Litres Baner
Легенды высшего дивизиона

Александр Баум
Легенды высшего дивизиона

Как и действие многих легенд, посвящённых тому прекрасному времени, которое либо ушло безвозвратно, либо вообще является предметом прений и дискуссий, действие этой легенды имеет своё начало в таверне. Пускай и считавшейся одной из лучших.

Название таверны многое могло сказать жителям третьей столицы Королевства, многое могло сказать также и всем любителям спорта – Королевского Спорта – в мире. Таверна называлась «Шлем Муфлога» и именно в ней собирались герои верхних дивизионов, лиг и кубков после окончания очередного насыщенного играми дня.

Пускали туда в основном, конечно, спортсменов, однако частыми гостями здесь были и бывшие спортсмены, заслуженные и не очень тренеры, менеджеры и финансовые консультанты клубов, врачи и патанатомы команд, судьи и представители ассоциаций судей, комментаторы, в том числе самые рейтинговые – Скайр Ор и Джу Малиновый, чиновники, ведующие Королевским Спортом в Министерствах, мафиози, спекулирующие допинговыми средствами и разными махинациями на спортивной арене, убийцы, маги, учёные, психи, да и просто любые люди, у которых хватило денег и смелости прийти пропустить кружечку пива в «Шлем Муфлога». Допуском посетителей внутрь занимались не менее известные, чем комментаторы Скайр и Джу, вышибалы Второй и Бей-в-кость. Их уважали все без исключения вышеперечисленные субъекты, даже те, кто никогда не помышлял посетить «Шлем».

В этот пятничный вечер в таверне было людно, как всегда. Только ещё людней. Слово людно в данном случае означает также и «эльфятно», «оркатно», «гоблинятно», «тёмноэльфятно» и даже «гномятно». Политкорректно в таком случае говорить гуманоидно. Или, если уж совсем простым языком: наблюдалось много граждан Королевства.

Традиционно игровая неделя составляла три дня (с четверга по субботу). Исключениями были финалы, международные матчи и специальные Королевские игры, которые могли проводиться, когда угодно, а точнее когда это взбредёт в голову чиновникам из Министерства спорта и физмагического развития.

В третьей столице Королевства было воскресенье, все игры подошли к концу, высоко над Дворцовым стадионом полыхала красками Королевская Палитра, а в «Шлеме Муфлога» пиво лилось рекой.

За одним из больших столов, накрытым скатертью с гербом Королевства с одного конца и гербом Королевского Спорта с другого, сидела пёстрая компания, уже успевшая сменить игровые формы на вечерние костюмы. Однако это не помешало им при подборе туалета оставаться верными цветовой гамме родных команд.

Стол находился на левом боковом ярусе, к нему вела отдельная змеящаяся лестница снизу и отдельный коридор из кухни. Третий выход вёл к магическому биотуалету – удобной штуке для небедных людей.

За столом пока что не стояло гама и не было ругани. Велась спокойная беседа, предметом которой могло быть, что угодно. Но, разумеется, чаще всего предметом беседы выступал Королевский Спорт. Например, сегодняшние игры, чьи-то успехи, чьи-то поражения, травмы и похороны.

Сейчас обсуждению ярчайших моментов своего спортивного поединка предавались зверского вида варвар Джорк и полузащитник с магическим уклоном Торвоир.

-Как я тебя подвернул, а?

–Ерунда. Мой менеджер говорит, что после каждого падения моя стоимость поднимается на 0,3 даката. А знаешь почему?

–Потому что он постоянно тебе врёт?

–Нет, просто я потом встаю.

Услышав это, к ним повернулась девушка с хорошей долей эльфийской крови и полузелёными-полуседыми волосами Джаэдра:

–И что, не было удара, после которого ты не встал?

–Не-а, – самодовольно помотал головой Джорк.

–В следующий раз сыграем, я это учту. И нарушу твоё постоянство.

–Вызывай, милая, – широко улыбнулся он. – Только зачем так долго ждать? В моём номере ты можешь продемонстрировать все свои финты. И я уверен, что наедине с тобой я быстро упаду… на кровать.

Джаэдра усмехнулась.

–Посмотрим, бугай. Вечеринка только началась.

Тут атакер «Белогорцев» предложил тост за Короля, который все безоговорочно поддержали. Выпили стоя. По возможности, до дна. Все за столом и все, кто услышал тост в трактире. За Короля всегда пили с гордостью и трепетом.

После этого многие вспомнили о политике. О реформе Министерства библиотек и хранзнаний. О принце Гастерионе Твэллэксе, который вступил в должность губернатора Страддфордской губернии и сразу же начал подчищать расплодившуюся там гоблинскую олигархократию. И – как же без неё! – о войне. Королевство всегда вело войну. Без неё оно не существовало последние полтысячи лет. Война была духом-хранителем Королевства.

Однако война для Королевства всегда оставалась цивилизованным мероприятием. Это была легализованная, обстоятельная и необратимая оккупация всего известного мира. Когда Королевство в очередной раз расширялось, появлялись новые соседи, для которых наставала пора волноваться за свой суверенитет. Такая вот эстафетная палочка от прошлых соседей Королевства, а ныне его пограничных губерний. И конца этому не предвиделось.

Заговорив о войне, вспомнили сразу северные губернии. А после северных губерний разговор вновь перекинулся на спорт.

-Вы слышали про Гуровича, этого некроманта из первого дивизиона?

–Я слышал, он недавно урыл команду Тосса Мэк-Тоссена.

–Та, которая сама себе тёмных эльфов плодит?

–Ты насчёт эльфов поосторожней, – холодно сказал второй эльф за столом Каэйнар.

–Тебе есть дело до тёмных? Тем более, насчёт команды Тосса…

–«Быстрые ноги», по-моему называется.

–Ну что за безыскусное название! – хмыкнул Торвоир.

–А что в тебе ото льва? – резонно поинтересовался Джорк. – Разве что волосы подмышками как грива.

–Так, все заткнулись. У Тосса действительно одни дроу в команде, с этим не поспоришь. А вот насчёт Гуровича я бы хотел узнать подробности.

–Какие тебе подробности. На этот раз он просто зарыл полкоманды в землю, а его зомби организовали круг и протащили мяч до зоны. Один тачдаун, а потом Кармач ушёл в глухую оборону.

–Так его Кармач зовут?

–Да, Кармач Гурович. Так вот, заклятьями он тоже не-дурак шибётся. Простенько так, по-северному, но эффективно. Ни один тёмноэльфиец до него не добрался. Как впрочем и до зоны.

–Ну дела. Это надо же, тупые мертвецы уже с людьми наравне играют.

–Попрошу без всяких людей, – холодно вставил Каэйнар. – Королевцы или гуманоиды при мне.

–Гуманоиды, ну надо же, – хохотнул Джорк.

–По-крайней мере, мы все живые. А там один Гурович, да и тот под вопросом.

–Почему это?

–Поговаривают, что он сам того… немёртвый. Больно уж хорошо некромантией пользуется.

–Ну ладно уж! – махнул рукой полузащитник с магическим уклоном из «Львов». – Стоит человеку в одной области достичь хоть каких-то успехов, так его сразу обвиняют чёрт знает в чём. Ну разве великого Сына Огня подозревали, что он сраный завалявшийся огненный элементаль? Так почему талантливый некромант обязательно сам должен быть трупом?

–Ты видел этого Гуровича?

–Нет.

–Ну и молчи.

–Не затыкай мне рот, Круан. Я говорю, что хочу.

–Торвоир, ты нарываешься…

–Мальчики, не ссорьтесь, – железным голосом оборвала их Джаэдра. – Мы в культурном заведении, сами культурные королевцы. Поэтому! Если Круан имеет, что сказать по поводу Гуровича, чего окружающие не знают, тогда пусть говорит – мы послушаем.

– Воистину эльфийская точность словословия!

–Кто-то что-то сказал про эльфов? – вскинул бровь Каэйнар.

–Эльфы – клёвые парни, – продекламировал ему в ответ гномоватого вида крепыш по кличке Пьяница.

–Вид у Гуровича вполне нормальный. Северный. Закалённый. Такая дубина с белым посохом и белыми волосами. Борода тоже белая. Носит красный тулуп и красные перчатки.

–Мрачное создание, – фыркнул Джорк.

–Да ладно, – вступил в разговор тихо дувший до этого пиво человек востока Барэд ильг-Алас. – Видел его в магазине тканей «Сияние». Он выбирал одежду своим мертвячкам. Примерял на одного зомби…

–Вонючего.

–Ничего подобного. Зомби хоть и выглядел страшно, но пах вполне приемлемо. Миндалём и сливовым компотом…

–Он их душит! – заржал Джорк.

–В смысле? – не понял Пьяница.

–В смысле духами, идиот.

–Вполне возможно. А в магазине он им подбирал красную форму. Такие курточки без рукавов, треуголки и шорты. Спрашивал у меня. Как смотрится…

–Стой-стой, – поднял руку Круан. – Ты говоришь, что встретил его в «Сиянии». Но матчи групп первого дивизиона проходят чаще всего в Зендубне.

–И что? Он специально приехал в столицу, чтобы нарядить свою команду в одежду лучшего покроя. Или ты думаешь, он мало денег загребает? Может даже живёт тут инкогнито.

–Точно, – поддакнул Торвоир. – Кармач – сам себе директор, менеджер, тренер, капитан и главный игрок. К тому же маг на-чёрта.

–Что ты его всё расхваливаешь? Тебе до него далеко.

–А я считаю, что этот некро поганит своим присутствием весь Королевский Спорт, – упрямо заявил Круан. Все знали, что он очень набожный, тупой и крайне жестокий человек. Поэтому поклонников у него было мало.

–Это верно, – подтвердил Каэйнар, как и все эльфы на дух не переносящий некромантию и некромантов. – Я удивлён, что чиновники вообще допустили его до низших дивизионов.

–А там просто не знали, что почём. Зрителей мало, прессы мало, регистрация команд ни к чёрту. Вот и думали, что просто собрались нелюдимые уроды в мяч поиграть. Сначала их вообще считали сектантами.

–А потом?

–А что потом? Ты где-нибудь видел правило, запрещающее мёртвым играть? В Своде правил Королевского Спорта написано лишь, что игрок продолжает играть, пока это позволяют ему самосохранение и физическая кондиция.

–Иначе на поле бы не гробили, – заметил Торвоир.

–И психи бы не играли.

Ненадолго воцарилась тишина, перемежаемая лишь сдуванием пены и громкими глотками пополам с чавканьем.

 

–Кстати о психах, – прищёлкнула пальцем Джаэдра, бухнув свою кружку на стол. Тут же подбежал услужливый официант и наполнил её из пристёгнутого к спине бочонка. – Слышала, что из Королевской Лечебницы О’вала выпустили в «Чёрные грейдеры» того самого орочьего шамана Куту-Луку.

–Куту-Луку? Его же упекли на 200 лет за буйство на Стоттерском холме.

–Это тот шаман, который перебил всю делегацию из Графства Стрел?

–Он. Рехнулся на почве перенапряжения от секретных миссий и шпионских игр. Поговаривают так.

–Я слышал, – невнятно проговорил Пьяница. – Что он был в облике делегата из Стрел. Должен был их дикре… дсикре… дукре…

–Дискредитировать, – холодно поправил Каэйнар.

–Оно то самое. Но внезапно заорал дико, снова стал орком и начал топить кровавую баню из графских посланников.

–Почему его не убили?

–Потому что он потом начал жрать убитых врагов и выть по-волчьи, – остро улыбнулась Джаэдра. – И никуда не убежал. Сначала с ним долго работали психиатры и священники, а потом просто отдали в Лечебницу к О’валу. Видимо, он был настолько ценен, что ему надеялись вправить мозги.

–Получается, раз его выпустили, значит мозги вправили?

–Не факт. Скорей уж у «Грейдеров» слишком большие мошны и хорошие менеджеры. Если Куту-Луку по-прежнему безумен, а они выпустят его на поле, тогда соперникам чертовски не повезёт.

–Да ладно, – махнул рукой Торвоир. – Он на своих же накинется сначала.

–Точно-точно! – заржал Джорк. – Ибо они ближе.

–А с кем там «Грейдеры» рубятся в следующий раз?

–Их вызывают. Тут всё зависит от очереди.

–Кому-то не повезёт. Шаман-орк, который пугает даже столичных магов – это всё-таки не шутка.

–Меня он, например, мало пугает. У шаманов слишком многое зависит от разных зелий и физического контакта. Колдовать с Кругов они умеют плохо.

На это никто не возразил.

–Жаль, что орочьи зелья запрещены как наркотики и стимуляторы. С них такой пёр, что хоть один на поле выходи, – вздохнул Джорк. Он повертел кружку двумя пальцами и посмотрел на Джаэдру. – Ты не надумала, красавица?

–Чего? – удивилась она.

–Пойти ко мне в номер.

–Рано что-то ты на боковую собрался, – остро улыбнулась она, заставив расхохотаться почти всех за столом.

Варвар напряг пальцы, отчего кружка треснула сбоку, но потом расслабился и проговорил:

–Спать мы будем в последнюю очередь.

–Мы это ещё обсудим, бугай.

И беседа за столом потекла в новое русло. Все уже порядком набрались и поэтому с серьёзных тем перешли на не слишком серьёзные, а с них вообще на пустяковые. Сплетни о столичных знаменитостях (в том числе друг о друге), слухи насчёт того, кто с кем переспал, выдумки о новых чудесах в низших и средних дивизионах. В такой период времени единый разговор за столом распадается на несколько мелких (по интересам мелких компаний), а потом вообще переходит на шёпот отдельных пар. Где-то посередине между этими этапами двое из застольщиков незаметно покинули свои места и вышли на богато украшенное деревянными мордами драконов крыльцо. Сели на ступеньки. Помолчали, поставив полные, с густой шапкой пены, кружки рядом.

Глубокое тёмно-синее небо над чёрной полосой деревьев периодически подкрашивалось багровым. Королевская Палитра – второе после фейерверка бесподобное зрелище, знаменующее большой праздник. В этот раз – окончание третьей Пятери чемпионата. Над Запрещённым Лесом – уникальным набором древних бессмертных древ посередине города – багровый цвет ненавязчиво сменялся волнующимися колебаниями животворящего красного. Струи его вихрились, перетекали друг в друга и наконец создали зыбкое полотно размашисто машущего крыльями орла с бородатым всадником на нём.

Торвоир и Джорк зачарованно смотрели вверх. Орёл в центре бесконечной россыпи звёзд, словно восплывающих из глубины вселенной с наступлением ночи, выглядел таинственно и печально. Махнув напоследок крыльями, гордый одинокий зверь начал изменяться, распадаться, пока не превратился в столь же одинокий фрегат с трепещущими парусами, куда-то стремительно плывущий по алым волнам.

Торвоир прихлебнул пива, отведя взгляд от неба. Джорк присоединился к нему, лишь когда корабль начал перерождаться в нечто новое.

–Как ты думаешь, Тор, у нас сложится с эльфийской ведьмой? – спросил варвар.

–От тебя зависит, – задумчиво произнёс полузащитник с магическим уклоном.

–Значит, сложится, – довольно кивнул Джорк, сделав глоток. Потом с улыбкой добавил: – Хорошо сегодня сыграли. Но учти – за этот чёртов подкат я в следующий раз тебе врежу на поле.

–Без проблем, – хмыкнул уголком рта Торвоир. Он знал, что подобное случится вряд ли. Маги редко вступали в непосредственный контакт с атакерами, они практически всё время находились поблизости от Кругов. Джорк мог напасть на него только если бы совсем забил на мяч или ему очень сильно повезло.

–Когда нам снова доведётся поломать друг другу кости?

–Не знаю, – протянул Торвоир. – Вас мы сегодня достаточно поубивали, а кого вызовем следующего секрет. Джаниссимо задумал что-то интригующее.

–Да мудак он твой Джаниссимо. Какой капитан вместо того, чтобы сидеть с ребятами, будет пить в ложе с менеджерами и директорами?

–А твой где?

–А фиг его знает. Но уж точно не с ублюдочным начальственным составом.

–Не любишь ты их.

–Почему? Я своего менеджера люблю.

–Он пройдоха, не менеджер.

–Зато он всегда следит, чтобы в моём кармане не было пусто.

–Потому что сам хапает из твоего кармана.

–А у тебя этим жена занимается, – хохотнул Джорк. Потом он обнял своей ручищей узкого в плечах Торвоира, отчего тот болезненно скривился. – Люблю я тебя дохляка, токо не знаю за что.

–Пошёл в жопу, Джорк, – беззлобно произнёс Торвоир, скидывая его руку. – Задушишь, гад.

Но Джорк никогда бы не задушил его. По крайней мере, специально. Как ни странно, они были друзьями и с очень давних пор. Дружба между игроками разных клубов явление нечастое, но уж если возникала, то крепкая.

Впрочем, этим двоим дружба не мешала колошматить друг друга, если им доводилось встретиться на поле боя. Торвоир бил магией и подножками, варвар своими пудовыми кулачищами. И никто не рисковал сказать, что они делают это без удовольствия или не в полную силу.

–Сегодня обойдётся без драк, – задумчиво протянул Джорк, оглядываясь на двери «Шлема». Он поднял руку и помахал выглянувшему из светлого зала таверны вышибале Второму. Было уже поздно, поэтому Второй, увидев, что никого на подходе к заведению нет, раздвинул створки, подошёл и присел слева от друзей. Закурил гоблинскую сигаретку.

–Чего не в зале? – глухо спросил он, потерев небритую, покрытую шрамами щёку.

–А что там делать? – буркнул Торвоир. Зажатый между двумя такими великанами он выглядел карликом.

–Дык вашу игру там показывают. Некоторые пьяные идиоты уже ставки начали делать.

Все дружно заржали.

–Ну и в чью пользу? – поинтересовался Джорк.

–«Львы» три к одному.

–Чёрт, – выругался варвар. – Даже пьяницы в нас сегодня не верят.

–Уважаемый, третья Пятерь закончилась. Ваши «Знамёна знамён», уважаемый, отстают от лидера на девять очей. А ведь практически всю вторую Пятерь вы были в первых рядах.

–Разумное отступление не есть бегство. Мы вводим потенциальных соперников в заблуждение.

–Это ты с последнего брифинга таких умных слов нахватался? – хмыкнул Торвоир.

–Я, уважаемый, конечно не фанат и даже не болельщик. Любитель. В силу профессии. Но с моей точки зрения «Знамёна» близки к заднице.

Джорк нахмурил брови.

–Если вы не профессионал… уважаемый, – подражая интонациям Второго, произнёс он с явной издёвкой. – Тогда и не беритесь судить профессионалов. Не пройдёт и двух игр, как знамёна будут реять над всеми.

Это была фраза из гимна его клуба «Знамёна знамён».

–Ну ладно уж! – махнул рукой Торвоир. – Четвёртая Пятерь всё расставит по своим местам. А пока пошли лучше посмотрим, как я тебя подсёк, Джорк. Со стороны это наверняка будет смотреться красиво. Тем более, пиво уже кончилось.

Друзья поднялись, оставив великана Второго задумчиво докуривать сигарету в одиночестве.

Этот вечер закончился хорошо. Досмотрев матч, все разбрелись по номерам. Джорк всё-таки устроил Джаэдре показ особых постельных приёмов, а Пьяница уснул прямо под столом, за которым давеча сидела вся честная компания.

Перерыв между третьей и четвёртой Пятерями обычно составлял несколько недель, иногда дольше. Это было нечто среднее среди всех перерывов. Самая длинная пауза – до месяца – тянулась между четвёртой и последней пятой сессией. Она предназначалась для восстановления духа и телесной мощи игроков перед финальным рывком. Ибо пятая Пятерь означала и финал высшего дивизиона, и кубок, и турнир выживания. Это был праздник мяча и магии.

На этот раз перерыв составил всего одну неделю и четыре дня. Капитан «Когтей Дорона», команды занимающей третье место после «Грейдеров», уходил в дипломатическую миссию на север. Чтобы успеть отыграть хоть что-то, ради него перенесли игры всех команд, занимающих места с четвёртого по первое, на неделю. Это был своеобразный квалификационный отбор перед последней Пятерей. Ко времени финала Мартин Вообрази-Чудесное-Лицо должен был вернуться с севера.

«Колонным львам», занимающим четвёртое место, по вышеуказанным причинам дали внеочередное право вызова команды соперника. Такое же право дали «Чёрным грейдерам», получившим благодаря этому возможность опробовать своё психически неуравновешенное приобретение на любом оппоненте. Аналитики строили предположения, кого вызовут «Грейдеры»: сразу посоревнуются за первое место с «Солнечными убийцами» или отложат «Убийц» на пятую Пятерю, а шамана сперва опробуют на ком-нибудь послабее.

У «Львов» же проблем с выбором не было. «Убийцам» они разгромно проиграли в самом начале сезона, повторять позор им не хотелось, остальных же вызвать не могли, так как те вызывали сами. Поэтому Джаниссимо на пресс-конференции незадолго до начала четвёртой Пятери объявил о своём намерении отсечь от себя подтягивающиеся сорняки нижестоящих команд. То есть он почти официально вызвал «Знамёна знамён» на дубль-матч.

По поводу дубль-матчей комментатор Скайр Ор как-то заметил: «Если бы дубль относилось в этих матчах к количеству трупов, смотреть бы их было гораздо интереснее». Дубль-матчи в Королевском Спорте – явление нелюбимое. Здесь сказывается прежде всего влияние экономического аспекта: зрителям приедается наблюдать за рубкой одних и тех же героев: соответственно падают объёмы продаж и ставок. Кроме того пропадает сам прагматичный дух Королевского Спорта, изначально (с очень древних времён) нацеленного на естественный отбор великих чемпионов на службу Королевству. В идеале проигравшая сторона должна переосмысливать свои ошибки в спущенном матче, чтобы впоследствии отыграться, а победителю необходимо изобретать новые связки и комбинации, не довольствуясь уже наигранными. В дубль-матчах не достигалось ни того, ни другого.

Так что шаг «Колонных львов» был рискованным. Но в случае удачи они бы окончательно разгромили «Знамёна» и оторвались от преследователей с порядочным запасом очков.

Но, как говорят, королевцы предполагают, а высшие силы через Короля решают за них. По очерёдности вызова право первой приехать к кому-нибудь на поле и помордовать хозяина досталось команде «Чёрные грейдеры», а они, воспользовавшись этим правом, удивили многих, вызвав не «Солнечных убийц», как ожидалось, а именно занимавшие пятое место «Знамёна знамён».

В «ЗЗ» началось что-то вроде паники. Куту-Луку стал последние дни притчей во языцах. Предприниматели по лицензии «Грейдеров» начали выпускать фигурки с его изображением, мягкие игрушки, значки. Рассказы о его мощи обрастали новыми деталями и подробностями, представляя его буквально равным богам. Всеобщий ажиотаж набирал обороты. Тренер и игроки «Знамён» не знали, что им делать.

И вот, за неделю до игры, рекламные плакаты, возвещавшие о которой, висели даже на панцирях городской полиции, весь мозговой корпус «Знамён Знамён» собрался в своей штаб-квартире. Неизвестно почему, но варвар Джорк попал на это собрание.

–Господа, – изрёк генеральный директор клуба, застывший статуей в своей посеребрённой альмавиве с белой оборкой по краям. Он появлялся перед коллективом клуба очень редко, выступал ещё реже и делал это всегда стоя. На его крючковатом носу росли два седых волоса, волосы же на голове были агатово чёрными. – Нам бросают очень серьёзный вызов. Серьёзность его не только в серьёзности угрозы, составляющей его, но и во всеобщем внимании к нему. Раскрученность этого сумасшедшего орка бьёт все мыслимые пределы. Ставки на нас падают час от часа. Поэтому я счёл нужным прибегнуть к некоторым мерам, которые должны исправить положение.

 

Десятки глаз внимательно уставились на директора.

–Первое. Все игроки клуба в течение завтрашнего дня сдают по тысяче дакатов наличным платежом.

Воцарилась пауза. Шумно хлопали ресницы. Потом Джорк вполне разборчиво произнёс: «Шо?!». Тут же поднялся возмущённый шёпот, бурчание, даже вполне различимая ругань».

–Эттто, – весомо продолжил директор, перекрывая общий гам. – Это будет представлять из себя своеобразную гарантию. Я распределю эти средства по букмекерским конторам. Поставлю, разумеется, на нас. В случае выигрыша вы получите по своей тысяче – и это минимум. В случае же вашей дерьмовой игры, вы потеряете эти дакаты. Всем понятно?

Поняли все. Все поняли, что директор козёл.

–Второе, – подумав, сказал стоящий во главе овального стола обладатель посеребрённой альмавивы. – Вы видите эту стопочку справа от меня?

Справа от него высилась башенка тонких однотонных книжек зелёного цвета.

–Здесь собрана подборка заклинаний орко-шаманской магии и специфика её применения. Плюс кое-что о Куту-Луку. Немного информации, но что есть. К завтрашнему дню вы должны выучить всё наизусть. Зам.ген.директора по контролю господин Свеллер проверит с утра ваши знания.

Некоторые из собравшихся игроков похватались за головы: читать они не умели. Джорк тоже схватился за свои патлы. Читать он с трудом умел, но не хотел выделяться из необразованной массы своих товарищей. В Королевском Спорте образование не является определяющим фактором хорошего игрока. Их выявляют по другим признакам, в том числе, по количеству противников, убитых данным игроком или покалеченных им.

–Третье, – после паузы сказал генеральный директор. – А третье, господа, это ваши инициативы по вопросу борьбы с секретным оружием «Чёрных грейдеров». Не сомневаюсь, что о Куту-Луку вы и так наслышаны без всяких дополнительных информаториев, поэтому я жду от вас креативных решений.

Директор замолк. В конференц-зал пробралась тишина.

–А может закажем его? – тихо предложил бледный бухгалтер с явной толикой тёмноэльфийской крови.

–Кого?

–Шамана.

–Ты его видел? – проворчал зам.ген.директора по кадрам тренер команды Стетер Рок, крутя свой ус. – Никто не знает, где «Грейдеры» прячут чёртова орка.

–Но они же повезут его на стадион! По дороге можно подсуетиться.

–Отпадает, нас потом полиция замучает. И Министерство.

–А в чём собственно вопрос? – грудным голосом проговорила центровая команды Селитра, крепкая гномиха. – Посмотрим, что он умеет, а потом решим, что делать. Может, это всё просто дерьмо. Ну где вы видели у орков крутых магов?

–Куту-Луку крутой маг. Это вопросов не вызывает. Я был в комиссии, расследовавшей гибель делегации из Стрел, – мрачно заметил патологоанатом команды Дэв. – У него острые зубы, сильные руки и из него буквально сочится яд.

–Значит, его даже трогать нельзя? – скривила гримасу Селитра. – Тогда это дело господ магов. Я на всякую отраву с кулаками не полезу.

–Это дело всех, – весомо заявил крупный старший менеджер. – Мы найдём вам устойчивые к ядам перчатки. По морде ему съездить ты сможешь, леди.

–Тогда может сам на поле выйдешь и съездишь?

–Я здесь не игрок. Я менеджер.

Генеральный директор во время всех этих пререканий делал пометки в своём толстом коричневом блокноте. Сейчас он записал такую фразу: «Перч. – вещь. Узн. подробн. у Дэва».

–Может просто забьём на игру, а вместо этого забьём Куту-Луку? Против девятерых-то он вряд ли выстоит. А потом подумаем о счёте.

–Здесь взятки не помогут: судья будет следить за правилами очень внимательно, поскольку игра будет рейтинговой. А без запрещённых приёмов орка не убьёшь.

–А кто говорит о смерти? Игла с парализатором, снотворное или та же отрава? Чем не выход? – это взял слово тот самый почти-дроу, который вначале предложил воспользоваться услугами киллера.

–Всё бы вам, тёмным, криминалом заниматься, – неодобрительно проворчал кто-то.

–Заткни пасть, расист поганый! – рявкнул бледный бухгалтер.

–Да, господа, не будем переходить на личности – мы все одна команда и все хотим только одного. Победы.

Генеральный директор в это время записал в свой блокнот следующее: «Яд, игла – хор. Спр. – кто этот дроу?».

–Идея с воздействием подобного типа стоит обсуждения, – неопределённо бросил завхоз клуба. – У нас должны быть в запасе некоторые материалы.

–Ты уж позаботься, Агич, чтобы в случае чего, всё нужное было под рукой, – кивнул завхозу зам.ген.директора по контролю.

–Это приемлемый вариант, – резюмировал тренер, покручивая свой ус. – Но нужны альтернативы. Я жду явно выигрышных предложений. Жду.

–А может быть, потянуть время? – предложила женщина в белой диадеме, магический атакер. Она была смуглая и мускулистая, всё время щурила глаза.

–Зачем?

–Добьёмся переноса матча, а там глядишь, и вызнаем что-нибудь про орка. Может даже убьём его.

–Эти матчи не перенесут. Вообрази-Чудесное-Лицо отправляется на север. Играет верхушка дивизиона. В случае каких-то помех нам просто засчитают штрафное поражение, а «Грейдеры» вызовут кого-нибудь ещё в счёт следующих вызовов.

–Да, но нас-то тогда не опустят, – резонно заметила колдунья в диадеме.

–Разумеется. Мы просто рухнем на максимум очков в общем зачёте. Это абсолютно не устраивает.

Генеральный директор между тем пометил в блокноте: «Магичка – паник. Вон?».

–А я всё-таки предлагаю радикальное решении проблемы, – снова подал голос бледный бухгалтер. – Найдём толкового исполнителя, хуже явно не будет. Сделает дело – хорошо, провалится – не беда. Если наймём его через третьих лиц, то до нас цепочка не дотянется. Берусь заняться этим самолично.

Возникла пауза.

–Господа, – выдержав паузу, взял слово генеральный директор. – Здесь собрались только те, кого я считаю всецело преданными команде, при этом достаточно разумными, чтобы разбираться в сложных ситуациях. Я, при всём моём уважении к себе, не могу взять ответственность за э-э-э… физическое решение проблемы Куту-Луку на себя лично. Поэтому предлагаю собравшимся здесь проголосовать по поводу этого вопроса.

Не увидев особого оживления за овальным столом, он добавил:

–Деньги в случае подобного решения проблемы будут собираться в половинном объёме.

«За» проголосовали единогласно. После завершения общего собрания, генеральный директор, шеф службы охраны, тренер, зам.ген.директора по контролю и бледный дроу-бухгалтер прошли в кабинет генерального, чтобы обсудить подробности намеченной криминальной затеи.

–Этот Докер метит в старшего бухгалтера, – хихикнул Друирак, шедший по коридору между Джорком и Альбертом Джиххеном.

–Он явно не считает чей-то труп большой ценой за это.

–Кстати, Фердинанда давно не видно. Вдруг он запропал, когда этот дроу появился? Что за времена настали.

–Зато денег меньше тратить, – заметил практичный Джорк.

–Что деньги? Мусор.

Друирак и варвар удивлённо повернулись к соратнику.

–Это тебя жена так научила говорить, когда в долг просят?

–Что жена? Надоела она мне. И не любит меня.

–Почему ты так решил? – спросил Друирак.

–Сколько у меня детей? – вопросом на вопрос ответил Альберт.

–Не знаю.

–Вот именно. У меня их нет. А жён было восемь, считая Донну. И ни одна не родила сына, который будет в старости помогать мне спускаться с лестницы.

–Он спустит тебя с лестницы, только если ты напьешься и будешь барагозить, – заметил варвар.

–Может дело не в них, а в тебе?

Маг насупился, и невидимая сила ухватила маленького Друирака за плечо, подтянула в воздух. Он задёргался, заверещал.

Нагнавшая их Ханша взмахнула кистями рук, после чего полугном приземлился на ноги.

–Хватит баб обсуждать, – рявкнула она и прошла дальше.

Подождав, пока остальные игроки «ЗЗ» последуют за ней, Джиххен сообщил:

–Дело не во мне! Я недавно стал отцом. Точнее давно, но узнал недавно.

–Поздравляю, – похлопал его по спине варвар. – А чё тогда ты такой хмурый последнее время? Сын родился чёрным и с острыми ушками?

Рассердившийся Джиххен только собрался произнести заклятье, как Джорк подсёк его и уронил на пол, а добрый Друирак заткнул рот красной шапкой и скрутил пальцы.

–Не балуй. Использование магии для причинения вреда здоровью запрещено!

Джиххен успокоился и закатившимися глазами выразил покорность. После освобождения маг рассказал, что давняя любовь прислала ему письмо, в котором сообщила, что после расставания родила. Он даже успел познакомиться с сыном. Едва увидев четырёхлетнего мальчугана, Альберт отбросил все сомнения в своём в отцовстве. Однако существовала проблема. Последний брак насчитывал шесть лет. Когда и в нём не получилось завести ребёнка, знамёнщик смирился и продолжил заниматься своими делами, бросив перебирать жён.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru