Судьбе вопреки. Часть первая. «Неудобная мишень…»

Юрий Москаленко
Судьбе вопреки. Часть первая. «Неудобная мишень…»

Но самое интересное, что на следующий день, просунув морду в задний отсек, я увидел Сырцова, который сидя на стуле, увлеченно курочил бокорезами взрыватель от РГД. Тогда я поверил, что антигравитация вполне достижима. Меня приподняло над матрацем и не отпускало до тех пор, пока взрыватель и бокорезы не выпали у него из рук. А уж что я кричал и как долго, я просто не помню. Но Серега с Максом, прибежавшие ко мне в аппаратную, сказали, что такого жуткого рева в жизни еще не слышали. Сырцову настучали по ушам, а я сказал своим толстолобикам:

– Если вы хотите покончить жизнь самоубийством, у меня никаких возражений нет. Приедете после дембеля домой – делайте, что хотите. Хотите – вешайтесь, хотите – стреляйтесь, хотите – топитесь, мне все равно. Но тогда отвечать за свою дурь будете вы сами, а не я, ваш командир. Я не хочу смотреть в глаза вашим родителям и говорить, что это я не уследил за вашим сыном. Это я не смог его уберечь. Это я виноват в его смерти. Я обязан сдать вас родителям живыми и здоровыми. И если для этого понадобится набить кому-то жопу или морду – я это сделаю без всяких колебаний. А потом дома будете жаловаться на меня родителям.

Но все когда-нибудь заканчивается. Закончилось и наше сидение в Чечне. Приехал Андрюха, мы сдали ему аппаратную, сели:

в Р-142 Пух за рулем, я старший, в кузове все солдаты. В П-256 за рулем Коля, рядом Серега и Макс. Мы двинули на Моздок.

* * *

Очнулся.

Голова чумная. Взгляд на электронные часы на руке.

С ума сойти! Третий час, а я, вроде, и не спал. Вот же, как задумался!

В последнее время и не пил то потому, что здоровье ни к чёрту. Выпьешь и заснуть не можешь почти до утра. Но сегодня поспать надо, а то завтра буду выглядеть, как зомби. Раз уж пока не сплю, то аккуратный поход на кухню и туалет. Попить и наоборот, причём стараемся не шуметь, чтобы не разбудить необычного гостя.

А вот теперь можно и поспать, только опять в воспоминания не сорваться, а то точно завтра на зомбяка похожим буду.

Пролежав с полчаса с постоянно открытыми глазами, вспомнил, что забыл открыть форточку, и встал. Жена всегда открывала её на ночь и приучила спать со свежим воздухом.

Снова лёг, закрыл глаза и тут же понял, что выпитое не даст спокойно заснуть. Опять встал, снова сходил в туалет, лёг, закрыл глаза, открыл их и с тяжким стоном, причитая:

«Бли-и-ин, как же достало, когда я перестану забывать об этом?!» – потащился на кухню за стаканом воды. Обычно, бывшая приносила нам обоим воду на ночь и ставила её на прикроватные тумбочки.

Зайдя на кухню, я увидел в тёмном окне свой силуэт.

Подбоченился, втянул живот, принял позу культуриста, напряг мышцы и полюбовался собой. В окно на меня насмешливо смотрела большая круглая луна.

Я сдулся и подвыл ей, как одинокий волк, но тихонечко, боясь разбудить квартиранта:

«У-у-у».

Стало тоскливо и холодно.

Набрал воду и, стараясь не расплескать её, в три прыжка преодолел расстояние до кровати, быстро поставил стакан на очередную табуретку, юркнул под одеяло с головой, свернулся калачиком и замер, пережидая дрожь.

Вспомнил, как в детстве согревал своим дыханием пространство под одеялом. Я глубоко вдохнул через нос воздух, ненадолго задержал его в лёгких и медленно выдохнул через рот. Стало тепло. Я высунул нос из-под одеяла и вскоре стал проваливаться в сон.

Сознание куда-то уплывало, а вот потом пришёл он, сон, вот только что-то он не дал того долгожданного успокоения.

Вначале снился взволнованный сосед и его сынок…

Опять на телефоне висит.

– Сынок, это ты! – радуется Пётр, и я почувствовал, как дрогнул у него голос. – Привет!

– Привет, пап! Ты что это? У тебя все в порядке? – обеспокоенно спросил сын, чутко различив непривычные ласковые ноты в голосе отца.

– Да, сынок, все в порядке!

– Уверен?! – недоверчиво спросил сын.

– Да, сынок, уверен! А ты как?

– У меня все в порядке! – ответил сын.

– Точно? – спросил Пётр.

– Да, пап!

– Ну, хорошо, сынок.

– Ну, ладно! Пока, пап!

– Пока!

Пётр посмотрел на погасший экран телефона и ухмыльнулся, и я понимал его:

«Долбанные американцы, спасибо вам за ваши долбанные диалоги! Хоть как-то с сыном отец смог поговорить!»

А после паузы, потрясая перед собой телефоном, уже я обратился через стены и океаны к другому континенту:

«И за айфон, вам, тоже спасибо, американцы!»

А у меня в руках такой же телефон, как у соседа…

И я, убедив себя, что посмотрю только снимок любимого пса, все-таки решился открыть «Фотографии».

Вот он – Фил!

– Друг, не грусти! Скоро поедем с тобой в отпуск на Ахтубу, на рыбалку! Помнишь, как там здорово было?!

На фотографии на заднем плане стояла бывшая. Я увеличил фотографию так, чтобы лучше рассмотреть её. Симпатичная. Да и баба хорошая. Действительно, хорошая! И почему так всё произошло?

А дальше мне снилась рыбалка на Ахтубе.

Раннее утро. Мы с женой и детьми скользим на моторке по тихой воде, а на берегу, растворяясь в розовом тумане, нас ждёт трёхмесячный верный Фил. Родная опустила руку в воду и смотрит, как она разрезает водную гладь. Маленький сынок боится, что маму укусит большая рыба, и просит её вынуть руку из воды, а доча только смеётся в ответ, смотря на маму, и тоже старается перегнуться через борт и достать рукой воду. За что получает от меня лёгкий любящий подзатыльник. Мне, реально, за неё было страшно.

Я управляю лодкой и улыбаюсь. И впереди у нас есть ещё несколько счастливых лет…

Глава вторая

Пробуждение не назовёшь сегодня приятным. Во рту кака. Голова немного шумит и глаза слезятся. В ушах шум…

Или мне это просто кажется? Да нет, кто-то шурудит у меня на кухне.

Воры?! Как очумелый вскакиваю с постели на ноги, стакан, с так и не использованной водой, падает на пол, делая расплескавшуюся водяными брызгами лужу, и тут до меня доходит… я же дома не один!

Тут же падаю жопой на кровать и стараюсь прикрыть своё, не столь сильно, как раньше, накаченное тело. Скорее, раскаченное пивом и печенюшками. Вон, сколько добра собрал.

Взгляд на часы на руке. Вот это да! Почти час…

Видно услышав, что я тут заворочался, да и упавший стакан звуки соответственные издал, в проёме комнатных дверей появилась чем-то очень довольная фигура куратора.

– Ну, ты и спать горазд! Я уж тебя будить чуть ли не собрался. Вон и наше место вчерашнего преступления убрать успел и вообще, в квартире прибрался, всё-таки у тебя через час гости очередные намечаются.

Я сделал круглые глаза.

– Какие гости?! – удивлённо спросил я, прокручивая в воспоминаниях, что же вчера происходило? Вроде, не слишком вчера нализался, чтобы чего-то важное упустить.

– Не тут. Давай, вставай и в ванную. Да и душ прими. Помойся и зубы почистить не забудь. – поморщился Иваныч – я за завтраком всё тебе объясню. Я тут уже успел с утра и в магазин сгонять и в гараж к тебе наведаться, но всё потом. Марш на утренние, вернее уже дневные, гигиенические процедуры, и не забывай, для разговора у нас, не так уж, много и времени остаётся. Не задерживайся…

Я чумной и непонимающий, откуда очередные гости нагрянуть должны, откуда они вообще взялись, прихватив полотенце и чистые трусы с майкой, скрылся в санузле.

Не знаю, что там по времени, но минут пятнадцать я точно плескался под горячими струями воды.

Довольный, распаренный, в одних трусах, под насмешливым взглядом Иваныча, продефилировал на кухню. Чего мне его стесняться? Всё-таки я пока ещё у себя дома нахожусь, а не в гостях, хотя, как посмотреть, кто тут у кого в гостях, а кто хоязин.

– Будет дама, а они непредсказуемые – может через десять минут нагрянуть, а может и на три часа немного задержаться в магазине. И поверь, это именно тот случай.

– Дама?! – поразился я, поджав на ногах пальцы, как бы их разминая.

– Да, а потому, либо шорты для приличия одень, а лучше…и я тебе это настоятельно рекомендую, как я.

– В костюм?! – поразился я.

– Ну, не так чтобы официально, но по приличней, точно. На улице, если ты не заметил, конец марта, но в приморье в этом году тепло. Так что…

Я, качая головой, думая, что там ещё за напасть по мою душу готовится, пошёл одеваться. Когда куратор советует, то стоит к его словам очень серьёзно отнестись. Мало ли кого и зачем он сюда пригласил? То, что это его рук дело, и так понятно, а вот зачем…

Но, до зачем, дело так и не дошло пока я не оделся, и мы не позавтракали, а кое-кто и пообедал. Вот, под чай, и пошёл у нас уже серьёзный разговор…

– Гадаешь, что за фифа сюда нагрянет и зачем? – почти смеясь, спросил меня куратор.

Я, в ответ, только на стуле задницей поёрзал, чувствуя, что именно она и настаёт.

Иваныч улыбнулся.

– Ты, и правда, подзапустил себя. Ни стимула к жизни, ни цели. Мне, честно, пофиг. Сдохнешь – нам же проще. Но, коль я уже тут, то просто так оставлять все дела именно так, не намерен. Не в моих это правилах, а тут с утра интересные известия по моей линии прошли. Но пока ничего обещать не могу. Не в моей компетенции влиять на таких особ.

– Насчёт чего влиять? – не понял я. – И чё, что я себя запустил? Легко говорить тому, кто никогда не был в таких жизненных ситуациях. – Обиделся я, понимая в душе, что куратор прав. Я стал словно животное.

Поспал, посрал, пожрал, иногда потрахался, ну ещё побухал под настроение со знакомыми, которых друзьями язык не поворачивается назвать. Вот и весь распорядок жизни. Ну, сдуру, на работу вахтёром устроился. Что-то более интересное не найти по нынешним временам. Работы нет. Да и возраст – куда не кинься, везде до сорока, и то не всегда. Нужно, помоложе работников. Я ведь инженер, связист, с техникой, что связи, что автомобильной на ты, а тут… да и не давали мне тогда, нельзя было в серьёзные фирмы прорваться. По зоне, конечно, никакой информации, я для работодателей не светил, но вот ненавязчивый контроль со стороны ФСБ влиял. Знаю, что влиял. Я тут в одну фирмочку едва не устроился. И по специальности и зарплату обещали отличную, по нынешним временам. Да вот одна загвоздка – головной офис компании в США был и учередители тоже. В общем, заставили отозвать оттуда своё резюме. И ещё одна причина была, что я почти не работал, а жил на одну, по сути, пенсию. Ну, не хотел я на постороннего дядю корячиться. И очень не хотелось мне идти на руководящие должности, особенно самых низших, типа мастеров и бригадиров. Ответственности за людей – море, зарплаты – никакие, и вечно во всём виноват. А частники тоже люди, и им свойственна чванливость и звёздная болезнь. Кто-то рассказывал, как в Испанию ездил и там в кафе заходил. Очень удивился, что ему прислуживал сам владелец. Там нет, практически, разности меду работником и владельцем предприятия. Обычно, работают все наравне. А вот у нас… нос задерут, пальцы веером, зубы шифером. Сам в кредитах и долгах, но строит из себя не понять что. В общем, противно, а государственных предприятий в Приморье осталось всего ничего. На железку не попасть, да там уже давно ОАО…, а в других организациях платят копейки.

 

Рынок труда в Приморье никакой, в принципе, как и по всей России. На вахту, разве что, на севера рвать, но не в моей ситуации, да и здоровье уже не даст, да и если посчитать, то те же деньги получаются, из расчёта за каждый месяц, что работы, что отдыха межвахтенного. Но всё-таки основная причина почему я не работал – не хотелось вновь спину на частника гнуть и терпеть его закидоны.

Видно, видя, что я и сам себя затюкаю, куратор смягчился.

