Квази Эпсилон. Пират

Эдуард Поляков
Квази Эпсилон. Пират

Пролог

– Алиса, ты совсем, что ли, поехала?! – я отошел от ступора и вовсю кричал на нее. К моему удивлению, она, видимо, ожидала такой реакции, и ее лицо было каменным.

– Ну подумаешь, через полчаса он вернется, к этому времени мы уже будем далеко. Ты действительно ожидал, что он меня отпустит? Артем, ты такой наивный!

Алиса скрестила руки на груди.

– Твою ж мать, а девка-то огонь. Ой, не ожидал я от тебя, Алиса, таких мансов. В тихом омуте черти водятся, – Некроса вся эта ситуация с убийством дочкой папы ничуть не разочаровала. Наоборот, теперь он начал смотреть на Алису с каким-то благоговейным трепетом. Ну нет бы мне попались нормальные и адекватные тиммейты, а здесь в кого ни ткни – уникальный персонаж с уникальными, легендарными, эпическими тараканами в голове!

– Ладно, ребят, действительно пора делать ноги. Сейчас не время разбираться. Вот когда будем в спокойном месте, тогда и поговорим. Вы еще не забыли, что я собрал Декту Матильду? – произнес я, оглядывая толпу.

– Матильда?! – переспросили Кроки и Джинкс.

– Ох, девочка моя, если бы ты знала кто такая леди Матильда – красивая, грациозная и убийственная дама. Если ты повзрослеешь и заматереешь, став воистину грациозной и расчетливой, то тоже, вполне возможно, станешь такой, как она, – Бишкек вовсю веселился, ведь он, в отличие от всех остальных, видел, на что способен рейлган.

– Артем, поясни, пожалуйста. А то после объяснений Бишкека я запуталась еще больше, – Джинкс перестала слушать Диму и теперь расспрашивала меня.

Я объяснил:

– Ну да, вы же не видели рейлган Матильду. Короче, это мегаубийственный ствол, который я впервые создал на стартовой базе. В то время я готовился к бою на арене, поэтому сделал его максимально смертоносным. Сейчас я создал такой же ствол и отдал его Декту, чтобы тот помог обменять патент на Матильду в счет моего УДО.

– То есть, деревянный, ты говоришь, что создал уменьшенную копию оружия для крейсеров с возможностью персонального ношения? – вот сейчас взгляд Крока был крайне серьезен.

– Ну да, это я и говорю.

– Ой, мама, ты раньше сказать нам не мог, например, так: «Ребят, мы собрались с вами бежать, но, чтобы уравнять шансы, я отдал в руки Декту такую ма-а-аленькую карманную атомную гаубицу». Реально, ты по пояс деревянный, парень! Все, делаем ноги, босота. Если мы не свалим подальше отсюда, то дядя Илья сделает всем нам эпичный швах!

– Крок, сядь, а то ты упадешь. Этот, как ты выразился «деревянный», еще и прикрутил на рейлган ПСИ-прицел, – добавил Бишкек.

А, ну да, видимо, я облажался! Вот только кто сейчас просил Бишкека сообщать этот факт?! Тактик и стратег из меня пока еще никудышный, но зачем же об этом всем сообщать?

– Короче, руки в зубы и вперед, опоздавших ждать не будем. Побежали. Грут, я тебе это еще припомню! – Некро адресовал эти слова мне и раскидал на всех беглецов пати.

И мы побежали.

Надо сказать, Алиса, в силу своего уровня, тащила на себе не только свой огромный рюкзак, который размером не уступал холодильнику, в каждой ее руке еще висели тяжелейшие мешки (она, видимо, разгрузила кого-то). Ее высокий левел позволял не напрягаясь носить такие тяжести и при этом бежать впереди всех.

А вот я мчался налегке. В карманах робы лежал только табак. Дыхалка слегка подводила.

Всего в побег из заключенных, помимо нас, сорвались только Че, Бендер и Софокл. Ну с Бендером все понятно – это тот еще прохвост. С Софоклом я толком не общался, а вот Че почему решил бежать?

Спускаться с горы вниз по склону было довольно просто. Склон пологий, базальт, конечно, очень неровный, но в принципе все терпимо. До полей с гейзерами и кислотными котлованами пока не добрались, так что худшее было впереди.

В таком темпе мы пробежали первую половину пути. Дальше пришлось сбавить скорость, чтобы не залететь в скрытую полость с кислотой или не наступить на активный гейзер. Скорость упала до пяти-шести километров в час. По сути мы не бежали, мы шли прогулочным шагом. То тут, то там взрывались гейзеры, которые периодически накрывали нас горячей водой. В целом все терпимо. Надеюсь, Илья не сможет нас догнать, иначе не миновать серьезных проблем. Благо мы успели скрыться в лабиринте гейзеров. Теперь издали он точно никого не подстрелит.

Но все-таки без жертв наше путешествие не обошлось: то тут, то там кто-то из нас попадал под струи кипятка, либо наши ноги проваливалась в ниши, заполненные горячей кислотой. Человека спасали, откачивали, но все это сильно затрудняло движение.

Досталось по ходу дела и мне, я влетел в гейзер, обжег все лицо. Боль невыносимо-адская. Бишкек покрыл мое лицо обезболивающей пеной из баллончика, но обрабатывать раны не стал.

Время и так поджимало.

Все понимали, что вот-вот нас должен нагнать разъяренный отец, у которого злые пираты и заключенные похитили дочь. И ведь ему будет все равно, что эта милая и маленькая дочка четыре часа назад сломала любимому папочке шею.

Кожа лоскутами сходила у меня с лица, но боли не было. Лицо онемело, я даже разговаривал с трудом, стараясь давать односложные ответы.

Когда на горизонте возник корабль, мы все выдохнули.

Небольшой черный шаттл, с поросячье-розовой диагональной полосой и логотипом – розовым черепом с волосами, заплетенными в длинные косы и названием: «Jinx’s star». А наша пиратская дочка от скромности не страдает! Нас уже ждали. Двое парней пиратской наружности стояли возле входа. Один из них был вамбасом, второй ксеноном. Интересно, почему пираты так любят эти расы?

В итоге мы все загрузились в шаттл и стартовали. Когда маневровые двигатели загудели, я выдохнул с облегчением. Наконец-то вся беготня закончилась!

Мы покидали Еву под песню «Jinx was there». Песню я слышал впервые, но бодрый мотивчик мне нравился. Я не силен в языках, но, видимо, это песня про нашу Джинкс или ее кумира, в честь которого она взяла ник. Не удивительно, ведь судя по раскраске шаттла, это ее корабль. Маленькая мажорка!

 
Wanna join me, come and play.
But I might shoot you, in your face.
Bombs and bullets will, do the trick.
What we need here, is a little bit of panic!
Do you ever wanna catch me?
Right now I'm feeling ignored!
So can you try a little harder?
I'm really getting bored!
Come on, shoot faster,
Just a little bit of energy!
I wanna try something fun right now,
I guess some people call it anarchy!
Let's blow this city to ashes,
And see what Pow-Pow thinks.
It's such pathetic neatness,
But not for long 'cause it'll get jinxed!
 

Из кабины показался парень-вамбас. Высокий, более двух метров ростом, серая, как какой-нибудь камень, кожа и яркие огненно-рыжие волосы, а также по три пальца на руках и ногах. Все-таки странная фантазия у разработчиков игры – создать такую нескладную фигуру целой расе.

– Пристегнитесь, бродяги. Джинкс, не желаешь занять место капитана? – парень обратился к Насте.

Но я позволил себе вмешаться в их разговор:

– Так ты пиратский капитан, Настя? Я думал, капитан – это твой отец.

– Джинкс – капитан «Черноморского синдиката» со своей флотилией, Янг Рог – барон и командор всех кораблей синдиката, – рыжеволосый вамбас переключился на меня. Ответил он по-дружески, как приятелю, без ноток угрозы или недовольства. Видимо, то, что мы друзья Насти, для него имеет какой-то вес.

– Не, Беррхем, давай лучше ты к нам. Я вас познакомлю. Артем, это Влад, Влад, это Артем. Ну а ники вы сами видите.

И мы пожали друг другу руки. У него было сильное рукопожатие и очень грубая, как кора дерева, кожа. А Настя тем временем продолжила:

– Это Дима «Бишкек», и Гриша «ОУКБ» – мой парень.

Если бы Беррхем не сидел – упал бы. На его лице заиграли все оттенки мимики. Видимо, последние два слова в речи Джинкс, его добили.

– Насть, не гони, а…

– Влад, а чего ты удивляешься?

– Ну, если честно, я думал, что ты лесби.

– Что?! – Настя подскочила, схватив в руку косу с вплетенным «Листом Иггдрасиля». – Расчехляй мотовилово, мальчик. Будем из тебя подружку мне делать!

– Настя, тут несовершеннолетние, – Бишкек взял ее под руку и, когда она обернулась, кивком указал на Алису.

Видимо, у Насти имидж «своего парня» в обществе пиратов. И сейчас один из них вдруг узнал, что его друг оказался девушкой: с сиськами и бабскими тараканами. Джинкс села на свое место, но взглядом продолжала расчленять бедного парня, который сейчас, казалось, вот-вот потеряет сознание. Нужно было срочно сменить тему.

– Алиса, – начал я, – это что такое с утра было? Поясни-ка нам.

– Вы ничего не понимаете! Я сижу на этой базе, как в клетке, знаете, сколько хобби я перепробовала? Сколько книг перечитала?

– Но это…

– Это повод, да-да, повод! А Настя рассказывала, как весело там, в мире. И…

Ее перебил Беррхем:

– Эй, босота, вы чего с неписью возитесь?

– ОНА – НЕ НЕПИСЬ! – мы хором заорали на Влада, и даже Плинтус с плеча Бишкека зашипел, обнажив резцы.

Бедняга Влад второй раз за несколько минут пожалел, что открыл рот и еще сильнее вжался в кресло.

– Нет, Вадимка, сделаем мы из тебя немую подружку, – Джинкс угрожающе заулыбалась. Сейчас это была не Настя, а именно Джинкс.

– Алиса, продолжай, – нужно было вернуть разговор в прежнее русло.

– Ну вот, отец меня ни за что не отпустил бы с вами, боится.

– И его можно понять. Ведь никто не знает, что будет, если ты умрешь.

– Не умру, вот скажите, а кто из вас так может?

И тут произошло необъяснимое: девочка протянула руку к корпусу корабля и ущипнула его. И металл поддался, будто надутый шарик. Потом девочка, держа двумя хрупкими пальчиками, стала оттягивать на себя корпус. И корпус корабля ей полностью поддавался. Алиса проявляла то, о чем говорил ее отец – мяла пространство игры. Если бы она проделывала такое в реале, ее сочли бы святой или ведьмой. Затем Алиса разжала пальцы, и корпус корабля вернулся на место, будто резиновый. Сейчас стена корабля была такой же, как и раньше. Что это? Чудо? Наверное, все-таки чудо. Сейчас рядом с нами сидела девочка со сверхспособностями.

 

– Ахиреть! – выдохнул Бишкек.

– Так-то, дядя Дима, а меня держат, как в тюрьме.

Долго посидеть у нас не получилось. Буквально через минуту Алиса резко повернула голову в сторону кормы корабля и произнесла:

– Там папа.

И в этот момент в корму прилетело. Корабль резко тряхнуло, но повреждений не было.

– Твою мать, Беррхем, Все щиты на корму, – Крок сейчас орал как ненормальный.

– Внимание, бродяги, работает ПВО. Держитесь за все, что приколочено! – Беррхем уже сидел в кресле командира корабля и отдавал приказы экипажу, попутно управляя энергосистемой и силовыми щитами со своей приборной панели.

– Не поверишь, Вадя, по нам сейчас лупят из ма-а-аленького ручного рейлгана. Волына с ПСИ-прицелом, херачит снарядами со скоростью в десять-двенадцать махов, так что маневрировать нет смысла. Тупо все щиты на корму и газу.

– Может, развернемся и аннигилируем выскочку?

– Нет! – наша четверка снова единогласно выкрикнула, а Джинкс снова потянулась к ножу.

В итоге было еще два попадания, которые приняли на себя энергощиты, пока мы не вышли в стратосферу. Из пилотского отсека выглянул Беррхем и с улыбкой произнес:

– Расслабьте булки, господа. Мы ушли из зоны обстрела. До варпа сорок минут и час сорок в варпе. А сейчас наша стюардесса Гессер предложит вам холодные закуски и прохладительные напитки.

Из-за его спины вышел пират размерами с платяной шкаф в легкой броне, поверх которой был надет розовый передник, а на голове была такая же розовая пилотка. В руках он держал поднос с бутербродами и графином. Проходя мимо, каждый, кто брал с подноса еду, отпускал едкий коммент и получал в ответ маты. Только Настя ущипнула его за задницу, но парень смолчал и даже покраснел.

Гессер. 41 уровень. Гронг/Человек. Пират.

Видимо, он не разделял всеобщего веселья по поводу его формы. А я теперь окончательно убедился, что все пираты отчаянные на оба полушария. А Некро ответил на мой вопрошающий взгляд:

– Месье проигрался в карты, – а когда я заулыбался, он продолжил: – Зря лыбишься! Спорим на твой билд, что не пройдет и недели, как ты тоже примеришь этот передник, красавица ты моя.

– Да пошел ты, – только и нашел я что ответить.

Действительно, моя морда сейчас напоминала головку зрелого сыра. Все лицо было покрыто струпьями и коростой от ожога. Джинкс меня убедила, что часов через двенадцать я буду как новенький, но пока придется походить так. Мы наконец сбежали, и хоть мне было прекрасно на этой дикой планете, но я не жалел, что покинул ее. Лучше так, чем попасть в виртуальный ад на планете Лимб. Не видеть пять лет света звезд, все время находиться под землей и знать, что у тебя над головой мертвая порода с кипящими океанами кислоты и запредельным давлением. Так и свихнуться можно. И хоть на Лимбе я должен был быть лишь в качестве обслуживающего персонала для настоящих его узников, все равно такая перспектива грела мало.

Лимб – планета-тюрьма для преступников с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Там отбывали наказание насильники, террористы, серийные убийцы и прочий сброд. А мы должны были обслуживать эту тюрьму. Не думаю, что наши условия были бы намного лучше, ведь не зря туда направили только тех, кто отказался от такого «подарка», как нейроинтерфейс от корпорации. Теперь я тоже был уверен, что этот «подарок» – сыр в мышеловке.

Это утро было слишком насыщенным событиями, поэтому я откинулся в кресле, закрыл глаза и задремал.

Глава 1

Проснулся я от того, что Бишкек ткнул меня в плечо. Когда я наконец открыл глаза спросонья, он кивком указал на иллюминатор. Сейчас мы подлетали к Наутилусу. Огромная пиратская станция, вокруг которой роями насекомых кружились небольшие шаттлы, среднего размера эсминцы и большие крейсера. Наутилус, или Севастополь, как мне с гордостью в голосе пояснила Настя, была самой большой свободной пиратской станцией в этом сегменте русского кластера. Одна из девяти крепостей класса «Технопланетоид» в СНГ-сегменте. По форме она напоминала огромную улитку, свернутую в спиральный диск. У шлюза скопилось несколько очередей на вход. Из чрева станции также вылетали корабли всех мастей и форм, образуя непрерывную струю. Вокруг нее по окружности курсировали шесть охранных модульных станций. И еще двенадцать перемещались в звездной системе как разведчики. На подлете нас перехватили корабли стражи, проверяя код доступа по системе свой-чужой. Настя же устроила нам краткий урок основ судостроения разных рас.

– Воон тот, желто-серый с красным львом на щите, такой, полукруглый и стоит вертикально – это расы Вамбас. Очень маневренный, самое то для пвп на кораблях, но варп-движки обычно отсутствуют или ма-а-аленькие, как мозг у Беррхема.

– Джинкс, кончай, а! Согласен, дурак. Ляпнул, не подумав. – Вадим, видимо, уже устал за время полета от подначек Джинкс.

– Я только разминаюсь, подружка моя, – Настя угрожающе облизнула губы.

– Насть, кончай уже, надоело. Лучше о кораблях давай, – ОУКБ одернул Настю, и от того, что она послушалась и чмокнула Гришу в щеку, глаза Беррхема снова полезли на лоб.

Вообще я заметил, что ОУКБ быстро взял под уздцы дикого огненного мустанга Джинкс, превратив его в единорога с радужной гривой по имени Настя. Прав был НекроДефлоратор: мужика девке не хватало. Причем не только в плане потребностей молодого девичьего организма, но и как твердое мужское плечо. При нем дерзкая воинствующая амазонка становилась кроткой и любящей хранительницей очага.

Джинкс заметила порыв Беррхема озвучить свои мысли и опередила его.

– Вадим, откроешь рот, отряжу тебя с капитанского мостика на Наутилус, в доки. Не испытывай мое терпение, мальчик.

– Настя! – Гриша повысил голос, привлекая внимание Насти, за что получил еще один поцелуй в небритую щеку.

– Так. Вон тот, полумесяцем, ну, как скелет который. Это Ксеноны. У них вообще все угловатое и ребристое. Крок, не в обиду.

– Блин, а че вы по именам-то не зовете друг друга? – меня давно подмывало спросить.

– А ты, деревянный, не видел инфу об обнове? Там русским по белому написано – отыгрывать роль для роста перса. И это не только боя касается.

– Крок, я тебя понял. И впредь зови меня по нику, а не деревянным, если не хочешь зацепиться. Хорошо?

– Какой ты нервный, дерев… кхм… КУВ. Ну ничего, на Наутилусе я проведу тебя по злачным местам. Вот тебе какие девочки нравятся? У которых две или четыре сиськи?

– Некрос, ты не шутишь? – я был благодарен зеленому за то, что он не стал обострять, и с радостью переключился на новую тему.

– Вот мне, – Крок, видимо, затронул любимую тему, – нравится, когда пи… – тут он поймал взгляд Джинкс, – кхм, короче не вертикально, а горизонтально.

– А месье знает толк в плотских утехах, – сейчас я откровенно ржал в голос.

– Ох, мальчик, я тебя с такими мастерицами познакомлю, ходить в раскоряку, как с геморроем, будешь.

– Договорились, – я согласился. Если честно, то половой вопрос порядком давил, да и, черт возьми, интересно, как тут это все обыграно?

Тем временем мы встали в одну из очередей на вход и Джинкс соловьем заливалась, описывая окружающие нас корабли рас Гронгов, Шайло, Тан-Дзы и прочих, и прочих… Корабли разных рас различались так же, как и внешний вид их представителей. Но пока эта тема мне была не так интересна, как сама база. Ее можно было сравнить с огромным мегаполисом. Очередь продвигалась, и постепенно я увидел базу изнутри. С чем бы ее сравнить? Если представить наш шаттл как песчинку, то Наутилус, наверное, был размерами с легковой автомобиль. Хотя, конечно, сравнение весьма условно.

Проникнув в тело базы, наш корабль отделился от общего потока, нырнув вниз. Хорошо, что на этом шаттле была своя гравитационная установка, иначе кувыркаться бы нам внутри непристегнутыми. Минут через пять ныряний из одного тоннеля в другой наш корабль наконец пришвартовался в каком-то ангаре. Мы выгрузились, и первым делом Джинкс настояла на посещении терминала для привязки респауна к базе и, на всякий случай, к ближайшей нейтральной планете, я выбрал Эссент.

Эссент – частная маленькая туристическая планетка с климатом сродни Крыму. Холмистая местность усеяна плантациями и цветниками, а на любой пристани можно нанять лодочку, лодку или яхту и отправиться порыбачить. Как гласил буклет, на этой планете можно попробовать тысячи марок вин, настоек и ликеров из местных трав и фруктов. Планета настолько маленькая, что собственного притяжения не хватает, но на ней установлен гравитационный генератор. В общем, рай для сомелье и любителей алкоголя и рыбалки. Именно поэтому мой выбор пал на нее. Неохота, если вдруг что случится, респауниться на планете, больше похожей на пчелиный улей, как-то больше тянет на солнышко.

Остальные же привязались кто где. Ну а дальше мы разделились: Джинкс повела Гришу показать их дом и базу. Но все мы прекрасно понимали, КУДА Настя потащила ОУКБ. Остальных же взял на себя Некро: вояж по кабакам, который организовал гостеприимный пират, грозил разорить его, ибо все траты он взял на себя, да и денег у нас не было. В итоге мы знатно набрались, сравнивая и споря какой сорт пива лучше: темный крепкий портер с горечью хмеля и крепкой шапкой пены или карамельный эль, не такой крепкий, но тоже неплохой. Я выбрал лагерь приверженцев светлого сорта этого пенного напитка, чем раздосадовал и Крока, и Бишкека. Кстати, рыбки тут не было в качестве закуски, были чипсы и сухарики. Как пояснил Некро, любая биологическая еда, не сдобренная химикатами, в космосе от звездной радиации очень быстро портится, поэтому если я желаю отведать ослиной мочи, по ошибке именуемой пивом, с соленой или копченой рыбой, то мне нужно разжиться кредитами и идти в дорогой ресторан.

В итоге, знатно набравшись, мы отправились на Малую Арену коротать время до вечерней встречи с Джинкс. К тому времени она обещала раздобыть нам денег и какую-нибудь годную одежду. Мы и в самом деле сильно привлекали к себе внимание видом потасканных костюмов с едва угадываемой эмблемой инженерных войск на груди и спине. Малая Арена представляла из себя огромный стадион со зрительскими секторами. Этакий Колизей, на котором сейчас бились две двойки: игроки со своими петами. Весь бой транслировался на экраны, так что даже купившие билеты на задние ряды вполне могли рассмотреть действо на арене. Видимо, Крок был не последним человеком, ибо вышибалы на входе, что усмиряют проигравшихся, поздоровались с ним за руку, а не проверили наличие билета. Сейчас мы сидели в пустой ВИП ложе, да и трибуны были почти пусты. Как объяснил Крок – время раннее и на арене сейчас лишь зеленые дилетанты, а когда на арену выйдет элита, тогда трибуны будут полны.

Я слабо его слушал, сейчас я был увлечен боем. Арена представляла собой большой овал с декорациями из горящих кораблей, валунов с прикованными к ним разными мобами и фонтанами огня, дыма и прочими атрибутами ада. На этой сцене по разные стороны было двое игроков с петами. Первый – Вамбас с оранжевым шестипалым родственником крокодила и его оппонент – огромный краснокожий Гронг, напоминавший Хеллбоя, с двуглавым псом, закованным в черный хитин брони и с увесистой шипастой булавой на хвосте. Противники пока не обнаружили друг друга и неуверенно исследовали территорию ада, по ошибке названную ареной. На мой вопрос: «Почему бойцы безоружны?», Крок, разливающий остальным еще пива, пояснил:

– Формат: «Полтора на полтора», их регламент не подразумевает оружия, помимо того, что они найдут на арене. Только пвп, только хардкор!

– То есть и я могу подать заявку на участие? – меня охватила одна идея, которую я еще сам не осознал, просто старательно додумывал.

– Будь мы сейчас на Еве, я б не рискнул поставить против тебя, ну а тут, на станции, я не рискну поставить на тебя.

– Да это понятно! Мне интересны правила.

– Есть несколько форматов, один на один, с петом, как сейчас, и групповые. Арена и оружие обговорены в конкретных регламентах.

На арене гладиаторы наконец нащупали друг друга и пустили в бой петов. Оранжевый крокодил был гораздо сильнее в открытом бою, но пес был более ловок и изворотлив. То и дело двухголовая собака наносила шипастым хвостом-булавой удары по крокодилу, от которых на оранжевой чешуйчатой броне оставались глубокие вмятины и синюшные кровоподтеки. Их хозяева вооружились металлоломом, который нашли по пути: Гронг взял тяжелый обрезок какой-то рельсы, Вамбас же вооружился длинным копьем из трубы и по-обезьяньи забрался на остов корабля, не спеша вступать в бой. Гронг подошел вплотную к корабельному корпусу, на котором укрылся противник, и своей могучей тушей килограмм в двести попытался расшатать его и сбросить с укрытия неприятеля. Пока Гронг был занят выковыриванием оппонента, крокодил бросил неудачные попытки достать двухголового пса и в спину атаковал красную гору мускул. Все, на этом исход боя был решен, огромные массивные челюсти с тремя рядами зубов, словно гидравлический пресс, схватили красное тело и начали рвать его, мотая головой из стороны в сторону так, что в стороны летели ошметки и бурая кровь. Двуглавый пес обеими челюстями впился в оранжевый хитиновый бок крокодила, но тот просто игнорировал атаки на себя. Сейчас он полностью сконцентрировался на аннигиляции петовода. Вамбас к этому моменту уже спрыгнул вниз и нанес финальный удар, трубой пробив череп краснокожего Гронга и приколов его голову к земле, как бабочку булавкой. Теперь питомец и хозяин атаковали двуглавого цербера. В одиночку против слаженной пары цербер противостоять не мог и через минуту благополучно слился. На экранах возникла надпись:

 

Дар Сет победил Гессер в формате «Best of 9» со счетом 5/3. Дар Сет переходит в 1/32.

Только сейчас, прочитав логи, я узнал в куче рваного мяса на арене того проигравшего пари пирата, находившегося в розовом переднике с подносом на корабле Джинкс. А весело пираты время проводят, ничего не скажешь. За сим действом наблюдали только я и Софокл, остальные же погрузились в радости беспробудного пьянства, а Бишкек мирно спал в своем кресле, поджав под себя ноги.

Время близилось к назначенным пяти часам. Я с трудом растолкал спящего хмельным сном в кресле Бишкека, подобравшего ноги под себя, и мы отправились на условленную встречу. Однако Настя умела назначать место для встречи: она выбрала довольно шикарный ресторан. Естественно, что нас, таких оборванцев в полосках, никто и не пустил дальше, чем на порог. Пришлось Некросу вывести прекрасную принцессу на свет белый, к народу. Настя появилась на пороге в сопровождении Гриши спустя пару минут.

– Ой, я не подумала, что вас не пустят, – сейчас в ней было не узнать ту взбалмошную амазонку – предводительницу пиратов.

На ней было длинное, в пол, белое, с красным драконом, платье на китайский манер, а волосы были собраны в несколько шишек. Гриша, выглядел ей под стать. Черный бархатный с золотом костюм и широкая кривая абордажная сабля, отделанная золотом, украшенная рубином на гарде и с кисточкой на рукоятке, на голове была красная бандана, повязанная на пиратский манер. На руке у него также висел его клинок-лапа с тремя лезвиями, а на глазах очки дополненной реальности и ПДА, на руке – костыль, делающий игроков без нейроинтерфейса не такими ущербными. Дешево и сердито. Да эта компания, по ходу, собралась на костюмированную вечеринку, так это выглядело непрактично и чинно.

– Вы что, на маскарад вырядились? – Бишкек еще не отошел и, не найдя место куда присесть, сел прямо так, задницей на мостовую.

– Действительно, какой-то у тебя перебор уже, – сейчас я был согласен с Димой – ребята явно перегнули с косплеем на пиратскую тему.

– Артем, не учи папу детей делать. Сейчас мы направляемся не к кому-то, а к командору пиратского флота и главе пиратского клана «Черноморский синдикат». И, кстати, да, сегодня намечен бал-маскарад. Думаю, тему озвучивать вам не нужно. Сейчас мы приоденем вас и двинем.

И повела Настя нас по торговым павильонам. То тут, то там сворачивала в какие-то темные, известные только ей одной закутки, где покупала безделушки и неприметные аксессуары для наших пиратских образов. В итоге я примерил на себя обличье пирата восемнадцатого века: штаны из грубой ткани с бахромой по лампасам, белая рубашка викторианской эпохи и кожаный жилет. На поясе красовался широкий ремень из грубой воловьей кожи с витой серебряной пряжкой. В оружейной лавке я получил свое холодное оружие. Идентификация подсказала:

Бразильская кавалерийская сабля XIX века. Уровень 7. Реплика. Раса: Люди. Вес: 2,24 кг.

Урон: 20–32.

А вот Бишкек к процессу выбора нарядов и аксессуаров подошел со всей серьезностью, чем очень обрадовал Настю, которая нашла наконец человека, разделяющего ее увлечения шмотками. Он примерил, наверное, десятка два камзолов, пар двенадцать сапог и столько же ремней с вычурными пряжками. Но вот шпагу или абордажную саблю брать отказался, зато подобрал к своему траншейному ножу достойные ножны. Кожаные, с вставками из кости. Недорогие, но выполненные искусно. В итоге спустя еще полчаса мы были готовы к этому светскому рауту. И в таком вот виде мы проследовали в ресторан, в который нас до этого не пустили. Проблем на входе не обнаружилось, НПС-охранник поклонился нам, приветствуя. Странное дело, в этом новом костюме даже спина будто стала ровнее. Я перестал сутулиться и старался держать себя под стать своему статусу приближенного к дочке командора. Мы сели за стол и принялись поедать наш заказ. К моему удивлению, нам подали с дюжину приборов, назначение которых угадывалось лишь смутно, поэтому я по привычке орудовал ложкой, вилкой и ножом. Готовили здесь действительно знатно, куски мяса в разрезе были розовыми, а не прожаренными до состояния подошвы, как в предыдущем питейном заведении, куда нас водил Некро.

– Вот Некро, с Настей все понятно, она персонажи меняет как перчатки, а ты почему такого низкого уровня? – я задал вопрос, который меня интересовал еще с момента нашего знакомства. Или не появлялось подходящего момента спросить, или просто забывал.

– КУВ, так ведь меня ее папка приставил за ней всюду следовать. Так что когда она удаляет персонажа, тогда удаляю и я. В некоторые локации вход только для низкоуровневых игроков, вот и приходится удалять перса каждый раз. Вот почему разрабы не могут сделать так, чтобы можно было переключаться между персонажами, а не играть одним? Ведь проще было бы в разы!

– Ты тоже меняешь расы при создании перса?

– Нет, для меня это баловство детское. Я за Ксенонов начал и пока они меня ни в чем не разочаровывают. Ну а что, мы холоднокровные, тепловые детекторы нас не замечают, двоякодышащие на высоких уровнях. Так что глубоко под водой я продержусь всяко дольше, чем любой из вас. Да и потом, они ведь адекватно красивее, чем те же краснокожие Гронги или тараканы Тан-Дзы, ненавижу, мля, тараканов.

– Вопрос исчерпан, – я кивнул ему в знак благодарности за ответ и продолжил доедать свою порцию.

Вся наша компания, истосковавшаяся на Еве по нормальной и адекватной пище, сейчас нехотя, с ленцой, вываливалась из ресторана. Время как раз подходило, чтобы мы не торопясь дошли до места проведения маскарада.

– Артем, покажи уже, наконец, презент, – Джинкс сейчас взглядом обшаривала мой силуэт в поисках чего-то.

– Какой презент? – я не понял, о чем говорит наша Амазонка.

– Как? Не включай дурака, Артем. Нож, который ты подаришь моему отцу! Ну типа от нас всех, – я застыл на месте, Бишкек на ходу врезался в меня плечом.

– Настя, я совсем забыл. Я ничего не сделал, – я и на самом деле забыл о таком важном деле.

На лице Насти выражения сменялись одно за другим, вот кажется, будто она сейчас ударит меня, через мгновение хмурит брови, и вот слезы. Ненавижу я женские слезы. Кажется, будто сама природа придумала рычаг воздействия на мужчин в пользу женщин.

– Джинкс, не плачь, еще вагон времени. Скажи, что он любит?

На мгновение плач прекратился, а затем вспыхнул с новой силой.

– Ничего он не любит, у него и так все есть, – ее рыдания уже начинали действовать на нервы.

– Настя, заканчивай ныть! А теперь лучше опиши его. Ну что мы увидим, когда пойдем в зал. Как мы его узнаем? – сейчас мне нужны были голые факты, сведения.

Все что угодно, что поможет опознать в этом человеке того, при упоминании о котором его дочь готова разрыдаться, лишь бы не огорчить своего отца. Я жил с отчимом и часто мы не ладили, но такой паники во взгляде и действиях у меня никогда не было. Либо этот человек монстр, от которого прячется в дальние углы даже родная дочь, либо он святой, которого боится огорчить Настя.

– Настя, больше конкретики. Не заставляй меня применять то же, что и на Грише тогда, чтобы отрезвить тебя, – я и сам от себя не ожидал этой фразы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru