Американская ария князя Игоря, или История одного реального путешествия

Алекс Экслер
Американская ария князя Игоря, или История одного реального путешествия

1. Алла наступает

После поездки с «князем» Игорем в Турцию и знакомства с девушкой Леной, которое так нелепо закончилось, Сергей периодически думал о том, что, может, зря он порвал и выбросил бумажку с ее телефоном. Мало ли, думал Сергей, может быть, их типично курортный роман перерос бы во что-то большее? Ведь всякое бывает на этом свете, правильно? Вполне вероятно, что и курортные романы перерастают в большое и светлое чувство.

Впрочем, все эти думы посещали его, как правило, в момент легкой романтической флегмы, вызванной некоторым количеством традиционного субботнего алкоголя, а в остальное время Сергей редко задумывался над подобными вопросами: работы было по горло, да и не в его характере было долго грустить над упущенными возможностями. Скорее, Сергею просто нравилось думать, что все могло быть совсем иначе. То есть ему нравился сам процесс легкого сожаления. Но если бы он имел возможность вернуться в день возвращения из Турции, он, ни минуты не задумываясь, снова порвал бы листок с телефоном.

Также Сергею нравилось представлять, как в один прекрасный момент в его квартире раздастся неожиданный звонок, он, метнувшись к двери с тревожно-радостным предчувствием, откроет, а на пороге – она, Лена, в каком-то умопомрачительном платье, с отличной прической, ярким макияжем – ну, в общем, прям как модель из тех глянцевых журналов, которые Сергей никогда не читал.

Конечно, он понимал, что подобные вещи случаются только в фильмах или книжках. И что Лена, даже имея теоретическую возможность разыскать его адрес, в любом случае не станет заявляться в гости без предупреждения. Да и он сам, завидев Лену на пороге, вряд ли бы так уж сильно обрадовался. «А если бы у меня в этот момент была дама?» – спрашивал Сергей себя и в этот момент тут же сильно обижался на Лену, которая заявилась некстати и поставила его в такое глупое положение.

А тут еще Алла, его бывшая жена, начала дурить. Когда Алла только сбежала от Сергея, она полностью углубилась в отношения с ее ненаглядным Вадиком и Сергей был предоставлен сам себе. Алла считала, что Сергей без ее командно-административного стиля управления не проживет и дня, после чего приползет на коленях и будет умолять бывшую жену вернуться. Возвращаться Алла – особенно поначалу – не планировала, но посмотреть на коленопреклоненного бывшего мужа была не прочь.

Однако действительность грубо растоптала ее светлые мечты. После ухода Аллы Сергей наконец-то обрел спокойствие и умиротворенность, да и с бытовыми проблемами научился справляться довольно быстро. А уж когда Сергей догадался завести домработницу, которая через день драила квартиру и готовила всякую вкусную домашнюю еду, он вообще зажил как король, в полной гармонии с собой и окружающими его паровыми котлетками и блестящими полами.

Алла, узнав о жизни Сергея от общих знакомых, воспылала праведным гневом и даже попыталась было на недельку вернуться к бывшему благоверному – ну, просто чтобы тому жизнь медом не казалась. Однако этому почему-то воспротивился ее Вадик, да и Сергей вежливо, но решительно заявил, что их воссоединение совершенно невозможно по причинам религиозно-нравственного характера.

В тот момент бунт Аллы удалось подавить в зародыше, но чем больше у нее разлаживались взаимоотношения с Вадиком, который повел затяжную войну против командирских замашек супружницы, тем чаще Алла звонила Сергею и пыталась ему намекнуть на то, что «всегда можно начать жизнь сначала».

Сергея этот момент очень беспокоил. Он совершенно четко понимал, что начинать жизнь с Аллой сначала он не будет ни под каким видом и ни при каких обстоятельствах. Ему было вполне достаточно того, что эту жизнь за шесть лет они и так прошли от начала и до относительно счастливого конца, закончившегося разводом, и Сергей не без оснований считал, что они не просто разошлись, как в море корабли, но и разлетелись, как в космосе ракеты.

Положение усугублялось тем, что именно Алла выступила инициатором разрыва-развода. В результате она считала, что Сергей будет счастлив вернуть ее обратно. И как Сергей ни пытался ее убедить в обратном, Алла думала, что он это все говорит просто из вежливости.

Сергей по данному вопросу даже пытался проконсультироваться с Игорем, хотя все аналогичные консультации обычно проходили одинаково: Игорь начинал орать на друга за то, что он такая тряпка и тютя, после чего Сергей обижался и бросал трубку. Но на этот раз Сергей даже не смог получить своей обычной порции оскорблений! У Игоря один из деловых партнеров отобрал часть бизнеса, и Игорь был занят тем, что пытался оторвать партнеру много-много всяких интимных мест. Поэтому жалобы Сергея Игорь выслушал очень невнимательно, невероятно удивился тому, что Сергей вообще берет в голову подобные проблемы, и в конце заявил только одно: «Она живет с этим Вадиком? Ну и все! Вздумает заявиться – не пускай ее на порог! Вот ведь проблемы у людей, морочат голову на пустом месте…» С этими словами Игорь просто бросил трубку, и Сергей понял, что дружеской поддержки он в данный момент не дождется.

Между тем Алла подбиралась все ближе и ближе. Сначала она стала звонить практически каждый день. Потом стала раз в неделю-две наведываться в гости под предлогом «посмотреть, как там наш котик Гамлет». Предлог выглядел совершенно смехотворно, особенно учитывая тот факт, что пару раз во время приезда Алла даже забыла спросить, где этот Гамлет прячется в настоящий момент. Но приезды «посмотреть на Гамлета» хотя бы оговаривались заранее по телефону, а когда Алла несколько раз заскочила без звонка, мотивируя это тем, что она, дескать, «просто проезжала мимо», Сергей занервничал по полной программе. Стало понятно, что это все закончится очень и очень печально, то есть Алла будет заезжать все чаще, а потом в один печальный день просто останется здесь, и все начнется сначала.

Что с этим делать, Сергей не знал. У него не хватало решимости резко пресечь эти приезды – даже не столько из-за характера, который с момента их разъезда заметно укрепился, сколько из-за груза совместно прожитых шести лет, в течение которых Сергея низвели до положения прикомпьютерного бессловесного коврика.

Пришлось снова звонить Игорю за советом. Тот на сей раз, к счастью, находился в хорошем настроении и на приветствие Сергея ответил весьма благожелательно.

– О, что я слышу! – обрадовался Сергей. – Ты назвал меня «чувачищще»? Я этого не слыхал со времен нашей буйной студенческой юности.

– У меня хорошее настроение, – как бы стесняясь этого факта, сообщил Игорь.

– Что, поборол недруга? – полюбопытствовал Сергей.

– Сожрал, – признался Игорь, и в его голосе прозвучали сыто-людоедские нотки. – С потрохами сожрал. А главное – со всеми его заведениями. Которые, как ты знаешь, бывшие мои.

– Поздравляю, – обрадовался Сергей. – Между прочим, я за тебя сильно переживал. Все думал: «Как там бизнес у моего дорогого друга? Не отберут ли? А то кто мне тогда будет деньги одалживать?»

– Да ладно врать-то, – взял свой обычный тон Игорь. – Можно подумать, что тебя мои дела когда-нибудь волновали. Небось и сейчас звонишь, только чтобы поплакаться – или на Алку, или на домработницу. Ну давай, колись, что там у тебя: Алла достает или у домработницы обнаружился сильный недоклад мяса в котлеты?

– Почему сразу Алла или Надежда Сергеевна? – разобиделся Сергей. – Что, у меня других проблем не может быть, что ли?

– У тебя – нет, – твердо ответил Игорь. – Ну разве что какие-нибудь фигли-мигли с новой любовницей. Но раз ты мне еще ни разу не позвонил и не рассказал, какая классная девочка эта Наташа-Света-Лена-Анжелика-Мирослава, значит, никакой девочки пока нет. Да и если бы была, по моим наблюдениям, ты с ней первые три – шесть месяцев будешь за ручку ходить туда-сюда, а пока нет интимных отношений, какие могут быть проблемы? Так что или Алла, или домработница – другого не дано!

Сергей поморщился: Игорь, в общем-то, был прав. Но признавать это не хотелось. Надо было идти в наступление.

– Ну да, – саркастично, как ему казалось, сказал Сергей. – Что я слышу? Голос похотливого циника, который готов лечь в постель с любой женщиной прямо в день знакомства! Да, – с вызовом сказал он, – я не такой! И никогда не буду таким.

– Что, – спросил Игорь, – прямо никогда?

– Никогда, – твердо ответил Сергей. – Я не могу представить себе ситуацию, когда я бы лег в постель с женщиной в первый день знакомства.

– А я, как настоящий волшебник, могу представить для тебя такую ситуацию, – вежливо сказал Игорь. – Например, Турция, поездка в Памуккале, отель Holiday Inn… Чарующие ночи-и-и… – вдруг завыл Игорь нарочито мерзким голосом.

Сергей вздохнул, понимая, что крыть, в общем-то, нечем.

– Ты же знаешь, – сказал он Игорю с достоинством премьер-министра, застуканного папарацци в момент оральных наслаждений в автомобиле, – что я тогда был сильно пьян.

– Тоже мне, оправдание, – фыркнул Игорь. – Чем ты тогда отличаешься от меня? Я знаешь сколько раз сильно пьяный ложился в постель с женщиной? О-го-го сколько раз я так ложился. Я из этого даже процентов двадцать не помню совсем. Тут главное, чтобы это были все-таки женщины…

– Кроме того, – прервал его Сергей, – в ту ночь-то ничего и не произошло! Я же задрых!

– Сути дела это не меняет, – объяснил Игорь. – Ну, на следующий день произошло. Какая разница – первый день или второй? Тем более что если бы ты не был настолько пьян, то это произошло бы в первый же день. Так что чья бы корова мычала, а твой бычок пусть не трясет причиндалами, понял?

– Тогда непонятно, – заметил Сергей, – в чем вообще суть претензий. Если ты утверждаешь, что я могу в первый же день лечь с женщиной в постель, то почему тогда не можешь предположить, что я звоню поделиться о проблемах с какой-то новой подругой?

 

Игорь замолчал. Его явно подловили.

– Ну хорошо, – через несколько секунд сказал он. – Падла-падла-падла-вил. Делись. Как звать?

– На самом деле, – признался Сергей, – у меня проблемы с Алкой. Ты был прав.

– Едреный пассатиж! – ругнулся Игорь. – Ну и на черта ты мне тут мозги морочил?

– Мне не нравится, – сказал Сергей, – что ты всегда прав. Меня это раздражает.

– Это многих раздражает, – сообщил Игорь. – Людям не нравится собственное несовершенство на фоне моего совершенства – это, в конце концов, вполне естественно. Так что там с Алкой? Рвется взад?

– Ага, – сокрушенно ответил Сергей. – Причем не просто рвется, а прямо-таки прорывается.

– Да с тобой кто хочешь прорвется, – уколол друга Игорь. – Ты же оборону вообще держать не умеешь. И отказать никому не можешь.

– Да я вообще-то могу, – сказал Сергей. – Но только не Алке. Ты же знаешь. Она за шесть лет полностью подавила мою волю. Я-то волю восстанавливаю, но процесс идет очень и очень длительно. Фактически стоит на месте.

– Серег, тебе с этим делом нужно кончать, – решительно заявил Игорь. – Что за дела такие? Только-только познал радость развода и прелесть независимой жизни, а теперь тебе снова собираются сесть на шею, а ты и не трепыхаешься?

– Я трепыхаюсь, – возразил Сергей. – Вон, например, тебе позвонил.

– Мне позвонил – это правильно, – рассеянно сказал Игорь, явно над чем-то раздумывая. – Это единственное, что ты правильно сделал…

Игорь замолчал. Сергей молчал тоже, понимая, что друг ищет решение проблемы.

– Так, – наконец сказал Игорь. – А симптомы-то какие? Звонит каждый день?

– Каждый.

– Заезжает под надуманными предлогами?

– Раз в неделю, не реже. Типа как Гамлета увидеть.

Игорь хмыкнул.

– Ну да, – сказал он, – как неожиданно Алла воспылала чувствами к Гамлету. Прям Офелия…

– Во-во, – поддакнул Сергей. – А главное, последний месяц уже без звонка стала заезжать. Типа как «я тут мимо проезжала».

– Это совсем плохо, – встревожился Игорь. – Это уже не осада! Это уже штурм вражеских укреплений. Серег, надо срочно что-то делать, ситуация критическая.

– Вот, – обрадовался Сергей. – А я тебе что говорю? Надо срочно что-то делать! Ситуация выходит из-под контроля!

– Не паникуй, – приказал Игорь. – Я с тобой, а значит, враг будет разбит! Говоришь, без приглашения заявляется?

– Ага.

– Значит, в следующий раз открываешь дверь, делаешь удивленное лицо и говоришь: «Ал, извини, я тебя сейчас принять не могу. У меня гости. Дама».

– Не пройдет, – вздохнул Сергей. – Ты же меня знаешь. Я врать не умею. И Алку знаешь. И она меня знает. Увидит, что я вру, отодвинет меня, пройдет в квартиру и выяснит, что тут никого нет.

– Ну и что? – удивился Игорь. – Все равно полезно. Она поймет, что ты ее не хотел видеть.

– Ничего полезного, – объяснил Сергей. – Плавали, знаем. Дальше будет скандал на два часа из серии «Как ты можешь врать мне прямо в лицо? Как ты можешь отказываться видеть близкого тебе человека?».

– Ну тогда, – решил Игорь, – приводи тетку, раз такое дело. Пускай у тебя в квартире будет тетка, когда Алла заявится. Тогда и врать не надо, и, если прорвется, увидит то, что нужно. Только желательно, чтобы тетка была конкретно раздета и лежала в постели. Это усилит эффект.

– Где ж я тебе сходу раздетую тетку возьму? – удивился Сергей. – Кроме того, я же не знаю, когда Алла заедет. Ни одна тетка не будет в постели неделю лежать. Если только она не больная в последней стадии. Но мне больная в последней стадии в постели не нужна, даже ценой избавления от Аллы.

– М-да, – задумался Игорь. – Тогда даже и не знаю, что тебе предложить.

– Есть у меня одна мысль… – осторожно начал Сергей и замолчал, пытаясь предугадать реакцию друга.

– Судя по твоему шкодливому тону, – заметил Игорь, – эта твоя мысль требует от меня всяких неслыханных жертв. И что ты там такого надумал? Что, я должен тебе какую-нибудь свою тетку подарить, которая неделю в кровати пролежит?

– Да ладно тебе, – испугался Сергей, – при чем тут вообще тетки? У меня другая мысль.

– Другая – это еще хуже, – вынес вердикт Игорь. – Тетку я бы тебе придумал, мало ли у меня всяких теток. А вот другая мысль – это, значит, будет задето мое спокойствие. Я правильно понял?

– Не совсем, – снова замялся Сергей. – Я просто хотел тебе предложить недельку пожить у меня. Точнее, даже не недельку, а до первого незапланированного визита Аллы…

– Старичок, – прервал его Игорь. – Ты там что-то офигел совсем со своими компьютерами. Что я там у тебя неделю буду делать? И при чем тут я вообще?

– Ты же знаешь, – объяснил Сергей, – Алка тебя боится. Ты – единственный, кто может ей отпор дать. Причем когда мы были женаты, она тебя еще не особо боялась, потому что знала, что ты не будешь наезжать на жену друга. А сейчас – только ты один и являешься реально противодействующим фактором. Меня она враз сомнет – не в первый раз. А тебя – фига с два.

– Ну ты и тютя, – вздохнул Игорь. – Не можешь со своей глубоко бывшей женой разобраться. Ну что за человек?

– Без тебя – никуда, – признался Сергей. – Только на тебя вся надежда. Иначе вилы – не видать тебе больше друга. Алка обратно вселится – и до свидания.

– Кстати, – вдруг возмутился Игорь, – а куда этот ее Вадик вообще смотрит? Что за дела? Жена бегает к другому, а он – ни в одном глазу?

– Да черт его знает, – махнул рукой Сергей. – Похоже, она его тоже уже довела. А этот Вадик – совсем не такой тютя, как я. Так что у них там сплошные бои на всех фронтах. Вот она и петляет туда-сюда.

– Плохо дело, – сказал Игорь. – Так она точно допетляет.

– Во-во, – подтвердил Сергей. – Надо принимать меры. Я тебе это уже битый час объясняю.

– Ну сам подумай, – просительно сказал Игорь, – что я там у тебя буду делать неделю? Я же взрослый человек с кучей вредных привычек! Кроме того, – тут в голосе его прорезалась сталь, – на диване в гостиной не буду спать по-любому!

– Зачем в гостиной? – удивился Сергей. – Вся квартира – в твоем распоряжении. Спишь в спальне, у меня в кабинете свой диван есть, я на него от Алки сбегал. Кино смотришь, когда хочешь. Холодильник выкашиваешь в любой момент. Бар выдаиваешь тоже any time. Даже компьютер тебе отдельный дам – у меня ноутбук для разъездов есть, все будет твое…

– Тоже мне, удивил, – фыркнул Игорь. – Старичок, ты что, не помнишь? У меня – собственная трехкомнатная квартира. С огромным холодильником, глубоким баром, шикарным телевизором – кстати, намного большим, чем у тебя – и прочими радостями жизни. И, заметь, без компьютера, потому что порядочному человеку компьютер нужен только на работе, да и то исключительно для разглядывания порнухи, когда у секретарши «дела». Понял?

– Старичок, – сказал Сергей, – я же не утверждаю, что у меня квартира круче, чем у тебя, правильно? Речь идет о спасении друга. Я просто говорю, что на период спасения готов тебе обеспечить вполне человеческие условия, только и всего. Конечно, от привычного комфорта ты что-то потеряешь, но, во-первых, не так уж и много, а во-вторых, ради спасения друга можно идти хоть на какие-то жертвы, а?

Игорь задумался. Сергей терпеливо ждал.

– Ладно, – нехотя сказал Игорь. – Черт с тобой. У меня на работе как раз небольшое затишье, так что можно и расслабиться недельку.

– Ура! – заорал Сергей. – Друг спас друга!

– Подожди, – прервал его Игорь. – Только у меня будет одно условие.

– Хоть сто.

– Раз мы, – заявил Игорь, – неделю тусуемся вместе, тогда эта неделя должна вернуть сладостные времена студенческих безумств.

– В каком смысле? – поинтересовался Сергей.

– В таком, – объяснил Игорь, – что мы с тобой чуть ли не с Турции нормально не напивались, между прочим. И я только что провел крупную войну, между прочим. Так что неделю – сплошные пьянки, фиганки и безобразия.

– Старичок, – заметил Сергей, – но у меня же работа!

– А я тебе, – сказал Игорь, – и не предлагаю пьянствовать с утра до вечера. Так никакого здоровья не хватит. И мне в офисе надо появляться – хотя бы на четыре-пять часов в день. Просто возвращаемся с работы, а вечерком – пьем, гуляем, девочек приглашаем и все такое. Заодно если Алка заявится и увидит эдакий бордель – будет только лучше в плане ее дрессировки.

– Игги, ну, пьянки-фиганки – я-то согласен, – сказал Сергей. – В конце концов, сколько можно работать, правильно? Но что за девочки? Ты же знаешь, я к случайным девочкам – как-то не очень. Я только со своими себя нормально чувствую.

– Да разберемся с девочками, – беззаботно сказал Игорь. – Нужны свои – приведем своих. Захочется чужих – притащим чужих. Главное – дать себе установку оттянуться. Ты готов?

– Ради тебя я на все готов, – вздохнул Сергей, пытаясь представить, в какие нервы ему обойдется эта неделя «обороны».

– Ну, вообще-то, это я ради тебя на все готов, – заметил Игорь. – Это я делаю жертву, не забывай.

– Друга я никогда не забуду, – процитировал Сергей старую песню, – если он неделю свинячил у меня в квартире.

– Потрясающие стихи, – холодно заметил Игорь. – Ну ладно, я сегодня у себя в квартире разберусь, соберу необходимые вещи и завтра после работы – у тебя. Будь готов.

– Всегда готов, – отрапортовал Сергей, довольный, что теперь противостоять Алле он будет не просто не один, а с мощной огневой поддержкой.

2. Неимоверный оттяг двух друзей

На следующий день Сергей закончил дела пораньше, чтобы все подготовить к приезду Игоря. Собственно, драить квартиру ему было не нужно: домработница обо всем позаботилась. Сергею требовалось только свое белье из спальни перетащить в кабинет, а Игорю постелить все свежее. Ну и кроме того, Сергей собирался под Игоря сделать отдельного пользователя на своем ноутбуке для разъездов, чтобы Игорь не сидел под его логином.

Впрочем, человек предполагает, а жизнь располагает. Сергей сдуру решил сначала заняться ноутбуком, включил машинку, увидел, что под его логином уже сто лет не обновлялись система, антивирусы и всякие другие программы, после чего на минутку отключился от внешнего мира и ушел в область настройки софта. Разумеется, минутка, как это бывает в подобных случаях, мгновенно превратилась в пару часов, поэтому очнулся Сергей только тогда, когда в прихожей требовательно зазвонил звонок.

Он бросился открывать, по пути в очередной раз подивившись тому, как ярко проявляется личность Игоря даже в таких обезличенных вещах, как простой звонок в дверь. Потому что просто по звучанию звонка было понятно, что это трезвонит Игорь – никто другой.

Открыв дверь, Сергей застыл в недоумении. На пороге стоял вовсе не Игорь. А чемодан. Точнее, нет, на пороге стоял ЧЕМОДАН. Других живых или неживых существ на площадке не наблюдалось. Пока Сергей туповато раздумывал, что это такое – не бомба ли, оставленная подлыми террористами, – откуда-то со стороны боковой ручки выплыла хитрая физиономия Игоря.

– Что это, Бэрримор? – спросил Сергей. – Ты решил на всякий случай взять с собой всю библиотеку – ну, чтобы было что почитать?

– Какую, на фиг, библиотеку-шмиблиотеку? – вытаращил глаза Игорь, выпрямляясь во весь рост, отчего чемодан чисто визуально стал смотреться менее громадным. – Я просто взял те вещи, которые мне необходимы в ближайшую неделю. Не буду же я домой заезжать каждый раз, когда мне потребуется зубная щетка или смена белья.

– Так это все, – сказал Сергей, показывая на чемодан, в который можно было уложить небольшую ванну, – зубные щетки и трусы? Молодец, старичок, хорошо запасся.

– Ты бы, вместо того чтобы пытаться острить, – заметил Игорь, пихая пузом чемодан в сторону Сергея, – помог бы занести эту бандуру в прихожую.

Сергей не стал спорить, схватился за ручку сверху и покатил чемодан в сторону спальни, где Игорю предстояло разместиться со всеми удобствами. Игорь пошел вслед за ним и проследил, чтобы чемодан аккуратно был положен на пол у окна.

– Ну правда, – спросил Сергей, – что у тебя там?

– Я же сказал, – начал злиться Игорь, – необходимые вещи. Это ты можешь на месяц уехать с сумочкой, в которой только ноутбук и трусы. Я, дружок, в отличие от тебя, типичного нерда-компьютерщика, человек солидный. У меня вещей много. И все они мне очень нужны.

– Да не вопрос, – успокоил его Сергей. – Нужны так нужны – дело твое. Кушать будешь?

– Что значит «кушать»? – возмутился Игорь. – Мы сегодня блядуем со страшной силой – забыл, что ли? Обжираемся вкусной едой, выпиваем кучу бухла, зовем девчонок и свинячим по полной программе.

Сергей поморщился. Он вообще оттянуться любил, но не по будням. Благоприобретенный им после развода рефлекс гласил: «По будням – работаем, по выходным – оттягиваемся». И когда в будни вдруг возникали какие-то пьянки-гулянки, они воспринимались как досадный сбой в системе, что раздражало.

 

– Может, – осторожно спросил Сергей, – не сегодня? Уже поздновато. Завтра можно пораньше начать – там и оттянемся.

– Уговор дороже денег, – величественно сказал Игорь. – Обещал – значит, все. Я ради тебя свою квартиру бросил и чемодан этот полдня собирал. А ты теперь на попятную?

– Да нет, я не отказываюсь, – торопливо сказал Сергей. – Как скажешь. Пойдем свинячить.

Друзья пришли на кухню. Игорь сел за стол, Сергей открыл холодильник и начал изучать его содержимое.

– Ну, – спросил Игорь, – что будем есть-пить?

– У меня есть курица гриль, – предложил Сергей. – В «Седьмом континенте» купил: они прилично их делают.

Игорь поморщился.

– Еще есть пара салатов, – сообщил Сергей, продолжая изучать холодильник. – Тоже в магазине купил. Нормальные, кстати, салатики, даже относительно свежие.

– Даже относительно свежие, – пробурчал Игорь с кислой миной. – Слушай, друг степей. А у тебя какая-нибудь домашняя еда-то вообще есть? Я как-то не особо привык питаться магазинной отравой. У тебя же домработница! На черта она вообще нужна, если не готовит?

– Надежда Сергеевна приходит два раза в неделю, – объяснил Сергей. – Готовит на пару дней вперед. Но в этот раз я ее попросил отдраить квартиру, так что на готовку времени уже не было.

– М-да, – хмыкнул Игорь. – А выпить у тебя что есть?

Сергей полез в небольшой бар, располагающийся в кухонном гарнитуре.

– Виски, – сказал он, – водка, какая-то наливка, абсент, всякое вино, «Бехеровка», джин и граппа.

– То есть выпить, – безнадежным голосом сказал Игорь, – нечего.

– Как это нечего? – возмутился Сергей. – Еще кальвадос есть. И пиво в холодильнике. Только оно, по-моему, старое.

– Заметьте, – сказал Игорь воображаемым слушателям, – и это он называет должным уровнем комфорта. Забавно, что тут вообще присутствует слово «комфорт», когда на деле оно вообще не ночевало. Ты что, Сереня, – вдруг заорал Игорь, – не помнишь, что я уже сто лет как пью только текилу?! Где текила, мать вашу с Гамлетом?!!

– Пардон, – испугался Сергей, – тормознул. Давай я сбегаю. У меня тут ларек снизу есть.

– Ага, ага, – саркастично сказал Игорь. – Вот сейчас они в этом ларьке для местных алкашей будут текилу держать – как же! Все алкаши только и мечтают, чтобы текилки за пятьдесят баксов бутылка купить – просто спать без нее не могут.

– Ну, тогда в супермаркет смотаюсь, – предложил Сергей. – Тут недалеко. Особенно если на машине.

– Это он, называется, подготовился, – снова сообщил Игорь воображаемым слушателям. – Ждал друга, который пожертвовал всем ради него. В результате что мы имеем? Жрать – нечего. Выпить – тем более. Еще и на чемодан мой гнусно наезжал. Кстати, чемодан пора проведать, – вдруг сменил тему Игорь, встал и пошел в спальню.

Сергей остался на кухне – выкладывать салаты и разогревать курицу. Через минуту Игорь вернулся. В руках он нес здоровенную бутыль с текилой, пакет с несколькими лимонами и какой-то поддон из толстой фольги, накрытый сверху фольгой потоньше.

– Что это? – спросил Сергей, указывая на поддон.

– Это каннелони, что б я сдох, – торжественно сказал Игорь. – Самые настоящие домашние каннелони, фаршированные мясом. Просто пальчики оближешь. Моя нынешняя домработница лет пять проработала в Италии, так что теперь готовит – голову можно съесть от удовольствия.

Игорь осторожно снял верхний слой фольги, и в поддоне обнаружились толстенные короткие макароны, набитые каким-то фаршем.

– Я теперь, – хвастливо сказал Игорь, – как Тони Сопрано. Каннелони, капеллини, орцо, букатини, маникотти, феттучини, лингвини, орекьете, папарделле и тальятелле. Во всевозможных видах со всевозможными соусами. А у тебя что домработница готовит? Обычные «котлетос» и навязший на зубах «боржч»? И раз в месяц – традиционный «рюсский шти с кислым капустикян»?

– Капустикян, – спросил Сергей, – это фамилия какого-то твоего родственника с армянской стороны?

– О, – обрадовался Игорь, свинчивая пробку у текилы, – пошли националистические наезды. Значит, крыть нечем.

– Это у тебя русофобские наезды, – отметил Сергей, засовывая каннелони в микроволновку. – Как ты мог такую гадость сказать про сочные котлетки, наваристый борщец и кислые щи с кошерной свининкой? Что это за выпады такие? Ты же фактически русский, несмотря на присутствие некоторых чужеродных кровей! Как и я, кстати. И раз мы русские, значит, самая близкая еда для нас – родная, русская. А не какие-то там макаруни-спагеттуни. У тебя от этих макарон живот будет – вон с ту большую гору.

– На себя посмотри, – фыркнул Игорь. – Я-то – в отличной форме. А у тебя пузо скоро полностью закроет самое ценное в жизни мужчины – ремень.

– Враки, – заспорил Сергей. – Я, между прочим, каждый день спортом занимаюсь.

– Это в смысле – в кресле качаешься по десять минут? – спросил Игорь.

– Нет, – ответил Сергей. – На велотренажере катаюсь: тридцать пять минут, двадцать километров под хорошей нагрузкой. А ты на чем катаешься?

– На BMW X5, – парировал Игорь. – Аж по два часа в день. Так что мы квиты. Кстати, я от этих разговоров уже жрать захотел – дальше некуда. Быстро доставай каннелони, режь лимон и давай стопки для текилы. А то я у тебя ухо откушу.

Сергей тоже сильно оголодал, поэтому быстро сделал все, что требовал Игорь, и они сели ужинать…

* * *

Игорь был прав – каннелони оказались очень вкусными. Впрочем, сам Игорь, управившись со своей порцией, неожиданно стал проявлять интерес к курице гриль, чтобы, как он сказал, как следует испортить себе впечатление от еды, потому что это тренирует иммунитет.

– Глупость какая-то, – ответил на эту сентенцию Сергей. – Что значит «тренировать иммунитет», съедая еду, которая тебе не нравится?

– Чтобы привыкать к трудностям, – объяснил Игорь, отрывая у курицы увесистую ножку. – Ну и, кроме того, я еще не насытился. Когда брал каннелони, не сообразил, что мы же будем выпивать. А выпивка – она всегда аппетит стимулирует.

– Да ладно тебе, – махнул рукой Сергей. – Я даже когда выпиваю, съедаю столько же, сколько обычно.

– Это за столом, – заметил Игорь. – А потом небось берешь на диванчик к телевизору пару бутербродиков, а?

– Ну, бывает, – нехотя признался Сергей.

– А потом еще встаешь за яблочком, за бананчиком? – продолжил Игорь.

– Тоже бывает.

– А потом…

– Да хватит тебе, – прервал друга Сергей. – Ну да, согласен, когда выпьешь – есть всегда хочется больше.

– Вот, – удовлетворенно сказал Игорь. – Поэтому один мой знакомый, когда серьезно решил сбросить вес, в том числе и бросил пить на год. Совсем. Иначе не выгрести. Тем более что пиво – это вообще жидкий хлеб, в нем калорий полно.

– Но мы-то сейчас вес не сбрасываем, – попытался Сергей вернуть разговор в прежнее русло. – Значит, можем оттягиваться.

– А я и оттягиваюсь, – сказал Игорь, обгладывая ножку и одновременно накладывая себе салата. – Наливай, старичок, будем буянить…

* * *

Примерно через час после начала ужина Игорь наконец-то практически потерял интерес к еде. Он лениво курил, попивал текилу без соблюдения лимонно-солевых традиций – в общем, расслаблялся.

– Ну-с, – благожелательно сказал он Сергею, закурив пятую по счету сигарету за ужином, – дальше какая программа? Звоним девчонкам?

– А сейчас-то чего? – удивился Сергей. – Все же съели и выпили.

– Так и правильно, – объяснил Игорь. – Чего их к началу ужина звать? Все сожрут – нам ничего не оставят.

– Ну ты и романтик, – покачал головой Сергей. – Даже покормить не хочешь бедных девушек. Что за жлобство?

– Нефиг их кормить, – решительно сказал Игорь. – Выпить – дадим. Вон у тебя бар полон всякого барахла.

– Так кого ты вызывать-то собрался? – поинтересовался Сергей. – Надеюсь, не проституток?

– На черта нам проститутки? – удивился Игорь. – С ними скучно и неинтересно. Кроме того, с такими парнями, как мы, любая будет иметь дело. Надо бы мою записную книжечку достать из чемодана, – сказал Игорь, не двигаясь с места.

– Может, лучше кинцо посмотрим? – предложил Сергей. – А то какое-то сонное состояние после этой жратвы, да еще и текилы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41 
Рейтинг@Mail.ru