Стратегический резерв

Александр Тамоников
Стратегический резерв

Тимохин спросил:

– Что? Постоянно в одно и то же время? Они не посещают театров, кинотеатров, концертных залов, ресторанов, в конце концов?

– Судя по документам, очень редко. Последний раз они въезжали в данчный поселок после 23 часов почти месяц назад.

Александр стряхнул пепел в пепельницу:

– Ты, Крым, все же запусти одного из своих профи по маршруту Центр – поселок «Сирень». Пусть оценит дорогу в вечернее время. Часов в семь, когда темнеет.

– Лады!

Полковник достал сотовый телефон, набрал номер:

– Миша? Крымов! Слушай, что надо сделать. В 18.00 на своей машине подъезжаешь к Научно-исследовательскому центру «АнтиСПИД»… да, там… значит, подъезжаешь и, развернувшись, идешь по маршруту: Центр-МКАД-шоссе юго-восточного направления-дачный поселок «Сирень», это где-то в тридцати километрах от города… что? И это знаешь? Молодец… дача товарища там? Прекрасно. Товарищ-то хороший? Или знакомый?… Да? Если что, ранчо свое на сутки сдаст?… Просто отлично! Но к заданию. Тебе надо оценить маршрут. На предмет возможности захвата движущейся по ней легковой машины. Захвата по варианту «Тишина». Да, чтобы никто и нигде. Особенно меня интересует участок маршрута от МКАД до дачного поселка… нет, мне недостаточно того, что ты раньше ездил вечером по этой дороге, мне надо знать, какова она сейчас. Понял? Вот и хорошо! И еще! Перед охраной не светиться. Возвращение в город по другой дороге. И сразу же доклад мне о результатах поездки… Давай!

Крымов отключил мобильник:

– У капитана Володина в дачном поселке…

Тимохин прервал начальника отдела спецмероприятий:

– Я понял про товарища Володина и о том, что можно арендовать его дачу. Из ваших переговоров понял.

– Согласись, это совсем неплохо!

– Согласен. Так, маршрут твой капитан пробьет. Давай оценим дачный поселок и ранчо господина Андорина.

Крымов выложил схему дачного поселка с прилегающей к нему территорией и данными по охране поселка.

– Что мы имеем? Поселок «Сирень». Расположен в тридцати километрах по юго-восточному шоссе от МКАД, рядом с железнодорожной платформой, носящей название поселка. Почти десять гектаров огороженной площади лесного массива западнее торфяного озера. Также с запада и железная дорога, и автомобильное шоссе. Въезд с востока от шоссе. От ворот и контрольно-пропускного пункта улица Сиреневая. Справа – забор, слева к озеру и продолжению лесного массива на восток тянутся раз, два… пять проездов. Слева и справа от каждого проезда по пять дачных участков в 20 соток. Дачи и участки пронумерованы. Номер один – непосредственно у КПП. Всего 50 участков. Дача Андорина – сорок пятая в конце 5-го проезда слева. Рядом дом № 44 выставлен на продажу, значит, пустует. Дача № 46 принадлежит актеру Тихоненко, знаешь такого?

Тимохин отрицательно покачал головой. Крымов кивнул:

– Я тоже не знаю, но не важно, дом № 47 в собственности у генерал-лейтенанта в отставке Волкова. Тоже личность не особо известная. Штабист какой-нибудь. Владельцы других участков не указаны. Да, еще каждый проезд выходит к калитке забора.

Тимохин заметил:

– Ты пропустил участок № 36. Это принадлежащий соседу Андорина по 4-му проулку, поэту Васильеву.

– Точно, пропустил. Потому как написано мелко, как только ты разглядел?

– Разглядел. Но это в принципе ничего не меняет.

– Возможно. Вернемся к калиткам. Их, как и проулков, – пять. Что они собой представляют, не известно. Забор обозначен, а вот калитки – нет. Вторых ворот поселок не имеет. Следовательно, машины въезжают и выезжают через КПП. Подошли к охране. Она, как ни странно, мобильна. Пропускной пункт имеет «Ниву». Так, что еще? Караул, ты слышишь, Сань, как величают горстку охранников, не пост, не смена, а караул частного охранного предприятия «Блок-Трим», круглосуточный. Состоит из четырех человек, вооруженных помповыми ружьями, травматическими пистолетами, дубинками и электрошокерами. Караул несет службу в следующем режиме. Трое охранников находятся на КПП, один – у средней калитки. Прикрывает подходы к поселку со стороны озера.

Тимохин проговорил:

– Странный порядок несения службы. С востока поселок прикрыт, с севера и юга нет, но целых три охранника из четырех балдеют в сторожке.

– Чем-то это должно объясняться. Посмотрим дополнительную техническую документацию по охране дач и инструкции караульным. Ага, понятно. На северном и южном участках забора стоят датчики звуковой сигнализации, а вот на заборе с калитками их нет. Поэтому там и выставлен охранник. Владельцы же дач имеют тревожные кнопки. В случае возникновения какой-либо угрозы или конфликтной ситуации они врубают эти кнопки, и к ним на «Ниве» тут же выезжают два охранника. В принципе система продумана неплохо. Старший наряда постоянно находится на КПП у пульта. Кроме времени отдыха, которое определено с 10.00 до 14.00. Короче, с 20.00 и до 8 утра вся охрана на ногах. Затем активно несут службу двое. Один – на КПП, другой – у восточного забора. Каждый спит по 4 часа. Как в армии. В дополнение ко всему, поселок хорошо освещен в темное время суток. Столбы освещения у каждого дома и по периметру ограждения. Короче, объект так себе, его даже учебным назвать трудно.

Тимохин сказал:

– А что ты хотел? Это обычные дачи, с обычными, пусть в чем-то и известными обитателями, а не склады с вооружением или ГСМ и не парк боевых машин армейской части! Здесь сними охрану – и ничего особого не произойдет. В случае чего менты подвалят, до Москвы всего тридцать верст, а до ближайшего отделения милиции – восемь. Так, держат охрану по привычке, чтобы уж совсем от остального мира оградиться. Ну и черт с ними. Это их право! Что у нас по усадьбе или участку Андорина?

– Усадьба как усадьба, размерами в сорок на пятьдесят метров. Дом с мансардой, на первом этаже от входа через террасу – коридор, от него влево санузел, вправо кухня с топочной. Далее гостиная с камином в правом дальнем углу и лестницей в левом дальнем углу. Два окна, кухонное и гостиничное. В мансарде – большая спальня.

Александр поинтересовался:

– Кабинета нет?

Крымов ответил:

– Судя по схеме, нет! Наверное, наш профессор на работе задалбливается со своими опытами, на даче же отдыхает.

– Какие постройки, кроме дома, находятся на участке?

– Никаких! Вместо гаража – навес, рядом с домом – открытый бассейн и лес. Сосны, ели, по ограждению – сирень, сплошной кустарник. Ни одной огородной грядки, ни одного плодового дерева. Собаки нет! Впрочем, во всем поселке нет ни одной собаки.

– Ясно!

– Что предлагаешь?

Тимохин прошелся по кабинету:

– Думаю, операцию следует провести следующим образом. Резервная группа ведет Андорина с момента его убытия на работу до возвращения домой, используя дистанционную прослушку. Задача резерва – слежение за профессором и его помощницей. Как только станет известно, что Андорин и Королева находятся в доме поселка «Сирень», за работу принимается моя группа. Нейтрализовав в щадящем режиме охрану КПП и караульного у восточного участка ограждения, группа отрабатывает дом Андорина. Берем профессора с помощницей, вкалываем снотворное, пакуем и вывозим за пределы поселка. Работаем в масках и перчатках. Ну, а дальше доставляем клиентов туда, куда прикажут. Резервная группа, сосредоточившись недалеко от въезда в поселок, при необходимости прикрывает или поддерживает действия основной группы. После чего по моей команде отходит. Это первый и основной вариант. Второй, на случай, если Королева вдруг поедет не к Андорину, а к себе домой: резервная группа занимается женщиной, а я провожу акцию по первому варианту в отношении одного Андорина. Будем ли их соединять или повезем к конечному пункту врозь, определит командование. Если же Андорин ни с того ни с сего зависнет у Королевой, отрабатываем их на квартире помощницы. В этом случае придется закачивать в хату усыпляющий газ. А затем выносить из квартиры. Но это уже дело техники. В общем, отрабатываем задачу, исходя из реальной обстановки, которая сложится на момент проведения акции. Других вариантов нет. Их нам просто не предоставляют Андорин с Королевой, ведущие такой, по нынешним временам, весьма замкнутый образ жизни. Может, на них так их химия действует?

Крымов ответил:

– Не знаю. И без разницы мне, что на профессора с любовницей действует. Химия или сексуальное бешенство, гонящее их быстрей в постель. Главное – отработать задачу по ним. И я согласен с предложенными тобой вариантами действий по обстановке, что реально сложится в день проведения общей операции. Все они обеспечивают требуемый режим «Тишины». Следовательно, данный план и будем предлагать на утверждение генералу Феофанову в четверг, 22 марта. Резервную группу «Мираж» я подготовлю и сам возглавлю ее на время работы твоего «Ориона». Надеюсь, ты ничего не имеешь против этого?

Александр улыбнулся:

– Абсолютно ничего. Напротив, почту за честь то, что начальник лично решил обеспечить работу моего подразделения.

Крымов отмахнулся:

– Да брось ты, Сань! Нам ли что делить между собой, после того, что пережито вместе?

– Думаю, кроме обследования Володиным маршрута от города до дачного поселка, нам с тобой следует лично провести рекогносцировку местности.

– Когда?

– Да хотя бы сейчас. Время – начало четвертого. В 16 с копейками доедем до поселка, часа на осмотр района предстоящего применения нам хватит, часам к семи вернемся. По ходу доклад Володина примем и проанализируем.

– А что это даст, Крым?

Полковник удивленно взглянул на товарища:

– И подобное я слышу от тебя? Ты не хуже меня знаешь, что одно дело разрабатывать план по карте и совершенно другое – на реальной местности.

– Да я не об этом. Ну, посмотрим мы на подходы к поселку, и что? Действовать-то придется не с тыла и флангов, а с фронта, от КПП, а светиться перед охраной нежелательно. При смене старший караула обязательно доложит, что у поселка терлись два каких-то типа.

 

– Почему терлись? Мы заедем прямо на территорию. Ведь участок № 44 продается? Продается. Вот мы и выступим в роли потенциальных покупателей.

– Ты объявления о продаже видел?

– Нет! Но, по информации…

Тимохин прервал Крымова:

– Вот именно, что по информации. А если охрана спросит, откуда мы узнали о продаже участка?

– Так опередим охрану и сами спросим, не продается ли в поселке какая-нибудь дача. Скажут «нет» – отвалим.

– Ну, а если отработать на опережение? Посмотреть домик и усадьбу Андорина, конечно, не помешало бы, а заодно и то, что представляют собой проулки. Добро, едем! Мою «Тойоту» возьмем?

– Нет! Лучше джип. Представительней будем выглядеть.

– Согласен.

– Тогда переодеваемся в костюмы, гайки на пальцы вешаем – и вперед!

Офицеры Главного управления по борьбе с терроризмом, выйдя из штаба, направились к бассейну. У входа разошлись. Крымов пошел в автомобильный парк, Тимохин – домой, позвонив Татьяне, чтобы она подготовила парадный костюм Александра. Супруга Тимохина не стала ничего спрашивать, но командир особой группы «Орион» знал, вопросы ждут его дома. И он решил взять Татьяну с собой. Женщина отвлечет внимание охранников, и у тех станет гораздо меньше причин заподозрить неладное, нежели в случае, если поселком будут интересоваться одни мужчины. Да и сама по себе, пусть и пассивная, но все же причастность к работе спецслужбы и конкретно мужа сыграет в дальнейшем свою роль. По крайней мере, вопросов задавать будет меньше. И волноваться тоже. Хотя последнее вряд ли.

Подходя к дому, Тимохин позвонил Крымову и поделился с ним соображениями насчет привлечения к рекогносцировке поселка «Сирень» своей супруги. Полковник неожиданно легко согласился с доводами Александра. И Татьяне вместо того, чтобы задавать мужу вопросы, пришлось срочно приводить себя в порядок, дабы выглядеть супругой обеспеченного мужчины из породы так называемых «новых русских». Что Татьяна делала тщательно и не без удовольствия. Женщина всегда остается женщиной, в каких бы ситуациях она ни оказалась. В 15.20 напротив коттеджа командира особой группы остановился черный блестящий внедорожник. А в 15.30 Крымов вместе с четой Тимохиных выехал за пределы территории закрытого военного городка. Их путь лежал к дачному поселку «Сирень». Такому спокойному, тихому, уютному поселку, где совсем скоро и неожиданно начнут развиваться события, которые перечеркнут все планы спецслужб, заставив особую группу «Орион» работать на пределе своих возможностей, в условиях постоянно меняющейся обстановки и активного противодействия коварного, беспощадного врага, название которому – международный терроризм. Но ситуация взорвется позже, а пока Крымов и Тимохины приближались к поселку, весело общаясь между собой под плавный ход дорогой иномарки.

Глава 3

Человек, которому звонил директор Научно-исследовательского центра «АнтиСПИД», крупный предприниматель Таскарев Станислав Евгеньевич, закончив короткий диалог со Стебриным, набрал номер, который хранил в памяти.

– Господин Кумати? Добрый день, Станислав.

Абонент ответил:

– Да, господин Таскарев?

– Звонил Стебрин!

– И что?

– Я назначил ему встречу на 16.00.

– Хорошо. После разговора я должен знать его содержание.

– Понял! Перезвоню!

– Буду ждать звонка! И постарайтесь убедить Стебрина постараться сделать все, что от него зависит. Даже если и делать-то особо ничего не придется.

– Я понял, господин Кумати.

– Тогда до связи!

Кумати, отключив телефон, прошелся по кабинету своей московской квартиры. Взглянул на часы – 10.20. Он вышел на кухню, заварил чай по особому, восточному, рецепту. Через десять минут к нему должен был прибыть важный гость. И тот объявился ровно в 10.30. Кумати пропустил коренастого субъекта средних лет, во всем обличье которого без труда угадывался человек военный, занимающийся спортом. Гость поздоровался:

– Приветствую вас, господин Кумати!

– Добрый день, мистер Миллер. Как перелет из Лос-Анджелеса в Москву? Не утомил?

– Нет! Давайте займемся делом. Я прибыл не для того, чтобы пустословить.

– Да, конечно, прошу в гостиную. Я принесу чай. Не отказывайтесь. Он снимает усталость и поднимает тонус.

Миллер молча прошел в гостиную, осмотрелся, сел в широкое кожаное кресло у журнального столика, на который Кумати поставил чайник и чашки. Японец разлил чай. Миллер, закурив, спросил:

– Ранее утвержденный план не изменился?

Кумати, устроившись напротив бывшего офицера морской пехоты США, ответил:

– Нет! Вашим парням предстоит работать по утвержденному плану. Кстати, они прибыли в Россию?

– Естественно, ведь акция назначена на сегодняшнюю ночь.

– Где они остановились?

– На съемной квартире, зарегистрировавшись в отеле.

– Хорошо! Попробуйте чай, Рой, не пожалеете.

Рой Миллер отпил несколько глотков. Воскликнул:

– О! Я ранее не пил ничего подобного. Действительно, приятный напиток. И все же продолжим разговор по делу. Вопрос первый: клиенты гарантированно будут находиться на объекте захвата?

Кумати кивнул:

– Да!

– Вопрос второй – транспорт.

– Машина «Форд», укомплектованная всем необходимым, на которой вашим бойцам предстоит выехать на объект, уже на стоянке Курского вокзала. Ее номер…

Миллер кивнул.

– Вопрос третий: в режиме охраны объекта ничего не изменилось?

– Нет!

– О’кей! Вопрос четвертый – место и порядок передачи клиентов вашим людям.

Кумати снял с полки атлас Московской области. Открыл его на заложенной странице. Положил на стол:

– Место обозначено красной точкой. Это недалеко от объекта. Порядок таков – обработав объект, вы вывозите клиентов к месту передачи в бессознательном состоянии и передаете их старшему автомобиля «КамАЗ». Он представится как экспедитор Анатолий Бык. После чего вы возвращаетесь в Москву по маршруту, обозначенному в атласе синей линией. И на следующий день покидаете Россию. Оплата работы вас и ваших специалистов будет проведена завтра. Переводом всей суммы из банка Токио в банк Лос-Анджелеса.

Миллер кивнул:

– Я в курсе! Но… одного представления встречающего клиентов лица мало. Он должен еще чем-то обозначить себя.

– Что предлагаете вы?

– Вы будете с ним еще встречаться?

– Лично я – нет, но мои люди могут встретиться с Быком.

– Тогда вот что!

Американец пододвинул к Кумати зажигалку:

– Эта «Зиппо» служит мне более десяти лет. Подарок. Передайте ее экспедитору при встрече, после акции ваш Бык должен будет вернуть ее мне.

– Хорошо!

Миллер поставил пустую чашку:

– Да, напиток действительно прекрасный. Умеете вы, азиаты, выдумывать всякие штучки.

– Этому рецепту, Рой, несколько веков, и то, что вы пренебрежительно называете всякими штучками, – традиции великого народа.

– Извините, господин Кумати, я не хотел унизить ваше национальное достоинство.

– Принимаю извинения. Еще чашку?

Американец отказался:

– Благодарю, хорошего должно быть в меру. У меня к вам еще один вопрос.

– Да?

– Что вы собираетесь делать с шефом нашего главного клиента?

– Почему вы задали этот вопрос? Считаете, что его следует убрать?

– Вы читаете мои мысли. Да, я считаю, что академика надо убрать. Исчезновение клиентов явится весомой пощечиной Федеральной службе безопасности, и ее профи начнут серьезно разрабатывать дело. Представьте, что произойдет, если их подозрения коснутся босса клиентов, а они падут на академика. На Лубянке умеют работать, когда им не мешают. ФСБ, как орех, расколет господина академика. И зацепятся за край нити, что позволит распутать весь клубок. Вам это надо?

Кумати задумался. После чего проговорил:

– Вряд ли это произойдет, все же у нас есть рычаги воздействия на тех людей, которые не дадут развернуться ФСБ, но в принципе вы правы. Проблемы могут возникнуть, и гасить их будет гораздо сложнее, нежели предупредить вероятную опасность. Но тогда придется убирать не только академика, но и олигарха?

– Вы лично знакомы с ним? Поддерживаете дружеские отношения? Чем-то обязаны ему?

– Не понял смысла вашего вопроса, господин Миллер.

– О’кей! Скажу проще! Вы не хотите, чтобы олигарх умер?

– Не в этом дело! Проблема в том, что убрать олигарха не так просто.

Миллер размял руки:

– Я могу оставить в России пару человек, способных решить проблему свидетелей. Естественно, за дополнительную плату.

– И каков размер этой платы?

– Двести тысяч долларов.

– Не много ли?

– Вы вправе подумать!

– Согласен. Вот только времени для этого у вас нет!

Кумати ударил ладонью по столу:

– На олигарха можно выйти только через академика. Если академик исчезнет, ФСБ не свяжет акцию с олигархом. Посему я готов заплатить двести тысяч за устранение босса клиентов, олигарх же пусть живет!

– Ну, ну, тешьте себя надеждами. Впрочем, решение принимать вам, вы его выбрали. Деньги за отработку академика перебросьте вместе с основным гонораром.

– А где гарантии, что проплаченное дело будет сделано?

– Вам моего слова мало?

– Хорошо! Когда ваши люди займутся академиком?

– Сразу после того, как пройдет основная акция. Впрочем, вы все узнаете из местных СМИ. Хочу предупредить. Если с академиком ничего не случится в первые после акции сутки, то это совершенно ничего не означает. Моим людям необходимо подготовить удар, и, сколько времени на это потребуется, могут определить только они. Но до того, как клиента зацепит ФСБ. Это уже гарантирую я!

– Хорошо!

– В таком случае, господин Кумати, я удаляюсь. Спасибо за прекрасный чай. Возможно, мы когда-нибудь встретимся, возможно, нет, посему прощайте!

– Удачи вам, мистер Миллер!

Американец вышел из дома, где проживал Кумати, прошел до станции метро. Зайдя за киоски, достал сотовый телефон, набрал номер. Тут же услышал:

– Да, шеф?

Миллер приказал:

– Группе по одному покинуть место дислокации. Встречаемся через полтора часа в кафе супермаркета.

– Принято!

Миллер вошел в здание станции Московского метрополитена.

В 13.40 за столиком полупустого, но от этого не менее уютного кафе собрались Рой Миллер – гость Рютаро Кумати, представителя международной террористической организации «Кровавый закат», Боб Гристон – бывший сержант морской пехоты США, Джон Корд – в недавнем прошлом сотрудник ЦРУ, и профессиональные террористы-наемники: Том Долтон со своей подружкой Милли Прайтон. Гристон заказал кофе. Миллер сказал:

– Миссия, ради которой мы прибыли в Россию, подтверждена. Сейчас нам предстоит обсудить конечный вариант ночных действий!

Около получаса длилось своеобразное совещание, в завершение которого Миллер спросил:

– Всем все ясно или у кого-то возникли вопросы?

Вопросов не последовало.

Миллер приказал:

– Тогда начинаем акцию в 23.00. Выезд из города двумя подгруппами в 22.10. Я, Боб и Джон на машине, Том с Милли – на последней электричке с Казанского вокзала. Встреча в лесополосе между шоссе и путями железной дороги. Оттуда выход на объект и далее по плану. А сейчас отдыхать! Все. Я буду у себя в номере. Расходимся.

Миллер расплатился за кофе, и террористическая группа покинула кафе.

Джип с Крымовым, Тимохиным и Татьяной подъехал к поселку «Сирень» в 16.45.

Навстречу им вышел молодой, подтянутый парень в комбинезоне охранной фирмы. Офицеры и женщина покинули салон внедорожника.

Охранник поздоровался:

– Добрый вечер, господа, позвольте узнать цель вашего приезда?

Вперед вышла Татьяна, ответственно и с удовольствием играя отведенную ей роль:

– Здравствуйте, молодой человек, скажите, пожалуйста, как вас называть?

– Олегом!

– Так вот, Олег. Мы с мужем, – Таня указала на Тимохина, – и его другом, – женщина кивнула в сторону Крымова, – случайно узнали о дачном поселке «Сирень», а ищем подходящий загородный дом с участком почти год. Вот и заинтересовались «Сиренью», какое, право, красивое название. Вы не подскажите, Олег, здесь участки не продаются?

Охранник ответил:

– Вам, можно сказать, повезло, если, конечно, имеете деньги, тут дома дорого стоят.

– Это не проблема, так продаются участки?

– Есть один. Участок бывшего помощника одного из секретарей бывшей КПСС.

Молодой человек оказался разговорчивым:

– Партократ, как их сейчас называют, не хотел продавать дачу, а оставлял ее сыну своему. Но тот то ли против отца пошел, то ли в гулянку ударился, бросив семью, точно не знаю. И дед, как мы называем Шаповалова, партийца этого, лишил сына наследства, выставив дачу на продажу. Но за большие деньги. Жадноватый старичок. Поговаривают, он вообще свихнулся. И московскую квартиру на Набережной продает.

 

Татьяна воскликнула:

– А сам-то где жить собирается?

– Слыхал, за бугор свалить хочет. В частный пансионат для престарелых. То ли в Германию, то ли в Австрию.

Подошел Тимохин:

– А сколько он просит за дачу?

– Восемьдесят штук долларов!

Александр покачал головой:

– Не слабо!

Татьяна вышла вперед:

– А мне здесь нравится. Саша, лучше не найдем. И что, в конце концов, для тебя восемьдесят тысяч?

Тимохин спросил у охранника:

– Посмотреть дачу можно? А то получается, обсуждаем воздух. Еще неизвестно, в каком состоянии здание. Может, там ремонта еще на столько же требуется?

Охранник сказал:

– Не-е, дача хорошая. Там раньше прислуга жила. А вот посмотреть? Даже не знаю. Внутрь точно не войти без хозяина, а точнее, его представителя-адвоката, а внешне? Подождите, с начальством посоветуюсь.

Тимохин сунул парню пятидесятидолларовую купюру:

– Уж ты подсуетись, Олег!

– Ага! Постараюсь, спасибо.

Спрятав купюру, он прошел к зданию сторожки. Вскоре вышел оттуда с другим охранником.

– Все нормально. Начкар разрешил проезд. А вот он, – парень указал на охранника, – Диман, вам покажет, как проехать к даче старикана.

Татьяна спросила:

– А можно будет проехать по всему поселку?

Олег улыбнулся:

– Это как с Диманом договоритесь. А он сговорчивый!

– Понятно. Ну что, поехали?

Второй охранник сел в джип вместе с Крымовым и Тимохиными, Олег открыл шлагбаум. Проехав по улице Сиреневой, Крымов свернул в последний, пятый, проулок. У четвертого слева участка охранник сказал:

– Стоп-машина. Приехали.

Указал на дом в глубине леса:

– Вон она, дача деда.

Все вышли из машины.

Татьяна тут же взяла Тимохина за руку:

– Какая прелесть! Ты должен купить этот участок!

Тимохин согласился:

– Да, дом хороший, лес, полянка, банька, дорожки. Все аккуратно, чисто. Значит, нравится?

Таня воскликнула:

– Не то слово.

В разговор вступил Крымов:

– Татьяна права, Сань, я бы взял.

Тимохин ответил:

– Взять не проблема, коль продается, а вот забор придется ставить новый и по всему периметру. Бетонный, да пристройку к дому. Впрочем, здесь развернуться есть где.

Крымов понял намек друга:

– А чем тебе не нравится этот забор? Деревянный, но с виду крепкий. Не высокий, правда, а от кого прятаться? На хрена огораживаться бетоном?

– Ну где он крепкий? Возле ворот, возможно, а дальше?

– И дальше такой же. Пройдем до соседа, посмотрим!

Охранник никак не отреагировал на действия спецназовцев. Покупатель всегда ищет какой-нибудь изъян в товаре, дабы сбить цену.

Тимохин с Крымовым прошли до участка профессора. Скрытой камерой начальник отдела спецмероприятий сфотографировал общий план участка Андорина.

Офицеры вернулись к Татьяне с охранником.

Она спросила:

– Ну и что?

Александр ответил:

– Забор крепкий, но все равно – менять.

Татьяна пожала плечами:

– Ну, это дело твое! Так покупаем дачу?

– Покупаем, покупаем!

Таня обняла мужа:

– Ты у меня самый лучший!

– Да брось! Пустяки.

Взглянул на охранника:

– Что для любимой жены не сделаешь, да, Диман?

Тот вздохнул:

– Конечно, если «бабок» немерено.

– Так зарабатывать надо, Дима!

– Легко сказать, а как?

– Вот куплю дачу, возьму тебя в личную охрану. Тебе сколько фирма платит?

– Двести баксов!

Тимохин рассмеялся:

– Двести? Это разве деньги? У меня штуку будешь иметь!

– Правда?

– Ты больше подобных вопросов не задавай. Мое слово – закон.

– Понял.

Крымов обвел рукой близлежащие участки:

– А кто по соседству живет?

Дима с готовностью ответил:

– Мы смотрим участок № 44. В сорок пятом обитает профессор Андорин. Ученый-медик. С ним то ли жена, то ли подруга. Напротив Андорина актер, как его, черт, Тихоненко. Тот частенько баб, извините, из борделя приводит, хотя сам-то скворец. Справа – дача генерала. Тот иногда ругается с артистом, строгий мужик. Все же генерал. На той стороне, в четвертом проулке, поэт обитает. Мужик вроде ничего, а как сочинять начинает, так бродит по даче, как тень, руками размахивая. Да разные люди здесь живут. Но все приличные, из высшего общества, простых тут нет.

– Понятно!

Тимохин протянул охраннику сто долларов:

– Объедем поселок?

Приняв деньги, Дмитрий улыбнулся:

– А чего не проехать? Я вам и о системе охраны, сигнализации расскажу. Можно до озера съездить, тут недалеко, в объезд поселка!

Александр кивнул Крымову:

– Поехали!

Полковник сделал еще несколько фотографий.

После объезда, попросив передать Шаповалову, что нашлись покупатели на его дачу, готовые в воскресенье встретиться с продавцом, дабы обсудить детали сделки, в 18.30 Крымов вывел джип на шоссе.

По ходу движения спросил:

– Ну, как тебе рекогносцировка, Саня?

– Работа предстоит пустяковая, охрана никакая. Лишь бы птички находились в гнезде!

– Это уже забота Феофанова и Карасева. А так объект действительно для работы удобный.

Татьяна спросила:

– Так вам здесь предстоит что-то делать?

Тимохин ответил:

– Да! Но что именно, пожалуйста, не спрашивай!

– И не собиралась. Поселок понравился. Нам таких дач не видать!

– Тебе что, коттеджа мало, Танюша?

– Нет! Но он служебный. А где, как уволишься, жить будем?

Александр посмотрел в глаза жены:

– В таком же, как «Сирень», городке! Обещаю!

– Да ладно, Саш, я пошутила!

– А я не шучу! Если б не работа, то у нас сейчас уже хватило бы денег купить участок бывшего партийного работника. Так что обещаю – сделаю!

Крымов покачал головой, взглянул на Татьяну через зеркало салона:

– Повезло тебе с мужем, Татьяна!

– Да, Вадим, повезло! Хоть в этом повезло!

Дальше, до военного городка, ехали молча. Оставив Таню дома, офицеры проехали до штаба. Им еще предстояло получить доклад капитана Володина.

Офицер резервной группы прибыл в 20.20.

Вошел в кабинет штаба управления по борьбе с терроризмом закрытого военного городка:

– Разрешите, товарищ полковник?

Крымов улыбнулся:

– А ты разве не вошел? Проходи, докладывай о результатах поездки. Да присаживайся, в ногах правды нет.

Капитан устроился в кресле у стола совещаний:

– Как вы и приказывали, прошел маршрут – Научно-исследовательский центр – МКАД – шоссе на дачный поселок «Сирень» и обратно. У поселка не останавливался, развернулся, отъехав от него километра на три. Там, кстати, в лесу стоянка грузовых автомобилей, которой давно не пользовались, эстакады разрушены, ямы полны мусора.

Начальник отдела спецмероприятий попросил:

– Ближе к делу, Миша! Я тебя посылал не стоянки в лесах искать!

– Так это к слову. Ну, а по маршруту? В общем, так! В Москве захват клиента не провести. То же самое и на МКАД. Сложно это будет сделать и на шоссе, хотя по дороге на поселок есть два удобных места. Первое… позвольте карту?

Крымов развернул перед капитаном карту района, захватывающую поселок «Сирень» с прилегающей к нему территорией.

Капитан сориентировался быстро, указав на карте:

– Первое находится здесь. На данном участке шоссе после поворота уходит вниз, затем подъем! Если перекрыть подъем, то Андорин вынужден будет остановиться внизу. А там и кустарник вплотную подходит, да и сзади машина припереть может. Второе место – на двадцать восьмом километре. Прямой участок дороги примерно в километр, зажатый с обеих сторон лесом. Здесь можно применить подставной мобильный пост ГАИ. Андорин по сигналу инспектора останавливается, а дальше работает группа – подставной наряд. Но… и в первом, и во втором случае придется перекрывать дорогу. Так как с 18.30 и до 19.30, вероятно, и до часов девяти, по шоссе следует достаточно большое количество легковых автомобилей. Жители окрестных населенных пунктов.

Крымов кивнул:

– Доклад принял, Миша! Можешь идти отдыхать!

Володин покинул кабинет.

Начальник отдела спецмероприятий взглянул на командира особой группы «Орион»:

– Исходя из доклада Володина, вариант работы по Андорину на дороге отпадает. Принимаем вариант захвата профессора в поселке? Согласен?

– Полностью!

Крымов потянулся:

– Вот и хорошо! Завтра распишем его по маршрутам, по каждому спецу и в 11.00 четверга выложим план на стол Феофанова. Так, Саня?

– Так!

– Ну, а теперь и домой пора.

Офицеры покинули штаб.

15.58 того же понедельника, 19 марта, небольшой ресторанчик недалеко от Арбата

Прибывший на встречу с Таскаревым Стебрин, пройдя балкон, присел за столик, с которого хорошо просматривался нижний зал и вход в ресторан. Посмотрел на часы. Ровно 16.00. И тут же вздрогнул от неожиданности, услышав голос Таскарева. Тот подошел со стороны черного хода:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru