Жена его высочества

Эвелина Тень
Жена его высочества

– Не могу… целовать тебя в губы. Не могу… даже думать об этом. Ты мне все так же нравишься, – уверенно заявил он и тут же недоуменно-сокрушенно покачал головой. – Но теперь мы семья. – Сестричка, – улыбнулся принц и запечатлел на моей руке продолжительный поцелуй. На руке – не на губках, щечке, шейке или прочих обнаженных частях тела.

Мейра! Я улыбнулась мягко и даже одобрительно. Атаран не предал брата из-за трона, не предаст его и из-за женщины. А я… я никогда и не поставлю его перед таким выбором.

– Я растрогана, – произнесла с чувством и лишь самую малость ехидно. Все же прямолинейность Атарана выбивалась из рамок светского общения. – Братик!

Последнее сказала весьма пылко и призадумалась: не скрепить ли родственный союз крепким объятием? Ну, пока наследный принц не заявился.

Иронию младший Галрад отловил, бросил на меня быстрый внимательный взгляд. Он вообще, как я вдруг заметила, когда выпадал из образа всеобщего баловня и маминого любимчика, оказывался совсем не глупым, а когда размышлял об отказе от первенства в престолонаследовании, так и вообще вдруг стал выглядеть старше и… лицом тверже, что ли? Я совершенно внезапно (и с немалой долей изумления) обнаружила, что братья-то… похожи. Не внешностью и не характером, но у Атарана иногда проскальзывали в речи интонации старшего брата, и что-то такое было в его жестах… неуловимо знакомое. Любопытно, это оттого, что они родственники или младший принц старается походить на наследника?

– Так ты не слишком расстроен из-за титула? – спросила поспешно, пока Атаран не стал обвинять меня в излишней ехидности.

Принц перестал изучать меня взглядом и с готовностью откликнулся:

– Не слишком. – Он помолчал и сказал доверительно: – Теперь путешествовать смогу. Давно мечтал. Я же, Анаис, двадцать три года из столицы не выезжал. Разве только в загородный дворец.

– Понятно, – кивнула я. Что ж, и в самом деле понятно. Вполне естественное желание для любого человека, тем более молодого активного мужчины – повидать мир, узнать новое, попасть в невероятные (ну или хоть какие-нибудь) приключения. Но титул наследника накладывает свои ограничения. Наследного принца полагается беречь.

– А еще… – Тут принц закусил губу, выждал мгновение и, не удержавшись, все же лукаво и счастливо улыбнулся: – Очень надеюсь, что мама теперь от меня отступится и перестанет настойчиво сватать.

Я хихикнула.

– Бедняжка Атаран! – посочувствовала притворно.

– Не смешно, – попытался насупиться принц, но тут же заулыбался. – Родители весь последний год приставали ко мне с женитьбой, устал отбиваться. Я ведь, Анаис, жениться совсем не хочу. Пока по крайней мере.

– А Делаэрт говорит, что быть женихом очень приятно, – поддразнивая, заявила я капризно и с упреком. – И вообще весь мир готов предложить за брак. То есть это большое счастье – быть женатым, надо полагать?

По красивому лицу Атарана скользнула легкая тень неуверенности, но воспитан он был все-таки по-принцевски, потому что мигом сориентировался и вновь галантно склонился над моей ручкой.

– Так это потому, что он женится на тебе, Анаис, – находчиво промурлыкал принц.

Мейра! Как приятно вновь насладиться светским игривым общением! Я посмотрела на младшего Галрада с большой благосклонностью. Ну, что тут скажешь, он и обходительный и симпатичный. А когда улыбается ясно и искренне, как при мысли, что с брачными клятвами Бессмертным теперь можно не спешить, так и вообще становится обворожительным красавчиком. Да и тот факт, что принц остался верен Делаэрту, несомненно, говорит в его пользу. Э-э… ладно, пусть будет мне братиком, согласна.

– Моему брату очень повезло с супругой, – закрепляя положительное мнение о себе, ласково улыбнулся младший Галрад и невесомо поцеловал мне пальчики. – И я очень рад, что вы оба обрели взаимное счастье.

Мм… не знаю, что тут произошло, то ли моя рука нервно дрогнула, то ли дернулась щека, но Атаран вдруг пытливо в меня вгляделся.

– Ты ведь тоже рада, Анаис? – с подозрением уточнил он.

Просто безумно!

– Ты счастлива? – с неприятной настойчивостью продолжил принц.

Без сомнения! Разобраться бы еще, что с этим счастьем делать! Настроение дало ненужный скачок, напомнив о весьма щекотливой ситуации, в которой я оказалась, и я порывисто поднялась, прошелестев пышными золотыми юбками. Родерик Атаран Галрад тут же вскочил с кресла, как и полагается принцу и просто воспитанному мужчине.

– Анаис? – позвал меня принц, и такая мягкая требовательность прозвучала в его голосе, что я недоверчиво на него воззрилась. Вот сейчас не поняла, он что, копирует старшего брата?! Потому как это осторожно-давящее «Анаис» у меня уже в ушах навязло!

– Анаис. – Принц поменял интонацию, заговорил терпеливо, и эти ласковые вкрадчивые нотки я тоже узнала с ужасом, близким к священному. – Что-то не так?

Что-то не так?! Что-то не так?! Боюсь, я захрюкала. К счастью, удалось это сделать мысленно. Все-таки я принцесса, даже двойная: Вальдеи и Итерстана, так что вслух хрюкать неприемлемо, хоть и очень хочется. Ведь меня поразил не столько сам вопрос, сколько то, что это, в сущности, любимый вопрос Делаэрта. Ну, по крайней мере в общении со мной. Моргнула шокированно. Нет, если Атаран еще и протянет значительно: «Моя дорогая», – то все, я в магический осадок выпаду и обратно вряд ли сумею собраться. Я уставилась на принца с напряженным и даже болезненным ожиданием.

Тот, однако, играть в Делаэрта прекратил (или это у него все само собой получалось?!) и спросил прямо и просто:

– Ты любишь Дела, Анаис?

Ох, что за вопросы?! Наверное, зря я поспешила записать его в родственники. А то вон, пять минут как брат, а уже смеет меня о личном допрашивать.

– Атаран, – поморщилась. – Это касается только нас двоих.

– Согласен, – кивнул принц, но в покое меня не оставил, наоборот, сделал шаг вперед и продолжил с беспокойством: – Но… это мой брат и наследник Итерстана.

– Понимаю, – вежливо-нейтрально кивнула я и попыталась этим ограничиться, но Атаран встал передо мной и с упорством, достойным лучшего применения, повторил:

– Анаис?

– Атаран? – вопросила ответно, но принц себя с толку сбить не дал и горячо заговорил:

– Не нужно его обижать, Анаис…

– Его обидишь! – пробормотала я в сторону. – Он сам кого угодно раздавит…

– Это да, – согласился Атаран и даже глаза смущенно потупил, словно извиняясь за старшего брата. – Но… мы все сильно от него зависим.

– Это мне прекрасно известно! – воскликнула я чуть более эмоционально, чем следовало принцессе, тем более двойной. – А мне теперь за всех отдуваться?

Я сделала шаг навстречу принцу, подол золотого платья возмущенно прошуршал по роскошному цветному ковру.

– Ты волнуешься за него или за себя? – уперла в Атарана тяжелый взгляд.

Ну, мы же семья, хоть у меня и есть сомнения в этом, так что обойдемся без околичностей.

Принц легонько качнулся с носка на пятку, подумал, наклонил голову набок (светло-русые волосы сияющей мягкой волной опустились на плечо) и негромко ответил:

– За всех. Не буду лгать, Анаис, нам всем выгодно и удобно, чтобы Дел был счастлив. Чтобы никакие личные проблемы не отвлекали его от… дел королевства, внешних и внутренних. – Атаран помолчал и наконец поднял на меня огромные глаза, прозрачно-голубые, как весеннее небо Итерстана: – Но… я и сам хочу для него счастья. Как брат, хотя мы никогда не были особо близки. Он это заслужил, Анаис.

Мейра! Конечно, заслужил, кто бы спорил! Да и вообще, каждый из нас, надо полагать, уверен в том, что заслуживает праздничный пирог из амаралов – если не целиком, то хотя бы объемный кусок. Но! Кто назначил на роль его счастья именно меня?! Я пробежалась по комнате взглядом на случай, если дух-покровитель смилостивится и, проявившись, как-то разъяснит ситуацию. В общем-то я совсем не злая и не слишком вредная, но, мне казалось, итерстанский наследник как-то не вписывается в мою уже сложившуюся жизнь. Или я что-то упускаю?!

– Анаис? – вопросительно протянул принц. Кажется, только привитые в детстве манеры удержали его от того, чтобы настойчиво подергать меня за рукав.

– Угомонись уже, – устало проворчала я, едва не хмыкнув от того факта, что не кто-нибудь, а ветреный избалованный Атаран укорил меня в недостатке душевного тепла и женской чуткости.

– Анаис! – в голосе принца послышались капризные нотки, он-таки ухватился за парчовый рукав и легонько его на себя потянул. Тут же выражение его лица волшебным образом переменилось, и он восторженно зашептал:

– Какая ткань шикарная! Мне для жюстокора подойдет или нет, как думаешь?

Я хихикнула. И еще раз.

– Анаис? – Принц тоже улыбнулся.

– Мне нравится Дел, – сказала честно. – А дальше посмотрим, Атаран.

– А я? – тут же спросил принц, игриво сверкнув глазами. – Я тебе нравлюсь?

– Что? – Тут я рассмеялась и, хлопнув ресницами повыразительнее, ответила с придыханием, прижав обе верхние конечности к груди: – Конечно! И, заметь, даже в этом простом синем, а не золотом костюме!

Атаран, закусив губу, покосился на меня с недоверчивым подозрением, и оказался совершенно прав, потому что я торжественно закончила:

– Ведь ты мой братик! А братьев любят любыми.

Принц попытался сделать оскорбленное лицо, но не справился и расхохотался. А я… я внезапно подумала, что мой вдруг обретенный брат не так уж плох, а возвращение в Итерстан вышло не таким ужасным и тягостным, как представлялось. Видимо, чтобы не дать мне погрузиться в благодушие и радостную беззаботность, вслед за этой мыслью последовало магическое оповещение:

– Его высочество Родерик Делаэрт, наследный принц Итерстана!

А я все гадаю, чего это он задерживается с визитом?

Старший из братьев Галрад и мой недавно испеченный муж вошел в комнату стремительно, не отрывая от меня пристального напряженного взгляда чернильных глаз.

 

– Дел! – Атаран слегка дернулся, как если бы собирался заполошно поклониться, но в последний момент смог удержаться. Все ж таки родные братья не кланяются друг другу в неофициальной обстановке, как бы грозно один из них ни выглядел.

Наследник Итерстана не только не посмотрел в сторону брата, но даже бровью не повел, и это нарочитое игнорирование вкупе с ледяным застывшим выражением лица заставило очаровательный румянец Атарана спешно сползти со щек.

Мейра! Я хмыкнула. И фыркнула. Ну, вообще-то я ожидала Делаэрта и думала, что встречу его нерадостно. Да что там! Меня так взбесило, что, несмотря на смену моего статуса, мною продолжают бесцеремонно распоряжаться, как куклой, что я всерьез опасалась при разговоре с драгоценным супругом уронить свое достоинство принцессы. В смысле банально распсиховаться или разораться. Ну, или если не достоинство, то уронить что-нибудь другое, потяжелее. Например, это кресло прямиком на ногу наследному принцу. Но сейчас… увидела хмурую физиономию, на которой удивительным образом сочетались мрачное раздражение от присутствия Атарана и тщательно скрываемое беспокойство обо мне, отметила, как инстинктивно подался назад младший братик, и… насмешливо прикусила губу.

– Моя дорогая? – Наследный принц остановился так внезапно, словно со всего размаха налетел на невидимую стену. Помедлил буквально пару секунд и спросил недоверчиво: – Ты… улыбаешься?

– Хихикаю, Дел, хихикаю, – не отказала себе в удовольствии слегка съехидничать.

Атаран взглянул на меня с ужасом, как на несчастную тупую самоубийцу.

– А… почему? – осторожно поинтересовался Родерик Делаэрт. Ну, судя по напряженному лицу и всей энергетике, он готовился к весьма холодному, даже гневному приему. И был прав, кстати! Самое время устроить первую семейную сцену! Мейра побери мои чувство юмора, гибкий характер и совершенно ненужные симпатии к этим Галрадам! И на переживающего Дела всерьез злиться не могу, и младшего побледневшего брата жалко. А как же? Я едва братиком обзавелась, а у Атарана лицо такое несчастное, будто прикидывает, окажется он в свинарнике или где похуже, и размышляет, есть ли у него шансы в драке.

– Да вот, думаю, куда принца лучше было спрятать: в шкаф или под кровать? Ну, в комод ведь он не поместился бы, а больше… – Я обвела спальню придирчивым взглядом. – Здесь и укрыться-то негде. – А! – просияла после секундных раздумий. – В ванной комнате можно было! Отлично!

Атаран потрясенно замер.

Древняя тьма в глазах наследника дрогнула и посмотрела на меня с укором. Насмешливым таким и… ласковым, что ли? Эта авиррова часть его сущности все приняла мгновенно, пока Делаэрт, цепляясь за человеческие представления о своем положении наследного принца, супруга и обладателя зловещей репутации, еще решал, как реагировать.

– Моя дорогая? – приподнял бровь старший Галрад и молвил вкрадчиво: – А позволь узнать, с чего вообще тебя посетили такие креативные мысли?

– Ну как же! – протянула я. – Ты же его увидел и сразу все решил, даже разбираться не хочешь, опять начал в хозяина играть.

Кто-то сдавленно охнул. Наверное, Атаран. Ну, в том, что не я и не Делаэрт, уверена.

Выглядывающая из глаз наследника бездна потянулась ко мне. Она словно расширилась, выступила за его физические пределы и плавно, но неуклонно потекла мне навстречу, обволакивая клубящейся тьмой и увлекая в бесконечное головокружительное падение.

Мейра! Мейра! Мейра! Эта волшебная фигня меня поцеловала! Поцеловала! С чувством и пылом, неожиданными для такой древней (и наверняка пресыщенной!) силы. Ох! Мне кажется, я ощутила этот тотальный поцелуй физически, каждой клеточкой моего тела! Ну энергетически, так точно.

Мгновение, и наваждение исчезло. Тьма схлынула, вернув глазам Делаэрта человеческий вид, а мне – способность дышать. Я, справляясь с шоком, спрятала меленько задрожавшие ручки в складки роскошного платья. Это… это что сейчас было?!

Этот момент неудачно выбрал Атаран, чтобы вступить в разговор. Он же не маг, наверное, и не заметил ничего, а наше продолжительное молчание начало действовать на нервы.

– Дел, я зашел к сестре поздравить с бракосочетанием, – вполне светски объяснил он.

– Поговорим позже, – сказал наследник глухо, но уже не угрожающе. Его темные, но теперь вполне обычные глаза ни на секундочку не отрывались от меня. – Уходи.

Атаран бросил на брата быстрый взгляд, понял, что опасность миновала, и рискнул обаятельно мне улыбнуться, отвешивая прощальный полупоклон:

– Анаис.

– Уходи, – повторил Делаэрт, на этот раз уже с большим нажимом. Младший Галрад сиять перестал, понятливо кивнул и без лишних проволочек направился к двери. Настроение и терпение наследника – вещи весьма переменчивые, их испытывать не стоит.

Атаран уже был у самых дверей, когда я мягко и прочувствованно обронила:

– Спасибо, что зашел, Ран.

– Ран?! – Братья воскликнули дружным хором, причем в этом выступлении Атаран отвечал за высокие и мелодично-звонкие ноты, а Делаэрт – за низкие и хрипло-рычащие.

– Ну да. – Я красиво моргнула. В смысле сделала это медленно, кокетливо демонстрируя длину ресниц и умение играть невинными глазками. – Делаэрт – сокращенно Дел, а Атаран – сокращенно Ран. Это же логично, разве нет?

Я удивленно и выжидающе уставилась на наследного принца. Тот дернул щекой и слегка переменил тон. В смысле на этот раз не прорычал, а прошипел:

– Моя дорогая?

– Да? – живо откликнулась я. – Нет, подумай сам, не Атар же! Это как-то… смешно.

Младший Галрад эмоционально покачнулся и этим неосторожным движением привлек внимание старшего. Тот перевел на него взгляд, в котором появилась и крепла… хм… убийственная сила, что ли?

Атаран побледнел еще больше, но, к его чести, взгляд выдержал. Более того, приподнял русые брови и, обмирая, спросил:

– Почему бы нет?

Похоже, Делаэрту было что на это ответить, но тут опять встряла я:

– Дел, пожалуйста.

Вообще-то это был не призыв оставить братишке имя, а призыв прекратить сцену. Да, я его провоцировала и делала это с большим удовольствием, но пора и делами заняться, а не фигней какой-то!

Он все понял и тут же, отвернувшись от брата, сказал устало:

– Убирайся уже.

Атаран метнулся к выходу, тщательно пряча изумленно-довольную улыбочку. Кажется, я только что изрядно подмочила злодейскую репутацию несгибаемого наследного принца. Я фыркнула.

– Анаис? – Делаэрт сделал шаг ко мне, едва раздался приглушенный стук закрывшейся за младшим братом двери.

Я ответного шага навстречу не сделала. Но и пятиться от него не стала. Стояла спокойно и ждала продолжения.

Делаэрт приблизился, впился в меня взглядом. В его бездонных глазах яркими искрами попеременно вспыхивали то вопрос, то упрек, то улыбка, то мрачная решимость, то подозрение, то восхищение. Целая палитра эмоций, которую он и не пытался скрыть от меня.

Принц остановился где-то в метре и задумчиво наклонил голову набок. Хм. Я была готова к тому, что он спросит укоризненно, а может, даже возмущенно: «Что ты творишь, Анаис?» Ну и вспомнит о своей репутации, на которой основана вся система подчинения в Итерстане. Или ревниво и грозно возопит: «А что здесь делал мой брат, дорогая?!» Потребует объяснений – как моему ехидству, подрывающему его авторитет железного монстра, так и не санкционированному им (но явно одобренному мною) присутствию младшего принца, ну или еще что-нибудь в этом роде.

Я с интересом посмотрела на наследника. Его ресницы плавно опустились, а когда поднялись, принц определился с выбором, потому что в устремленном на меня прямом и открытом взгляде осталось лишь одно всеобъемлющее выражение. Не допускающее разночтений. Поглотившее все прочие чувства и эмоции. Настолько яркое, ничем не завуалированное и отчаянно-щемящее, что я вздрогнула, словно пораженная боевым взрыв-ударом А-класса, и едва не покачнулась. Ох, Дел… Я недоверчиво вгляделась в темные пронзительные глаза… Это что, любовь? Любовь, Мейра?!

– У меня для тебя подарок, моя дорогая, – продолжил удивлять Делаэрт, мудро опустив все упреки и воспитательную работу и начав разговор с подкупа. Умный мужчина. Кажется, я это уже отмечала.

Я промолчала с невольным подозрением, только бровь вопросительно выгнула, проявляя осторожную заинтересованность. Подарок, да?

– Это документы о капитуляции Межмирья и передаче его в твое полное и единоличное владение, – сообщил Делаэрт, и я чуть слышно хмыкнула. Однако! Пожалуй, это лучший из возможных даров на наше вынужденное бракосочетание. Дважды умный мужчина.

– Я прошу прощения, что сразу не последовал за тобой во дворец, задержался в Межмирье, чтобы оценить причиненный ему ущерб и составить план восстановительных работ, – продолжил Делаэрт, и я встала к нему вполоборота, скрывая выражение своего лица. Так вот почему мы с Атараном столько времени резвились безнаказанно! Я насмешливо прикусила губу.

– Все восполнимо. – Принц с моей позой не смирился и сделал шаг в сторону, вновь оказавшись прямо передо мной. Его привычка постоянно заглядывать мне в физиономию, чтобы отслеживать малейшие изменения, весьма утомляла. – Я никогда не сделал бы тебе негодного подарка, Анаис.

Я подавила фырканье и промолчала, не спеша с ответной репликой и полагая, что это еще не все. Так оно и оказалось.

– Мы с лийром Термонтом и Амиром уже стабилизировали положение Межмирья в пространственном кармане, опасность распасться или вывалиться в наш мир для него миновала.

Подняла задумчивые глаза на Делаэрта. Что ж, дорогой супруг, вот за это я готова тебя горячо поблагодарить, но… почему у меня такое чувство, что ты еще не закончил?

Принц не спеша заговорил снова, подтверждая мои догадки:

– Я лично проконтролирую полное восстановление Межмирья. Можешь быть уверена, моя дорогая.

Хих. Сам сломал, сам же и исправит. Трижды умный мужчина. Ну и… в чем подвох?

– Осталось только поставить мою подпись.

А, вот оно! Мейра! Мейра! Мейра! Значит, документы еще не вступили в силу? Я усмехнулась уже не таясь и не без иронии взглянула наследному принцу в глаза.

– Дел, твой талант тактика я оценила в полной мере. А теперь к делу. Вся эта прочувственная речь была подготовкой к… чему? Шантажу?

Его ресницы дрогнули. Кажется, он не ожидал от меня такой прямоты. Почему, кстати? Я же уже не кукла и сдерживать себя не обязана. Как и подстраиваться под принца.

– Посуди сам: ты не принес документы, не подписал их. Значит, у тебя есть встречные условия? – Я едва не смяла парчовый подол сжавшимися в кулаки пальцами, но вовремя совладала с нервами.

– Я поступил так, потому что сначала хотел узнать твое мнение, – глухо ответил наследный принц. – Это подарок, Анаис. Не сделка.

– Правда, Дел? – Я все-таки отошла от него. Ну и чего так расстроилась? – Извини, но ты помнишь: я никому не доверяю. Так ты отдаешь мне Межмирье без единого условия? Или настоятельной просьбы?

Он помолчал, полуприкрыв глаза длинными ресницами.

– Да, Анаис, – сказал твердо. – Безо всяких условий. – Тут ресницы взлетели вверх, открыв черную бездну, и он заявил с ответной прямотой: – А теперь уже и без просьб. – Принц помолчал, качнулся с пятки на носок и выдохнул эмоционально: – Бессмертные! Ты разоблачила меня на мах, моя дорогая. И уличила. Даже в том, в чем я сам себе не отдавал ясного отчета.

Делаэрт сделал шаг вперед. Не то чтобы прямо ко мне, а так… к окну, что ли?

– Не такое уж и тонкое построение, – чуть слышно хмыкнула я и покинула свое место у окна. Ну, раз оно принцу приглянулось…

– Я политик, Анаис, – сказал Делаэрт. – Искать свою выгоду получается у меня… машинально. Я действительно хотел сделать тебе подарок и сделал бы его в любом случае, но ты права, эта неопределенность в документах должна была сделать тебя внимательнее к моей просьбе.

Принц задумчиво прошелся в одну сторону, а я – в другую, благо размеры спальни позволяли.

Ну, его откровенность я тоже оценила. Наверное, ему не так уж легко было вот так… признаться. И да, он же, в первую очередь принц, принц до самых кончиков своих ядовитых ногтей, так что и в семейных отношениях будет машинально действовать как дипломат, а не как супруг. Но главное, чтобы не как тиран и единоличный властитель.

Я слегка поменяла траекторию и оказалась на том месте, где пятью минутами раньше находился Делаэрт. Что ж, я его в общем-то понимаю. Хмыкнула. Потому что и сама воспринимала наш брак не как влюбленная девушка или счастливая супруга, а как… правящая принцесса страны, слишком слабой и крошечной по сравнению с Итерстаном, чтобы не испытывать настороженности.

– Моя дорогая? – Делаэрт сделал пару неспешных, даже осторожных шагов. Я отметила, что мы уже некоторое время кружим по комнате, сходясь и расходясь в стороны, как пара танцовщиков или… усмехнулась пришедшему в голову сравнению – фехтовальщиков. – У меня нет опыта равноценных продолжительных отношений. Но я готов учиться.

 

Ах, как мило! Нет, ну он это специально делает, чтобы разрушить все мои холодновато-отстраненные построения и пробить брешь в обороне? Я перестала бродить по спальне, словно неприкаянный дух по башне призвавшего его мага: и рад бы покинуть, да привязка не позволяет. Что ж, придется сделать ответный реверанс.

– И что за просьба? – спросила учтиво.

– Уже не важно, Анаис, – ответил Делаэрт. – Межмирье твое без всяких оговорок.

– И я могу с ним делать все, что пожелаю? – уточнила въедливо.

– Абсолютно, – уверенно подтвердил принц.

Хорошо. Очень хорошо. Даже мейровски хорошо! Потому как я очень переживала за судьбу Амира и Синдиката неуловимых, они же как бы вне закона. Ну и вообще, Межмирье мне дорого.

– Благодарю. – Я вежливо наклонила голову. – Так что ты хотел у меня попросить, Дел? – И, заметив, как он опять делает нейтрально-светское лицо, торопливо добавила: – О, только не заставляй меня умолять! Ты обещал.

Принц дернул уголком губ, вгляделся в меня внимательно, словно отлавливая переменившееся настроение, и негромко сказал:

– Завтра очень важный день, моя дорогая. Официальное оглашение моего нового титула наследника престола и твоя коронация как моей супруги и принцессы Итерстана. Я хотел попросить… – Он помолчал, будто тщательно подбирал осторожную формулировку. – Пусть этот день пройдет идеально. Без накладок. Может даже, он мог бы стать для тебя праздником?

Я остолбенела. Коронация, да. Признание меня женой наследника и принцессой Итерстана. Мейра! Мейра! Мейра!

– Не хочу, чтобы ты злилась, Анаис, – негромко продолжил принц. – Не хочу начинать семейную жизнь с обид.

Делаэрт покачнулся, словно хотел подойти, но побоялся меня вспугнуть, сбитый с толку выражением моей окаменевшей физиономии.

– Я не жду, что это станет для тебя таким же счастливым и значимым событием, как для меня, – сказал он. – Но… хотя бы немного?

Мейра, коронация! Королевская семья в полном составе, со всеми близкими и дальними родственниками, куча официальных лиц, иностранные делегации, высшие чины армии и магической службы, аристократия Итерстана и ликующие толпы народа. Не удивлюсь, что на такой грандиозный спектакль в столицу съедется полмира! Наследник престола одного из самых сильных, политически активных и уверенно подминающих под себя соседей государств, могущественный маг, грозный и неприкасаемый принц Родерик Делаэрт Галрад и его загадочная невеста, по счастливой случайности оказавшаяся к тому же принцессой не менее таинственной страны. Да завтра к главному храму Всех Бессмертных и в нем самом будет не протолкнуться! Ну и как потом это все отыграть назад, стесняюсь спросить? Да никак! Никак! Невозможно заявить всему свету о нашем браке, а потом сообщить о досадной ошибке! Э-э… по крайней мере обойдясь при этом без жертв, в том числе человеческих. Ох, это что же будет с… моим мужем? Настоящим, уточняю. При этой мысли я закашлялась.

– Анаис? – с тревогой спросил Делаэрт.

Я скажу ему правду. Прямо сейчас. И, раз он такой умный, пусть придумает, как теперь выкрутиться из этой ситуации.

– Дел, – вздохнула я и решительно направилась к нему. Ну, новость о наличии… хм… другого мужа следует преподносить лицом к лицу, в обстановке доверительной благожелательности, а не кричать с другого конца спальни. – Дел, я должна тебе сказать…

Мейра! Мейра! Мейра! Дух-покровитель выросла передо мной так внезапно, что я наступила на подол собственного платья, поспешно тормозя, чтобы на нее не напороться. Мейра? Я изумленно воззрилась на прабабушку. Э-э… вот сейчас не поняла… она что, преградила мне дорогу? А великая магиня проявилась ярче, так отчетливо и ясно, как редко брала на себя труд делать, и очень медленно покачала головой из стороны в сторону. Не поняла, ты что, запрещаешь говорить ему о браке?! Дух-покровитель прижала палец к губам. Очень понятный и доходчивый жест. Но не для меня в подобном положении! Поверить не могу! Бабуля, ты что? Ты кого из меня делаешь?! Я запнулась, не сразу подыскав подходящее слово. Двоемужницу?! А такие бывают вообще?! Кажется, я начала задыхаться.

– Анаис? – Делаэрт вопросительно приподнял бровь и сделал быстрый шаг вперед. – Все хорошо? Ты побледнела.

Я упрямо мотнула головой и очень аккуратно обогнула полупрозрачную прабабушку. Ну, проходить сквозь нее мне как-то не позволяли воспитание и уважение.

– Дел, – сглотнув, начала я и… опять наткнулась на Мейру. В буквальном смысле наткнулась, нос к носу. Потому как она опять возникла рядом и при этом материализовалась настолько, что стала почти физически ощутима. Мейра! Стоит ей усилить эманации хоть на чуть-чуть, и ее увижу не только я, но и Делаэрт. Вон он и так хмурится подозрительно. Бабуля, в чем дело, в конце концов?! Не хочу, не хочу, не хочу больше врать и скрываться! Ведь мой первый муж жив и здоров, я уверена, я же маг, я бы почувствовала обратное!

– Дел, – в третий раз попыталась я объясниться и… осеклась. Потому что Великая Мейра, Бессмертная вирра и мой дух-покровитель назвала меня по имени. По тому самому, тайному, девятому, которое лично сообщила мне в ночь моего совершеннолетия.

– Эрта! – отчетливо проговорила она. – Нет.

Сказала в общем-то спокойно, не повышая тона, но я застыла, оглушенная. Оглушенная этим негромким, коротким приказом. Прабабушка вообще снисходила до вербального общения лишь в исключительных случаях, а уж назвать меня девятым именем… Понимала же, что ослушаться я не смогу. Не сумею, такова сила этого слова. Потому его и знаем только мы с духом-покровителем.

Я медленно закрыла и открыла глаза. Беспомощно посмотрела на прабабушку. «Но ведь принц все равно узнает?» – спросила я. Мейра кивнула утвердительно. Позже. В нужное и подходящее время.

Э-э… а сейчас какое?! У меня завтра коронация! Я дернулась, выходя из ступора, и выдохнула сквозь зубы, признавая поражение в этом поединке за супружескую честность:

– Мейра!

Делаэрт, уже некоторое время наблюдавший за мной задумчиво, среагировал быстро:

– Моя дорогая? Нас посетила твоя уважаемая прабабушка или ты…

«Выругалась?» – подсказала я ему. Мысленно, понятное дело. Дел, однако, несмотря на все магические таланты, подсказки не отловил или отловил, но решил проявить свое принцевское воспитание, закончив деликатно:

– Или ты чем-то расстроена?

Мейра улыбнулась тонко и хитренько. Послала воздушный поцелуй моему мужу (второму, я имею в виду), легонько приобняла меня и мгновенно растворилась в воздухе. Ну понятно. Зачем дольше задерживаться? Главное же сделала – запутала меня еще больше, заставив при этом чувствовать себя этой… как ее… двоемужницей. Так себе ощущение, если честно. Нехорошее какое-то, давяще-изматывающее. Вон даже плечи опустились и ослабевшие ножки подрагивают… А! Или это тяжелый парчовый наряд тянет к земле? Давно надо было его сменить на что-то более легкое и комфортное. Фыркнула иронично.

Принц стремительно подошел и аккуратно взял меня за руку. Я машинально отметила его новенькие парадные перчатки.

– Анаис? – спросил Дел. – Ты что-то хотела мне сказать?

Я тряхнула головой, окончательно выходя из навеянного интриганкой-прабабушкой ступора. То, что первоначально хотела, все равно уже не скажу, но и молчать не стоит. Судя по всему, в Итерстане мне предстоит продолжить играть в загадочные игры, а раз так, нужно обзавестись приятной и надежной компанией.

– Мне нужна моя зубная фея, – решительно проговорила я. – Она осталась в Сегуле.

Просьба, на мой взгляд, не слишком обременительная. Не просьба даже, а так, просьбочка. Тем удивительнее было в ответ на нее получить… задумчивое молчание.

Э-э? Я вскинула на наследного принца округлившиеся глаза. Поверить не могу! Он что, собирается отказать в таком пустяке?! И это после всех заверений в неограниченном кредите его щедрости по отношению ко мне?

– Дел? – не поняла я, и принц глянул на меня из-под ресниц.

– Зубная фея из клана О’Скалли нарушила контракт, покинув дворец без разрешения и даже без уведомления, – ровно заговорил Делаэрт, осторожно, но уверенно сграбастав мою правую руку. – В этом случае, согласно пункту сорок три, договор считается расторгнутым досрочно, и рабочей фее следует уплатить неустойку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru