Выжить. Вернуться. Отмстить

Александр Тамоников
Выжить. Вернуться. Отмстить

В это время принявшая душ, одевшаяся в скромный летний костюм, уложив короткую юбку, косметичку, майку и приобретенное в секс-шопе нижнее белье в пакет, супруга Макарова Ирина вышла к старой автобусной остановке, расположенной недалеко от Части и военного городка. Черную «Волгу» мэра она увидела издалека. Подошла к машине, открыла дверцу и села на заднее сиденье.

Водитель узнал ее:

– Добрый вечер, Ирина!

– Привет! Поехали! Да не спеши, мне на ходу подкраситься надо!

– Я могу и остановиться на несколько минут.

– Ты еще не начал движение, чтобы останавливаться. Сказано – поехали, чего стоишь? Внимание привлекаешь.

«Волга» поехала к центру городка, откуда вела дорога по мосту через реку в заповедную зону, где на берегу озера находилась загородная усадьба главы Новоильинска господина Бериллова. Как только «Волга» проехала мост, Ирина достала косметичку. Начала краситься. Водитель сбавил скорость и вел машину так, чтобы шлюха шефа могла привести себя в надлежащий вид. Закончив с физиономией, Ирина принялась раздеваться. Сняла блузку, лифчик, принялась стягивать брюки вместе с обычными трусами. Поймала похотливый взгляд водителя, с нескрываемым интересом наблюдавшего за телодвижениями женщины через зеркало салона. Спросила:

– Ну, чего уставился? Голых баб не видел?

– Видел, но не таких. Эх, моя бы воля… отделал бы тебя по полной. А че? Может, разочек дрюкнемся? Никто ничего не узнает. Потом сама будешь проситься. Так я останавливаюсь?

– Жену будешь дрюкать. И смотри лучше не на меня, а на дорогу. А то в дерево влетишь.

– Жаль! Клянусь, я бы трахнул тебя так, что ты о мэре и думать забыла бы. У меня болт с шарами, на зоне вставил. Бабы визжат от удовольствия, как засажу!

Ирина заинтересовалась, продолжая переодеваться:

– С шарами, говоришь? И большие шары?

– Нормальные. То что нужно.

Макарова наклонилась к сиденью водителя:

– Ты вот что, дружок с шарами, напросись обратно меня везти. Тогда в лесок и заедем. Посмотрим, что за кайф от твоей коряги.

Водитель радостно воскликнул:

– Да без проблем! Но гляди, за базар ответишь, я тебя за язык не тянул.

– Отвечу! А сейчас прибавь скорость, я переоделась.

Убрав в пакет скромный костюм, накрасившись, Ирина, опустив ветровое стекло, закурила. Если бы кто из Части сейчас увидел ее, то не узнал бы. А узнав, не поверил, что видит Макарову. Короткая юбка, не скрывающая трусиков, облегающие ноги кружевные чулки, майка, из которой, казалось, вот-вот выпадут сочные груди, яркая помада, вызывающе накрашенные глаза, румяна с блестками на щеках, длинные ресницы сделали из жены офицера обычную шлюху.

Ирина выбросила в окно окурок, подняла стекло. О муже сейчас она совершенно не думала. Ее ждала бурная ночь, а потом еще и случка с водилой. Какой тут к черту может быть муж? Спустя несколько минут, пройдя пропускной пункт охраны, «Волга» въехала на территорию усадьбы. Встречать ее вышел, облаченный в гражданскую одежду, командир полка. Коршунов открыл заднюю дверцу машины, помог Ирине выйти из салона. И тут же воскликнул:

– Дорогуша, как же ты чертовски сексапильна!

Подошел Бериллов. Он также не удержался от комплимента:

– Ириша. Ты прекрасна! Ты принцесса!

Макарова усмехнулась:

– Принцесса! Среди проституток!

– Ну, какая же ты проститутка? Ты женщина, делающая мужчин счастливыми. Но пройдемте к столу. Он ломится от вина и разнообразных деликатесов.

Ирина спросила:

– И много гостей ты пригласил к себе, Миша?

Мэр ответил:

– Да нет, тех, кто обычно присутствует на подобных вечеринках. Авторитетные люди города со своими дамами.

– Интересно, среди дам есть хоть одна законная жена авторитетных мужчин города?

Бериллов рассмеялся:

– Участь жен – вести домашнее хозяйство. А для развлечений существуют другие женщины. Впрочем, ни одна из них тебе и в подметки не годится.

– Это ты сейчас так говоришь. Посмотрю, как запоешь, получив свое.

– Ну, дорогая, такова жизнь. Прошу к столу, нас ждут и на нас смотрят.

Командир полка, мэр города и супруга капитана Макарова прошли к столу. Их появление публика, состоящая всего из шести пар, встретила аплодисментами. Бериллов, вместе с Ириной занявший место во главе стола, толкнул речь, закончив ее провозглашением тоста, как всегда, за прекрасных дам. Присутствующие на вечеринке выпили. Кто виски, кто коньяк, кто водку, кто вино. После непродолжительного периода закуски последовал второй тост местного банкира, за ним третий, директора одного из предприятий Новоильинска. И пошло-поехало. Загремела музыка. Местные денежные «мешки» с любовницами начали расслабляться. Моллаев, приготовив отменный шашлык, передал его Арно. Тот разнес шампуры с хорошо прожаренным мясом клиентам. Вернулся к мангалу. Сказал Моллаеву:

– В принципе, наша работа закончилась. Теперь если что и затребуют веселые гости, то новые бокалы или тарелки вместо разбитых. Посуды здесь бьют много.

Вахид рассмеялся:

– Держу пари, Армен на этом неплохо зарабатывает.

Племянник Балаяна согласился:

– Да! Счет потом дядюшка выставляет мэру солидный. А тому без разницы. Не из своего кармана оплачивает гулянки. За все платит бюджет города.

– А ты откуда это знаешь?

– Дядя говорил.

– Ну, раз дядя, то конечно!

Моллаев внимательно следил за Берилловым и Макаровой. Мэр, изрядно опьяневший, уже с полчаса лапал жену офицера. Пора бы им удалиться на берег озера. И Бериллов словно услышал мысли Вахида. Потащил Макарову в полосу кустарника, за которой начинался узкий песчаный пляж. Моллаев нагнулся к племяннику Балаяна:

– Я отойду минут на десять, Арно. Если охрана заинтересуется моим отсутствием, что вряд ли в этом бардаке, придумай что-нибудь!

– Хорошо, Сосо!

Моллаев медленно, от дерева к дереву, стараясь не привлекать к себе внимания, достиг полосы кустарника. Прошел ее, остановившись у большого куста, откуда ему были хорошо видны мэр с Макаровой. Бериллов, сопя, стягивал с Ирины юбку. Майка уже валялась на песке. Раздев партнершу, мэр принялся раздеваться сам. Вскоре он застонал от удовольствия… Вахид усмехнулся, навел на пару объект второй миниатюрной камеры, включил ее. Через двадцать минут опустошенный мэр лег на песок, широко раскинув руки. Он что-то говорил лежавшей рядом Ирине, но из-за музыки Моллаев не разобрал слов. Да и не нужны они ему были. Вскоре мэр поднялся. Оделся. Закурил. Ирина также натянула юбку с майкой, оставив трусики на пляже, и, чмокнув Бериллова в щеку, пошла к столу. Мэр какое-то время курил, глядя на рябь черной в ночи глади Большого озера. После чего последовал за Макаровой. Выключив видеокамеру, к мангалу вернулся и Моллаев, где продолжал находиться племянник Балаяна. Спросил у него:

– Мной кто-нибудь интересовался, Арно?

– Нет!

– Хорошо! Посуду пришлось менять?

Парень утвердительно кивнул:

– Да, три бокала, две тарелки. Но это только начало. Случалось, мэр сразу весь стол переворачивал.

– Да вроде он не буйный!

– Когда не переберет лишнего!

– И как такие становятся руководителями городов?

Официант усмехнулся:

– Только такие и становятся.

Моллаев произнес:

– Да, с Россией и воевать не надо. Она сама как государство развалится под руководством тех, кто сейчас покупает власть на всех уровнях. Ребята типа Бериллова наносят вреда больше, чем ракетные удары. Но да и черт с ними.

Племянник Балаяна спросил:

– Считаете, что высшее руководство не сумеет навести порядок?

– А кто в этом руководстве, Арно? Такие же, как Бериллов. Не все, конечно, но большинство.

– Плохо!

– Почему?

– А где мы еще такие, как сейчас, легкие деньги заработаем? Кроме России, нигде!

– Найдете, где! Вы, армяне, насчет этого народ ушлый.

– И все равно, плохо!

– Не волнуйся. Вы успеете набить карманы.

– Дай-то бог!

К официантам подошел пьяный тучный мужчина, спросил:

– Кто у вас тут шашлыки делал?

Вахид ответил:

– Я. Не понравились?

– Отличные шашлыки, ты можешь сделать еще? Для меня, пару шампуров?

– Конечно, угли еще не остыли.

– Так сделай, друг! Держи!

Мужчина протянул Моллаеву две тысячные купюры:

– А это за работу!

– Благодарю, куда подать шашлык? К столу?

– Не-е, беседку слева видишь?

– Да!

– Туда и принеси! И еще, захвати к шашлыкам бутылку хорошего вина.

– Хорошо! Ваш заказ будет выполнен!

– Молодец, черкес!

– Я не черкес.

– Э-э, все вы черкесы! Короче, жду!

Мужчина отошел от официантов.

Моллаев спросил у временного напарника:

– Кто это?

– Директор самого крупного в городе вещевого рынка.

– Что у церкви?

– У храма!

– Какая разница?

– Тебе этого не понять!

– А мне и не надо ничего понимать!

Моллаев прошел к мангалу. Раздул угли, взял со стола шампуры, начал насаживать доставаемое из большой поварской кастрюли маринованное мясо с луком. Отдельно брал помидоры. Вахид умел готовить шашлык. И он не брезговал свининой в отличие от большинства своих соплеменников.

Находясь у мангала, он видел, как командир полка о чем-то поговорил с Макаровой. После чего повел ее к бане. Выждав несколько минут, Моллаев через пульт дистанционного управления включил видеокамеру, установленную в комнате отдыха бани, верно предположив, что париться любовники не будут. Дым из трубы бревенчатого теремка не шел. Вахид довольно усмехнулся. Камера, установленная в бане, не только снимала происходящее в комнате отдыха, но и записывала разговоры любовников. Гурадзе получит отменные кадры, а Вахид – приличное вознаграждение за отлично выполненное задание.

Приготовив шашлык, Моллаев отнес шампуры с бутылкой вина в беседку. Там находился тучный мужчина с полуголой пьяной девицей. Вахид поставил тарелку с шампурами и бутылку на стол. Проститутка похотливо взглянула на чеченца:

 

– Выпейте с нами!

Моллаев отказался:

– Спасибо, не могу! Я на работе!

– Да кто здесь на работе?

Она повернулась к партнеру:

– Котик! Я хочу, чтобы кавказец выпил с нами.

Тот ответил:

– Дорогая, закрой на время свой рот, или я заставлю тебя не пить с официантом, а делать ему минет.

– Фу, как грубо!

Директор рынка приказал Моллаеву:

– Открой бутылку и уходи!

Вахид взглянул на тучного мужика. Подумал: «Свернуть бы тебе шею, жирная свинья». Но сдержался. Улыбнулся. Вытащив из бутылки пробку, тихо удалился.

Гулянка в усадьбе набирала обороты. Часам к двум некоторые мужчины, приглашенные мэром, уже спали, кто за столом, кто в гамаке, кто просто на траве ухоженной поляны. Женщины голыми устроили пляски под ритмы зарубежной музыки, громыхавшей из мощных динамиков дорогого музыкального центра. Моллаев захотел в туалет. Таковой наверняка был в доме, но идти в здание, охраняемое снаружи хмурым крепким внешне мужиком, не решился. Не стоит светиться перед трезвыми охранниками. Повезло, что мэр трахал Макарову на берегу озера, не пришлось проникать в дом через оранжерею. Да, Бериллов значительно упростил работу.

Вахид прошел в кусты пристроенной полосы. Сделал свое дело, повернулся, чтобы вернуться к мангалу, но неожиданно перед ним появилась голая блондинка. Она обхватила шею чеченца, прижавшись к нему и шепча на ухо:

– Возьми меня, горец! Я так хочу тебя. Вы умеете трахать баб, знаю. Трахни и меня.

Моллаев попытался вырваться из объятий проститутки, та держала его крепко. В принципе, он мог одним ударом убить шлюху, но не имел права сделать это. Да и возбуждение женщины родило в нем желание. Осмотревшись, он толкнул проститутку на траву. Снял брюки, нагнулся к ней. Резко развернул на живот, поднял за талию, заставив встать на колени. Медленно вошел в нее. Вскоре шлюха начала стонать вперемешку с выдохами:

– Еще! Сильней! Глубже!

И взвыла, когда сильнейший оргазм едва не лишил ее сознания. Сделав свое дело, Моллаев встал, надел брюки. Поправив рубашку с бабочкой, спросил у раскинувшейся в траве проститутки:

– Ты довольна?

– Не то слово! Вы действительно мастера трахать баб. Может, еще встретимся? У меня дома. Я одна живу. Никто не помешает.

Моллаев усмехнулся:

– Потом подойдешь ко мне, оставишь телефон, будет время, позвоню! Сама меня в ресторане не ищи. Поняла?

– Да, конечно, поняла! Я оставлю тебе номер своего мобильного телефона. Ты можешь звонить в любое время суток, а в ваш ресторан я не хожу. Мой любовник предпочитает природу, а другие кавалеры – съемные хаты.

– Если я позвоню, а ты с любовником?

– Я найду способ свалить!

– Хорошо! Сразу за мной из кустов не выходи!

– Дай мне закурить!

Моллаев выбил из пачки сигарету, протянул шлюхе, дал прикурить от зажигалки:

– Правильно, покури пока. Я пошел!

– Подожди! Мы даже не познакомились.

– Я – Сосо!

– А я – Марина.

– Вот и познакомились.

Моллаев вышел из кустов, прошел к мангалу.

Арно стоял, зевая.

Вахид спросил:

– И когда примерно кончится эта вакханалия?

Официант ответил:

– Часа через два гости успокоятся. Разъезжаться начнут с 6 утра.

– А мы когда свалим отсюда?

– Где-то в восемь подойдет «Газель». Соберем оставшуюся целой посуду, не использованную пищу, напитки, скатерти, и… домой, то есть в ресторан!

– Понял! Значит, терпеть бардак еще часа два?

– Да!

– Ты не заметил, из бани парочка не выходила, пока я отсутствовал?

– Вроде нет, а что?

– Хотел душ принять. В бане наверняка есть душ?

– Не знаю! Но можно в озере искупаться.

– Я так и сделаю!

Коршунов с Макаровой вышли из бани в шесть тридцать. К ним тут же подскочил водитель «Волги».

– Машина для дамы готова! Или вы поедете в город вместе?

Подполковник ответил:

– Нет! Отвези женщину сам!

– С превеликим удовольствием!

Коршунов проводил Ирину до автомобиля, стоявшего за воротами усадьбы.

– До встречи в полку, дорогая! Эта ночь была прелестна.

– Остальные хуже?

– Нет! Но сегодня ты превзошла саму себя!

– Я рада, что смогла доставить тебе удовольствие.

Макарова села на заднее сиденье. Водитель, отъехав от усадьбы метров сто, спросил:

– Ты не забыла о своем обещании?

Ирина ответила:

– Я никогда ничего не забываю. Выбирай место для остановки.

– Ближе к городу.

– Так поторопись, а то плетемся черепахой!

Водитель в предвкушении близости увеличил скорость.

Моллаев забрал видеокамеру из бани, как только ее покинули Коршунов и Макарова. В ресторан он прибыл в половине девятого. Тут же поднялся в свой кабинет. Переоделся, уложил аппаратуру в кейс и вышел в зал первого этажа. К нему подошел Балаян:

– Все в порядке, господин Вахид?

– Да, Армен! Все прошло как нельзя лучше. Предупреди племянника, чтобы лишнего не болтал. Он со мной работал впервые, ничего не видел, ничего не знает. Иначе… но не будем портить миг расставания. Теперь, думаю, мы встретимся не скоро. Деньги, твои и Арно, в кабинете. Я уезжаю!

– До свидания, господин Вахид!

– Счастливо, Армен. Богатых тебе клиентов.

Вскоре черная «Вольво» уже ехала в сторону центра города.

Глава 3

Капитан Макаров вернулся домой в 21.20. Надеялся, что Ирина встретит его, но жены в квартире не оказалось. Не был готов и ужин. Сделав бутерброды, Дмитрий перекусил. Десять часов, Ирины все еще нет. Засиделась, однако, у подруги. Капитан по сотовому телефону набрал ее номер. Металлический голос ответил, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Макаров положил мобильник на кухонный стол. Вспомнил о дочери. Она жила с его матерью и была инвалидом. Это в семь-то лет. Как иногда несправедлива бывает судьба. Неопасная болезнь, которой перебаливают тысячи детей, для Лизы оказалась роковой. Осложнения приковали ее к постели. Лечение не дало практически ничего, кроме того, что дочь теперь могла передвигаться. Но только в инвалидной коляске.

Макаров прошел в прихожую, где на тумбочке перед зеркалом стоял городской телефон. Набрал номер матери, используя код города, где она проживала с внучкой. Людмила Павловна ответила не сразу:

– Алло!

– Здравствуй, мам, это я!

– Дима? Здравствуй, дорогой! Почему звонишь поздно, что-нибудь случилось?

– Да нет, просто только что вернулся со службы.

– Ирина с тобой?

Макаров солгал:

– Она на дежурстве!

– Ясно! Значит, ты один дома! Не голоден?

– Ну что ты, Ира приготовила ужин. У вас как дела? Что насчет операции?

Людмила Павловна вздохнула:

– Да у нас все по-прежнему. Сидим дома. А насчет операции? Ничего, Дим, наверное, не получится.

– Почему?

– Обращалась я и в администрацию, и в политические партии, и в общественные организации, и в благотворительные фонды, и к местным богачам. Все выразили сочувствие, но денег никто не дал. Только сосед-фронтовик принес свою пенсию. Я даже прослезилась.

– Значит, никто денег не дал?

– Нет, Дим, не дал.

– Ладно. Попробую я найти. Ты гуляй с Лизой побольше, это и тебе не помешает.

– Я бы с удовольствием, но Лизонька не хочет.

– Что не хочет?

– Из дома выходить, точнее, выезжать. Тяжело ей на здоровых ребятишек смотреть. Те играются, смеются, а Лиза плачет.

Капитан до хруста сжал кулак:

– Понятно. Ты ей скажи, чтобы не плакала, я придумаю что-нибудь. Вот в отпуск приеду и придумаю. Мне не откажут.

– Ты не волнуйся, сынок. Что поделать, раз такая беда у нас! Видимо, чем-то прогневили Господа.

– Но почему он на ребенке отыгрался?

– Это не нам решать. Спасибо, что позвонил, давай заканчивать, а то наговорим на крупную сумму. Береги себя и Иру, за нас не беспокойтесь. Как-нибудь переживем беду.

– До свидания, мама!

– До свидания, сын. Ирине привет!

– Передам! Обязательно передам!

Капитан положил трубку. Взглянул на часы: 22.25. Черт, где же супруга? Он прошел на кухню, достал из холодильника начатую бутылку водки, из горлышка сделал два крупных глотка. Закурил, присев за стол. Мелькнула мысль: а у Вологодиной ли благоверная? Лезвие ревности полоснуло по сердцу. Надо позвонить ей! Хотя не стоит, нет, не стоит, да и телефона Вологодиной он не знает. Его можно узнать, но надо ли? А если прав Валера Игнатов, и Галина прикрывает похождения подруги? Тогда у них связь между собой налажена. И звонить нет смысла. Если Ирина не у Вологодиной, то та скажет, что была и ушла недавно, сама же предупредит жену о том, что муж пустился в розыски. Разведенка, наверняка опытна в этих делах. Интересно, как она выглядит? Наверное, этакой прожженной дамой, познавшей в жизни все! Или почти все. Странно, но Макаров о Галине слышал, но никогда не видел ее. Не настало ли время познакомиться?

Водка возбудила капитана. Допив бутылку, он швырнул ее в мусорное ведро, по аппарату внутренней связи вышел на санчасть. Ответил молодой мужской голос:

– Дежурный по полковому медицинскому пункту старший сержант Лисицын слушает.

– Капитан Макаров. Моя супруга служит у вас!

– Я в курсе, но она ушла сразу после окончания рабочего дня!

– Знаю, ты вот что мне, сержант, скажи, у тебя там адреса служащих ПМП где-нибудь записаны? Из числа тех, кто проживает в городе?

– Так вне городка живет одна Вологодина.

– Отлично! Ее адрес у тебя есть?

– Да, конечно! И номер телефона, городской и мобильный.

– Мне нужен адрес.

– Но, извините, товарищ капитан, я не знаю, могу ли назвать вам его? Мне необходима инструкция начальства.

– Вот я сейчас приду в санчасть и принесу тебе инструкцию. Да такую, что ты рад не будешь. Быстро адрес Вологодиной! Это приказ офицера!

– Ну, ладно, ладно, в принципе адрес медсестры никакой тайны не представляет.

– Живее!

– Так, секунду, ага, вот, записывайте!

– Запомню!

– Улица Пушкина, дом 4, корпус 2, квартира 3.

– Спасибо, сержант. Но вынужден предупредить, если ты позвонишь в ближайшее время Вологодиной и скажешь, что я интересовался ее адресом, то… парень, из дежурки ты напрямую отправишься на больничную койку. Все понял?

– Так точно, товарищ капитан!

– Я ей сам скажу, откуда узнал адрес! Не советую шутить со мной! Это вредно для здоровья. Пока, сержант!

– До свидания, товарищ капитан!

Нажав на рычаги, Макаров позвонил в диспетчерскую единственного в Новоильинске таксопарка. Ответила женщина:

– Таксопарк! Здравствуйте!

– Добрый вечер. Мне нужно такси.

– Назовите свой номер, я перезвоню!

– Хорошо!

Звонок раздался через считаные секунды:

– Таксопарк. Так откуда и куда вы намерены ехать?

– От военного городка в центр, на улицу Пушкина.

– Семьдесят рублей!

– Согласен!

– Куда подать машину?

– К КПП войсковой Части, через пять минут, если можно.

– Можно. Подойдет «семерка» гос. №…

– Понял, спасибо!

– До свидания!

– Спокойной ночи!

Макаров, набросив поверх майки ветровку – на улице начинался дождь, – вышел из подъезда дома офицерского состава, прошел к контрольно-пропускному пункту через Часть. У КПП стояла вишневого цвета «семерка» с «шашечками» на крыше.

Капитан подошел к водителю, молодому парню:

– Добрый вечер, это я вызывал машину!

– Если вы, то садитесь!

Макаров устроился на переднем сиденье.

Парень переспросил:

– Значит, на Пушкина?

– Да!

– А к какому дому?

– К 4, корпус 2.

– А я в третьем корпусе живу!

– Повезло!

Водитель удивленно взглянул на офицера:

– С чем?

Макаров улыбнулся:

– С тем, что живешь в доме № 4, корпус 3 по улице Пушкина.

– Не понял?

– Да не напрягайся ты, шучу я!

– Вас только до дома или подождать?

– До дома! Хотя, возможно, ты мне еще понадобишься. Сотовый телефон при себе?

– Конечно!

– Назови номер, возникнет необходимость, вызову!

– Обратно стольник возьму, ничего?

– Нормально!

Парень, назвав легкозапоминаемые цифры номера, посоветовал:

– Вы поаккуратней во дворах домов, беспокойное место. Позавчера парнишку порезали. Кто? За что? Неизвестно. Как неизвестно, выживет ли? Пока в реанимации. А до этого семейную пару ограбили. Возвращались откуда-то примерно в это же время, под бандюков и попали. До нитки, суки, обобрали, ничем не побрезговали.

Макаров поинтересовался:

– А что милиция?

Парень усмехнулся:

– Где сейчас милиция, знаете?

 

– Где?

– Я бы провез, показал.

– Так скажи!

– Возле кабаков, баров, клубов разных. Там, где сбить навар можно. И где светло. Во дворы, где малолетки обдолбленные шакалят, не суются. На хрена? Во дворах легко под нож или пулю попасть можно.

– Даже так? А сам как живешь в таком районе?

– А где еще жить? На загородный дом мне не заработать, хоть на десяти работах паши.

Макаров согласно покачал головой:

– Да! Это точно!

Водитель спросил:

– А вы, видать, офицер?

– Капитан!

– Вам-то много платят?

– Слезы!

– Не пойму я власть верхнюю. Ладно нас, штатских, можно с «баблом» и кинуть. Побузим в худшем случае и все! Но вас-то она почему не обеспечивает? Ведь если подыметесь вы, то это уже не буза будет, это будет гораздо круче. Один ваш полк в состоянии город под себя подмять.

– Тебе откуда известно, что может наш полк?

– Так у вас мой братан двоюродный служил. Дембельнулся два года назад. Орден получил за Чечню! Вы же спецназовцы, так?

– В общем, так!

– Вот! У вас все есть. И оружие, и боевая техника. А что у ментов? Да и какие они вояки? Сосед недавно тоже из армии пришел, служил на каком-то аэродроме, месяц попьянствовал, работу не нашел и пошел в ментовку. Да не в обычную, а в ГАИ. Сам еле на права сдал, а сейчас – сержант. Палочкой на въездном посту машет. Как-то встретились, спросил – как дела? Так он, козел, даже не посмотрел на меня. Что ты, ведь он мент, а кто я?

Макаров сказал:

– Человек!

– Ну да, конечно! Все мы человеки, вот только разные. Но ладно, вот и улица Пушкина. Слева дом № 4. Корпус № 2 за ним. Туда не подъеду, въезд с неделю как газовики перерыли. Придется пехом!

– Ничего, дойду!

– Сейчас дойдете. В дождь малолетки по норам прячутся. Кайфуют.

Макаров отдал таксисту семьдесят рублей.

Тот напомнил:

– Так если что, звоните. Я по центру кружить буду.

– Хорошо!

– Номер-то запомнили? Или записать?

– Запомнил!

Капитан вышел из машины и, укрываясь от дождя, перешагнув траншею, побежал к нужному дому. Дверь оказалась обычной, без кодового замка и домофона. Да и дом старый, трехподъездный, четырехэтажный.

Макаров вошел в подъезд. Квартира № 3 оказалась сразу справа от лестницы на первом этаже. Капитан прислушался. Тишина. Нажал на кнопку звонка. Неожиданно быстро услышал приятный, грудной и немного удивленный голос:

– Кто там?

– Капитан Макаров, рота спецназа нашего полка.

Дверь открылась. Офицер увидел симпатичную, стройную, невысокую женщину с распущенными по узким плечам длинными русыми волосами, в простеньком домашнем халате. Не такой, далеко не такой еще час назад представлял себе Макаров Галину Вологодину. Поэтому смутился:

– Извините, моя жена у вас?

Женщина еще больше удивилась:

– Ваша жена? У меня?.. Нет, ее у меня нет. А… почему вы решили, что она может быть у меня?

Макаров вздохнул:

– Она сама сказала, что вечер проведет у вас. Я до девяти был занят на службе.

– Ничего не понимаю.

– Вот и я тоже ничего не понимаю. Еще раз извините.

Дождь на улице резко усилился.

Вологодина сказала:

– Пройдите в квартиру, переждите ливень. Я вас чаем напою.

Макаров вошел в прихожую. Квартира у медсестры была однокомнатной, скромной, но очень уютной. Домашней! Куда хотелось возвращаться.

Вологодина проводила капитана в комнату. Макаров было возразил:

– Может, кухней обойдемся?

Но женщина настояла:

– Ну что вы, гостя и на кухню?

– На кухне, по крайней мере, можно покурить, хотя… может быть, вы яростная противница курения?

– Курение еще никому не пошло на пользу. Но вы курите, если хотите. В комнате. Пепельницу я принесу. В квартире хоть до утра продержится мужской запах. Я уже отвыкла от него. Поймите меня правильно, я не жалуюсь, просто говорю то, что есть! Это от одиночества. Вам, смотрю, это состояние также известно, несмотря на то что женаты.

Макаров согласно кивнул:

– Известно!

Он закурил. Вологодина ушла на кухню, откуда вскоре вынесла поднос с чайником, сахарницей и чашками на блюдцах. Поставила поднос на старенький журнальный столик, рядом с креслом, где сидел Макаров. Присела напротив. Разлила по чашкам чай.

Капитан, затушив окурок, спросил:

– Извините, Галя, значит, Ирина никогда не проводила у вас вечера и ночи за гаданием?

Вологодина чуть не поперхнулась:

– За каким еще гаданием?

– Ирина говорила, что вы гадаете. Поэтому она и задерживалась у вас до утра. Якобы процесс гадания прерывать нельзя и он затягивает так, что совершенно не замечаешь, как летит время!

– Чушь какая-то! Я – и гадалка? Никогда не занималась ничем подобным. Это надо же такое придумать!

– Жене надо было как-то объяснить свое отсутствие? Вот она и нашла причину. А я, идиот, верил.

– Потому, что хотели верить.

– Вы правы. Я хотел верить в ее лживые слова. И верил.

– Да, ситуация. Врагу не пожелаешь!

Макаров поставил пустую чашку на блюдце:

– Вижу, вам тоже пришлось пережить нечто подобное?

– Да! Поэтому я сейчас одна.

– Муж загулял?

– Загулял. И делал это открыто! Ему всегда хотелось обеспеченной жизни, а сам добиться ничего не мог. Поэтому, когда подвернулся случай, он воспользовался им.

– Что за случай? Нет, если вам тяжело вспоминать прошлое, не говорите.

– Все давно перегорело, и прошлое не причиняет мне боль. А что за случай? Бывший муж оказался на вечеринке, куда его пригласил школьный товарищ. Там присутствовала дама, вдова крупного бизнесмена, убитого в девяностые годы. Женщина, к которой перешло все, чем владел покойный супруг. Ну, мой не растерялся. Приударил за вдовушкой. Та приняла ухаживания. Чуть позже Аркадий, так зовут бывшего супруга, объявил мне, что уходит к другой женщине. Лепетал что-то о необыкновенной любви, внезапно вспыхнувшей в его сердце. Он был мастером произносить красивые речи. Я сказала, что он может делать все, что хочет. Аркадий забрал вещи и ушел. Вскоре состоялся суд, и я была поражена тем, что Аркадий потребовал раздела имущества. Его интересовала квартира. А она досталась мне от умерших родителей. Но суд вынес решение разделить нажитое совместно имущество пополам. Отличную трехкомнатную квартиру пришлось разменивать. Он, как и я, получил однокомнатную. И тут же продал ее, так как жил в загородном доме новой пассии.

Макаров воскликнул:

– Подонок! Да как он посмел позариться на чужое?

– Да черт с ним! Хорошо, что у нас не было детей. Аркадий не в состоянии производить потомство. Сначала я страдала от этого, но потом, после развода, поняла, что его бесплодие уберегло меня от еще больших страданий. Вы понимаете, что я имею в виду!

– Понимаю! Но у вас все еще сложится. Уверен!

– А у вас? В семье много зависит от мужчины. Попытайтесь завтра поговорить с женой! По-хорошему, без скандала.

– Завтра меня не будет в Части!

– Послезавтра!

– Послезавтра тоже! Я убываю в командировку, и, похоже, в длительную!

– В горы?

– Какая разница, Галя?

– Но вам нельзя в таком состоянии воевать. А я уже знаю, что собой представляют командировки подразделений полка в горы. Тем более вам нельзя в нынешнем состоянии командовать людьми. Ведь от вас во многом зависит, вернутся они назад живыми или нет.

Макаров с благодарностью посмотрел в глаза Вологодиной, почувствовал, как постепенно тает лед в его сердце.

– Спасибо тебе, Галя!

Капитан непроизвольно перешел на «ты», и Галина восприняла это как должное:

– За что, Дима?

– За слова твои теплые! За то, что ты… такая! Жаль, не познакомился с тобой раньше.

– И что бы изменилось?

– Много, если не все!

– Ты ошибаешься. Ничего не изменилось бы. Во-первых, ты еще любишь Ирину, во-вторых, я просто не подпустила бы тебя к себе, не желая стать разлучницей.

– Ты говоришь, что я люблю Ирину? А мне кажется, любви уже нет, осталась обида да еще, пожалуй, чувство невосприятия предательства, измены.

– Вот именно, что кажется. Ты сильно привязан к супруге. И простишь ей все, лишь бы она стала прежней, той, которую ты полюбил.

– Нет, Галь. Я уже не смогу жить с ней. Даже потому, что никогда и никому не прощал предательства. Такой уж у меня характер. Да и думать мне больше следует о дочери. Ирине дочь стала безразлична, словно не она рожала ее.

Галина спросила:

– А что с дочерью, если не секрет?

– Для тебя не секрет. Она инвалид. Передвигаться может только на коляске.

– А где же она живет?

– В Рязани, у моей матери!

– И ничего нельзя сделать?

– Врачи говорят, можно, пока еще можно, но для операции нужны большие деньги. Я найду их, чего бы мне это ни стоило. Вот вернусь из командировки и найду! Нет ситуации, из которой не было бы выхода.

– Я сожалею, Дим, что у тебя так складывается жизнь. Но ты сильный мужчина, ты справишься, я уверена в этом. А если потребуется моя помощь, то всегда можешь рассчитывать на нее.

– Ты уже сильно помогла мне. Спасибо!

– Перестань, мы же люди, мы должны, пусть всего лишь словом, поддерживать друг друга.

Макаров невесело усмехнулся:

– Если бы все думали так, как ты! Но ладно, засиделся я. Пора и честь знать. Да и ливень пошел на спад. Летние дожди, они короткие. Да, пойду, хотя, признаться, с удовольствием остался бы! Навсегда! Но… это невозможно. Я не забыл твоих слов. Извини, если что не так! Не осуждай и… не жалей меня. Ты права. Я справлюсь. И все еще наладится. Только ты… если сможешь… черт, я говорю глупость.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru