Отец моей подруги

Эва Бруклин
Отец моей подруги

Глава 1

Я шла по тёмному коридору и немного робела. Незнакомый дом, глубокая ночь, и я бреду по едва освещённой местности в пижаме. Что же за невезение такое?

Нет, на самом деле мне чертовски повезло. Беатрис – самая популярная девочка на нашем курсе – пригласила меня к себе на пижамную вечеринку.

Каждый, кто хоть что-то смыслит в жизни колледжа, прекрасно понимает, что попасть в такую компанию – это круче, чем выиграть миллион долларов.

Стоит лишь сказать, что такой же чести удостоились только пять девушек, одна из которых из чертовски богатенькой семьи, у другой – пара сотен тысяч подписчиков в инстаграм, третья – дочь директора нашего колледжа.

Не то чтобы я считала, что я лишняя на этой вечеринке. В целом я вполне могла бы соответствовать глянцевым представлениям о том, какой должна быть популярная девушка. Да, мои родители небогаты. Но уж точно и не нищие из трущоб.

И всё же мне всегда удавалось выглядеть на все сто. Я ходила на шопинг исключительно в секонд-хенды, долго и тщательно выбирала что-то особенное – что-то, что мне нужно. Для того, чтобы потом дома усесться за швейную машинку и создать из груды барахла шедевр – такой, что не во всяком бутике купишь.

По утрам я просыпалась на час раньше, чтобы идеально уложить волосы, разобраться с макияжем. При определённых усилиях даже дешёвая косметика может сделать тебя красоткой. Так что, в компании наших звездных девочек я была на высоте и выглядела ничуть не хуже.

Только для того, чтобы тебя впустили в этот круг избранных, одной внешности недостаточно. Нужно… соответствовать. А раз меня позвали на эту вечеринку с ночевкой – я соответствую.

И надо же было мне сделать огромную глупость: пока мы смотрели романтическую комедию, я умолотила полпачки чипсов – ужасно солёных. И вот теперь, когда все девчонки уснули, я шла по незнакомому дому в надежде вспомнить дорогу к кухне, где стоял огромный холодильник и целое богатство внутри: пиво, соки всех видов… Впрочем, меня сейчас интересовала самая обычная вода, которая наверняка там тоже была.

Я приоткрыла дверь, которая показалась мне именно той самой. И ахнула. Уж этого я точно не ожидала увидеть. Передо мной стоял мужчина, и из одежды на нём было только полотенце. Крупные капли лежали на его плечах. Волосы были мокрые. А значит, он только вышел из душа. Но, чёрт возьми, откуда здесь мужчина? Отец Беатрис уехал на несколько дней. Именно поэтому она и устроила вечеринку. Это было известно давно. Он не любит, когда в доме шумно.

Мне, наверное, следовало извиниться, захлопнуть дверь и уйти, но я была так поражена, что не сделала ничего из этого – лишь стояла и глупо пялилась на него. Он первым нарушил тишину.

– Ты, наверное, заблудилась?

Я с готовностью кивнула. Дар речи ко мне не вернулся, так что я была рада тому, что он всё так здорово и правильно понял.

– А вы… Вы же мистер Браун? – проговорила я неуверенно.

Я видела отца Беатрис пару раз. Но тогда он был с иголочки одет. Ничего удивительного, что голым я его не узнала.

– Именно так, – на его губах, словно проблеск, мелькнула улыбка и тут же пропала.

– Но вы же уехали…

Я ещё не успела договорить эту фразу до конца, как поняла, что ляпнула несусветную глупость. Чуть ли ни поставила человеку в вину то, что он находится у себя дома в своей собственной спальне. Мне следовало как можно скорее всё исправить, и я проговорила торопливо:

– У нас пижамная вечеринка.

– Я вижу, – и снова эта мимолётная то ли улыбка, то ли нет.

О боже! Я только сейчас поняла, что стою перед ним в пижаме. И надо сказать, она вовсе не выглядит пуританской. Я перешила её из той, что купила на распродаже, и теперь на мне плотно обтягивающая тело мягкая ткань. Ну да, мне не хотелось выглядеть растрёпой.

– Простите, – наконец, мне удалось выговорить хоть что-то правильное. Я сделала шаг назад, собираясь спешно ретироваться.

– Постой, – вдруг сказал он. – А что ты ищешь?

– Кухню, – сказала я. Потом уточнила: – Холодильник. – Но и этого мне показалось недостаточно. – Воду.

– Понятно. Подожди минуту.

Он закрыл передо мной дверь, но я уверена – не прошло и минуты, прежде чем эта дверь снова распахнулась. Теперь на нём не было полотенца. Его сменили широкие шорты. Но торс так и остался обнажённым. И я, совершенно того не желая, подумала, что отец Беатрис отлично сложён и выглядит молодо. Ни за что не скажешь, что у него есть взрослая дочь.

– Пойдём. – он проводил меня на кухню, небрежно указал рукой на стул, сам достал воду из холодильника, налил в стакан и поставил передо мной. Я чувствовала себя ужасно неловко.

После дурацкой мысли о великолепном телосложении отца Беатрис я уже не могла на него спокойно смотреть, боялась, что он прочитает мои мысли. Но куда бы я ни отводила взгляд, он всё равно возвращался к широким плечам и безупречным кубикам пресса. Я вцепилась в бокал, как утопающий цепляется за соломинку, сделала несколько больших глотков, а он тем временем откупорил бутылку вина и плеснул немного себе в бокал.

– Так, значит, ты подруга Беатрис?

Я кивнула. Если до вчерашнего дня я ещё сомневалась, подруги мы или просто хорошие знакомые, то после приглашения стало ясно: конечно, подруги.

– И как тебя зовут?

Я ответила не сразу. Боже, всё это было так неожиданно и так странно. Но всё же не настолько, чтобы забыть собственное имя.

– Катрина, – сказала я. И зачем-то добавила. – Но друзья зовут меня Китти.

– Что ж, тогда и я буду звать тебя Китти. Ты ведь не против?

– Конечно, нет, мистер Браун.

– Ну, это было бы несправедливо. Раз уж я зову тебя Китти, то и ты называй меня по имени.

Отлично. Просто лучшее предложение этого года. Называть по имени человека, чьего имени я не помню. Да я даже не уверена в том, что когда-нибудь его слышала.

– Меня зовут Элмер, – пришёл он мне на выручку. – Можно просто Эл. Договорились?

– Договорились, – почти прошептала я.

– Неправильно. Скажи: «Договорились, Эл».

Мне стоило огромного труда выдавить из себя эти простые, в общем-то, два слова. Я не могла поверить, что называю одного из богатейших людей нашего города, человека, чьё имя окружено мрачноватой таинственной аурой, просто по имени.

А может, всё это только сон? Я проснулась от жажды, решила пойти на поиски воды, да так и уснула? А всё, что происходит дальше, лишь видение? Со мной пару раз такое уже случалось. Я просыпалась по будильнику, поднималась, шла в ванную, а спустя несколько минут обнаруживала себя всё ещё в кровати, громко чертыхалась и начинала носиться по комнате в ускоренном режиме. Вот и сейчас вполне могло случиться нечто подобное.

– Ещё воды? – спросил меня мистер Браун. Точнее, Элмер. Точнее, Эл.

Я посмотрела на свой стакан. Не заметила, что уже осушила его.

– Нет, спасибо.

– Тогда я проведу тебя до комнаты.

Я попыталась возразить. Всё-таки это было уже совершенно неприлично, так пользоваться его добротой. Отлично знала, что он не любит, когда в доме гости. А я уж точно была гостьей.

– Ты можешь заблудиться, – твёрдо сказал он, – и бродить по дому, как призрак, до самого утра. – И снова почти улыбка, но всё-таки не улыбка. – мне будет спокойнее, если я буду знать, что ты добралась.

Мы молча прошли по длинному коридору и остановились возле двери.

– Спасибо, – тихо сказала я. – Доброй ночи.

– Доброй ночи, Китти. – сказал он, развернулся и зашагал в сторону своей комнаты.

А я юркнула в дверь, осторожно прошла в темноте и улеглась на своё место. Остальные девушки спали. Так что моя вылазка осталась незамеченной. Только вот уснуть я не смогла.

Перед глазами почему-то стоял образ Элмера Брауна.

В голову лезли мысли: а что случилось с миссис Браун? Я о ней никогда не слышала. И до сегодняшнего дня мне не приходило в голову спросить об этом у Беатрис. Женщина, которую выбрал этот мужчина, наверняка просто невероятная.

Эта мысль почему-то тоскливо отозвалась внутри. Я подумала, что я как раз совсем обычная, и ничего невероятного во мне нет.

Глава 2

Я всегда просыпалась рано, поэтому успевала немного поваляться в кровати и помечтать о том, как стану первоклассным модельером, как выпущу свою первую коллекцию и как однажды встречу любовь…

Но этим утром из приятных грез меня вырвало воспоминание вчерашней ночи. Перед глазами возник образ мистера Брауна в одном полотенце. Сердце почему-то пропустило удар. На мгновение мне показалось, что все это было сном, порожденным моим бурным воображением. Не было красавца мужчины в полотенце на голое тело. Не было смущающих разговоров и этих странных взглядов… Но нет – были, я пока еще умею отличать реальность от фантазий.

Я мечтательно вздохнула. А отец Беатрис и вправду очень привлекателен. Такой мужчина должен пользоваться безумной популярностью у женщин любых возрастов…

– Девочки, просыпаемся! Кофе и сэндвичи ждут нас! – объявила Беатрис, и все стали собираться.

– Молли! Выметайся из ванной! Ты тут, между прочим, не одна!

– Девочки, кто-нибудь видел мою сумочку?

– О боже! У меня прыщик! Это катастрофа!

В кухне мы оказались спустя хороших полчаса. Девчонки задорно рассказывали друг другу последние сплетни, я сидела и в прострации разглядывала свой сэндвич. А потом на кухню вошел мистер Браун.

– Уже вернулся? – Беатрис удивленно уставилась на него.

В голосе ее сквозила досада. Или, может, мне показалось? Не знаю… Но я привыкла видеть ее такой, когда к ней подходят не слишком популярные парни.

– Доброе утро, девушки!

То ли он и не заметил, что его дочь не рада его видеть, то ли просто решил быть вежливым. Он улыбнулся всем и направился к кофе-машине – мимо меня. Я уткнулась в чашку, сделав вид, что увлеченно пью крепкий кофе.

 

Почему Беатрис недовольна появлением отца? Он не мешал нашей вечеринке, хоть и вернулся раньше времени. У меня сложилось о нем самое хорошее впечатление, пусть и встречались мы мельком. А после вчерашней ночи оно только укрепилось. И дело было вовсе не в том, что он отлично выглядел без одежды. Я снова вернулась мыслями к тому злополучному моменту, когда распахнула дверь и увидела, как капли стекают по его накаченному телу… О нет! Только не сейчас!

Мистер Браун все еще стоял рядом с кофе-машиной. Мой взгляд уперся в его широкую спину. Он был одет в простые, но довольно облегающие рубашку и джинсы, позволяющие рассмотреть рассмотреть мускулы на руках, широкие плечи, рельефные мышцы спины. Я опустила взгляд ниже и почувствовала, как щеки начинают пылать. Элмер повернулся, я поспешно отвела взгляд. Надеюсь, не заметил мое замешательство! Ох, как же душно стало на кухне…

– Китти? – Беатрис тронула меня за плечо.

Я вздрогнула и повернулась к ней. Становилось все жарче с каждой секундой, вместо кофе хотелось попросить ледяной воды.

– Да?.. – неуверенно переспросила я и буквально на мгновение перевела взгляд на мистера Брауна.

Он все еще стоял тут и не сводил с меня внимательного взгляда. Или… изучающего?

– Долго еще кофе пить собираешься? Мы думаем отправиться за покупками. – Беатрис подперла голову рукой и уставилась прямо на меня, нахмурившись. – Ты хорошо себя чувствуешь? Какая-то ты красная…

Ее рука легко коснулась моего лба.

– Я не могу сегодня, – виновато улыбнулась я. – Еще не закончила доклад.

– Никогда с нами не ходишь, – надула губы Беатрис. – Скажи честно, все твои крутые шмотки из какого-то эксклюзивного бутика?

– Не говори ерунды, – отмахнулась я. – Я действительно сегодня не могу, но в следующий раз обязательно съезжу с вами.

– Ну ладно…

Беатрис отвернулась к остальным девочкам, а я снова посмотрела туда, где минуту назад стоял мистер Браун. Но на кухне уже не было.

Я брежу, или его взгляды были весьма неоднозначными и… заинтересованными? Брежу! Ну и ладно. Фантазировать ведь никто не запрещает. Почему бы не представить, что на меня обратил внимание такой мужчина. Богатый, умный и невероятно привлекательный.

В понедельник мы встретились с Беатрис перед началом пар. Она, как и обычно, стояла в центре шумной компании и откровенно флиртовала с капитаном футбольной команды.

Я улыбнулась: первая богатая красавица колледжа и капитан команды – они созданы друг для друга. Но Беатрис не спешила вступать в серьезные отношения и умудрялась заигрывать со всеми перспективными парнями. Иногда я ей завидовала. У меня таланта соблазнению мужчин не было, да и опыта тоже.

Наверное, именно поэтому любые знаки внимания я воспринимаю как флирт… А не стоило бы. Память услужливо подбросила мне картинку с мистером Брауном в главной роли… Ох, опять! Я протяжно вздохнула и махнула Беатрис рукой.

– Китти! – Беатрис отвернулась от симпатичного капитана и кинулась ко мне. – Я должна тебе что-то рассказать!

Мы сели на наши любимые места в середине аудитории, она достала мобильник и ткнула мне в лицо какой-то аккаунт в инстаграме.

– Вот, смотри. – Глаза у Беатрис горели. Я опустила взгляд к экрану и увидела там незнакомую девушку. – Линда устраивает вечеринку, собирается пригласить всех ребят.

– Хочешь пойти туда?

– Еще чего! Мы должны устроить что-то более крутое и выложить кучу фотографий.

– И где ты собираешься ее устроить?

– Дома, конечно. Во всем городе не найдешь более роскошного места.

– А как же мистер Браун? – осторожно спросила я. Ну а что? Мне действительно было интересно.

– А что он? – Беатрис заблокировала экран телефона. – Это и мой дом тоже, а он почти всегда на работе.

– Так… вы вдвоем живете?

– Да, мама уже давно уехала. Они в разводе. Странно, что ты не знаешь. Об этом все газеты писали.

– Я не особо почитываю светскую хронику… – попыталась я оправдаться, но Беатрис уже не слушала, а копошилась в своей модной сумочке.

– Почему нужно начинать день с самого отвратительного предмета? Ненавижу чертов французский. И где носит Молли?

Молли была второй красавицей колледжа и одной из тех подруг, что оставались на пижамную вечеринку.

– Знаешь, – Беатрис подняла голову и тяжело вздохнула, – отец очень строг к моим оценкам, мне нужно как-то скрыть от него свои неуды, иначе никакой вечеринки не будет.

Я участливо кивнула, но мои мысли были о другом. Почему Элмер развелся со своей женой. Неужели в жизни с таким мужчиной что-то может пойти не так? Может, он ревнивый? Или вообще тиран?

Глупости! Очевидно же, что отец Беатрис – просто потрясающий мужчина. Потерять его было очень глупо со стороны миссис Браун. К тому же она уехала и оставила тут дочь!

Элмер… Я беззвучно проговорила губами его имя, словно пробуя его на вкус. Эл. Красивое и действительно подходит ему. Интересно, он приводит других женщин домой? Может, поэтому Беатрис на него дуется?

Фантазии вновь унесли меня куда-то далеко, где я представляла Элмера обнаженным… По телу пробежали мурашки. Представила, как касаюсь его кожи подушечками пальцев, вдыхаю терпкий мужской запах, ловлю жаркий взгляд, таю от ответных прикосновений…

Я резко тряхнула головой, пытаясь сосредоточиться на занятии. Пусть у меня и отлично с французским, это не повод не слушать преподавателя. Рядом Беатрис что-то увлеченно печатала в телефоне, держа его под столом. Какие у нее отношения с отцом? Почему она так повела себя вчера на кухне? Раздражается она так же, если видит подруг мистера Брауна?

Так, стоп! Хватит лезть в чужую жизнь. Будто у меня мало проблем и забот, чтобы еще переживать из-за мифических любовниц отца Беатрис и атмосферу в их шикарном доме!

Глава 3

Перекраивая купленную недавно одежду, я в очередной думала о том, что у таких простушек, как я, обычно нет шансов пробиться в высшее общество. Теперь, когда у меня появились в подругах богатые девчонки, я должна им соответствовать.

Я с детства мечтала стать дизайнером одежды. Придумывала и шила одежду для кукол, потом для себя. Беатрис часто интересовалась, откуда я беру такие интересные вещи. Каждый раз мне приходилось отшучиваться или называть малоизвестные магазины. Не говорить же ей, что у меня в общежитии стоит швейная машинка, с помощью которой я могу творить чудеса.

За стенкой заиграла громкая музыка, мешая сосредоточиться на деле. Я жила в обычном общежитии для студентов колледжа, поэтому периодически тут творилась полная вакханалия – пьянки, драки, вечеринки. Спустя несколько минут послышался грохот. Я устало вздохнула и полезла в ящик стола за наушниками. Включила любимый плейлист и погрузилась в собственные мысли, которые довольно быстро уносили меня от этой удручающей реальности.

В комнате я жила одна, потому что моя бывшая соседка предпочла съехаться со своим парнем, оставив место за собой на всякий случай. Хоть в чем-то мне повезло: никто не мог спалить, чем я занималась в свободное время.

Одна из подруг Беатрис – дочка известного модельера. Глупо отрицать, что я завидовала ей. Мне бы таких родственников! И робко надеялась, что это знакомство каким-нибудь волшебным образом поможет моей будущей карьере. А в ближайшем времени – со вступлением в женское сообщество.

Я могла лишь грезить о нем на первом курсе. Даже заявку не подавала, прекрасно понимая, что туда не берут обычных девочек из среднестатистических семей. Более того, мне не хотелось опозориться на вступительных испытаниях и ударить в грязь лицом перед другими людьми.

Но теперь, когда у меня появились влиятельные друзья, а первый курс остался позади, в сердце загорелась надежда. Я глупо заулыбалась, представляя, как съезжаю из этой маленькой комнатушки в столь крутое и престижное место под сопровождением завистливых взглядов остальных студенток.

Да, Катрина, фантазии у тебя довольно бурные. Зато вдохновляющие! Я целиком переключилась на перекройку одежды. Очнулась, лишь когда за оком стемнело. Спина отозвалась тянущей болью, а пальцы – усталостью. Но оно того стоило!

На следующий день я шла по коридору колледжа в обновке, ловя восхищенные взгляды. И каково же было мое удивление, когда рядом с кабинетом директора я случайно увидела знакомую подтянутую фигуру в дорогом костюме.

Это был мистер Браун!

Я остановилась и моргнула несколько раз, чтобы убедиться – это не сон, я действительно вижу мистера Брауна в нашем колледже.

Он заметил меня первым, легко улыбнулся и кивнул:

– Привет, Китти.

– Здравствуйте, – неловко ответила я и тут же вспомнила наш недавний разговор на пижамной вечеринке, поэтому добавила более тихим голосом: – Эл.

– Не видела Беатрис?

Я отрицательно мотнула головой. Мне было очень любопытно, что он здесь делает. Но я не спросить – это было бы довольно некрасиво со стороны. Поэтому глупо пялилась на него, разглядывая тщательно уложенные пряди волос, светлую рубашку между полами пиджака и поблескивающие дорогие часы на запястье.

Он, похоже, заметил, с каким неконтролируемым интересом я его рассматривала – уголки его губ дернулись вверх. Мне стало еще более неловко, чем в тот день, когда я увидела его обнаженный торс. Словно меня поймали за чем-то действительно ужасным.

Мистер Браун продолжил разговор:

– Мне сказали, что у нее проблемы с успеваемостью. Ты в курсе?

– Нет, мне кажется, все неплохо. Учителя ее хвалят, – соврала я, не желая выдавать подругу. За это она мне точно спасибо не скажет.

– Тогда у меня к тебе есть просьба. – Элмер прислонился плечом к стене, чтобы быть немного ближе ко мне. Словно мы подружки, которые шепчутся о чем-то личном. Я буквально вытянулась вверх, приготовившись слушать дальнейшие слова мистера Брауна. В этот момент оставалось лишь надеяться, что никому до нас нет дела. – Не говори ей, что я был здесь. Она не любит, когда я пытаюсь ее… контролировать. Для нее это выглядит именно так, хотя я просто забочусь.

Я внимательно внимала каждому его слову и почти не дышала. Мистер Браун сейчас казался мне самым идеальным мужчиной – красивым, умным, заботливым и внимательным. И я искренне не понимала, как можно на него злиться.

– Я не скажу ей, – уверила я, поправляя ремешок сумочки на плече. – Можете быть уверены.

Мистер Браун довольно улыбнулся и перевел взгляд чуть ниже моего лица. Я тут же почувствовала, как щеки покалывает от смущения. На мне была свободная полурасстегнутая рубашка и топ, не скрывающий фигуру.

Его голос спустя несколько мгновений вернул мне связь с этой реальностью:

– Так вот, Китти… – Элмер наклонился еще немного, чтобы нас точно никто не услышал. Я машинально поправила рубашку, прикрывая грудь. И черт же меня дернул сшить такое и надеть! – Не хочешь стать ее репетитором? Я буду платить за занятия.

– Конечно! – согласилась я быстрее, чем смогла хорошенько все взвесить. Возможно, мистер Браун подумал, что деньги – мой единственный и самый сильный мотиватор, поэтому я поспешила добавить: – Только не нужно мне платить, мы с Беатрис друзья. Я с радостью помогу.

– Вот и отлично, – он снова одобрительно улыбнулся и посмотрел мне в глаза. Под его взглядом я чувствовала себя маленькой хрупкой девочкой, которую выдает каждое неловкое движение или заметно покрасневшие щеки. – Только она не должна узнать, что это я попросил тебя. Договорились?

– Я поняла вас.

Мне действительно хотелось сделать это бесплатно не только для подруги, но и для себя самой. Благодаря Беатрис я наконец могла бы стать частью желанного сообщества. Да и мне было не жалко времени и сил, чтобы подтянуть подругу по учебе.

– Кстати, симпатичная вышивка, – вдруг сказал Элмер, кивая вниз. Я проследила за его взглядом и накрыла ладонью собственноручно вышитый на груди цветок, вспыхивая еще пуще прежнего. – Надеюсь на тебя.

Когда мистер Браун ушел, я все еще не могла прийти в себя. Мне показалось… или он все-таки заглядывался на меня? Почти как я в тот день, когда ворвалась в его комнату в поисках воды.

Пришлось забежать в уборную, умыться прохладной водой и поправить макияж, чтобы отвлечься от своих навязчивых мыслей. Было бы очень глупо с моей стороны надеяться на что-то, так ведь?

Со своей возней я практически опоздала на начало занятий. Ворвалась в кабинет и увидела Беатрис, которая вяло махнула мне рукой, указывая на свободное место рядом с собой. На лекции по французскому она становилась менее активной и воодушевленной. Особенно, когда ей начинали задавать вопросы, ответы на которые она не знала.

Я села к ней, помня о просьбе мистера Брауна, и легонько толкнула подругу локтем. Рано или поздно мне пришлось бы начать этот разговор.

– Расслабься, все не так сложно, как тебе кажется, – прошептала я и придвинула к ней книжку, где были карандашом написаны некоторые ответы на задания. – Можешь посмотреть у меня.

 

– Я все равно не пойму, что там, – хмуро буркнула она и сложила руки на груди. – Как же бесит. Я уже готова сдаться и забить.

А вот за это мистер Барун вряд ли будет мне благодарен. Я сделала вид, что задумалась, а потом снова наклонилась к Беатрис.

– Хочешь, я позанимаюсь с тобой? Объясню некоторые темы – и мы закроем все твои пробелы в знаниях. Мне не сложно помочь после занятий.

Беатрис охотно кивнула:

– Я согласна. Но только у меня дома.

Сердце забилось быстрее, как только она сказала «дома». Я вспомнила пижамную вечеринку и Элмера с его шикарным телом. В очередной раз.

Все оставшееся время на лекции я не могла сосредоточиться на учебе. Мысли снова и снова возвращали меня в этот шикарный дом, где я, наверняка, смогу встретиться с мистером Брауном.

Глупо было отрицать, что мне не хотелось снова увидеть его. Я надеялась, что мое состояние, изменившееся после услышанного, Беатрис не заметит – иногда она могла быть слишком любопытной. А мне не хотелось просвещать ее в тонкости своих душевных терзаний, вызванных ее невероятным отцом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru