Litres Baner
Легенды высшего дивизиона

Александр Баум
Легенды высшего дивизиона

На бегу варвар случайно пересёкся взглядом с Куту-Луку и сердце его ёкнуло. Никогда ещё за карьеру чемпиона КС он не чувствовал себя так близко к краю нездешних полей. Однако несмотря на страх он подоспел к мячу раньше орка и тут же швырнул его на манер злосчастного бухгалтера. Злот – в сторону компаньонов, сам – прыгнул подальше от помешанного шамана чёрных.

И последнее, что он запомнил в этом матче – кулак Куту-Луку, неизвестно как настигший его в прыжке и врезавшийся с силой титана прямо в лицо варвара.

Всюду расцвела Королевская Палитра. Множество мелких орков прыгали и кривлялись по внутренним стенкам огромной чёрной сферы. Впервые за много лет Джорк терял сознание. Он понимал это и радовался, как же красиво потерять сознание от удара в воздухе, от которого тело перевернётся несколько раз и возможно улетит на трибуну. Печально только, что после таких ударов не встают и големы.

Джорк вырубился. Он не попал на трибуну, а врезался в стенку с рекламой мазей для удовольствия «Рульт» на краю поля и скатился вниз. И, как часто бывает в легендах и не только в них, именно этот героический поступок и фантастическое падение ознаменовали начало кульминационной части игры. О, это сладкое слово кульминация, когда даются сотни ответов на десятки вопросов. И хоть бы один был исчерпывающий и истинный. Игра скомкалась, превратилась из загадочного действа, словно принесённого из другого измерения, в полный хаос.

Такого не любили истинные почитатели Королевского Спорта. Ну разве хорошо, когда превозносимый всеми как главная фишка этой Пятери Куту-Луку вдруг орёт будто раненный святым копьём демон и падает в траву, забившись в припадке? Нормально, когда стоявшие стройными рядами грейдеры вдруг срываются с места и в панике несутся к своей голевой зоне, которую оставили неосмотрительно и заносчиво? Возможно ли, что два чемпиона «Знамён Знамён» боятся подойти к лежащему на траве злоту только потому, что рядом с ним катается, брызжа слюной Куту-Луку?

Нет, истинные почитатели Королевского Спорта, плюнут в сторону стадиона имени Сигментина Твэллэкса и скажут, что это не игра, а поганый эксперимент. И будут отчасти правы. Команды в вечном стремлении своём к кубкам и медалям дивизионов порой придумывают интереснейшие вещи, только бы не играть честно. Хитрые заклятья и вгоняющие в ступор одним видом игроки, бредовые комбинации в атаке и защите – всё, лишь бы дотащить злот до ворот и вогнать в противника сладкое слово «тачдаун!».

Иногда это интересно. Зрелищно. Захватывающе. Иногда отвратительно. Кроваво. Глупо.

С орочьим шаманом вышло просто непонятно.

Всё-таки игрок №14 «Знамён» вырвал мяч, когда Куту-Луку от него подальше откатился. Увернувшись от концентрированного комка воды, пущенного со свистом чтобы сшибить его, Каэйнар, неловко ковыляя из-за повреждённой ноги, добрался до голевой зоны и пригвоздил злот к земле.

Тачдаун. 4-1 в пользу «Знамён», номера 2 и 22 уносят с поля.

За оставшееся время «Грейдеры» в бесовской и яростной атаке прорываются и сокращают разрыв, но большего до финального свистка сделать не успевают.

Зрители уходят со стадиона в недоумении. Что они видели? Возможное будущее Королевского Спорта? Гениальный штрих в картине чемпионата? Неудачу стратегического гения начальников «Чёрных грейдеров»?

Всё вместе. Но даже эти раздумья не мешают болельщикам «ЗЗ» орать от радости, распевая кричалки, а фанатам чёрных тихо ругаться, потирать кулаки, выбирая таверну, в которой можно напиться и выместить затем своё разочарование. Игра не удалась, но это была игра: с результатом, победителем и проигравшим.

Выводы и анализ – достояние будущего, завтрашнего дня. А сегодня время празднования. А для кого-то заливания огорчения.

По отличному (выложенному плотно подогнанными друг к другу плитами) тракту Калдисто на северо-восток ехал богатый кортеж. Самоходные кареты и магически-модифицированные скакуны с постоянной скоростью 40 прогонов в час везли дипломатическую миссию в княжество Сайберия. В главной карете, украшенной Королевскими флажками и гербом, сидел один из двух дипломатов, отправленных в Сайберию. Это был никто иной, как Мартин Вообрази-Чудесное-Лицо.

В Королевском Спорте Мартин был капитаном «Когтей Дорона». Но участвовал он только в самых важных матчах своей команды, а остальное время занимался внешней политикой Королевства. Он был послом, дипломатом, спортсменом, символом, любимцем толпы и шпионом одновременно, и кем в большей степени, не мог сказать сам.

Напротив Мартина дремал его спутник – закутанный в плащ с капюшоном и обмотанный шарфом долговязый субъект – Королевский палач Даззи Мортштерн. Он тоже считался дипломатом и пускался в дело в особых случаях. Официально он носил титул заместителя министра внешнего мира по делам ушедших из Королевства. То, что он палач, знали совсем немногие. Мартин Вообрази-Чудесное-Лицо знал.

На самом подъезде к Сайберии Мартин насторожился. Его чутьё подсказывало, что его персона понадобилась кому-то. Чутьё Мартина не обманывало, поэтому он бровью не повёл, когда за стеклом появилась и, без труда обгоняя карету, затрепетала сбоку маленькая, болезненно сверкающая красная точка. Экстренная депеша из верхних эшелонов власти.

Посланник Королевства открыл окно, не удостоив взглядом своего дремлющего спутника, и впустил искру внутрь. Она недолго покружила перед его лицом, а затем с лёгким «чпоком» всосалась в лоб дипломата.

Красные под идеально выверенным наклоном буквы, спроецировавшиеся на изображение мира исключительно в глазах Мартина Вообрази-Чудесное-Лицо, замелькали и обрели чёткость.

Вернейший Мартин. Хочу уведомить об отягощении миссии Вашего посольства. Прошу доставить информацию о сайберианском клане некромантов. Контакт – Мах.

И всё. Информацию о каком-то клане некромантов, прозябающем в низах списка Книги Крутейших Кудесников, издаваемой издательством «Маггитис». Мартин знал это, так как провёл подготовительный сбор информации о месте своего посольства. Зачем патрон потратился на дорогущую депешу, было непонятно.

Но приказ красными буквами есть приказ красными буквами. Его надо выполнять.

Кареты затормозили, впереди раздались фанфары, выдувающие приветственную мелодию княжества Сайберия. Мартин надел маску чудесного лица и приготовился к игре кинжалов. Палач проснулся, протёр участливые глаза. Посольство прибыло в пункт назначения.

Белые стены, белый потолок, всё белое. Очнулся Джорк или в божественном дворце всех героев, в котором ждали его одного, или в больнице. Увидев на соседней койке читающего газету Каэйнара, он понял, что до дворца героев ему далеко. Во всём теле присутствовала ужасная слабость.

Полежав, Джорк не без труда открыл рот и спросил у Каэйнара, как закончился матч.

–Шесть голов. Четыре наших. Один труп. Тоже наш, – бесстрастно обрисовал ситуацию Каэйнар.

–Фердинанд? – без особой надежды спросил варвар.

Покачав головой, Эльф вернулся к газете.

Значит, Джиххен. Эх, хороший был парень. Не кичился, что маг, мастерством любил других подколоть. Не держался особняком, был открыт и весел, имел кучу друзей и семь бывших жён. Жил, играл, признал нежданного, но желанного сына, пока не повстречал хитрых «Грейдеров», задумавших использовать в своих целях (и воплотивших это в жизнь) безумную машину убийств орочьего шамана Куту-Луку.

Полежав некоторое время молча, Джорк понял, что хочет выпить. Дёрнув за звонок, он вызвал медсестру и послал её за пивом. Она посопротивлялась немного, щебеча что-то о режиме, но всё-таки пошла.

–А что наши деньги? – снова обратился варвар к эльфу.

–Вернут, – односложно сказал Каэйнар. Вне поля боя он держался как горделивая эльфийская сволочь.

Дверь открылась. С бочонком пива вошла не молоденькая медсестра, а рыжий спортивный агент Джорка Безиоз и щуплый Торвоир. Оба пожелали присутствующим доброго здравия. Каэйнар гостей проигнорировал.

–Да, досталось вам, – заметил полузащитник «Колонных львов», присаживаясь на одну из двух застеленных кроватей и разливая пиво в три кружки.

Никто не считал победу над чёрными победой как таковой. Самые дальновидные и трезвомыслящие, к которым никоим образом не относились разочарованные и кричащие антиорочьи лозунги фанаты, не сомневались, что стали свидетелями лишь пробного взмаха новым оружием. Что-то у «Грейдеров» под конец пошло наперекосяк, но это не меняло главного: Куту-Луку оставался тёмной лошадкой, ключей к нему подобрано не было. И чёрная гробовая рамка на второй странице читаемой Каэйнаром газеты была тому весомым подтверждением.

–Там, пресса. Хотят поговорить с выжившим в бойне, – сказал Безиоз, закуривая маленькую кривую гоблинскую сигаретку. Он был хитрым пройдохой, но дела Джорка вёл успешно. И сам в накладе не оставался. – А ещё можешь сказать пару хвалебных слов о новом женском арбалете, нам за то дакатиков подкинут.

–К чёрту. Я сейчас кружку-то не подниму, а арбалет подавно, даже бабский.

Кружку Джорк поднял, более того, выдул половину содержимого. Торвоир к тому времени наполнил третий сосуд – для себя, который тут же невозмутимо забрал Каэйнар.

–Благодарю, – холодно поблагодарил он. Воистину, эльфов есть за что ненавидеть.

Вздохнув, полузащитник «Львов» нашёл себе какую-то медицинскую плошку и нацедил пива туда.

–За Джиххена, – произнёс Джорк и допил своё. Остальные молча поддержали.

–Там пресса, – напомнил Безиоз. – Тебе надо объяснить твой выруб, – он ногтем постучал по окурку. Гоблинская сигарета рассыпалась на мельчайшую пыль, невидимую глазу. В этом был плюс гоблинских сигарет.

–А что объяснять, – развёл руками Джорк. – Орк меня долбанул прямо в харю. До сих пор всё тело ватное.

–Это был смертельный удар, – оторвавшись от газеты и пива разъяснил Каэйнар. Затем вернулся к газете и пиву.

–Угу, – кивнул Торвоир. – Никакого криминала. Просто ярость переходит в смерть противника. Джиххену хватило, а тебе, к счастью, нет. Куту-Луку не успел подзарядиться.

 

–Почему же эта фигня не запрещена?

–Криминала нет. Если таким ударом бьёт спокойный человек, от него и муха не помрёт. Но в шамане не было спокойствия.

Варвар вспомнил глаза шамана и вздрогнул. В нём бушевал океан беспокойства.

–Там пресса, все дела. Ждёт приглашения. Можешь им рассказать эту сказочку о смертельном ударе ужасного Куту-Луку, – Безиоз фыркнул и прихлебнул пива.

–Не ново, – эльф ткнул изящным пальцем в газету и протянул Торвоиру пустую кружку. Вздохнув, полузащитник наполнил её. Джорк внезапно ухмыльнулся и что-то шепнул на ухо другу. Губы того растянулись в улыбке. Рыжий агент с интересом наблюдал за ними.

–Заходи! – внезапно заорал Джорк, суматошно дёрнув звонок.

Пресса не заставила себя ждать. Заскочило королевцев пять или больше. С собой они втолкнули в палату сдерживавшую их медсестру. Защёлкали колдовские глазеньки, чтобы запечатлеть всё, что творится в палате и показать потом на полосах газет и зрительских меркранах. На кровати лежал с видом покойника Джорк. Рядом невинно сидели Торвоир и Безиоз, спрятавшие пиво – Торвоир по сговору, агент по наитию. Зато не успевший никуда подевать кружку Каэйнар с газетой сделал ценный подарок охотникам городских таблоидов.

Эльф невозмутимо перевернул страницу, бросив презрительный взгляд на Джорка. Эльфы тоже умели ненавидеть.

Вечером газеты расцветут заголовками: «От ударов орочьего шамана эльфа спас алкоголь» и «Пивотерапия игрока «Знамён» проходит успешно». Джорк засчитал себе тачдаун за удачную выходку. Потом настроение его ухудшилось, так как пришлось двадцать минут отвечать на тупые вопросы журналистов. Только приход врача-огра, буквально вытолкавшего всех посетителей (а также нашедшего и конфисковавшего пиво) избавил Джорка от суеты. Он тут же заснул.

А третья столица в это время переваривала вчерашний матч. Непосредственно после него «Чёрные грейдеры» всем скопом отказались давать всякие комментарии и быстро укатили в свою штаб-квартиру сразу после игры. Стетер Рок, тренер «Знамён Знамён», был ненамного более общителен. Он сообщил, что победа далась большой ценой и вся команда скорбит о безвременно почившем игроке Джиххене.

На следующее утро, когда варвар Джорк всё ещё находился без сознания, но уже не на игровом поле, а в больнице, со всех сторон посыпались сенсационные заявления. Первое – от патанатома «ЗЗ». Придя в себя после ночи празднования победы и скорби по Джиххену, трупорез выполнил свою профессиональную задачу. И обнаружил, что при его умерщвлении была задействована магия. Он тут же обвинил судей в продажности, детекторы в ослеплении, а Куту-Луку в нарушении Свода правил КС и Королевского уголовного кодекса.

Приехали эксперты, установили, что был применён смертельный удар, который не превышает заклинативных ограничений КС, уехали.

«Грейдеры» хранили молчание.

Затем последовал скандал в доме чиновника казначейства Бромми Бругса. К нему кто-то забрался ночью в дом, и утром чиновник заявил, что в незваном госте он узнал Куту-Луку, который сбежал из клетки «Чёрных грейдеров».

Приехали эксперты из полиции, изучили следы взлома, установили, что был похищен драгоценный серебряный сервиз на двенадцать персон эпохи линии первых королей, сняли отпечатки пальцев, которые, как оказалось, принадлежали троллю, а не орку, поудивлялись троллю-домушнику, уехали.

«Грейдеры» хранили молчание.

Третий скандал инициировал городской клуб орков. По сути своей это был даже не клуб, а скорей община, защищающая права орков и отвечающая за дипломатические сношения с чисто орочьими поселениями вне Королевства. Пересмотрев матч «Знамён» и «Грейдеров» наверное в десятый раз, они всё-таки направили руководству клуба чёрных категоричное требование вернуть Куту-Луку обратно в больницу, так как действия их сородича на поле боя порочат всю достойную нацию орков.

Но зря они это затеяли – отдельные народы Королевства, такие как эльфы, люди, дроу, орки, гномы, давно забросили попытки уличить Королевский Спорт в расовой дискриминации и кого-то привлечь за это к ответственности. Там убивали и гнобили всех. КС не видел разницы в крепких пьяных гномах, остроухих горделивых эльфах и уж тем более энергичных непредсказуемых людях. Клуб орков должен был почувствовать себя очень сильно уязвлённым за всех орков мироздания, чтобы решиться тревожить «Грейдеров», Министерство спорта и физмагического развития и ведомство заведующего КС сира Арбита Камаха.

Они решились. «Чёрные грейдеры» отреагировали.

Приехали эксперты, продемонстрировали договор, на котором стояла подпись Куту-Луку, заметив при этом, что орк играет сам и если и порочит чью-то честь, то делает это исключительно по собственному разумению. Также эксперты выдали свидетельство из Лечебницы О’вала, что Куту-Луку признан в меру вменяемым.

Скандал рассосался, клуб орков ушёл, недовольно бурча.

Понемногу шумиха вокруг шамана улеглась. Но то была шумиха показательная, игра на публику, на рейтинги. Её раздували любители дешёвой популярности, паразитирующие на чужом раскрученном имени. Самая же страшная – суета незаметная, никуда не делась. Серьёзные люди знали, что Куту-Луку не исчез и не умер и скоро снова выйдет на игровое поле. А трупов после этого могло быть уже больше, чем один.

Именно поэтому в самом скором времени в больницу заявился странный посетитель. Симпатичная медсестра Уолла, которую Джорк старался всячески совращать, сообщила ему, что по его душу пришли. Он не успел дотянуться, чтобы ущипнуть её – Уолла привычно увернулась – и со вздохом велел впустить гостя. Это могло стать развлечением.

Варвару жутко надоело прохлаждаться в больнице. Он соскучился даже по обычно нелюбимым тренировкам, по «Шлему Муфлога», по богемной околоспортивной жизни. Однако наказ тренера был ясен: его должны были полностью обследовать, чтобы не возникло никаких сомнений, что смертельный удар психа-шамана оказался-таки вовсе не смертельным.

Посетителей было мало. Вернее, журналисты первые дни валили толпами, но их Джорк приказал не впускать. Иногда приходил Торвоир, редко, у него была жена и свои дела. Заглядывал рыжий Безиоз. На минутку забегала Джаэдра. Один раз явился даже тренер Стетер Рок, занёс деньги с небольшой надбавкой, пожелал в свойственной ему манере скорей вернуться в строй для колошматенья.

Нового гостя Джорк впустил от скуки и любопытства. Среднего роста человек, лет скорей меньше тридцати пяти, чем больше. Вьющиеся каштановые волосы, двухдневная щетина. Взгляд профессионально страдающего бессонницей человека. Он носил пиджак цвета тёмного изумруда и такого же цвета шляпу-котелок.

–Сир Джорк? – рассеянно взглянул на варвара гость. Взгляд у него был замутнённый. Он тут же по инерции соскользнул с варвара и запрыгал дальше по предметам и мебели в палате.

–Я. А ты что за фрукт?

–Фрукты в саду, сир Джорк.

–Если ты пришёл острить, парень, можешь убираться.

–Я пришёл по делу. На минуту.

–У меня есть минута, но я лучше почешусь, – хрюкнул Джорк и уселся на кровать. Нацедил себе пива из постоянно квартировавшегося на больничном столике бочонка.

Гость снял с головы тёмноизумрудный котелок, без приглашения уселся на застеленную каэйнарскую кровать. Бывшую каэйнарскую. Эльф переехал в одноместную палату, а Джорк более комфортно чувствовал себя один в четырёхместной.

Как подметил варвар, проведя в больнице уже много времени, про посетителя можно многое сказать, увидев, как он будет вести себя по приходу. Скромные ждут стоя. Нормальные подождут или в крайнем случае сразу усядутся на табурет, взятый от стены. Наглые мигом плюхнутся на кровать. Почему-то навестить Джорка являлись в основном те, кто предпочитал мягкую кровать.

Их надо расстелить, эти поганые кровати, осенило героя «Знамён». И ещё высморкаться на них. Тогда подумают, что на кроватях спят больные и не рискнут садиться.

Гость в тёмно-зелёном спокойно положил шляпу-котелок рядом и покосился на подушку с таким видом, будто готов был вырубиться суток на трое. Он переборол себя и с сожалением повернулся к варвару. Впрочем взор его сумел удержаться на Джорке лишь секунду, а затем снова скользнул куда-то дальше.

–Ваше поведение, сир, вызывает у меня настойчивое желание вышвырнуть вас вон, – подумав, изрёк Джорк.

–Не спешите, сир Джорк. Моё дело – ваш кровный интерес.

–Кровный интерес слово невкусное. И вообще спортсмены не любят крови.

–Зато кровь течёт из спортсменов, – парировал гость. – Например из Альберта Джиххена.

Было видно, что встреча не доставляет и ему особого удовольствия. Буквально физически ощущалось его желание поспать.

Хлебнув ещё пива, Джорк мрачно уставился на гостя. Не стоило тому упоминать глупо погибшего приятеля, на кремацию которого он не попал. Запись на меркраны не велась, поэтому варвар только представлял, а слухи это красочно расписывали, как всего усыпанного лентами «Знамён Знамён» и цветами Джиххена под гимн команды сжёг подобающе печальный траурный файермастер.

Джорк допил пиво и приготовился встать, чтобы впихнуть шляпу-котелок в рот гостя. Гость между тем сказал:

–Жаль Альберта. Его внезапная смерть создала большую суматоху.

Эти слова остановили брутальный порыв Джорка, заставив его остаться на кровати и налить себе ещё пива.

–Ты знал Джиххена?

–Я всех знаю, – устало, без тени самодовольства сказал гость.

–Пришёл рассказать о его детишках?

–Нет, сир Джорк. Я пришёл задать вам пару вопросов.

–А ты кто вообще?

Гость бросил на игрока «Знамён» ещё один рассеянный взгляд, ушедший секунду спустя в иные измерения.

–Роберт Сильван. Но меня все называют Гнилой. Зовите, как вам заблагорассудится. Я привык.

–Гнилой, – хрюкнул Джорк в кружку, обдав бороду пеной. – Гнилой. А с чего мне тебя вообще как-то звать?

–Ответьте на пару вопросов, сир Джорк. Вам же всё равно нечего делать.

Подумав, варвар признал, что делать ему действительно нечего. И согласился. Сильван расспросил его о случившемся на матче, о смерти Джиххена, о припадке шамана в финале. В конце концов, Джорк не выдержал и в грубой форме поинтересовался, зачем ему всё это надо.

–Я не из прессы, если вы об этом.

–Я уже понял, иначе и говорить с тобой не стал.

–Я оказываю услуги королевцам и организациям. Услуги детективного характера, – устало объяснил Сильван, будто ему приходится объяснять это по тридцать раз на день.

–Шпик, – фыркнул Джорк.

–Пускай, шпик, – согласился гость. – Если что, обращайтесь.

–К чёрту. Честным людям шпики не нужны.

Роберт Сильван наградил его рассеянным взглядом и надел на голову шляпу-котелок. Встал с кровати. Обернулся, поправил покрывало.

–Стой, ты куда?

–Пойду к нечестным людям. Займусь другими грязными делами. У вас тут я глотнул свежего воздуха.

Кивнув, он покинул палату. Джорк остался, в недоумении гадая, что странный парень хотел сказать последней фразой. Сделал комплимент или поржал над ним.

–Точно гнилой, – буркнул Джорк, наливая себе вновь полную кружку и выбрасывая Сильвана из головы.

Потекли обычные дни большого перерыва между Пятерями. Дни рекламы, трансфера, тренировок. Дни, когда «Шлем Муфлога» не полнится вопящими в предвкушении зрителями и нервничающими в ожидании игроками. Дни, когда на меркранах показывают сюжеты про жизнь северных кусиков и северных варваров. Дни, когда Королевский Спорт отходит в умах королевцев на второй план, а на сцене толпятся заботы о хлебе насущном, о войне, о политике, о религии, о других развлечениях. Дни ерунды. Королевский спорт – мысль Королевства. А сон мысли порождает чудовищ.

Джорк только что вышел из больницы в приятный солнечный день. Вокруг безмолвствовал спальный район, где не лязгали кареты, не топали кони. Варвару было хорошо. Он решил пешком прогуляться до отеля «Принц, которого не повесили», в котором многие чемпионы предпочитали снимать номера.

По дороге он не отказал себе в удовольствии зайти в бар и выпить кружку пива.

Добравшись до «Принца, которого не повесели», Джорк увидел, что на его адрес пришли два письма. Он сотворил очищающий знак над письменами, улёгся на трёхспальную кровать и начал медленно по слогам читать корреспонденцию.

На авторе первого же произошла заминка. Джорк забыл сразу две буквы. Такое бывало. К письменности он с малых лет испытывал суеверный страх, привитый на его малой родине: передавать слова закорючками считалось признаком злого колдовства. Но окунувшись в цивилизованный мир Королевского Спорта, начав карьеру, варвар немного изменил своё мнение. Подсознательно он верил, что буквы зло, но признавал, что это необходимое зло. Как война, как похмелье. Если он хотел чего-то добиться, то должен был научиться читать. И он учился. Тайно. Редко. Потому что боялся, что какой-нибудь репортёр поймает его в обнимку с учебником.

 

Вот и сейчас Джорк с прискорбием понял, что настала пора посетить библиотеку. Если он забывал букву, то вспомнить сам никак не мог, а хранить книги дома традиционно считал святотатством.

Ближайшая библиотека – библиотека имени Ксаны Оверхит – находилась в двух кварталах от «Принца» на пересечении Бровников и проспекта Золотой Нити. Но идти туда надо было проулками, чтобы никто не заметил. Джорк накинул мешковатый плащ с капюшоном, прицепил себе усы. На его малой родине все носили бороды и только крупнейшие военачальники могли позволить себе усы.

Выйдя из отеля, Джорк поспешил пересечь улицу и скрыться во дворике. Он так и не полюбил город после северных просторов, но научился ориентироваться в нём, так же как научился писать и читать.

Поплутав немного привычными окольными путями, Джорк как можно незаметней поднялся (почти пробежал) по широким ступеням, лавируя между студентами и нищими, в большом числе сидящими там. Перед раскрытыми дверями огляделся: никто ли не следит? Никто не следил.

Внутри Джорка ожидал сюрприз. Сюрпризище. Холл перегородили сдвинутыми столами, а посередине за конторкой сидел седой клерк в очках, а рядом с ним ковырял в носу полицейский. Варвар потоптался, поматерился, так как не любил неожиданности, но всё-таки подошёл к проходу.

Постучал по конторке, чтобы разбудить клерка. Тот поднял к нему кривой нос с большой круглой бородавкой.

–Вы первый раз в нашей библиотеке, сир?

–Сорок первый, – буркнул варвар, стараясь говорить изменённым голосом.

–Значит есть карточка. Как зовут?

Брови варвара сгустились как тучи.

–Зачем вам?

–Приказ вышел. Теперь все посетители заполняют анкету о себе, если пришли первый раз. А потом мы уже знаем, кто находится в здании, кто нет.

Хрень какая-то, подумал Джорк. А вслух сказал:

–И что?

–Если у нас нет вашей карты, значит сейчас мы должны её заполнить. Иначе вам туда, – скрюченный палец показал на дверь. Полицейский за его спиной шумно высморкался.

–Чёртовы порядки! – возмутился Джорк. Его поддержал уханьем кто-то из читающих по ту сторону клерка. Но делать было нечего, проход закрыт. Варвар согласился заполнить анкету для карточки. Наврал про имя, про возраст, про место обитания. Только с полом наврать не получилось.

В общем, Джорк представился Каэйнаром. На эльфа он мало походил, но видимо клерк привык к подобным несоответствиям.

Пройдя, через пост, Джорк прокрался среди шкафов к разделу обучающей литературы. Там никого не было, и варвар с оглядкой умыкнул два учебника. Так же осторожно прокрался к свободному столу, уселся лицом к стене. И едва начал искать проблемные буквы, водя по строчкам письма мозолистым пальцем, как сзади к нему подошли.

–Добрый день, сир Джорк. Не ожидал вас здесь увидеть.

Варвар вздрогнул как от удара. Его даже охватила паника. Позор! Попасться кому-то знакомому! И так глупо.

–Ты обознался, – буркнул он.

–Пусть обознался, – согласился заспинный субъект. – Значит, пойду удостоверюсь, никто ли раньше не видел здесь игрока «Знамён Знамён». С КНИГАМИ.

Пришлось обернуться. Со свирепым выражением на лице. От гримасы бутафорские усы наполовину съехали вниз. За спиной его стоял с невыспавшимся усталым лицом Роберт Сильван. Притворяться не имело смысла.

–Чего тебе здесь надо?

–А вам? – вежливо наклонил голову Гнилой.

–Опять допрашиваешь меня, шпик?

–Зачем мне это, сир Джорк? Спрошу при случае у кого-нибудь. Так просто, ради интереса, – его взгляд замер ненадолго на варваре, потом порхнул на книги в его руках, потом перебрался на соседний стол и унёсся дальше.

–Я брал книги… э-э-э… для племянника, – соврал Джорк.

–Разве это магазин, а не библиотека? И разве у вас появились родственники в городе? Я думал они все далеко на севере.

Гнилой был возмутительно хорошо информирован.

–Выбираю книгу, чтобы… э-э-э… купить потом и послать на родину.

–Нда, – устало вздохнул Роберт Сильван, прикрывая глаза и поправляя шляпу-котелок. – Север учится читать. Мир удивляет меня каждый день.

Весь его вид показывал, что ему хочется побить такой удивительный мир. Только перед этим недельку подремать.

–А ты что здесь делаешь? – пошёл в наступление Джорк. – Твоя очередь говорить.

–Мы что, в игры играем?

Игрок «Знамён» смутился. Он уже успел проклясть детектива сто раз. Хотел врезать ему, но боялся, что тогда Сильван точно раскроет его тайну.

–Не играем, – буркнул варвар, прилаживая на место усы.

–Я поднимал информацию по делу Куту-Луку, – внезапно сообщил Гнилой. – Устанавливал, на чём он специализируется. С чего начинал, к чему пришёл. Как он дерётся и убивает.

–И как? – растерянно спросил Джорк.

–Информации о нём очень мало. Не зря же он был агентом. Использовал природную магию. И силу дикости. Это когда ярость переходит в смерть или иной урон. Смертельный удар. Взгляд ненависти. Крик безумия. Другие инструменты выражения агрессии. Вам интересно?

Этот переданный полусонным голосом кусок информации варвар проглотил с приоткрытым ртом. Он с трудом сообразил захлопнуть его и помотать головой:

–Занимательно.

Гнилой устало кивнул.

–Я думаю, раз дела закончены, и вы выбрали книги для своего племянника, мы смело можем покинуть библиотеку.

–Э-э-э… нет. Я ещё не определился. Думаю, мне стоит рассмотреть другие варианты.

–Ну, дело ваше, сир Джорк. Советую вам выбрать автора с инициалами И.Н.

Высказавшись таким образом, Роберт Сильван направился к клерку на входе.

Что он хотел этим сказать?

–До свидания, сир Дью, – попрощался клерк с Гнилым. И этот себе имя придумал, фыркнул Джорк. Сколько интересно идиотов назвались настоящими именами? Потом его мысли вернулись к детективу. Варвар в который раз поразился точности его прозвища. По-другому этого человека назвать было просто нельзя. Гнилым было даже послевкусие после общения с ним.

Вернувшись к прерванному занятию, Джорк смекнул к чему были слова Сильвана про инициалы. И и Н. – как раз эти буквы он забыл. Они стояли в начале имени автора письма.

Читал знамёнщик долго. Вслух и по слогам, а всё оттого, что один излишне образованный фанат в сложных эпитетах выражал своё восхищение игрой «ЗЗ» и его, Джорка, в частности. Джорк до последнего выискивал в его писанине что-то важное, но в конце концов с руганью отправил в мусорное ведро. Другое письмо было коротким и по делу. Завершив чтение, варвар сменил дома маскировку на обычный наряд, спрятал оставшееся письмо в сейф и отправился на тренировку.

На этот раз тренировка проходила на арендованном совместно с «Колонными львами» поле. На трибунах сидело десятка два зрителей, фанатов и просто скучающих бездельников. Стетер Рок сразу перешёл к делу. В свете последних событий он решил сделать упор на давление массой одного особого игрока. Первым роль этого несчастного с опаской принял Торрик, молодой и перспективный бегун «ЗЗ».

Особому игроку выдали его отличительную черту: зелёную маску, изображавшую оскаленное лицо орка: такие последнее время пестрели на ком ни попадя. Орочий бум ещё не сошёл на нет.

По знаку Рока почти половина команды навалилась на Торрика. Он бросался из стороны в сторону, извивался ужом и сумел-таки выскользнуть из-под груды тел. Но злот потерял. Тренер кивнул ему, сделав запись в блокноте. Следующим он указал на полугнома Друирака. Тот сглотнул, принимая маску от украшенного кровоподтёками бегуна.

Полугном даже не сумел вылезти из кучи-малы.

–Чёрт вас подери! – выругался Стетер Рок, покручивая свой ус. – Мы здесь не просто валим всех подряд, идиоты. Мы готовимся к битве с одним очень сильным, ловким и магически подкованным существом, – по маске можно было догадаться, что тренер вещает о Куту-Луку. – Так что извольте не тупо прыгать с разинутыми ртами, а применить какие-нибудь тактические построения. Ну-ка разбейтесь на обычные связки. А ты, Джорк, изображай особого игрока. Врачи, унесите Друирака быстрее. И через десять минут верните мне его здоровым.

Оказалось, что когда команда работает по своим привычным связкам, получать тумаки гораздо больнее. Джорк в маске, закрывавшей обзор и воняющей немытыми волосами, разбрасывал всех точными ударами, пока нога Ханши не подсекла его, а Каэйнар с удовольствием не ткнул в грудь. Кто забрал злот, Джорк уже не увидел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru