню! Я очень много памяти потеряла, почти ничего не помню из своего прошлого.

Твою бабушку! Так вот почему Reus теряют память при перерождении. Чтобы забыть всё то зло, что совершили. Вот только инстинкты, как я вижу на примере Хищницы, никуда не делись. Мать, с кем я связался! Прирежет тёмной ночью и пустит на ингредиенты.

– Давай на руки полью, – сказал я, забирая бутылку из рук девушки. – Самой неудобно будет.

– Тревога, хозяин, тревога! – птиц явно от кого-то удирал, что было странно. Птеры за ним гонятся что ли? Почти влетев в меня, пернатый в последний момент взмыл вверх, чтобы тут же вцепиться когтями в левое плечо. – Враг! Личный враг Древнего, ужасный!

Не совсем понимая, чего разорался явно напуганный птиц, я извлёк меч и приготовился к бою. Аня тоже схватилась за своё оружие, встав по левую руку от меня. В один миг куда-то пропала полубезумная маньячка, рядом стоял боевой товарищ, готовый драться насмерть. Чёрт, я так с ума сойду.

– Древний, что за личный враг? Босс или ушастый? Но откуда они здесь?

– Враг Древнего, кар-р! – птиц был перевозбуждён, отчего орал, срываясь на карканье. – Ночной охотник!

Я увидел их. Хаотично дёргаясь в стороны, над тропинкой в нашу сторону летели две птицы. Когда они приблизились, стало ясно – это долбаные летучие мыши, правда совершенно неправильного размера. Размах кожастых крыльев у них был метра под два. И твари явно не боялись нас, продолжая приближаться.

– Сейчас будут кричать, – как-то обречённо произнёс Древний, а я в этот миг пожалел, что у меня нет в запасе патронов. Придётся вновь тратить силу Веры Его. Я попытался подчинить своей воле тварь, но увы – способность оказалась неактивна, поэтому пожелал умертвить одного «Демонического крылана, в стадии формирования зерна хаоса», израсходовав тридцать очков силы. Летучая мышь закувыркалась в воздухе и начала стремительно падать. А вот вторая, вместо того чтобы испугаться, засвистела.

Вам когда-нибудь приходилось слышать звук, от которого мозг буквально закипает? От свиста твари у меня даже в глазах потемнело. Мозг пронзило раскалённым шилом, нервная система забилась в болезненных судорогах, и я рухнул на землю.

Не знаю, сколько это длилось, скорее всего пару секунд, но мне показалось вечность. В себя пришёл от того, что пытался сведёнными в спазме лёгкими втянуть в себя воздух. Хрипя, с невероятной болью, мне всё же удалось это сделать.

Кое-как поднялся на ноги и осмотрелся. Рядом, в позе эмбриона лежало обнажённое тело мёртвой Хищницы. Ворон чёрным комком перьев валялся у меня под ногами, а в десятке метров, прямо на дороге, бился в агонии обгорелый крылан. Подобрав меч, я быстро приблизился к опасной твари и одним ударом прикончил её.

– Чёрт! – голос был хриплым. Гортань, как и каждая мышца моего тела, ныла от боли. Сделал пару глотков воды из фляжки, сразу полегчало. Подобрал тело девушки и отнёс подальше от тропы, почти вплотную к стене. Нет уж, по дорогам здесь ходить крайне опасно. Поэтому, держа меч наготове, я пошёл вдоль стены, периодически останавливаясь и прислушиваясь. Лабиринт – не то место, где можно увидеть противника за версту.

 

Зато можно услышать. Где-то через четверть часа осторожного движения вперёд я услышал звуки человеческой речи. Сначала было не разобрать, что происходит, но затем я услышал знакомый женский голос:

– Иди, пожалуйся любовнику на свой обрубыш! – на миг воцарилась тишина, заставившая меня замереть на месте, а затем раздался звук удара и отборная ругань:

– Ах ты сучка! Я тебя сейчас кончу, я тебя землю жрать заставлю!

– Уймись, Боба! Не порть свежатинку. – раздался другой голос. – Вон, Юлису худенькие нравятся. Испортишь парню весь праздник своим рукоприкладством.

Одному Творцу известно, каких сил мне стоило сдержаться и не полезть бить морду неизвестному Бобе. Отец с детства меня учил – детей, стариков и женщин обижать нельзя. Ни под каким предлогом. А ещё он говорил, что своих бросать – последнее дело. То, что происходило впереди, за деревьями, мне очень не нравилось, поэтому я двинулся вперёд, медленно снимая с плеча «Довод».

Мозг лихорадочно перебирал возможные варианты действий, отсеивая один за другим. Когда я приблизился достаточно близко к большой поляне и разглядел число противников, ситуация стала ещё хуже. Четверо мужиков, одетых в холщовую одежду, восстанавливали разрушенный лагерь, а ещё трое стояли вокруг связанной Ани. Целой одежды на девушке практически не осталось, рюкзак валялся в стороне, а сама Хищница была без сознания.

Надо как-то выманить сюда эту троицу, желательно по одному, и вырубить. Остальные явно не бойцы, ни у кого даже ножа нет, лишь пилы да топоры с молотками. Хотя даже пилой можно убить, при желании.

Мне повезло. Спустя полчаса один из вооружённой троицы, звероватый мужик, под смешки товарищей направился в лес, на ходу срывая листья лопуха.

– Боба, отойди подальше, а не как в прошлый раз. Дышать нечем было, – в спину бородачу крикнул боец с кобурой на поясе.

– Да пошли вы! – беззлобно выругался мужик, заходя под кроны деревьев. Я, стараясь не задеть ни одной ветки и согнувшись в три погибели, двинулся наперерез, укрываясь за кустарником и стволами. Мой плащ очень хорошо маскировал, сливаясь с лесом.

Мужик углубился метров на двадцать, осмотрелся, кряхтя, сбросил портки и уселся в позе думающего орла, положив оружие – здоровенный мачете – справа от себя. Что за непуганый идиот?

Я медленно, почти не дыша, приближался к врагу. В голове вился рой дурацких мыслей, периодически накатывал то страх, то желание заржать в голос. Ситуация, как ни крути, была весьма пикантной. Ещё, как назло, вспомнился анекдот про медведя и обхезавшегося охотника.

– Юлис, сука, если ты опять решил напугать меня, отправишься на перерождение, и только попробуй сказать Князю, что я тебя грохнул! – желание мужика поговорить было весьма на руку. Я успел за это время приблизиться к бородачу достаточно близко, чтобы встретиться с ним взглядом. Чёрт, как же жалко тратить силу Веры Его!

– Громко позови Юлиса, скажи, что нашёл что-то интересное! – приказал я, вливая в «Подчинение» тридцать сил.

– Юлис, иди сюда, я нашёл что-то интересное! – крикнул мужик так громко, как мог.

– Штаны надень и пройди вон к тому дереву! – приказал я, заходя мужику за спину.

– Боба, я весь в сомнениях, что ты мог найти в этом лесу! – раздался ответный крик с поляны. Голос явно приближался, что меня весьма порадовало. – Неужели свою старую метку?

– Крикни – «Здесь бухло!» – отдал я очередной приказ, выстраивая последовательность своих действий.

– Здесь бухло! – заорал мужик, уже надевший штаны. Удар прикладом по затылку лишил бородача сознания, и он начал заваливаться на спину. Подхватив противника под руки, я прислонил его к дереву и тут же полез в свой рюкзак. Вытащил початую бутылку водки и поставил её у бедра мужика. Потом прижал тару рукой и метнулся в сторону, за кустарник. Вовремя.

– Ну и где ты? – шаги второго противника, не заботящегося о скрытности, слышались отчётливо. И шёл он прямо на мой куст, полностью игнорируя торчащие из-за дерева ноги Бобы. – Бро, опять твои идиотские шуточки?

– Замер! – очередные тридцать сил Веры Его ушли на подчинение Юлиса. – На колени!

Ударить человека прикладом по затылку сможет не каждый. А вот врага, да ещё и морального урода – у меня проблем не возникло в обоих случаях. Чтобы связать противникам за спиной руки, понадобилось пять минут. Вставить кляп не было ни времени, ни средств, поэтому я, подобрав мачете бородача и копьё Юлиса, быстро двинулся прочь от места стычки.

– Э, какого хрена? Вы там чем занимаетесь, охальники? – в голосе последнего из вооружённых противников звучала насмешка. Тоже мне, юморист. – Вам свечку подержать не требуется? Давайте живо обратно, нехрен нарушать правило.

Какое-то время я не слышал вражеский голос – слишком далеко удалился от поляны. Быстро пересёк тропинку, делающую сильный изгиб, и вновь побежал по лесу, не особо таясь.

Пока я прорывался в тыл, на поляне уже слышалась отборная ругань. Подкравшись к границе поляны, я вновь прислушался. Последний боец орал на работяг, кроя их трёхэтажный матом:

– Я сказал, взяли топоры и пошли на прочёсывание!

– От Князя такого приказа не поступало, – спокойно отвечал один из трудяг. – Вы поставлены сюда для нашей охраны и встречи новичков, мы – для ремонта сторожки. Так что если тебе надо, иди и посмотри сам, куда делись твои подчинённые.

Чёрт, похоже, они все заодно и работяги тут же предупредят бойца, как только заметят моё приближение.

– Сёма! Выручай, Сёма! Нас какой-то урод связал, иди сюда скорее!

– Грёбаные полудурки! – взревел боец с кобурой на поясе, доставая оружие и направляясь к лесу. – Хана вам, всё Князю расскажу! И вы, сучьи дети, тоже ответите!

Едва Сёма вошёл в лес, я тут же сорвался с места, рванув к Хищнице. Девушка давно пришла в себя и сейчас вертела головой в разные стороны. Увидев меня, она улыбнулась и начала подниматься на ноги.

– Э, а это ещё что за хрен с горы? – воскликнул один из трудяг, увидев бегущего меня.

– Свалили отсюда, пока я добрый! – рявкнул я на мужиков, и для убедительности навёл на них ствол ружья. Откуда им знать, что оно разряжено.

– Всё, всё, уходим, успокойся, мужик! – поднял руки тот, что переругивался с Сёмой. Остальные последовали его примеру. Через пару секунд я наблюдал их удаляющиеся спины.

– Ты как, идти сможешь? – спросил я у девушки, которая уже протягивала мне связанные руки.

– Меня один раз только хорошо приложили, а так лишь изваляли по земле, – ответила Хищница. – Врасплох застали, когда возродилась.

– Знаешь, в какую сторону нам драпать? – спросил я, срезая путы трофейным мачете. Чужое оружие, наверняка привязанное кровью, я планировал выбросить позже, где-нибудь в лесу. – Здесь четыре тропы, одна из них тупиковая.

– Туда! – Аня кивнула в нужном направлении, разминая затёкшие запястья. – Помоги рюкзак закинуть на спину.

– А ну стоять! – раздался от леса крик Сёмы. – Стрелять буду!

– Уходим! – заорал я, зашвыривая трофейное оружие куда-то в подлесок. Схватил девушку за руку и потянул за собой. Та, только поднявшая своё копьё с земли, попыталась высвободиться, но я держал крепко. – Живее!

Сзади раздался хлопок выстрела, придавая нам ускорение, и мы рванули в указанном Хищницей направлении. Нам в спины неслись угрозы и оскорбления, но мы уже набрали приличный темп, и вскоре крики затихли.

– Всё! Больше, – Аня, тяжело дыша, на бегу выплёвывала по паре слов, – не могу!

– Замедляемся! – ответил я, сбрасывая скорость бега. Девушка попыталась остановиться, но я не дал ей этого сделать. – Туда, в лес, бежим потихоньку, восстанавливаем дыхание!

Спустя несколько минут мы, прислонившись к дереву спинами, отдыхали.

– Как ты умудрился их обезвредить? – спросила Аня, сделав из фляжки пару глотков тёплой воды.

– Подчинил и связал, – ответил я и, вспомнив недавнюю ситуацию с Бобой, чуть не заржал в голос. Девушка с недоумением посмотрела на меня, пришлось рассказать в подробностях. Через минуту смех сдерживали уже оба.

– Ты страшный человек, Максим! – отсмеявшись, произнесла Хищница. – Я бы их просто убила.

Глава 2
Малая зона безопасности

К очередному перекрёстку мы вышли через полчаса. Обычная поляна, к которой примыкали четыре тропы. Только одна из этих троп сильно выделялась. Метра три в ширину, не меньше, вымощенная мелкими камушками, словом, настоящая дорога.

– Ты смотри, похоже, вышли на главный тракт, – произнёс я, внимательно осматривая поляну на предмет скрытой угрозы. – Вроде чисто. Сиди тут, прикрывай меня, пойду осмотрюсь.

– Так точно, командир! – девушка неуклюже козырнула, а затем улыбнулась. – Не дрейфь, начальник, я прикрою.

Поляна оказалась пуста, хоть и истоптана вся вдоль и поперёк. Ещё бы, в её центре находился небольшой водоём, наполненный чистейшей и прохладной водой. Я подозвал Аню взмахом руки, мол, всё под контролем.

– Слушай, а на том перекрёстке тоже вода была? – поинтересовался я у подошедшей девушки.

– Нет, не было. Точно, вспомнила! Там, – Хищница показала за спину, – работяги как раз возмущались, что их направили на нулевой перекрёсток, на котором даже воды нет. Может они все разные?

– Надо идти дальше. Встретим кого-нибудь адекватного, расспросим, – я посмотрел в сторону, откуда мы пришли. – Если такие перекрёстки попадаются через каждые полчаса, то и разумных встретим. Кстати, ты не думала, как из этого лабиринта выбираться?

– Думала, – ответила девушка. – Я практически ничего не помню о прошлой жизни, и происходящее вокруг для меня совершенно непонятно.

– Выдвигаемся вдоль каменной дороги, посмотрим, что или кто встретится, – мне, в отличии от Хищницы, было что вспомнить, но с лабиринтами я дел не имел. Знаю, что есть вход, выход и множество тупиков. А здесь, скорее всего, и вход отсутствует. – Нам позарез нужен источник информации.

Мы едва успели подойти к деревьям, когда за спиной раздался рёв, а за ним и тяжёлый топот. Я ещё не успел развернуться к неизвестной угрозе лицом, а правая ладонь уже обхватила рукоять меча. Аня, в отличие от меня, держала копьё в руке, используя его, как посох. Возможно поэтому она нанесла удар первой – боковым зрением я уловил молнию, устремившуюся в бок огромной чёрной горилле.

Треск разряда, растянувшийся рёв твари – всё это промелькнуло в одно мгновение, а затем я очутился лицом к лицу со зверюгой вчетверо крупней меня. Молния её не остановила, тварь лишь рассвирепела и ускорилась.

– В сторону! – рявкнул я, стараясь перекрыть рёв гориллы, и сам выполнил свой приказ, шагая влево и одновременно активируя «Ауру пламени». Монстр с разгона влетел в окружившее меня пламя и, даже не замедлившись, с размаху влепил мне полыхающей ручищей. Разумеется, пережить подобный удар я не смог.

Innocens N 13, ты был убит гориллоидом в стадии формирования зерна хаоса.

Целостность Искры Творца (данный ресурс невозможно восполнить) – 91,6 единиц.

Innocens N 13, ты убил 2 адских суки в стадии формирования зерна хаоса, 2 демонических крылана в стадии формирования зерна хаоса. 1 гориллоида в стадии формирования зерна хаоса.

Получено осколков души: 320 (конфигурация «Рывок»). 320 (конфигурация «Левитация»).160 (конфигурация «Сила»).

Прогресс сферы**** «Убивающий взгляд»: 3504/10000.

«Прогресс сферы**** «Экзекутор»:3403/12500.

Прогресс сферы***** «Божественная воля: 803/25000.

Innocens N 13, ты сформировал Ядро души****** «Владыка» (Мифическая).

Innocens N 13, уровень Ядра души напрямую влияет на количество доступных возвышений.

Текущее возвышение: Формирование души.

Карма: Положительная.

Предрасположенность: Не выбрано.

Innocens N 13, получено задание:

Выбрать одну из стихий. Доступные варианты:

1. Хаос.

2. Свет.

3. Порядок.

4. Тьма.

5. Нейтрал.

Для выбора мысленно пожелай присоединиться к одной из стихий.

Награда: Неизвестно.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Путь развития: Не определён.

Формирование души: 803/25000

Innocens N 13, ты выручил своего подчинённого, при этом не убив ни одного противника. Творец обратил внимание на твои поступки и одобряет их.

Награда: 30 сил Веры Его.

Текущее значение Силы духа: 405 сил Веры Его.

Количество доступных талантов: 2.

Прогресс четвёртой сферы оружия «Коварный клинок****»: 1823/10000».

Innocens N 13, твоя Чистота души составляет 180 %.

 

Профессии:

Картограф.

Текущие задания:

1. Стать воином Его.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Награда: Возможность вернуться в родной мир в момент изъятия.

2. Выбрать одну из стихий.

Время выполнения задания: Не ограничено.

Награда: Неизвестно.

Дар Творца:

Защита от поисковых способностей Владык: 29 дней, 16 часов.

– Хозяин, Древний хочет жрать! – произнёс птиц, сидевший на ветви дерева. Безопасная зона в лабиринте была совершенно иной. Удобная деревянная скамья с высокой спинкой, ключ, бьющий из-под земли, сочная зелень травы, небольшое дерево. И зеленоватое марево, окружающее зону.

– Поверь, пернатый, я тоже. А потому возвращаемся обратно, пришло время поохотиться.

В лабиринт меня перебросило в тот же миг, как я пожелал покинуть безопасную зону. Осмотрелся – поляна, родник, перекрёсток. У края поляны, между обычной тропой и выложенной камнем валяются три тела – два человеческих и одно гигантской обезьяны.

Чёрт, тварь зацепила не только меня. И, похоже, Аня не спешила возрождаться. Надо было обсудить этот момент, да и вообще создать свод правил, а то не группа, а попутчики какие-то. Хотя мы и есть попутчики, не знающие, куда ведут нас ноги.

– Максим, тебя тоже эта обезьяна грохнула?

Фух, воскресла.

Дальше двигались по дороге, периодически посылая ворона на разведку, а в подозрительных местах сворачивали в лес и медленно прочёсывали опасное место. И лишь благодаря такой тактике первыми обнаружили засаду.

– Тс-с! – я первым услышал подозрительный звук, когда мы в очередной раз продвигались вдоль стены. Оба замерли, как и птиц, получивший приказ не открывать клюв без разрешения. Древний очень обиделся на подобное требование.

– Эх, щас бы пивка холодненького в одну руку, да женскую грудь в другую. – раздался впереди чей-то шёпот. – Джон, сколько там до конца дежурства осталось?

– Два часа ещё, – отозвался второй. – Что-то сегодня тихо. Ни одной твари, ни одного ушлёпка за весь день.

Разговор прервался. Я собрался было знаками показать Ане, чтобы мы двигались дальше, вдоль стены, и чуть не выругался вслух. Девушка, достав откуда-то кривой, хищно выглядящий нож, с кровожадной улыбкой на лице двинулась вперёд. Схватив её за предплечье, я зло посмотрел на Хищницу и покрутил у виска пальцем. Вроде обсудили, что она слушается меня и не действует без разрешения.

Показал девушке кулак, мол – только попробуй, хотя было желание вышвырнуть её из группы и двинуться в одиночку. Аня в ответ виновато улыбнулась и спрятала нож под одеждой. Указав направление, я первым двинулся в обход секрета.

– Извини, у меня голову напрочь сносит, когда вижу рядом дичь, – произнесла шёпотом девушка, когда мы отошли метров на двести от засады.

– Какая нахрен дичь, там люди сидели! – вызверился я. – Может я тоже для тебя дичь?

– Ты – другое. А эти, чем они лучше тварей? Тем, что разговаривать умеют? Да они во много раз хуже, потому что охотятся не только ради пищи и сфер, а в удовольствие.

– Найдём безопасное место, поговорим об этом! – жёстко произнёс я. – Впредь сдерживай свои инстинкты. Кстати, что за нож?

– Второе оружие, привязанное кровью. Я его слабо прокачала, всего на одну звезду из трёх. Парализует жертву на пару минут даже от лёгкой царапины.

До следующего перекрёстка шли молча. Не знаю, как Аня, но я для себя уже решил – ещё одна такая выходка, и мы разойдёмся. И не потому, что девушка своенравна, а потому что замашки у Хищницы, как у маньячки. Но сначала поговорю.

– Хозяин, Древний видел человеческое жильё. Древний чувствовал запах мяса. Древний хочет жрать! – пернатый вернулся с очередного вылета перевозбуждённым.

– Ты добрался до перекрёстка? – уточнил я у ворона. – Там есть люди?

– Древний не видел людей, – ответил пернатый, и добавил: – Хозяин, дай жрать!

Пришлось отдать птицу последний кусок копчёного мяса, нашедшегося в рюкзаке у Ани. А через пару минут мы с девушкой уловили ароматы шашлыка, от чего наши желудки, и так порыкивающие, взревели голодными носорогами.

Спустя ещё минуту осторожного движения вперёд перед моими глазами вспыхнула алая надпись:

Innocens N 13, ты вступил в малую зону безопасности.

Ограничения: Атака других Reus в малой зоне безопасности запрещена.

Штраф за нарушение: -30 % Чистоты души. – 5 единиц Искры Творца.

Цена нахождения в малой безопасной зоне:

1 час – бесплатно.

Каждый дополнительный час нахождения в зоне – 10 сил Веры Его, или 10 % Чистоты души.

Innocens N 13, как лидер группы, ты можешь оплатить нахождение в малой зоне безопасности своих подчинённых.

– Хм, интересно, – я сделал несколько шагов назад, и передо мной появилась новое сообщение:

Innocens N 13, ты покинул малую зону безопасности. Все ограничения сняты.

– Макс, пошли скорее, хоть поедим нормально, – попросила девушка, глядя на мои телодвижения. – Я сто лет не ела горячей пищи.

– Если сможем расплатиться, – проворчал я, двигаясь.

Поляна была раза в два больше предыдущей. К ней примыкали две дороги, вымощенные камнем, и две обычных тропинки. В центре поляны возвышались два деревянных строения, одно похожее на базарную лавку из-за прилавка, второе – на сарай. Выложенный камнем источник, окружённый скамьями, пара столов под открытым небом. И полное отсутствие людей.

– Хозяин, Древний не может находиться в этом месте! – обиженно прокаркал птиц, которого буквально вышвырнуло за пределы поляны. Чёрт, что-то подобное уже было с наставником, когда я попал в яблоневый сад.

– Жди здесь, только спрячься! – приказал я пернатому, а затем посмотрел на Аню. – Ну что, задержимся, или быстро разузнаем тут всё и пойдём дальше?

– Издеваешься? – возмутилась Хищница. – У меня нет столько очков энергии, чтобы задерживаться здесь.

– Какой ещё энергии? – не понял я.

– Классовой, разумеется, – девушка посмотрела на меня, как на идиота. – У тебя что, нет энергии?

– У меня очки ярости, – соврал я, быстро сообразив, о чём речь. Вот идиот, чуть не рассказал о силе Веры Его. Стоп! Это что получается, единица моей классовой силы равна пяти единицам энергии Ани? Твою бабушку, сколько всего я ещё не знаю.

– Пойдём к магазину, может что прикупим полезное, – предложил я и первым двинулся к лавке. Даже отсюда можно было разглядеть множество товаров, выложенных на прилавок. Хищница, осознав услышанное, метнулась вперёд, обгоняя меня.

Патроны! Вашу Машу, я увидел патроны. Пистолетные, винтовочные, но самое главное – ружейные. Пулевые, с картечью, с дробью, все рассортированы по калибрам. И ценники. Конские, мать их, ценники! Стоило мне коснуться пулевого патрона под моё оружие, перед глазами появилась надпись:

Патрон 12×70

Пулевой:

Цена: 18 сил Веры Его, или 18 % Чистоты души.

Бронебойный:

Цена: 25 сил Веры Его, или 25 % Чистоты души.

Картечь:

Цена: 15 сил Веры Его, или 15 % Чистоты души.

Крупная дробь:

Цена: 12 сил Веры Его, или 12 % Чистоты души.

Для приобретения нужного тебе числа патронов, достаточно коснуться нужного калибра и мысленно пожелать необходимое количество и заряд, а также способ оплаты.

Чёрт! Патроны нужны, как воздух. Без дальнобойного оружия выжить куда сложнее, чем с ним. До того времени, пока в «Доводе» сформируются заряды, ещё куча времени, и это меня очень сильно напрягало. Поэтому я, безжалостно наступив на горло своей жадности, мысленно пожелал приобрести за силу Веры Его пять пулевых, пять с картечью и два с крупной дробью. Где-то я слышал, что выстрел из ружья крупной дробью приравнивается к одновременно нескольким выстрелам из пистолета.

Innocens N 13, потрачено 189 сил Веры Его. Используй приобретённый товар для уничтожения скверны.

Не знаю, как другие, а я вспомнил бабушкины пересказы библии, а точнее момент, где Спаситель громил лавки торгашей, обосновавшихся в храме. И, если честно, нынешняя ситуация хоть и была безумно полезной, но от неё за версту несло именно скверной. Забирая с прилавка выданную мне пластиковую коробку с двенадцатью патронами и злясь на их высокую цену, я впервые подумал – что-то здесь нечисто. Не срастались у меня требования от некоего Создателя, и совершенно нелепые, но при этом очевидные косяки. Вот только как-то проанализировать всё это и сделать выводы у меня не хватало ни ума, ни опыта. Оставалось только надеяться, что со временем я узнаю достаточно, чтобы сложить эту мозаику в единое целое.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru