Почему Запад не любит Россию

Александр Иванович Бойко
Почему Запад не любит Россию

                                    «Здоровье и недуг души определяются

                                    добром и злом, совершаемыми ею.»

                                                      Аль-Фараби.

Предисловие

Эта книга о поисках правильной жизненной позиции и выборе правильной точки зрения, в условиях постоянно меняющейся жизненной ситуации.

Западный образ мышления предлагает выбирать из несогласованных, но стремящихся в одну сторону мнений разных специалистов о принципах улучшения всего планетарного человеческого сообщества. Считающийся величайшим философом XX века американец Ричард Рорти говорит о забытом со времен Древней Греции способе овладения всем миром. Человек науки, европеец Клаус Шваб утверждает, что глобализация возможна только на основе бескорыстной любви, сочувствии и солидарности между бесполыми существами – ангелами человеческой природы – новыми руководителями всего мира и остальным человечеством, способным создавать ВВП. Материалист и коммерсант Эгон фон Грейерц предлагает перейти к истокам монетарного бытия в связи с грядущим мировым кризисом всех финансовых институтов.

На фоне такого разнообразия западных жизненных перспектив восточная сторона земного шара представляет свою монолитную версию будущего, которую способно претворить в жизнь государство, руководимое Волей Неба.

Единственная действующая сила, от которой в действительности могло бы многое измениться в полезную сторону для всех, государство, которое иногда называют срединной цивилизацией, на мировой арене мнений и тенденций пока не представлена ничем существенным.

Мир привык, что на Западе рождается мода, рождаются правила поведения и рождаются идеологии. Жить, так как живут на Западе правильно и прогрессивно. Запад – это цивилизация, предприимчивость, инициатива и технологии. Запад начало глобализации.

Так принято считать, так сформировано мировое общественное мнение, таким его создают и навязчиво поддерживают вездесущие западные средства массовой информации.

Эталоном правильной самой лучшей жизни в мире считаются Соединенные Штаты Америки. Лучший в мире ВВП, Лучшая в мире демократия, лучшие условия для жизни и лучший в мире образ добивающегося реализации всех своих устремлений западного человека.

При всем при этом США не проводили захват чужих территорий с целью установления колониального режима, как это делала Великобритания, не начинали опустошительных войн, как это делала Германия, не преследовали внутри собственного государства инакомыслящих, как это бывало во многих государствах с тоталитарным режимом.

США самое правильное государство в мире, образец для подражания и полюс притяжения к которому нужно стремиться.

Это самая распространенная точка зрения среди западных и среди некоторых восточных государств. Россия с такой точки зрения выглядит не так привлекательно. По мнению людей, исповедующих западный образ мышления Россия единственное государство на всем постсоветском пространстве, которое не признало поражения в холодной войне и которое пытается строить свою собственную демократию на каких-то непонятных для Запада принципах. Запад Россию не понимает и потому ему кажется, что Россия играет не по правилам. Играет не по правилам, установленным Западом, а играет по каким-то не выгодным, не всегда полезным для Запада и потому неправильным правилам.

Точка зрения России не всегда совпадает с точкой зрения Запада. Это вызывает раздражение и дает повод опасаться, что в какой-нибудь важный для Запада момент Россия поступит не так, как нужно будет Западу и не так, как нужно будет для процесса инициируемой Западом глобализации.

Овладевать миром разговаривая

Как объяснить слепому человеку, что такое свет, как объяснить глухому человеку, что такое звук. В случае необходимости можно обратиться за помощью к физике и тогда можно будет сказать, что свет – это поток фотонов, звук – колебательный процесс определенной частоты и эти утверждения будут правдой, будут истиной, но правдой и истиной только, с одной физической стороны. Будут правдой не полной. Как объяснить человеку, лишенному природных способностей, как выглядит закат над морем, какие ощущения вызывает музыка. Не имеющие возможности познать красоту или гармонию звуков эти люди, тем не менее, живут своей жизнью и верят в существование искусства, верят в существование культурной составляющей в жизни других людей. Лишенные возможности самостоятельно ощущать и созерцать эти люди все же считаются с мнением людей, не обделенных, и верят в то, что искусство приносит пользу, в то, что оно даже необходимо для полноценной жизни общества.

Огромная масса людей убеждена в том, что присутствие множества внешних раздражителей вызывает в человеке сложные внутренние ощущения, тем самым рождая сложную натуру с богатым внутренним миром и развитым интеллектом. Чем сложнее человек, чем он образованнее и культурнее, тем легче ему ориентироваться среди законов и правил окружающей реальности, т. е. внутренняя сложность приносит человеку пользу.

Из исторического опыта известно, что объективная реальность имеет свойство постоянно расти, расширяться и усложняться. Эту необратимую способность жизненного процесса человек называет прогрессом.

Прогресс же характеризуется технологическими новшествами, которые с одной стороны, как будто служат для облегчения и упрощения человеческой жизни, с другой стороны эту самую жизнь изменяют настолько, что к ней приходится приспосабливаться, осваивать и учитывать новые жизненные обстоятельства. Со временем к человеку приходит усталость, и он перестает обращать внимание на многие аспекты внутри изменившейся жизни, а нужно ведь идти вперед, нужно жить дальше и потому неизбежно приходится отказываться или не обращать внимания на вещи, которые устарели или мало отражаются на качестве жизни. При таких обстоятельствах становятся востребованными специалисты, которые знают, что важно, а что второстепенно и как нужно действовать в новых условиях.

Одним из таких специалистов стал хорошо известный западной цивилизации американский философ Ричард Рорти, названный величайшим философом XX века за то, что предложил, по мнению его почитателей, обоснованное видение будущих человеческих взаимоотношений и отношений человека с окружающим миром в условиях постоянно меняющейся ситуации.

"Философия будущего" по словам Рорти нацелена на использование разных философских течений внутри которых имеются прагматично-прогрессивные положения. В соответствии с таким подходом обязательно должно будет возникнуть принципиально новое сообщество и новая культура, под действием которых состоится новая реальность с определенным смыслом жизни, отвечающим требованию современности – очищенное бытие при котором можно будет мыслить и жить в мире без Бога, без истины и даже без самого человеческого человека. Некоторый новый вариант сверхчеловеческого разума, принадлежащего новому сверхчеловеку. Напрямую о сверхчеловеке в многословных интеллектуальных упражнениях Рорти ничего не говорится, но упоминание в его работах имени Ницше наводит именно на такую мысль, а утверждение о том, что «мир нужно не познавать, а овладевать им и изменять его» оставляет все сомнения относительно того в какую сторону автор клонит.

Веком ранее у Ницше сверхчеловек появился на фоне «Презрения к слабому и больному человечеству, языческого взгляда на силу и красоту, присвоения себе заранее какого-то исключительного сверхчеловеческого значения – во-первых, себе единолично, а затем себе коллективно, как избранному меньшинству «лучших», господских натур, которым всё позволено, так как их воля есть верховный закон для прочих». В. С. Соловьёв. Собрание сочинений. СП б., 1903. Т. 8.

У Ницше сверхчеловек становится победителем бытия в будущем при помощи открывающихся способностей разума и физического здоровья. У Рорти человек уже пользователь. Победа уже свершилась, технологии влияния на окружающий мир, на природу, на человеческое общество уже найдены. Важные категории, на которые опирался человек в прошлой жизни, становятся не нужными по причине потери ими смысла. Наука приблизилась к религии тогда, когда появился физический релятивизм. Истина стала безнадежно непостижимой. Наука стала такой же неопределённой, как и религия. По его мнению, познание непознаваемого бессмысленно. Бытие не нужно познавать, не нужно докапываться до истины, не нужно забивать себе голову бессмысленными вещами и не нужно по этому поводу проявлять беспокойство. Все проблемы рассосутся сами собой. Общество частью, которого человек является, если не решит возникшую проблему философского, нравственного или морального содержания, то обязательно устранит ее путем изменения значимости. Если какая-то проблема ничего не значит, то и решать ее нет никакого смысла. Ее нужно просто не принимать во внимание, а еще лучше забыть о ней. Таким образом, прокладывается путь новому прагматизму – извлечению максимальной пользы из того, что есть. Если в обществе присутствуют какие-нибудь убеждения, мешающие извлечению пользы – эти убеждения нужно изменить. Сделать общественный климат из враждебного благоприятным. Технологии для манипуляции общественным мнением существуют не для того чтобы их держать где-нибудь на пыльной полке, ими нужно пользоваться.

Ничего, что идея сверхчеловека не получила своего окончательного развития в XX веке. Нацистская Германия пользовалась слишком грубыми методами. Работать в этом направлении нужно мягче, тоньше, более изощрённо. На отдаленных территориях там, где общественный климат не очень благоприятный можно и пожестче. Там, где победа над бытием пока еще не свершилась нужно ей помочь. Выгода, прежде всего.

Особенность всей исследовательской деятельности Рорти заключается в том, что опирается она не на изучение и переосмысление опыта, накопленного человечеством, как делали все философы до него. Он движется по новому пути. Читать древние фолианты, по его словам, ему скучно и неинтересно. Все его усилия направлены на обсуждение тем интересующих общество. Разговор с современниками, он считает, намного привлекательнее и полезнее. Однако в таких условиях неизбежно образуется положительная обратная связь при которой влияние философа на общество попадает в зависимость от того чего хочет услышать общество. Иными словами Рорти увлеченно рассказывает активным представителям общественности то, что у них у самих на уме, оправдывая и объясняя неопрагматизмом, полезность выгоды в чистом виде, не омраченном нравственными и моральными категориями. Сверхчеловек Рорти получается каким-то не симметричным, недоукомплектованным, не универсальным, каким-то специализированным.

 

Общество нового типа – общество индивидов, нацеленных только на выгоду – выгоду в любом виде в политическом, экономическом или гендерном. Все эти индивидуальные действующие силы поначалу вынуждены как-то соизмерять свои усилия с интересами других членов общества и считаться с пограничными условиями, но это только потому, что на их охране стоят государственные структуры, однако все течет и все изменяется. В предлагаемом обществе путем постоянных переговоров перемены происходят намного быстрее чем в обычном и приходит время, когда уже государственный аппарат становится на защиту искаженных традиционных ценностей, а цементировавшие общество правила начинают наполняются каким-то извращенным смыслом и перестают работать. Общество замирает в недоумении, не понимая, что происходит. Вся стабильная и налаженная комфортная жизнь начинает сползать в сторону неопределенности. Атмосфера общественных отношений пропитывается тревогой и беспокойством.

Справедливости ради нужно отметить, что в самом конце жизненного пути Ричард Рорти стал интенсивно прорабатывать тему иронии пытаясь оправдать необычность своих интеллектуальных усилий. Возможно, он сам не ожидал, что его идеи получат такой общественный резонанс и будут приняты определенными группами индивидов как руководство к действию. Обращая на себя внимание, несогласной с его выводами части общества, разговорами об иронии он добился того, что эта другая часть населения приняла иронию в сфере непреходящих ценностей как насмешку. По этой причине Рорти опять пришлось на ходу реагировать, выводя на передний план защиты еще одну нужную категорию способную помочь в такой ситуации – солидарность.

Выводы, которые делаются на основании иронических разговоров, вокруг непреходящих ценностей приносят иногда выгоду тому, кто инициирует такие разговоры, но до поры до времени. По мнению Рорти настоящая ирония удел творческого меньшинства, авангарда человеческой расы, а солидарность характеристика культуры и общества в целом. Её формирование зависит в большей степени от воспитания и развития чувств, нежели от разума или рассудка. Она покоится на всеобщем уважении прав человека, на торжестве таких ценностей как равенство, достоинство и братство и зависит от доброй воли людей.

Иными словами, себе Рорти оставляет рассудок и право иронизировать, а всем прочим членам общества достаются чувства, обязательно чувства добрые. Гармония, которая должна будет установиться при таких условиях вовремя осуществлении практик иронии и солидарности, должна будет приводить к соглашению между слоями общества и должна будет принести пользы больше чем поиски истины.

На лицо прямая эксплуатация чувственной стороны натуры, игра, направленная на использование индивидов, наделенных в большей степени добрыми чувствами, нежели разумностью.

Однако, не читая старые фолианты, Рорти упускает из виду то, что подобные ситуации уже существовали, и они не могут существовать долго. В свое время Платон называл иронию свойством софиста, а действие ее издевательским и двуличным. Надежды на избранность, на привилегированность разрушаются процессами просвещения, и обязательно приходит время, когда слои населения, наделенные добрыми чувствами, начинают понимать, что их добрые чувства считают недоразвитостью и что их бессовестным образом используют, попирают их достоинство. Ситуация осложняется еще и тем, что представители авангарда человеческой расы уверовав в свое превосходство начинают открыто издавать инструкции о том, как, в каких количествах и в каких случаях нужно проявлять чувства добрые. На полном серьезе в средствах массовой информации появляются рекомендации типа – «нужно не соревноваться, а сотрудничать», «проявляй терпимость, уважение и милосердие к чужим устремлениям». Видимо эра процветания и благоденствия уже установилась и принцип «каждому свое» стал выражать высшую форму справедливости. Только справедливость эта получается какого-то концлагерного типа. Более того вменяя в обязанности низшему сословию проявление добрых чувств, привилегированное сообщество не осознавая пытается возродить отношения существовавшие 150, 200 лет тому назад во времена плантаторов рабовладельцев.

Подобные ситуации изучает наука, называемая общественной психологией. Общественные убеждения, господствовавшие в прошлые пережитые времена время от времени проявляются в настоящем тогда, когда в современности отсутствуют рациональные, простые, понятные любому человеку нормы и правила поведения, основанные на естественных незыблемых законах. Энергетика общественного сознания также, как и энергетическая структура личности не терпит пустоты – если на месте конструктивного современного знания появляется вакуум, то автоматически это место занимает какой-нибудь пережиток из прошлого. Человек, не получивший должного воспитания, не имеющий внутренней убежденности в том, что прежде чем что-то иметь, нужно это заработать, начинает искать легкие пути дохода и выгоды, основанные на инстинктах, приобретенных человечеством в первобытные времена. Воровство ассоциируется с собирательством, мошенничество и грабеж с охотой. Из прошлого опыта общественной жизни в современность начинают транслироваться привычки рабовладения, феодализма или крепостного права.

Принципы Ричарда Рорти родились не на пустом месте. Заманчивые перспективы решения проблем без науки, без кропотливого разбирательства по существу вопроса уже появлялись не однажды и большинство из них становились причиной неприятных, иногда катастрофических следствий для общества. Нацизм и коммунизм оставили в памяти человечества столько трагических воспоминаний, сколько не было со времен татаро-монгольского нашествия и крестовых походов. Оба этих явления результат упрощенного понимания сущности человека и человеческого общества.

Среди принципов Рорти много положений, взятых из современного релятивизма. Отождествляя релятивизм физический с релятивизмом философским, релятивисты XX и XXI веков убеждены в том, что в мире присутствует бесконечное количество вариантов для развития и человек, в том числе имеет право на бесконечное количество мнений, желаний и возможностей для их реализации. Однако рационалистический взгляд на окружающий мир заставляет делать другой единственно естественный вывод. Мир есть то, что мы видим, слышим, ощущаем и этот единственный вариант образовался не из такого уж бесчисленного числа возможностей. Реализация бесчисленных возможностей хаос. Наш мир хоть и изменчив по своей природе, но его существование подчинено определенному порядку. Каким бы изменчивым он ни был всегда существует единственная ситуация в которой мы живем и это тот ориентир от которого приходится отталкиваться, при этом обязательно учитывая правила и законы, присутствующие в природе. Принимать во внимание и использовать все то, что накоплено наукой. Иначе мы бы не существовали. На этом принципе разрастается цивилизация. Относительность всего сущего в большей степени относительна к текущему моменту. Это та единственная стабильная позиция, к которой в своих рассуждениях вынужденно привязан и Ричард Рорти. Потому, что это факт и факт научный – аксиома. Отрицать его невозможно. Отрицать полезность науки на основании относительности всего сущего – это все равно, что отрицать полезность автомобиля на основании того, что любой новый автомобиль рано или поздно попадет в металлолом. Это значит не видеть полезность, которую приносит автомобиль за время своего существования, не видеть объективности прогресса. Научные знания имеют свойство накапливаться и среди них всегда есть такие, которые со временем устаревают. Некоторые научные взгляды, называемые гипотезами, перестают быть научными, но польза, которую они приносят за время своего существования остается. Истина не всегда становится очевидной сразу.

У прогнозов тоже может быть отсроченный результат, но они обязательно сбываются тогда, когда делаются на основе достоверной информации. Разговоры же суть, которых сводится к приобретению выгоды для инициаторов, обычно уводят истину в сторону и нарушают достоверность. Такое общественное мнение не может существовать долго. Обязательно приходят времена, когда истина торжествует. Естественный порядок вещей становится очевидным. В самих соединенных штатах существует часть населения, которая принимает иронию в сфере традиционных ценностей как глумление, и она придерживается несколько иного мнения относительно значимости разговоров. Прежде чем разговаривать, нужно хорошенько подумать, затем как следует поработать и только, потом выносить на суд общественности подготовленные предложения.

Неопрагматизм хоть и преследует на первый взгляд естественную цель выгоду, но без науки напоминает одноразовое блюдо, приготовленное в изолированной кастрюле. Судьба его без новых научных идей определена природой оно прокисает.

Выгода сама по себе полезное явление, уходящее корнями во времена первичного бульона. Благодаря выгоде миллионы лет вершилась эволюция среди животных, но пришли другие времена и там, где появился разум, выгода спустилась с вершины значимости на место естественного вспомогательного качества.

У древнего чувства выгоды существует такой же древний противовес – чувство страха. Чем значительнее выгодная перспектива, тем выше риск при её достижении. Потеря противовеса превращает выгоду в страсть, а страсть в любом виде – разрушающий фактор – явление, поглощающее человеческую натуру без остатка, направляющее все его действия и помыслы в одну сторону, сторону достижения одной цели. Любовная страсть, наркомания, алкоголизм или страсть к материальным ценностям не дают человеку развиваться, не оставляют ему возможности думать и трезво смотреть на окружающий мир.

У разума нет противовесов, его цель беспредельное совершенствование, его невозможно отнять, однако у него есть возможность потеряться по причине какой-нибудь увлеченности. Чаще всего происходит это на фоне отключения от нравственности.

Нравственность и мораль появились в процессе эволюции в результате взаимодействия выгоды и страха как дополнительные полезные свойства человеческой натуры. Вместе с любопытством, стремлением к необычности, чувством гармонии они составляют такое понятие как интеллект.

С появлением интеллекта человек становится способным приспосабливать мир под себя, начинает им овладевать. Но вот беда жизнь от этого не становится спокойнее и стабильнее, она продолжает усложняться, а хочется ведь предсказуемости. Популярность таких специалистов как Рорти объясняется еще и тем, что в обществе проявляется дефицит контроля за хаотично развивающимся будущим и люди в надежде приобрести хоть какие-то рычаги влияния начинают больше разговаривать, но строить будущее одними разговорами не очень продуктивное занятие.

В современных динамичных условиях предсказать будущее очень сложно, строить его на ощупь занятие тоже малопродуктивное. Другое дело прогнозировать. В научном багаже человечества накопилось достаточное количество полезных знаний и инструментов. Нужно только читать, думать и работать. Интеллект, которым пользуются переговорщики, полезен на коротких временных интервалах, на длинных дистанциях эффективность его действия выражена слабо. Главное назначение интеллекта помощь человеку в обыденных делах. Решать производственные задачи, руководить поведением человека в стандартных жизненных ситуациях, водить автомобиль, участвовать в конкурсах, разговаривать. Интеллект ведает функциями коммуникативного характера. Разум качество более глубокое и как ни странно более открытое. Он на четыре порядка медленнее интеллекта, но именно его функции ведают будущим. Анализ текущей жизненной ситуации, планирование, логистические решения. Главная обязанность разума – планирование будущего на основе текущих ситуационных состояний в рамках известных законов и правил. Законов природы, законов государственных и международных.

Отказаться от науки и разговаривать в надежде на то, что найдется какая-то всеобщая выгода, выгода высшего порядка – движение в хаос – естественная энтропия, противостоять которой может только разум в союзе с волей. Чем больше индивидов вовлечены в разговор, тем меньше шансов найти общее решение. Обычные практики коллективного принятия решений – это принятие решений подготовленных, над вариантами которых трудились люди, обладающие необходимыми знаниями и способные к размышлениям. Если вариант решения общественной проблемы представлен открыто, с объяснением всех негативных и позитивных факторов, то рациональность его очевидна и такой вариант не вызывает каких-либо бурных споров. Если решение готовится тайно и вбрасывается на обсуждение в момент эмоционального возбуждения разговаривающих, то это называется уже технологической уловкой. При таком течении событий общественная выгода не бывает выгодной.

 
Рейтинг@Mail.ru