– Про ситуацию с тобой говорить не буду, вчера всё обсудили, а вот про гостью скажу. – Иваныч тепло улыбнулся, видно припомнив что-то забавное, связанное с будущей гостьей… – она, мягко говоря, интересная и забавная. При этом опасная, как кобра.

Я удивлённо уставился на него.

– Нет, ты неправильно понял, я к ней, как к другу и хорошему профессионалу отношусь. И такое, знаешь ли, в нашей среде бывает. Она для меня, ну, как сестрёнка, но бедова-а-я!!! Здесь оказалась случайно. Её на отдых отправили принудительный, а она не на Байкал поехала, а сюда, к подруге детства рванула, а та, куда-то умотала. Не созвонились, и вот теперь результат. Сегодня мой руководитель звонил, спрашивал, как у нас с тобой дела, ну и между делом попросил присмотреть за проказницей. Она тут немного набедокурила и теперь в отсидке. Не выездная, как и ты. Вот и хотел её попросить присмотреть за тобой. В прямом и переносном смысле. У вас естественно, будущего нет, у ваших возможных отношений. И вообще, последнее слово за ней. Не понравишься, и начальство не сможет заставить. Вот такой своеобразный сотрудник. Но мне это было бы удобно. Ты за ней присматриваешь, она тобой и твоим имиджем занимается. Санаторий, это и любовные истории, и я тут подумал, что было проще к тебе приставить даму. Была мысль, и вовсе, позвонить поместному телефону, «волшебный» номер которого я тебе потом скину. Я уже хотел это сделать, и даже в Океанский позвонил, чтобы на два месяца для супружеской пары места забронировали, причём, не абы какие, а люксовые. Цени! Тут такое дело, два месяца придётся тебе пожить во Владивостоке. Раньше, всё намеченное, мне просто не провернуть. Думаю, потерпишь, да и деньги у тебя теперь имеются. В мае вернёшься. Но путёвок вам придётся покупать три комплекта. Там по двадцать одному дню максимальный период лечения. Но для нас идут на уступки. Всё равно платить за всё тебе.

Возмущаться бесполезно. А ловить отношения там, на месте, смысла нет. Если кто попадётся, то, как в том кино «тем, кому за тридцать», притом далеко за тридцать. Из этого контингента девочки будут. Нет, в другое время я бы, наверное, таким отношениям со взрослыми дамами был бы рад, но не сейчас это уж точно. Хочется, и правда, насладиться жизнью, а что даёт жажду к жизни, как не молодое, красивое женское тело. Пускай и немного резиновое. Растопим… деньги есть, не солить же их, в самом-то деле!

Видя, что я немного приободрился, куратор продолжил:

– Ты не боевик, и я её предупрежу, чтобы поосторожней себя с тобой вела, если у вас сейчас всё срастётся, потому постарайся произвести на неё впечатление, хотя у тебя такой вид… – Иваныч поморщился, – что, по-моему, твои шансы равны нулю, если честно. Она девушка с запросами и провозглашает идею свободных отношений, но при выполнении задач никогда не прыгает по постелям. Если ты её объект охоты, то ничего можешь не бояться. Скажу по секрету, на татами я для неё выступаю только в ранге ученика, а в стрельбе… и подавно. А я считаю себя очень опасным противником. А потому, если что произойдёт, какие-то разборки, то скромно стой в сторонке. Больше мешаться будешь. Хотя, по её виду и не поверишь, ну сам скоро увидишь, что за сокровище к тебе в руки может попасть на эти два месяца.

Что-то я очкую. Ну не люблю я женщин подобного типажа. Ну, уж нафиг! Но отказываться сразу не буду, чтобы Чапая не нервировать. Мне с него ещё обещанные ништяки стрясти надо и при этом остаться в живых.

Звонок домофона.

О! Вот и гости, видно.

– Я встречать, а ты настраивайся, – усмехнулся очень довольный Иваныч. – Пойду встречу, да и поговорить мне с ней немного надо без тебя. Может, удастся повлиять на её решение сразу тебя не шинковать.

Я скривился.

– Иваныч, а может ну его, а? Я как-то не привык связываться со сводниками. Уж прости, за сравнение. С этим делом я думаю и сам разберусь. А девочка себе кого и помоложе и покрасивее найдёт. – я уже закусываю удила, – так что, мне похер, выберет она меня или нет, я и сам в состоянии сделать выбор, а потому не гони. Надо – иди общайся и приглашай – попьем чайку. Мне бы и вовсе похмелиться не помешает, хотя никогда почти этого не делаю, но видно вчера в охотку конины перепил.

– А как до Владика доберёшься? – удивлённо, спросил Чапай.

– Завтра поеду, не принципиально, ведь? Раз уж мне там два месяца отдыхать. Да и сумки пойду собирать. Много не возьму, конечно, с собой, да и прикупить надо многое, я пообносился сильно. А потому, давай так. Я спать – после завтрака, тобой приготовленного, разморило что-то, несмотря на разговор. Ты тут пока командуй и гостью спровадь. Хочешь, можешь пожить, по факту, квартира и так ваша. Я не претендую. А я реально отдохну, всё-таки вчера не спалось, и только в четвёртом часу отрубился. Но конина и моё здоровье, оказывается уже не совместимы. Пойду сил набираться. Комп я забираю, и наушники у меня есть, так что зал в вашем распоряжении.

Иваныч, удивлённо смотрит на меня.

– Даже не хочешь взглянуть на гостью? – спрашивает он.

Я покачал головой из стороны в сторону.

– Нет, эти эксперименты без меня. Судя по твоему рассказу, это не мой типаж женщины, с кем бы мне хотелось просыпаться по утрам. А молодость… конечно хорошее дело, но пойми меня правильно, я жить по новой начинаю и лебединую песню петь мне ещё рано. Я так думаю. А раз ничего у нас не может быть, то зачем и начинать? Ей развлечение, а мне страдать? Уж лучше тогда, и правда, со звонка девицу беспроблемную вызвать. Ей колечко купил – она и рада, и отрабатывает. Цинично, конечно, но такова жизнь. А такую… я чувствую, такое испытание для меня окажется последним. А потому, давай…, вон уже стучатся, встречай, а я отдыхать…

Не знаю, что на меня нашло? Ведь, реально, хотел обратного, а тут… Ну, не люблю я, когда женщина и умнее, и сильнее меня. Уж в чём-то я должен быть лучше. Разве что, толще. Хотя и побольше меня экземпляры можно найти, которые будут совершенством для некоторых. Был у меня по молодости такой друг, он любил обнять необъятное, а вот меня, увольте. Сам найду. Я не урод, да и деньги есть и с машиной разберусь, а пока хватаем комп – и в спальню. Форточку прикрыть, а то сдувает. В Уссурийске сегодня прохладно довольно, хотя и конец марта. Приморье, обычно, уже к этому времени, от снега очищается, но не факт, год на год не приходится.

* * *

И полчаса по нэту не полазил, срубило. Ничего не снилось, но вот проснулся, как-то резко. Привычка тут же на часы смотреть – не густо, всего час удалось поспать. Можно было бы и поваляться, но вот что-то приспичило по-маленькому.

Так, у меня, вроде, гости должны быть! Но за стеной тишина, значит, увёл Иваныч гостью. Жаль, конечно, но такие вводные, я боюсь, не переживу.

Босыми пятками встаю на прикроватный коврик. На мне майка-удавка «прощай молодость», к тому же, доходит только до низа живота. Выскочил из размера…

Семейники, главное, что чистые и не рваные. Волосы взлохмаченные и лицо, чувствуется оплыло после сна. Вон, вся подушка в слюнях. В голове – бодун. Надо, надо было похмелиться, болит, зараза, хоть и кость, вроде. Откуда в голове российского офицера мозги? Там по определению – сплошная кость. Не мой перл, хватало у нас высших офицеров с юморком, чисто армейским.

Почесал пузо, спросонья немного потянулся. И, как танк, с одной целью добраться до туалета, с ходу открываю двери в зал и застываю в дверном проёме, удивлённо взирая на чудо, что, вольготно поджав ноги и забравшись на диван, тоже с удивлением рассматривает мой, весьма непрезентабельный вид, своими красивыми большими глазками.

– Здрасти… – пропищало создание.

Я окинул взглядом неучтённую квартирантку…

А ничего себе так, особенно, когда на ней из одежды топик, едва сиськи прикрывающий, и шортики, типа трусики с кармашками. Топик белый, и под ним больше ничего, так как явно сосочки просматриваются. А шортики синенькие. И ещё эти носочки, по новой моде с укороченным верхом.

Губки правильные, пухленькие. Накаченные видно, с помощью современной косметической операции или уколов. Ну, я в этом точно не рублю. Но явно не её естественный первоначальный вариант, что мама с папой дали.

Носик прямой, тонкий. Глазки – огонь, и усмешка в них застывшая. Наслаждается моментом, сучка.

Волосы длинные, прямые, в хвост убранные. Нарощенные, наверное, и цвет такой, жгучей брюнетки. Кавказский вариант, однозначно. Там всех блондинок сразу в бляди записывают. Знаем, сталкивались.

Сама загорелая, по цвету кожи рук видно, да вот и живот открыт и явно со следами ровного загара. Хотя, может мулатка, но думаю, что недавно из жарких стран приехала. У нас такой вид можно получить только в солярии. Пупок в нескольких местах проколот всякой бякой…

Жуть. Пирсинг называется. Но смотрится, если честно, неплохо… Хороша, зараза!

А цвет глаз с такого расстояния не рассмотрел – слепой, как крот. Все собутыльники по гаражу удивляются, как я с таким зрением за руль сажусь без очков.

– И тебе не хворать! – в качестве приветствия, шепчу обескуражено я.

Зажиматься или хотя бы одёргивать короткую майку, которая на моём пузе тоже смотрится, как вытянутый топик, смысла нет.

Что там говорил Иваныч о том, чтобы произвести впечатление на гостью? Думаю, я на неё произвёл НЕИЗГЛАДИМОЕ впечатление, но вот смотрю, что вот-вот рассмеётся и есть с чего.

– Ты уже проснулся, – и тут добавила такое! – ПУПСИК?

Я даже от возмущения, едва не закашлялся.

Потом очнулся и зло произнёс:

– Ещё раз так назовёшь – покусаю. – и уверенно направился туда, куда и собирался. И только услышал, в спину кинутый, ответ:

– Как скажешь, котик!

«Зараза!!!» – едва не зарычал я.

«И как теперь вести себя?» – думал я, усевшись на горшок. Переодеваться? Так всё более-менее пристойное в шкафу, а шкаф-то у нас именно в зале расположен, как раз напротив дивана.

«А ну их всех!» – взорвался мысленно я.

Я тут пока хозяин и вести себя буду, как ни в чём не бывало. Бельё на мне чистое. Вонять не воняю, помылся всё-таки. А коль не нравится, как я выгляжу, так ради бога, я её сюда, уж точно, не звал.

Помыл руки, вытер о полотенце и, выйдя из ванны, первым делом направился на кухню. Точно помню, что видел початую бутылку конины на столе.

О, точно! Вот она, родимая!

Беру пару фужеров, заботливо вымытых Иванычем и без закуски, всё также почти в неглиже, дефилирую в зал.

– По капельке? – Сходу спрашиваю я, свою нежданную гостью. – Чем, вообще, обязан?

Ставлю на придвинутый ногой табурет бутылку с фужерами и нагло, уверенно, как хозяин, устраиваюсь с другого конца дивана, правда с моим брюхом поджимать под себя ноги чревато. Удивление на лице девушки, граничащее с изумлением, но вот раздражения, или чего похуже, пока в них нет.

– А одеться, чтобы при даме сидеть в соответственном прикиде, не судьба? – с издёвкой в голосе, спросила дама.

На что я, наглым взглядом прошёлся по её, не менее оголённой фигуре, и спросил:

– Точно такой же вопрос и к вам, но в принципе, пофигу. Так чего у меня делаете-то? Я, вроде, вас не вызывал?!

 

А вот тут, я явно попал на что-то больное. Вон, как раздражённо и даже зло блеснули глазки у девицы.

– Котик желает семейного скандала? – выдала она такое, что я просто прирос к месту.

– Семейного? – поразился я. – С какого это перепуга?

Девушка зло сощурилась:

– Ну, раз мы по-семейному при даме в семейниках расхаживаем и коньяк предлагаем с возможным продолжением, то как по-другому? Впервые видим друг друга и такие интимные подробности сразу!

Я плеснул в фужеры немного коньяка, девушка же вновь взяла в руки свой айфон. Что-то там демонстративно смотрит и, вроде как, не обращает на меня внимания. Но я был не прав. Интерес есть, только вопрос, с чего бы это?

Молча опрокинул в себя дозу и довольно крякнул.

– Так чем обязан? – опять задал я вопрос, который меня сейчас, если честно, больше всего волновал, всё-таки девушка мне очень понравилась. Да и удивительно было бы, чтобы такая красотка и не понравилась, к тому же, молодая красотка.

Но понимаю, что это сокровище, уж точно, не для меня. Хотя, чего она тогда тут ошивается? Да ещё без моего разрешения? Всё-таки, пока я тут проживаю.

– "Хочу замуж за богатого и заботливого! Хочу замуж за лидера! Хочу, чтобы будущий муж был сильным, успешным, процветающим! Хочу, чтобы был богатым, развивающимся, без вредных привычек!" – выдаёт дама.

Я уже вообще ничего не понимаю…

– А я-то тут причём?! Явно претензии не по адресу! – проблеял я – Тем более, я уж точно, жениться не собираюсь! – уточняю.

– Вот все вы такие! Девушку хотите, чтобы она была красива и в постели супер, а вот обязанности на себя брать ни в какую! – типа, обиделась, но по поведению понятно, что просто прикалывается.

Что там Иваныч о ней говорил, что бедовая, нет не так – БЕДОВА-А-А-Я!!!! Похоже, что это несколько преувеличено. Она явно не в себе!

Я опасливо отодвинулся подальше от душевнобольной.

– Если вы всё это обо мне, то зачем «Вы» нужны богатому, успешному, развивающемуся, без вредных привычек и духовно богатому? – спрашиваяю явно нарываясь.

– Про духовно я не говорила, но и так сойдёт, принимается, давайте и духовно богатого. – продолжает дурачиться девушка.

Я же только усмехаюсь. Читал недавно в нэте пургу какую-то на этот случай. Там дамы тоже хотели всего и сразу, а взамен… дорогую СЕБЯ!

Те-то точно больные, но это другие, эта же явно не пустышка! Оперативник, причём уже с опытом, несмотря на молодость и почти детский видок.

Я же усмехаюсь. Интересный разговор начался…

– Ну, раз у нас пошла такая полемика, то вопрос. – говорю я – Отношения – это всегда обмен. Если мужчина даёт Вам деньги, статус, положение, делится хорошими качествами, ведёт Вас путём духовности, то что, как женщина, можете предложить ему Вы? Что взамен-то? Чем рассчитываться будете?

Сморщенный носик. Помахивание в руке телефоном, взгляд на меня такой снисходительный. Явно включён режим «Блондинка Обыкновенная».

– Я вообще-то красивая, стройная, умная. У меня хорошее образование. Я самодостаточная женщина. Бесподобна в постели, и никто не сравнится со мной в умении довести мужчину до внеземного наслаждения. Про квартиру, работу, деньги и машину, и всякую материальную ерунду я и говорить не буду. Меня все хотят. Потому что я – совершенство! Вот скажи, только честно, ты меня ведь хочешь? В мыслях уже не раз и не два меня в разных позах…

Что именно «в позах» не уточняет. Да и к чему говорить очевидное?

Я пожимаю плечами.

– Будь на твоём месте сейчас любая женщина самой древней профессии, опытная куртизанка или там наложница, проститутка, наконец, особенно валютная, которые за собой следят, а таких большинство, то вопрос некорректен. Я бы и их хотел. Если оценивать только по этой шкале, то, увы, дорогая, тебя «сделает» любая из них! Прости, но всё познаётся в сравнении. Кто-то лучше, кто-то хуже. Кто-то любит пышных женщин, кто-то тех, кто постройней. Кто-то маленьких, кто-то высоких, чтобы как ты – ноги от ушей… А насчёт красивая, стройная, умная… – мы живём в России, а это страна красивых женщин, у нас их… дохрена. Красота не выделит тебя из толпы, для того же меня! Внимание обращу на тебя, без вопросов, но, чтобы Ах! Уж уволь, и покрасивее есть и таких тысячи. Особенно, у нас, на Дальнем Востоке. Тут такое перемешивание кровей, что мама, не горюй! Куда ни кинь взгляд, вокруг одни красавицы. Ты по улицам того же Уссурийска пройдись, когда по весне потеплее станет и девочки в капрон запрыгнут и мини нацепят. На машине по городу становится сложно ездить. А ты тут мне втираешь, что красивая? Не смеши. Это уже не дефицит. Таких у нас навалом. Мы не на загнивающем Западе живём, где всех потенциально красивых женщин на кострах инквизиция жгла, что солому, как ведьм. Стройность? Стройных, таких как ты, в России большинство, здесь ты опять можешь не выдержать конкуренции. Ты такая одна, среди многих! А про умную, я и вовсе молчу. Нашла чем удивить! Таких умных в России, вообще, навалом. Умных, с образованием, кандидатов и бакалавров, докторов с двумя и тремя образованиями. И есть женщины, у которых образование круче твоего в разы. Например, у меня есть тут подруга, она красивая, умная, стройная, училась где-то на западе, чуть ли не за границей, и чё? Много степеней уже всяких имеет, а она по-прежнему одна! Никому на хрен не нужна! Нет, как раз на хрен для многих бы сгодилась, но, к сожалению, не в качестве жены. Да даже просто любимой. А ты мне тут втираешь, как ты там выразилась… совершенство! Хи-хи! Не могу! Если совершенство, то одно среди тысяч. А нам нужны единственные и неповторимые. Пускай, не сейчас, а под настроение! Так что, пролёт…, госпожа…

Злится. Сучка. Крыть-то нечем!

Но хороша, зараза. Что не отнять, но фигурка у неё отпад, правда, характер… и этот Пупсик! С Котиком я ещё переморщусь, но «пупсик» и «малыш» – это явный перебор, особенно для тех, кто на зоне побывал. Там за такой прикол смело можно рассчитывать на заточку в печень, хотя и дама, конечно, но не конченая же дура! Оперативник, одно хорошо, что не ментовка, хотя… хрен редьки не слаще!

О! Это что-то новое…

Включила на своём айфоне какую-то музыку. Расслабляющую. Шаг к окну, он же выход на балкон.

Шторки прикрыла.

Чего это она удумала?!

Шторы у меня китайские, неплотные. Солнечный свет едва только уменьшился, всё-таки у меня солнечная сторона. Но приглушить, хоть и немного, но удалось.

А это что такое?

Танцы?!!!

Я, ошарашено таращился, на извивающееся в танце, юное, красивое, стройное, женское тело, причём руки, вот уже потянули куда-то вверх к потолку топик, аккуратно, медленно, постоянно двигаясь…

Вот же, гадина.

Расчёт беспроигрышный. Я тут в позе барина расселся в процессе разговора, даже ногу не закинуть. И живот мешает, да и неудобно. Соратник начал явно реагировать на то, что происходило в комнате. Звуки музыки расслабляют. Извивающие движения красивых бёдер девушки настраивают на довольно фривольный лад. А тут ещё и топик долой…

Прикрываться смысла нет. Так и сижу, раздвинув ноги как кобель после пробежки и палатка треугольником в потолок смотрит.

Смеющиеся глаза. Оголённая грудь. Зовущие какие-то профессиональные взгляды заводят своей доступностью, так и кажется – протяни руку и вот…

А что, вот – это ещё бабка надвое сказала. Иваныч ясно дал понять, что девочка – сильный боевик, такая и толчком пальца убить может, только до нужной точки добраться. Как-то сразу легче от таких мыслей становится, но при взгляде на нежно вздымающиеся в танце груди, как-то не особо.

Палатка внизу живота всё растёт и растёт. Как бы и вовсе не оконфузиться. Тут, прямо в штаны, от перевозбуждения можно и вовсе в пустую разрядиться, всё-таки женщины у меня не было уже больше двух месяцев.

Явно ждёт моей реакции. Что начну стесняться, прикроюсь. Или хотя бы ногу на ногу закину. А вот, дудки тебе! Решила в нашем споре пустить в ход тяжёлую артиллерию? Так я тебе отвечу, я в бункере, и просто наблюдаю за твоей артиллерийской подготовкой и гадаю, а будет ли атака дальше?

А это что?! Руки её опустились на бёдра и пальчики скакнули под резинку шорт.

Ай-я-яй! Что она там творит?! Я всё-таки на воздержании был, а тут такое…

Ё – моё! Меня начинает потихоньку трясти. Ножкой, так легко и грациозно, мне швырнули прямо в лицо, сползшие во время танца с помощью рук, шортики. Не попала, но метилась именно туда. Гадина. Красивая гадина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru