Litres Baner
Ночная прогулка

Юрий Владимирович Смородников
Ночная прогулка

Я ждал звонка от Сани, но без особого энтузиазма. Погулять, конечно, было бы неплохо, но завтра мне нужно было отвезти документы для поступления в университет, хотелось выспаться, да и вообще, лень одно из самых выдающихся моих качеств. Я ожидал звонка часов до девяти вечера, попутно занимаясь домашней рутиной, а потом переключился на просмотр видео на YouTube. Там было достаточно интересного, чтобы я напрочь забыл про Саню и Миху. Двое этих раздолбаев – мои одноклассники. Живем мы все рядом. Так сложилось, что наше знакомство состоялось еще в детском саду. Говорят, что детские воспоминания слишком смазаны и неполны, но я прекрасно помню, как зашел в игровую комнату, где стоял Саня. Он обделался и измазывал дерьмом стены с таким видом, будто рисовал Мона Лизу – тогда я и понял, что мы будем друзьями. Потом мы пошли в школу (Санек не слишком продвинулся в развитии с момента того случая в детском саду), где встретили еще одного человека, который дополнил нашу компанию, – Мишу. В отличии от нас двоих, Миха был усидчивым и умным ребенком. Его беда была в том, что он был недостаточно умен, а его родители недостаточно богаты, чтобы он мог примкнуть к элите нашего класса, он не был силачом и не выделялся бесстрашием или безбашенностью, поэтому его не приняли здоровяки-спортсмены и хулиганы. Зато в его голове часто мелькали идиотские идеи, и он любил тратить время самым бесполезным образом. Проще говоря, он просто не мог не попасть в нашу шайку.

Я окончил школу, переползая с троек на четверки, Миха был отличником, он относился к школе, как к временной несерьезной трудности, для нас с Саней школа была каторгой. Что касается Санька, я до сих пор не понимаю, как он умудрился выпуститься вместе с нами, ни разу не оставшись на второй год. Он и Миха были заядлыми курильщиками, и я говорю не только о сигаретах, меня из-за дружбы с ними тоже приписали к «этим чертовым наркоманам». Поминаю, все, что я скажу дальше, покажется вам жалким оправданием, но все же это не было нашим пристрастием, как у многих молодых людей, потерявших ориентир в этом мире. Михе алкоголь и наркотики никогда не мешали ни в учебе, ни где-либо еще, скорее это был нектар, придававший ему сил. А вот у Сани все было наоборот, он всегда обкуривался до пограничного состояния и творил такие вещи, за которые было стыдно нам с Михой. Но разве это говорит о чем-то, кроме того, что Саня просто поехавший на всю голову психопат?

Прошлым летом наша троица гуляла по городу. Вечерело, и на улице стояла приятная прохлада. Гуляли – это, конечно, громко сказано, скорее тащили свои бренные тела. Поразительно, но конкретно в этот раз Саня был тогда трезв, как стеклышко опорожненных мной и Михой бутылок с пивом. Дело в том, что его предки давно подумывали отправиться на отдых к родственникам в Приморье. Чтобы избежать пробок они решили совершить этот почти восьмисот километровый бросок ночью. Ну а Саня должен был сменить своего отца за рулем на пол пути (даже не спрашивайте, как этому неадеквату удалось сдать на права в свои шестнадцать с небольшим лет). Отец моего друга был очень строг, и если бы он учуял от своего сына запах перегара или сигарет, поездка на море легко могла превратиться в поездку в травм-пункт. Так вот, мы шли мимо забегаловки «Дикий волк». Там у входа стояли пятеро выпивших парней, судя по габаритам, это были студенты-спортсмены, отмечающие окончание сессии. Нам с Михой не было дела до этих ребят, но Сане, по видимому, стало обидно, что он никак не может поймать нашу с Михой веселую волну. Ему хватило ума крикнуть студентам, чтобы они… Я не буду говорить, что он конкретно сказал, но намекну, что мужской половой орган упоминался в этом выражении дважды. Естественно, ребята в долгу не остались. Нас тогда так отколошматили, что мама, когда я пришел домой, хотела вызвать мне скорую. Обиднее всего было, что Саньку досталось меньше всех, везучий сукин сын. Однако, фингал под глазом насторожил Санькиного отца, и тот до самого утра допрашивал его о событиях нашего вечера. Саня клялся, что не употреблял ничего, чего не стоило бы употреблять подростку (и это чистая правда), а также, что он вел себя как примерный гражданин и достойный сын своих предков (что было откровенной ложью). Стоит ли говорить, что на утро вся семейка моего друга попала в пробку. После этого случая я и Миха (ему прилетело больше всего) до самого сентября не разговаривали с Саней. Но разорвать наши узы оказалось не так просто, все-таки мы втроем были не разлей вода с самого детства.

К чему я все это рассказывал? К тому, что алкоголь и другие наркотики лишь инструмент в руках человека. Если Миха был скромным парнем с буйной фантазией, то все эти нехорошие вещи позволяли оторвать его воображение от земли и запустить в космос, а попутно развязать Михе рот. Он становился невероятным выдумщиком и бойким рассказчиком. Возможно, того же самого можно добиться и без алкоголя и прочего, тут я не буду спорить. Саня же становился агрессивным задирой, каким он и был по своей сути, просто степень агрессивности и задиристости росла пропорционально выпитому. Вроде бы не сложная мысль, но почему то большинство взрослых считают, что гораздо легче наложить табу на те или иные вещи (речь не обязательно о веществах, тут могут быть, например, компьютерные игры, или опасные виды соревнований, имеющие сейчас большую популярность среди молодежи), чем попытаться поговорить со своим чадом, и узнать, что же заставляет его бежать от реального мира. Но, хватит философии.

Нашим излюбленным местом была детская площадка, которая находилась у Сани во дворе, через улицу от меня. Ничего особенного: детские качели, пара лавочек, карусель и два обшарпанных крутящихся колеса с поручнями, как будто созданные для огромных хомяков. Там мы зависали почти каждый вечер, но сегодня планы были другими. Мы должны были встретиться в этом месте и пойти к Борьке, одному студенту, через которого можно было вечером купить алкоголь и многое другое. Наличие свободного времени совпало с отъездом моих родителей и сестры, они уехали к родственникам в Комсомольск. Разве это не лучший повод закатить маленькую вечеринку? Но мое ожидание слишком затянулось, на экране монитора шла какая-то скучнейшая научная белиберда, я свернулся на диване в позе эмбриона и начал засыпать. Разбудила меня известная мелодия Judas Priest, ее я поставил на звонок для контакта Сани, поскольку он поклонник этой группы и подобного творчества.

– Привет, дружище. – услышал я из трубки. – Как делищи? Мы тут с Михой немного припозднились. Уже подходим к площадке. Ты как, с нами? Ха-ха. Можно было и не спрашивать, у тебя ведь нет друзей, кроме нас. Я уже молчу про подружек, на это с твоей мордой можно не надеяться.

– Саня, я думал, мы пойдем пораньше, мне завтра рано вставать, да и вообще…

– Так, давай без отмазок, Ден. Мы с Михой ждем тебя на площадке через двадцать минут. Посидим, поговорим, вспомним старые приколы. А если не придешь, то мне придется трахнуть твою сестричку, – фоном послышался хохот Михи, отдаленно похожий на писк погибающей крысы.

– Да пошел ты! Я приду, и ты получишь знатного пендаля за такие шутки.

Рейтинг@Mail.ru