Брат человеческий

Александр Гарцев
Брат человеческий

Брат человеческий

Колька пишет из Пятигорска.

28 августа.

Здравствуй, Славка!

Извини, что долго не писал. Ты, можешь подумаешь, что я забываю своих друзей. Просто иногда бываю занят, а иногда просто писать неохота. Живу хорошо. За июль получил 150 рублей чистыми. Купил транзисторный магнитофон «Романтик». В апреле должен приехать в отпуск. Ты наверно ждешь от меня каких-нибудь интересных историй? Ничего особенного не произошло. В Пятигорске все спокойно. Правда, перекрыли все дороги в связи с холерой. Город красивый. Его трудно описать. Надо просто приехать и посмотреть. Ты, кажется, собирался? Пиши письма поразборчивее, а тоя не могу прочитать. Приезжай. У меня в комнате есть свободная койка, так что жильем ты обеспечен. А скучать здесь не будешь. Ну что еще. Все собираюсь написать большое письмо, но видно таланта не хватает. Так, что ты уже не обижайся, пиши. Я так обрадовался, когда получил твое письмо. Вернее два. Потому что я переехал в новое общежитие. А в старое захожу редко. Но они совсем рядом. Так что, если и напишешь и по старому адресу, все равно оно попадет ко мне. Передавай привет всем знакомым. Спасибо за адрес Петровича.

До свидания.

20 августа

Колька пишет из Пятигорска

Здравствуй, Славка!

Спасибо за письмо. Твою просьбу пока выполнить не могу, потому что толчок прикрыли связи с холерой. Но, если представится случай, куплю. Веньке написал одно письмо. Писать пока не буду, пусть отвечает.

У меня все хорошо. Работаю на свежем воздухе. С ребятами организовали что-то навроде альпинистской секции. В свободное время ходим в горы. Пока результаты скромные, поднимаемся на гору Бештау, высота 1402 метра. Делаем вылазки на Машук, где стрелялся Лермонтов. От нас до места дуэли метров 500. Я уже начинаю привыкать к горам. На днях пойдем покорять Бермамыш- высота 2643 над уровнем моря. Кстати, от нас в хорошую погоду виден двуглавый Эльбрус, покрытый снегами. Я нисколько не жалею, что уехал из дому. Здесь столько всего нового, а главное личная свобода. А ребята хорошие всегда есть. В общем, в ближайшем времени домой не собираюсь. В апреле должен приехать в отпуск. Чертовски хочется повидаться с родными и с друзьями.

Колька пишет из Пятигорска

Привет из Пятигорска.

Привет, Слава.

Не влюбился ли ты, если повел разговор о девушках? Да не просто, а о сопливых девчонках и о темпераментных. Но ты знаешь, я увы не такой. Мы здесь занимаемся более скромной деятельностью – ищем «снежного человека». В последний раз ходили по реке Малке до Эльбруса. Но так и не дошли. Места дикие, глухие и ни одной тропинки. В некоторых местах трава помята, может быть, проходил медведь, а то и резвился барс. Приходилось все время карабкаться по скалам, на высоте 20–50 метров. В день проходили по пять километров, а то и меньше. Вообще, расстояние в горах исчисляется не километрами, а часами ходьбы. Вдобавок пошел дождь, а потом и снег. Три раза переходили речку, которая буквально на глазах поднималась на полметра. Наши спальные мешки промокли, не говоря уже о самих. Да, природа выступила против нас, пришлось повернуть обратно. Ты не думай, что я такой смелый и опытный. Простоя с нами спал мастер спорта по туризму и альпинизму, да от ребят не хотелось отставать.

До свидания. Что интересного, пиши. Если попадется печатная машинка куплю, а то не разберу почерк.

Колька пишет из Пятигорска

Здравствуй, Вячеслав!

Решил написать тебе письмо, а то все не было времени. Живу неплохо. Устроился на работу слесарем по 3 разряду, а также в общежитие. Ребята хорошие. Ты просил написать, как здесь. Кругом горы много зелени, много отдыхающих, в общем, – всего много. Подробнее напишу в следующий раз. Самое главное, Славка, забрали ли Веньку в армию. Если да, то вышли адрес.

23 мая

Колька пишет из Пятигорска

Здравствуй, Вячеслав!

Спасибо за письмо, пиши разборчиво, у меня зрение и так плохое. Как видишь, начал за здравие, а кончил за упокой. Ближе к делу. Я уже писал, что работаю слесарем. Дали квартиру на троих со всеми удобствами в общежитии. Скучать не приходится. Все ново: и деревья, и горы, и цветы, а, главное, люди. Кого здесь не встретишь: солидного дядю с портфелем под ручку с девицей легкого поведения, искателей приключений, которые удрали из дому, и едут без денег на юг ближе к солнцу или негра с улыбкой до ушей, наших друзей из Вьетнама. Вечером, правда, иногда бросают баночки с балконов, конечно, пустые, или шумят соседи по общежитию. Но, как говорят англичане, мой город моя крепость. Попробуй, зайди ко мне какой – нибудь забулдыга, вдарю! Уже не курю две недели, скоро брошу пить. Как видишь, все идет к друзей лучшему. Солнце ласково греет мою спину. Уже сошла кожа. Жить можно. Были бы деньги. Выйду на балкон, кругом горы. Прелесть! Вечером народу в городе, как в нашем областном центре в выходные. Много музыки. Каждый день бывают концерты. Каждый вечер гуляю по городу, конечно, пока один. Потом захожу в кафе, пью чашечку кофе и еду на трамвае домой.

Уже 11 часов вечера. Завтра в 7 часов на работу.

Перешли это письмо Веньке.

Пусть не обижается.

Мой адрес:

Ставропольский край, г. Пятигорск, ул. Орджоникидзе, 11, 6-е общежитие. Князеву Н. Л.

Серые тучи почти закрыли заводскую трубу. Закончилась смена, и нестройные волны рабочих заполнили тротуар, а местами выплескивались и на дорогу. Шли сосредоточенно, молча возвращаясь к своим семейным и бытовым делам. Кое где слышался смех. Это молодые ребята и девчата, нисколько не уставшие за смену, радовались, что сегодня вечером последние уроки в вечерней школе, что скоро лето, отпуска и на носу выходные с отдыхом и танцами.

Колька шел впереди. И рассчитывал, что до уроков, первый из которых начнётся уже в шесть вечера, успеет и в библиотеку забежать и дома что-нибудь подзакусить. Городок небольшой. Все рядом. На берегу библиотека, через два дома у железной дороги, рядом с комбинатом старое деревянное двухэтажное здание вечерней школы, а за улицей Советской и Колькин дом. Успеет.

Колька любит читать. В библиотеке он постоянный посетитель. Клавдия Васильевна, заведующая библиотекой, его любит, всегда учебники по программе хорошие подскажет, и что почитать интересного и свеженького тоже.

В прошлом году заводской комитет профсоюза помог библиотеке с подпиской, и Клавдия Васильевна, среди других дополнительных периодических изданий выписала журнал «Знание – сила». С тех пор Колька не пропустил ни одного номера. Там про всякие загадки природы, про новейшие теории возникновения вселенной, про квазары, про телепатию, про гипноз, и про природу статьи всякие интересные попадаются.

Первое время, правда, больше картинки рассматривал. Потому, что про всякие кварки, скорость света, кибернетические и молекулярные теории они в вечерней школе, конечно, но вряд ли преподаватель физики, бывший мастер с завода, об этом слышал. Но рассказами зарубежных и отечественных писателей-фантастов в рубрике "Terra Fantasia" Колька зачитывался.

Вот и в этот раз только он расположился в читальном зале поудобнее, чтобы минут десять полистать последний номер, как подошла заведующая:

– Николай, – Клавдия Васильевна держала в руках большую газету. – посмотри-ка, что я для тебя нашла. У нас, на Юге, оказывается, нашли потомков снежного человека.

В отличие от Кольки, его друзья, Славик и Витек, прилежными читателями не были, в заводскую библиотеку ходили редко, а потому над Колькиными фантазиями о снежном человеке вообще в мире, и в нашем крае в частности, тихонько посмеивались, выговаривая ему снисходительно:

– Эх, ты, верзила – верила! – смеялся над ним Славик, – мало ли что в книгах, а тем более в журналах, напишут. Брехню всякую. А ты и веришь! да нет никаких снежных людей. Ты еще скажи, что лешии в наших лесах есть.

– Циники вы и нигилисты, – ворчал Колька, снимая большие очки и кладя их на очередной номер желтой газеты с громким названием "Сенсации мира" и фотографией большого черного мохнатого зверя на главное странице, – Погодите, вот поеду я в Пятигорск. Там до Памира недалеко. Экспедицию буду организовывать.

– Коля, – качает головой Славик, – Да ты с ума сошел. Ты знаешь, что Памир – это огромные горы. Там несколько стран поместятся. Это высокогорье. там. Это тебе не Вятские увалы. Там горы от трех до семи километров высоты. И погоды там не бывает хорошей.

– То-то и оно! – назидательно говорит Коля, – значит не изучено. Раз там цивилизации нет. Значит там тайна. Вот там-то наверняка он, брат наш человеческий, обитает.

***

Городок этот стоял на высоком берегу реки, вдоль которой из нескольких деревень, Грухи, Конваловка, Татарка, Крутиха, Мариевка, село Соломинцы, на месте которых он, начиная с середины пятидесятых постепенно и вырос.

А за рекой большие заливные луга, в которых заготавливали сено, метали в большие стога, а зимой по намороженной широкими досками дороге вывозили на лошадях на фермы. Потом колхозы-совхозы развалились, сено заготавливать не стали. А луга заливные красивые остались.

Они и были любимым местом отдыха горожан. Конечно, только тех, у кого были лодки с веслами или моторки.

А если пройти по лугам дальше по направлению в областной центр, то выходишь на излучину реки, на старое и новое русло. И если и их переплыть, то попадёшь на настоящий остров. Большой. Заросший лесом, ивняком, с широкими песчаными берегами.

Редко кто из города в такую даль мог добраться. Но для настоящих туристов, для настоящих рыбаков – это место было нетронутым раем, диким, таинственным, таежным.

Ехали как-то ребята с занятий.

– Слушай, Витек, – сказал Славик, перекрикивая шум автобуса, – поехали – ка в выходные на остров.

– Зачем?

– Пошутим над Кольчиком. Лежанку организуем из веток ивы. Шерсти там от кроликов, возьмем у тети Вали, у нее много. Пусть Колька найдет эту лежанку, эти следы. А то все мечтает, куда – то уехать далеко, на Памир какой-то. Так и в Африку еще запросится.

 

– Да, кто его пустит?

– Я то и говорю. Давай сюрприз парню сделаем. Вот он порадуется.

– Далеко, что-то. А может ближе?

– Самое то.

– А что, – Витек приготовился к выходу, – прикольно. согласен. А не обидно это ему будет?

– Кому?

За Славкой захлопнулась автобусная дверь. Они стояли на остановке у универмага.

– Кому? Кольке? – повторил он, поправляя сумку с учебниками, – да безобидно это все. Не боись. ну нашёл и нашел. Статью может быть в свой журнал напишет.

Так и решили. Пока никому не говорить.

Сказано-сделано. На следующий же вечер, попросив на полтора часика у отца моторку, Славик с Витькой отправились на остров. Затащив, чтобы не смыло, лодку на песок, пошли через густой ивняк искать соответствующее место. Хотя до вечера было еще далеко и старт сумеркам только что дал заводской гудок, в темном и сыром лесу было темно и жутковато. Именно эта предсумеречная тишина давила, нагнетая неподконтрольный уму страх на их привыкшие к городской тарабарщине и шуму уши, проникала в душу, расширяя зрачки.

– И кто тут может жить? – ворчал Славик, ломая очередную неподдающуюся лапластую ветку старой обросшей мхом ели. Сломал. Виталик вздрогнул от громкого треска.

– Да тише. Пугаешь только. Кто-то. Кто-то. Жабы вон прыгают. Они и живут. брезгливо огляделся Витек. – Ну и место ты выбрал.

– Самое то: и от воды недалеко и глушь таежная. Тут сто лет, наверное, никто не бывал.

– Таежная, таежная -все ворчал Витька, – а верхушки – то невысоких деревья зачем ломаешь?

Рейтинг@Mail.ru