Лишь та, в синем халатике…

Александр Гарцев
Лишь та, в синем халатике…

Он сделал глоток из заранее поставленного на трибуну стаканчика и продолжал:

– Надо уметь трудиться! Уметь трудиться, очень хорошие слова. Трудовая деятельность – это единственное условие всестороннего развития и духовного обогащения советского человека. Именно труд возвысил нас над остальным миром. И, придя в наш коллектив, вы должны помнить о его боевых, трудовых традициях, с честью нести знамя рабочей эстафеты поколений. Влиться в трудовой коллектив, закрепиться на производстве, стать кадровыми рабочими – для вас сегодня это главное направление!

Трибуна стояла рядом с окном. Внизу спокойно прохаживались те самые девочки из механосборочного. Их пропуска лежали на столе у инспектора кадров.

«Не пришли, – удивился секретарь и продолжал:

– Комитет комсомола, администрация, трудовые коллективы, в которых вы работаете, все сделают для того, чтобы ваша трудовая биография началась успешно.

Он закончил. Сел на свое место в президиуме.

Затем выступила Капитолина Федоровна, начальник инспекции по делам несовершеннолетних местного райотдела милиции, представитель отдела кадров. Секретарь вручил грамоты. После собрания, когда девочки зашли за пропусками, он спросил:

– А вы где были? Собрание организовали специально для вас, новичков, так много было интересного… Вы, что, девочки?

Двое смущенно хихикнули. А та, в синеньком халатике, покраснела. Самая же боевая бодро ответила:

–Не ходила и ходить не буду. Говорильню тут устраиваете, а нас уже из цеха выживают, говорят, будете знать, как жаловаться. А мы ведь не жаловались. Мы по вашей просьбе бумажку написали. Сами просили. Отдайте мне пропуск! Не имеете права задерживать…

Комитет комсомола состоялся через три дня. Он пригласил и секретарей цеховых организаций. После обсуждения информации о выполнении решений предыдущих заседаний, очередных критических разборок и накачек перешли к основному вопросу.

– Товарищи! Главный вопрос сегодняшнего заседания – проблемы адаптации новичков, подростков в нашем трудовом коллективе. Мы пригласили тех мастеров, кто отвечает в цехах за это направление работы, секретарей цеховых комсомольских организаций, есть сегодня здесь представители отдела кадров и администрации завода. В последнее время с помощью комсомольского актива выявлены негативные факты, которые говорят о том, что воспитательная работы с подростками в отдельных трудовых коллективах поставлена недостаточно, неэффективна.

Посмотрите, только за последний месяц, по данным отдела кадров подростками завода совершено 12 прогулов, слабо вовлекается молодежь в движение за коммунистический труд, слабо организовано социалистическое соревнование среди подростков. Лучшие из них не поощряются, не пропагандируется их передовой опыт. А в воспитании молодежи, и это еще раз было подчеркнуто в выступлении Генерального Секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, немалая роль отводится комсомольским организациям. У нас есть положительные примеры их работы по решению этой задачи. Но, как видите, эффективность этой работы мала. На взгляд комитета комсомола, недостаточно в комсомольских организациях цехов, отделов организуется      встреч с ветеранами труда, передовиками производства, ветеранов войны и комсомола с молодежью.

Посмотрите, по вашим отчетам (кстати, по—прежнему не все секретари их представляют вовремя), такая встреча запланирована, только, в одном цехе. А ведь у нас 5 освобожденных секретарей! За что деньги получаем? Не знаем, чем занимаются подростки дома! Не интересуемся, как они проводят досуг!

Он окинул взглядом кабинет. Слушают внимательно. Серьезные лица. Значит правильные слова говорит. И продолжал.

– Да, на заводе не хватает кадров. Напряженно с выполнением плана. При острой нехватке рабочей силы бесштурмовщинный труд коллектива организовать трудно. Но у нас есть претензии и к администрации цехов, к начальникам, к их замам, мастерам. У них, и мне пришлось, а этом убедиться самому, в стороне остаются вопросы воспитания молодых рабочих. Я думаю, комитет комсомола вправе обратиться в партком завода с тем, чтобы наложить партийное взыскание на тех горе руководителей-производственников, которые не хотят заниматься трудовым воспитанием подростков и все время отдают решению только производственных вопросов. Такая практика должна быть осуждена. Трудовое воспитание подростков сегодня для всех нас – главное направление работы!

После такого выступления соответствующий настрой был дан и обсуждение продолжалось в нужном духе. Ведь на заседании сидели мастера. Их и надо было озадачить.

По итогам экспресс-проверки сообщение сделал Коля Кожевников, зам. секретаря.

– Сектор производственно-массовой работы, начал Коля читать доклад, – проверил соблюдение законодательства о труде подростков на заводе. Итоги, товарищи не утешительные. В некоторых цехах подростки по—прежнему работают до 12 часов во вторую смену. По закону можно только до 10. Такие случаи выявились в ходе совместной проверки, проведенной отделом кадров с участием комсомольского актива в цехах 11, 6, 3. Не все работают по специальности. Часть из них необоснованно используется на подсобных работах, на грязных и тяжелых. Их чаще других посылают по разнарядкам на стройки, в колхозы, хотя это запрещено законодательством. В большинстве коллективов хорошо поставлена воспитательная работа с подростками. Им в торжественной обстановке вручаются удостоверения, поздравляют с днем рождения, организуют собрания, они привлекаются к участию в культурно-массовых мероприятиях.

Он оглядел присутствующих, внимательно слушают Колин доклад. Не устали еще. Ведь после работы все.

Коля продолжал читать. Сейчас пойдет положительный пример инструментального цеха. Доклад      написал      по привычке сам, секретарь. Парню ведь некогда. Норма. Бригада. План. А показать, что производственно массовый сектор в комитете работает надо. А он хорошо читает. Четко. Надо бы только напечатать, спешил, не успел. Плохо мой почерк понимает. Как ответ на его мысли, Коля наклонился и громко прошептал:

– Не разберу слово.

– Инструментальный… – стараясь, чтобы было тихо, прошептал секретарь.

Тихо не тихо, а кабинет хоть и большой, но слышали все. Впрочем, никто не удивился. Все давно привыкли, что на партийных, профсоюзных, комсомольских собраниях доклады и выступления всегда пишутся заранее и тщательно читаются. А кем пишутся неважно.

Коля продолжал:

–А то, что в условиях большого коллектива с подростками работать можно, говорит опыт инструментального цеха, начальник Клеонов, секретарь комсомольской организации Горлов. Здесь нет нарушений законодательства об охране труда подростков, в хорошем контакте и сообща работают комсомольская и профсоюзная организации. О том, что там …

Секретарь вздохнул. Коле следовало сказать: «У нас», ведь он сам из инструментального цеха, там и работает, бригадиром.

– О том, что там, невозмутимо повторил фразу Коля, – сложилась спокойная деловая атмосфера, – там работает дружный и сильный коллектив говорит хотя бы следующий факт: почти все ребята, которые работали там, отслужив в армии, возвращаются в свой родной цех. Там …

Е-моё, сколько он будет говорить там да там про свой родной цех.

– Хорошо работает совет наставников, в него включены опытные рабочие.

Далее обсуждение шло по заранее разработанному плану. Секретарь Таня:

– У нас в цехе есть тоже нарушения. Я приведу случай, когда подросток работает вроде бы по закону, с 15 до 22. А мастер, кто отвечает за его труд, до 17. И иногда работу не дают. А другому мастеру не до подростка. Во вторую-то смену мастер один. Да и своих хватает. Что делать подростку? Вот и шляется он по цеху… А когда их несколько? Это как народные гулянья. Сидят и курят, да баловаться еще начнут. Это неправильная организация труда. Я говорила, как секретарь комсомола, начальнику цеха. А он мне отвечает: "Ты комсомол, мы тебя содержим, сама и занимайся воспитанием." А я что сделаю, они вон какие большие.

Дальше загудело, зашумело. Мастеров, которым он не предполагал давать слово, как прорвало. Их незапланированные реплики нарушали мерный запланированный ход заседания.

–Да они работать не хотят, – кричит с места один.

– Дают одних плохих. Что ни подросток идет в цех, то на учете в милиции, – машет руками другой.

– Да, как их воспитывать на производстве-то? Родители пусть воспитывают! А с нас план спрашивают! – ворчал на весь кабинет третий.

С большим трудом ему удалось угомонить мастеров, воодушевившихся вдруг возникшей здесь своей общей позицией.

«Пожалуй, потом на сложные вопросы надо приглашать одного представителя от одной социальной группы», – сделал для себя вывод секретарь, – тогда и стихийных митингов не будет.

Затем выступили, как и намечалось, инспектор отдела кадров, зам. секретаря парткома, зам. директора по кадрам. Когда список выступающих исчерпался, он еще раз в заключении привел цитату из постановления ЦК КПСС и зачитал подготовленный ранее проект решения комитета комсомола. В нем в свете постановления Пленума и положений, содержащихся в речи генсека, ставилась задача улучшения работы по коммунистическому воспитанию на заводе подростков, определены рубежи комсомольским организациям, высказаны замечания в адрес администрации "отдельных" цехов. Заседание провели организованно. За три часа.

Справку и выявленные в ходе проверки факты он направил в инспекцию профсоюзов. Позвонил. Попросил проверку провести пооперативнее. Обещали. Подготовил приказ директора о лишении премиальных двух начальников цехов и трех мастеров. Собрал подписи на проекте приказа, согласовал с юристами, председателем профкома, заместителем директора по кадрам и отдал в секретариат на подпись. Провел совещание по подготовке отчетной комсомольской конференции. Надо писать доклад. Запросил справки.

Но в этой привычной обыкновенной текучке никак не выходила из головы картинка. Две девчонки у окна. Заплаканные глаза. Вздрагивающий синий халатик.

 

Все мероприятия, которые по должности он обязан был организовать, он провел. Оперативка, собрание мастеров в цехе. Проверка, заседание Комитета комсомола, собрание подростков. Проверка инспекции профсоюзов, приказ директора. Выступление на совещании с начальниками цехов…

И все равно уже много дней его не покидало ощущение тщетности этих усилий, ощущение собственного бессилия. Перед чем? Перед жизнью? Но жизнь для того и есть, чтобы загонять ее в рамки правил, чтобы управлять всеми процессами. Для этого и есть комсомол чтобы воспитывать, для этого и сидит здесь он, секретарь комитета комсомола, чтобы жизнь делать такой какой она должна быть. А то, что жизнь не вписывается в эти Постановления? Так это пустяки! Надо лишь поднажать. Поднажать и исправить. Сделать ее такой, как надо. Как надо партии. Как надо стране.

Рейтинг@Mail.ru