Я работаю на себя

Юрий Тарарев
Я работаю на себя

Пролог

Я работаю на себя.  А на кого я должен работать, на государство? – спросите вы.

Работал на государство и что? Минимум дохода и максимум проблем. А вместо благодарности – знаки, медали, нашивки всякие – только не деньги. Вся эта мишура служит для повышения социального статуса среди таких же, как я. Деньги считаются дурным тоном, однако они остаются мерилом успеха. Относительным, конечно. Но, тем не менее, все освоенные миры используют финансовую систему, и отношения между ними замешены на деньгах, замаскированных под цветистые фразы.

А работа на компанию или корпорацию? Разве это не на себя? Скажите вы… Нет, не на себя, а на чужого дядю. Но я бы все равно работал на него, потому что он платит больше, чем государство. Хотя понимаю, что работодатель зарабатывал бы на мне гораздо больше чем платит! Так устроена освоенная часть вселенной. Просто, понятно и скучно…

Я долго размышлял над такой несправедливостью и наконец решился бросить все, и работать только на себя! Да-да, на себя, организовать свой бизнес, вложиться в него, не только финансово, но и профессионально.

Вы, наверное, думаете: что же это за мыслитель такой? Отвечаю: «Я капитан космической полиции в отставке, тридцати лет отроду, зовут меня Олег Васильевич Рогов, и я естественник. Что это такое? Объяснение простое: в четвёртом тысячелетии основным способом воспроизводства являются инкубаторы. Да, инкубаторы, где выращиваются совершенные люди, их воспитывают и учат в специальных образовательных заведениях, в духе преданности государству, ибо государство является для них всем! Иногда таких детей берут в семьи, но случается это редко. Граждан воспитанных таким образом называют искусственниками. На это никто внимания не обращает, такой способ решения демографической ситуации давно уже стал естественным.

Я же баловень судьбы – естественник, то есть человек, родившийся обычным естественным путём, воспитанный в нормальной семье, двумя родителями – мамой и папой. Мне очень повезло – любовь, а как производное этого процесса – брак, в наше время стали большой редкостью, поэтому мы, естественники, не «рабы» государства, нет. К слугам мы себя тоже не относили, кем же мы себя тогда считали? Свободными людьми, по своему желанию выбирающие род занятий и живущие так, как хотим. Закономерно возникает вопрос: а как же к нам, естественникам, и к ним, искусственникам, относится государство? Сложный вопрос. Государству нужны и те, и другие, только вот баланса между этими группами нет. Искусственники доминировали, превосходя нас численно. Однако у них имелся большой недостаток – отсутствие свободы воли и выбора, только четкое выполнение приказов и инструкций.

А зачем же я, такой умный, пошёл служить в космическую полицию? Все просто – свобода выбора, романтика космических путешествий и желание бороться с преступностью. Да, эта короста никуда не делась, приспосабливаясь к новым условиям жизни, она продолжала разъедать общество, как ржа. Я думал, что это моё призвание, но ошибся, и вот я космический пилот, высококлассный агент, на счету которого не одно раскрытое преступление, владеющий всеми видами оружия – в отставке. В добровольной, но все же отставке, сожалею ли я об этом? Возможно, где-то там, в глубине души.

Радовала одна мысль – обретённая свобода, и будущее – только моя работа на себя.

Глава 1

Работа на себя не простое дело! После долгих раздумий решил заняться тем, что умею делать лучше всего. Тем, что у меня получается, что доставляет удовольствие. Я стану грозой самых неуловимых преступников. Стану охотником за головами. Не зря в космической полиции я приобрел славу – универсала, умел практически все и был уверен, что добьюсь успеха на новом поприще.

Теперь я занимаюсь непростым делом, подготовкой к этой работе. Главное в любом деле что? Экипировка, конечно. В космической полиции платили неплохо, да и выходное пособие оказалось кстати. Имея эти деньги, я смог купить небольшой быстроходный звездолёт, оснастил его по последнему слову техники. Конечно, не новым оборудованием, а бывшим в употреблении, но вполне функциональным.

Работать предстояло в самых невероятных условиях, поэтому в транспортном ангаре моего звездолета стояли хорошие планетарные боевые машины и один планетолет для полетов в атмосфере. Звездолет я оснастил различными видами оружия, как легкого, так и тяжёлого. Установил его на внешней обшивке, замаскировав в специальных нишах.

Осталась одна проблема, без решения которой начинать дело нельзя – планетарный боевой робот. Вот этим я сейчас и занимался.

– Чем тебе не нравится этот красавец? – возмущался продавец. – Загляденье! Какое вооружение. А скорость? Посмотри, какая скорость и манёвренность, а дальность прыжка? Это не прыжок, а полет на пару километров…

– Слов нет, машина хорошая, но для меня великовата, – перебил я продавца. – Мне нужна небольшая, но мощная машина.

– Ладно, пойдём, посмотрим, есть у меня один экземпляр.

Мы прошли мимо рядов боевых роботов к небольшому ангару.

– Заходи, смотри, – сделал он приглашающий жест, рукой открывая дверь. В ангаре света не было, и я повернулся к нему, чтобы возмутиться, но он уже повернул выключатель, а я замер, изумленно уставившись на робота малого класса «Кузнечик». Робот представлял собой неплохую разработку, при малых размерах мог делать все то же самое, что и его тяжеловесные собратья, не новый, конечно.

– Что замер? – проговорил довольный произведённым эффектом торговец.

Машина мне понравилась, но, если сразу согласиться, цена будет заоблачной, поэтому грамотно начал торговаться.

– Машина хороша, слов нет, надо попробовать её на ходу, в деле, так сказать.

– Водить умеешь?

– Доводилось.

– Тогда занимай место пилота, полигон за ангаром, вот коды активации, – и подал мне специальный чип.

Кузнечик – компактный, оснащённый емкой энергетической установкой робот, имел на вооружении ракетный комплекс, лазерную пушку средней дальности, легкое вооружение – скорострельный электромагнитный пулемёт, ну и конечно, неплохую броню. Кузнечиком его прозвали за резвость, он мог совершать серию прыжков по двести-триста метров.

Протестировав его в работе на всех режимах, пришел к выводу, что машина вела себя идеально, придраться не к чему, прыжковые двигатели и огневые системы работали хорошо. К тому же робот имел генератор маскирующего поля, в общем одни плюсы. Именно то, что мне нужно для моей работы. Не успел я вылезти из пилотской кабины, как торговец сразу задал вопрос в лоб:

– Берёшь?

И вот тут начался торг, который длился неделю! Торговец назначил просто заоблачную цену, у меня и денег-то таких не было, но мало-помалу мне удалось скинуть до приемлемой суммы, и торговец наконец-то согласился. Наконец, спустя неделю мучительных торгов, я стал владельцем этого чуда военных технологий, не нового, правда, но прекрасно работавшего.

Покончив с экипировкой и осмотрев все приобретенное, я довольно улыбнулся. Денег осталось совсем немного, но их должно хватить для начала, а там бизнес разовьется. Дело осталось за малым – найти заказ. Главным заказчиком для людей выбранной мною профессии являлось моё родное ведомство, в котором я проработал столько лет, и которое не могло иногда достать преступника законными методами, поэтому прибегало к помощи охотников за головами. Вот я и отправился прямиком в своё бывшее управление космической полиции сектора.

После некоторых формальностей меня пригласил к себе шеф сектора ответственности космической полиции – полковник Берг.

– Рогов, заходи, присаживайся, что привело тебя ко мне, сынок?

– Новое дело начал, господин полковник, готов к работе свободным охотником.

– А я думал, ты назад решил вернуться?

– Я и вернулся, только в другом качестве.

– Понятно, в качестве просителя, заказ нужен, сынок?

– Нужен, господин полковник, ох, как нужен, все деньги ушли на экипировку.

– Знаю, ты универсал каких мало. Много пользы принёс нашей службе, а таких профессионалов мы не бросаем. Вот и с лицензией тебе помогли. Экипировка-то достойная?

Я перечислил все, чем на данный момент был экипирован для начала работы и посмотрел на полковника.

– Не лучшая, конечно, но сойдёт, придется тебе помочь. Есть у меня одно дельце, так сказать, приватное. Вот уже десять лет мы пытаемся поймать пирата Бендика Шваха! Совершенно неуловимый субъект, работает чисто, улик не оставляет, специализируется на грабеже планетарных приисков. Схема преступления, как правило, повторяется: отдаленная планета, богатый прииск, где скопилось много драгоценного металла, ожидающего отправки на центральные планеты, и в это время появляется он, со своей флотилией. Удивляет тщательность, с которой подготовлена каждая его операция, знание места, а главное, он точно знает, где скопился драгоценный груз. Возникает ощущение, что у него везде свои информаторы. Возможно, ему везёт, а возможно, он идеальный преступник. Ну как тебе такое дело, сынок? Возьмёшься?

– Дело непростое, за ним большие деньги стоят или вполне вероятно большие чины. Может быть, не все прииски грабил он, а кто-то копирует его подчерк.

– Вот эта мысль интересная, эта версия не отрабатывалась. Решай, берёшься или нет?

– Я так понимаю, господин полковник, что это не вся информация по делу?

– Конечно, не вся, вот подпишем контракт, тогда всю информацию и получишь.

– Дело интересное, и какова же цена вопроса?

– А ты я вижу деловой парень, сразу быка за рога, – и назвал цену.

Цена контракта оказалась самой низкой по такому делу. Я не был специалистом по заключению контрактов, но сразу понял, что меня хотят купить почти задаром, поэтому ответил твердо:

– Нет, господин полковник, лучше сидеть без дела, чем работать за такие деньги!

– Хорошо, назови свою цену?

Без промедления назвал сумму в три раза большую и добавил:

 

– Тридцать процентов от суммы выплатить сразу в качестве аванса!

Торговались долго, в конце концов договорились, подписали контракт, и я пошёл готовиться к операции, изучать материалы, а изучить было что.

Как только за Роговым закрылась дверь, полковник рухнул в кресло и подумал: «Хороший парень, отличный специалист, но в делах лопух. Эта работа стоит минимум в двадцать раз больше, да и другие охотники её уже делали, только ни одного из них не нашли до сих пор. Пропали как в воду канули».

Олег, конечно, не знал, что охотников за головами преступников воспитывает космическая полиция. Когда приходит время, потихоньку подводит к самостоятельному решению – заняться этой работой. Охотником мог стать только работник силовых структур, зарекомендовавший себя как минимум отличным, многопрофильным специалистом. А потом их вёл и общался с ними он сам. Рогов мог бы дослужиться до больших чинов в полиции, но обстоятельства сложились против него.

«Впрочем, что это я о нем так беспокоюсь, не он первый, не он последний», – подумал пренебрежительно Берг.

Но нет, полковник лукавил, он чувствовал внутреннюю неловкость, потому что как бы обокрал Рогова. Он почти с уверенностью мог сказать, что дал ему смертельно опасное задание, если не сказать больше – просто смертельное, без вариантов. Получалось, что он как бы приговорил его к смерти.

А я уже летел к своему звездолету «Ястреб» на крыльях надежды: жизнь играла радужными красками. Отличный заказ кружил голову, на кредитной карте лежала кругленькая сумма аванса, и что интересно, сроков выполнения заказа Берг не установил. Посчитал это некой форой ему как новичку, и горел желанием доказать обратное.

На бортах звездолета заканчивали рисовать название, казалось, что «Ястреб» рвётся в космос навстречу приключениям, стремительный, с красивыми обводами. Многочисленная внешняя гарнитура не портила его, а придавала некоторый шарм. По сути, боевой звездолет выглядел как прогулочная яхта путешественника – некоего филантропа средней руки и достатка. Такая маскировка нужна для дела, звездолет не должен выглядеть агрессивно, не должен раскрывать своего предназначения. Преступник не должен с первого взгляда понимать, что перед ним охотник. Наоборот, задача охотника – ввести в заблуждение свою потенциальную жертву. Прикинуться овечкой, и как только жертва поверит в это, захватить ее.

Закончив со звездолетом, занялся собой. Нужно выглядеть как путешественник, а с этим у меня возникли проблемы. Я офицер, привыкший получать и выполнять команды, внешне подтянутый, физически очень крепкий. Пришлось ломать себя и предстать вялым неопасным филантропом.

К сожалению, самостоятельно справится с этой проблемой не получилось, поэтому обратился к специалисту-психологу. Через неделю меня стало не узнать: беззаботный турист, джентльмен снаружи, а внутри боец. Параллельно с делами изучал своё задание, ведь с чего-то нужно начинать. Допуск к материалам по делу Бендика Шваха у меня имелся, я день и ночь скрупулёзно изучал его. Вначале оно показалось мне заурядным, но потом, после долгого анализа, пришёл к нескольким выводам, или версиям. Мне показалось, что дерзость, с которой действовал Бендик, граничила с безрассудством. Но нет, получалось, что все его операции тщательно готовились, им только придавался бессистемный вид. Второй вывод напрашивался сам собой: налеты совершались планово, а значит, планово и готовились. Возможно, сейчас, пока я готовлюсь к операции, Бендик совершил очередное дерзкое нападение. И третий вывод, самый шокирующий: вероятно, что под этим именем действовала разветвлённая преступная группа, которая постоянно пускала следствие по ложному следу. А следовательно, у неё должны быть осведомители везде, в том числе и в полиции.

Берг торопил меня, говоря, что время работает не на нас, а на преступников, его аналитический отдел сделал примерный прогноз возможных налетов. Получалось, что потенциальному нападению могли подвергнуться три планеты, расположенные в разных концах освоенной людьми звездной системы. Планета Тотем, на которой добывали редкий топливный минерал Тевтоний, используемый в энергетических установках звездолетов. Планета Эктаза – славилась добычей обычного золота в больших количествах, а его, как известно, много не бывает. И третья планета – Коста, там добывалась руда, из которой выплавляли редкий металл – бунирий, ценился этот металл дороже всего. Добывалось его мало, но окупался он сторицей. Реализовать такой металл на черном рынке не представляло труда, его востребованность покрывала все расходы и давала баснословную прибыль. К настоящему времени на всех трёх планетах скопилось значительное количество готового к отправке драгоценного материала.

Вот такой непростой расклад сдал мне полковник, теперь предстояло решить, в каком месте Бендик сделает вылазку. Сам собой напрашивался вывод, что это должна быть планета Коста: немного редкого металла, но его цена окупала все затраты. Смущало то, что так мог думать и Бендик. Он ведь тоже понимал, что за ним серьёзно охотятся, и скорее всего постарается сделать неожиданный ход, остаётся понять, какой? И тогда уже станет ясно, как действовать.

Чем больше я погружался в проблему, тем меньше она мне нравилась. Даже гонорар уже не радовал, но делать нечего. «Назвался груздем – полезай в кузов», – так говорила очень древняя земная пословица, все пути назад я себе отрезал, теперь только вперёд, осталось определиться, где он, этот перед?

Мысли пошли по кругу, я зациклился, не видел выхода, однако нужно разорвать этот круг вероятностных событий и определиться, теперь за меня этого никто не сделает. Неожиданно стал понимать, как труден хлеб свободного охотника, как не просто ни от кого не зависеть, решать все самому и отвечать за свои решения.

Трудно отвыкнуть от мысли, что за тобой уже не стоит махина космической полиции, наоборот, при возможности тебя ещё и преступником сделают. И тут, когда дошёл до точки отчаяния, меня посетила здравая, но невероятная мысль: «А что если Бендик организует нападение на все три планеты? Два нападения отвлекающие и одно – реальное». Мысль невероятная, но вполне возможная, в этом случае я не проигрываю вообще. Куда бы я ни направился, везде будет за что зацепиться, вернее, кого задержать. Только вот контракт у меня строго на задержание Бендика, а не всей банды… Стоп, банды? Значит, я уже решил, что Бендик – это организованная банда? Ничего другого не оставалось, все факты говорили за эту версию. Только вот почему космическая полиция до этого не додумалась? Собственно, почему додумалась? Конечно, додумалась и работает в этом направлении, только охотников направляет на конкретное дело, задержать главаря, организатора – Бендика».

Рассудил так: пусть решает случай и запустил все эти ценные планеты наподобие рулетки на мониторе. Когда они остановились, все сомнения отпали: рулетка расположилась на планете Эктаза, той, на которой добывали золото.

Эктаза так Эктаза, золото тоже ценный метал, ничуть не хуже других.

Наконец смог вздохнуть свободно, решение принято. Уже через полчаса такси несло меня к космодрому. Красавец звездолет ждал меня, казалось, что всем своим видом он говорил: «Хозяин, пора в полет». Я прошёл по отсекам, проверил оборудование, ещё раз подтянул крепления и фиксаторы, чтобы при ускорении ничего не сорвалось с места. В каюте переоделся в легкий лётный комбинезон и поспешил в рубку управления. Ввел необходимые коды, переборка ушла в сторону, и я шагнул в святая святых корабля. Мелодичный, синтезированный женский голос инкома традиционно приветствовал меня. И тут почувствовал, как во мне просыпается азарт погони. Не теряя времени приступил к предполётной подготовке. Тут же раздался голос диспетчера:

– Капитан звездолета «Ястреб», поступили коды активации и тестирования, что вы намереваетесь делать?

– Как что, диспетчер? Взлетать, конечно.

– Напоминаю, вы должны были предупредить нас о вылете за два часа.

– Напоминание принято, диспетчер, звездолет «Ястреб» взлетает ровно через два часа, в настоящее время проходит предполётное тестирование, прошу обеспечить коридор для выхода на орбиту планеты.

– Ну вот, капитан, теперь порядок, через два часа вам предоставляется коридор, какое направление освободить, для того чтобы вы беспрепятственно сманеврировали и легли на курс?

– Я лягу курсом к планете Эктаза!

– Хорошо, готовлю коридор.

Переговорив с капитаном звездолета «Ястреб», диспетчер тут же связался Бергом и доложил о маршруте, которым полетит звездолет. Тот поблагодарил диспетчера.

«Ну а что ты думал? – всплеснул руками Берг, – стандартный выбор, аналитики пришли к такому же выводу. Хорошо, что Рогов вообще полетел, а то я уж стал думать, что он откажется от задания. Отлично, кости брошены, игра началась».

А Диспетчер сделал такое сообщение не только Бергу, но и ещё одному своему адресату, которого лично никогда не видел, но платил аноним очень прилично. Получив сообщение, тот тут же переправил его по цепочке. Пройдя таким образом через множество рук, сообщение дошло наконец до хозяев.

– Ну вот, а вы сомневались, очередной охотник приступил к моей поимке. И до чего предсказуемо действует, с другими было интересней.

– Не буди лиха, пока оно тихо, – порекомендовал еще один преступник находившийся в комнате. – Не стоит забывать, за нами гоняется вся космическая полиция.

– Да, помню я, что ты каркаешь. Полиция хватает пустышки, а мы сделаем последнее дело – и все, можно отдыхать!

– Ты не сможешь отдыхать, Бендик, тебе нужны не столько деньги, сколько риск, которому ты подвергаешься, добывая их. Ты как клептоман, грабишь для удовольствия.

– А если и так, то что?

– Да ничего, просто констатирую факт.

– Оставь свои фантазии при себе, ты получаешь деньги не за них, а за работу, друг мой.

– Как я докладывал раньше, драгоценные материалы скопились на трех планетах и ожидают отправки в центральные миры. Охрана усилена, о том, чтобы захватить добычу на планетах, не может быть и речи, слишком хорошо охраняется. Разве что во время транспортировки, – высказал свое предположение помощник Бендика – Кен.

– А что, это мысль, – и они с головой ушли в обсуждение деталей операции.

Готовясь к рейду, совершенно не замечал времени, корабль работал, как хорошо настроенный рояль. Завершив тестирование систем, взглянул на часы, до старта оставалось пять минут. Повертел головой, разминая шею, потом откинул заглушку в затылочной части головы, обнажая разъём, и вставил в него штекер нейросенсорного контакта с искином звездолета. Иначе нельзя, человек с его несовершенной, замедленной реакцией неспособен управлять звездолетом. А вот поставив расширители и закачав в них базы данных, сразу становился всемогущим. Сознание на мгновение затуманилось, зрение раздвоилось, потом совместилось, став совершенно другим. Пилот видел сразу и все, ощущал звездолет как часть себя: радары – зрение, силовая установка – сердце, а сканирующие системы – слух. Немного посидев и попривыкнув к слиянию с кораблем, задействовал связь.

– Диспетчер, звездолет «Ястреб» к старту готов.

– Старт разрешаю, коридор чист, удачи, пилот.

Тот час же задействовал антигравитационные генераторы, подал минимальную тягу на двигатели и оторвался от бетонно площадки космодрома. Он видел своим особым зрением удаляющуюся поверхность планеты, а впереди открывалась звёздная перспектива.

Не спеша преодолел атмосферу и притяжение планеты, и вот оно, космическое пространство, глубокий черный бархат, усыпанный звездами. На орбите движение, как на скоростном шоссе, но все чётко организованно и подчинено диспетчерской службе. Не став делать оборот вокруг планеты, отключив планетарные антигравитационные генераторы, увеличил тягу двигателей, предназначенных для внутрисистемных полетов, и стал удаляться от планеты, вырываясь из её цепких гравитационных объятий.

– По курсу коридор свободен, – проинформировала навигационная система.

Бросив прощальный взгляд на планету, с которой меня связывал большой период жизни, отключил внутрисистемные двигатели и задействовал маршевые. Сразу завыли генераторы компенсации перегрузки, а звездолет, как птица, устремился в глубины темного космического пространства. Через некоторое время оно поглотило его без остатка, и уже ничего не напоминало о нем. Кроме, пожалуй, невидимого энергетического следа, который отмечался специальной аппаратурой.

На далекую планету поступило сообщение диспетчера о старте «Ястреба», который лёг на заявленный курс и задействовал маршевые двигатели. Это означало, что никаких неожиданностей звездолет теперь преподнести не сможет. Поменять курс после разгона на маршевых двигателях весьма непросто, да и такая операция требует уймут времени.

– Никаких неожиданностей, – проговорил Бендик, обращаясь к своему помощнику. – Делаем ложный налёт на планету Эктаза, а сами займёмся планетой Коста, вернее скопившимся там бесценным грузом бунирия. И, кроме того, имитируем нападение на планету Тотем, чтобы окончательно сбить с толку космическую полицию и соответственно охотников. Знаешь, мне кажется, Кен, полиция прикармливает охотников?

 

– Несомненно, шеф, полиция выдаёт им лицензии, значит, и контролирует.

– Молодец, соображаешь. И вот ещё что, операция серьёзная, организуй пути отхода на всякий непредвиденный случай, – сказав это, Бендик повернулся и вышел из связной.

«Легко давать указания, – размышлял Кен. – Выполнять гораздо сложнее, чер вощьми, да и возразить нельзя. Интересно, кто срывается под именем Бендик? До сих пор шеф ни разу не открыл лицо, которое скрывала неопределенная маска. Даже неизвестно, мужчина он или женщина? Голос шеф тоже синтезирует, поэтому тембр можно принять как за мужской, так и за женский. Да, какое мне дело, в конце концов, кто он? Главное, платит хорошо и даёт работу».

Посидев ещё немного, Кен нажал кнопку на пульте связи. Через некоторое время в динамиках раздался знакомый голос капитана пиратского звездолета Гуса:

– На связи, Кен.

– Привет, Гус, есть работенка.

– У меня на пустую болтовню времени нет, если есть работа – говори, нет – отваливай, – такая вот у него манера разговаривать.

– Ладно, не горячись, знаешь планету Тотем?

– Кто же её не знает, и что из того, что знаю?

Не обращая внимания на колкий тон, Кен продолжил:

– Тебе надлежит слетать туда и пошуметь, пострелять, имитировать серьезные намерения, а после представления смыться.

– На словах легко, надо полагать за мной увяжется хвост из звездолетов космической полиции?

Пропустив замечание Гуса мимо ушей, Кен продолжил:

– Ты берёшься за работу или будешь мусолить вопрос?

– Цена? – сразу взял быка за рога Гус. Кен назвал цену, весьма приличную за такую пустяковую работу. Гус начал торговаться, таков порядок – с первой ценой не соглашаться, через некоторое время уладили этот вопрос к обоюдному удовольствию.

– Я всегда знал, Гус, что на тебя можно положиться.

Тот не ответил на похвалу.

– Хватит сотрясать воздух, перечисли аванс и назови дату вылета?

– Аванс перечислен, дату вылета получишь позже.

– Вопросов больше не имею, готовлю корабль и жду дату вылета.

На том разговор закончился, разобравшись с планетой Тотем, Кен приступил к следующему, более сложному вопросу организации нападения на планету Эктаза.

«Хмм. Если нападение реальное, то может быть, удастся золотишком разжиться. Конечно, Бендик такого задания не давал и мог наказать за самоуправство. Сделаю проще: просто не буду обговаривать этот вопрос, пусть старший группы кораблей нападения сам принимает решение по умолчанию».

На этот раз разговор пошел совсем в другом ключе, капитан Солит ответил сразу.

– Собирай корабли, предстоит серьёзное дело!

– Ну вот почему ты всегда суетишься, торопишь, бегом…

Кен знал о его говорливости и обстоятельности, поэтому перебил:

– Нет времени на реверансы, цель – планета Эктаза, там готов к отправке солидный конвой с золотом.

– С этого и надо было начинать, а то дело… Когда вылетать?

– Немедленно, Солит, немедленно. И держи канал связи открытым.

«Отлично, вроде бы ничего не разрешал, но в то же время не запрещал, всегда можно будет отыграть назад, в случае чего. Цену не обговорили, опять-таки по умолчанию».

Теперь оставался самый серьезный вопрос – планета Коста. Вот тут так просто не пройдёт, придётся подумать. Кен открыл карту планеты и стал внимательно просматривать. А спустя некоторое врямя нашёл весьма нестандартное решение.

«Ястреб» резво покрывал пространство, держа курс на планету Эктаза, бросил взгляд на пульт навигации и удовлетворенно хмыкнул. Точка контроля, или как ещё её называли – невозврата, пройдена, теперь место нахождения звездолета нельзя отследить, пора менять курс и лететь к планете Коста.

Непростое это дело – поменять курс звездолета, когда тебя огромной скоростью тащит вперёд инерция. Нужно расходовать драгоценное рабочее тело на торможение, потом на манёвр, а далее лечь на новый курс и ускориться. Однако, делать нечего. Экономя рабочее тело, приступил к импульсному торможению. Звездолет послушно сбрасывал скорость, наконец она стала достаточной для совершения манёвра, навигационная система филигранно положила корабль на новый курс. Вот теперь – полный вперед.

Ничего, запасы рабочего тела пополню при первой возможности, но такой манёвр стоит риска. А как без риска и фантазии в моей новой профессии? Просто невозможно, придётся все время импровизировать.

На смену курса потрачена неделя времени, это ещё по-божески, откинувшись на спинку капитанского кресла задумался. До планеты Коста лететь три стандартных месяца, есть время, чтобы ещё раз все взвесить и просчитать варианты.

А какие собственно у меня варианты? Особо большого выбора нет, вернее, я его уже сделал. Допустим, я не ошибся, тогда встает вопрос: как мне задержать этого Бендика? В открытой схватке – однозначно нет, в открытую с ним борется космическая полиция, вернее люди полковника. Для меня открытый метод борьбы не подходит, я должен заманить его в ловушку, желательно одного, и красиво задержать. С боевыми кораблями мне не справиться, тут пройдет только хитрость и трезвый расчёт.

Недолго думая развернул схему планеты Коста на мониторе и начал вертеть её, просматривая материки, города, старательские посёлки. Население небольшое, крупных городов три, и расположены они в местах с мягким тропическим климатом. Экономическую основу существования этих городов составляла добыча ценного минерала – бунирия. Ещё раз повращал планету, как вдруг глаз за что-то зацепился. Приблизив изображение, наконец понял, что тут не так – солидный развлекательный комплекс «Квазар» с огромными игровыми зонами для азартных игр, который как-то не вписывался в аскетичную жизнь старательской планеты. Номера в комплексе для проживания стоили баснословных денег, и что самое интересное, свободных – не было.

Ну нет свободных номеров. Ну игровой комплекс, что мне это даёт? А то и даёт: такие комплексы строятся там, где можно заработать, там, где есть деньги. Следует только один вывод: сюда приезжают поиграть, и не просто поиграть, а вероятно потавить большие деньги. Только этим можно объяснить существование игрового комплекса в таком захолустье.

Звездолет тем временем набрал крейсерскую скорость и разрезал космическое пространство в полной тишине. Теперь он двигался по инерции и только ощупывал пространство сканерами, чтобы вовремя обнаружить метеорит, или другой космический мусор, мгновенно уничтожив его. Иначе последствия фатальные, на такой скорости врезаться во что-то… Лучше об этом не думать. Перевёл управление звездолетом на автопилот, просто перепоручил управление искину звездолета и пошёл в каюту, сказывалась усталость от напряжения последних дней.

Одни сутки на звездолете походили на другие, никакого разнообразия. Подъем, гигиенические процедуры, завтрак, потом изнурительные упражнения на тренажёрах, чтобы поддерживать нормальное физическое состояние. Далее занятия в специальном модуле по управлению «Кузнечиком», который мирно стоял в транспортном ангаре. И так изо дня в день…

Но, наконец, наступил счастливый момент начала торможения, до Косты оставалось совсем немного. Нудное космическое путешествие заканчивалось, начиналась живая работа.

Поступил стандартный запрос диспетчера планеты Коста о цели визита и времени, которое капитан собирается провести на планете.

– Я путешественник, но люблю комфорт, поэтому хотел бы остановиться в игровом комплексе «Квазар», на какое время, пока не знаю.

– Вы заказали апартаменты в игровом комплексе? – последовал коварный вопрос диспетчера.

– Нет, решил посетить планету, поиграть, немного спонтанно.

– В таком случае назовите себя, я свяжусь с соответствующими службами комплекса и сообщу вам информацию о наличии мест.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru