banner
banner
banner
Заложница мятежного коммодора

Ясмина Сапфир
Заложница мятежного коммодора

– Я не собираюсь перед вами оправдываться!

– Отлично. У меня есть еще два дня на раздумья. Прошу вас покинуть мою каюту. Мы не договаривались с вами встречаться. Я лишь обещала дать ответ. И дать его только через двое суток. – Я старалась говорить спокойно и медленно, хотя голос дрожал от волнения.

Тар Ренс хлестнул хвостом по бедру, выпятил мощную челюсть, но спокойно произнес:

– Хорошо, я зайду через два дня. За ответом и вашим встречным предложением.

И прежде чем я успела выдохнуть, рретанин скрылся за дверью каюты.

Рей

Вот же… Зар-раза! Маленькая бестия! Да чтобы я еще хоть раз волновался за эту абестанку?! Да никогда в жизни! Чего это я вообще разнервничался, спрашивается? Думал, девочка, не привыкшая к космическим боям, испугалась. Да вот только кажется, это я, дурак, переживал сильнее. Чего меня вообще к ней понесло? Успокаивать собрался, за ручку держать? Ну уж нет! Больше подобное не повторится. Она точь-в точь такая же, как ее мать, циничная и хладнокровная. Эгоистка!

Хотя о чем это я? Я же сам ее похитил. Ни в коем случае нельзя показывать свой интерес. Да и нет у меня к Алианне никакого интереса, кроме выполнения ее маменькой моих требований. Хотел показать ей свою доброжелательность – получил достойный ответ. Сам виноват!

Я молнией летел на капитанский мостик. В висках пульсировала кровь. В отражении панелей сверкал металл моей чешуи на шее и тыльной стороне ладоней, откуда торчали шипы. Пока дожидался лифта, от злости ударил по стене, и шипы пронзили пластик стенового покрытия, оставив четыре ровных отверстия.

Она сама напросилась. Я хотел по-хорошему, но теперь все будет иначе. Я не позволю играть мной, обращаться, как с одним из ее воздыхателей.

Даже не знаю почему пришло на ум это глупое слово. Мне всегда нравились совершенно другие женщины. Сильные, самостоятельные, а не маменькины дочки. Но что-то подсказывало, что не только внешность, но и внутренний стержень притягивали к непокорной абестанке. Могла ведь сделать вид, что относится ко мне по-дружески, но не стала. Боялась меня, но все равно спорила. Страшилась моей силы, физического превосходства, но все равно дерзила.

Злость во мне спорила с уважением и, кажется, даже с восхищением. Вот уж совсем неуместное чувство!

После боя в главной рубке корабля стояла тишина. Я упал в кресло и думал, как же поступить с Алианной. Два дня – слишком большой срок для бездействия. Мне нужно доказать абестанке: мои угрозы – не шутка, и я могу отдать ее ткеннам на самом деле. Но понимал – просто так запугать не выйдет, нужно что-то другое… Но что именно?

– Коммодор Тар Ренс! Вернулись разведчики. На одной из лун второй планеты системы обнаружена база насекомых: временный купол, склады, орудия, космопорт с несколькими десятками кораблей. Что будем с ними делать? – отвлек меня голос Ор Ланса, лорд-капитан только что вернулся на мостик после отдыха.

– Что делать? – поднял я голову, уставившись на монитор, куда передавалась съемка с одного из кораблей-разведчиков. – Отправимся туда, ударим ракетами, разнесем их айтахову базу в клочья. Насекомые совершают уже не первое пиратское нападение в этом секторе космоса, пора проучить их как следует, – добавил, холодно усмехнувшись.

Не знаю, может, я решил поступить слишком импульсивно. Возможно, мне просто нужно было выплеснуть куда-то скопившуюся злость, и ткенны попались под руку. Но в любом случае оставлять их базу на территории КОР не стоило. Они слишком быстро внедряются дальше в космос – как та зараза, которую невозможно остановить, не уничтожив на корню зачатки. Их очень много, планеты Черной туманности давно перенаселены и подобны гигантским муравейникам. Вот они и лезут к другим расам, надеясь со временем захватить новые территории. Грабят корабли, уничтожают мирных жителей. Но главная их цель – власть во всей галактике.

Интересно, зачем им все же понадобилась Алианна? Неужели они тоже хотели выставить КОР свои требования? Или же я чего-то не понимаю? Абестанка должна благодарить меня за то, что вытащил ее из лап Ангелов. Уж они бы точно за нее не переживали, как я, и не церемонились.

Сложив руки на груди, я молча наблюдал за происходящим. На главный монитор выводилось изображение ярких точек взрывов, красных всполохов плазменных зарядов, обломков купола, разлетающихся на многие километры при малой гравитации спутника. Мои истребители стремительно догоняли уцелевшие корабли ткеннов, уничтожали их в космосе. Насекомые – везде насекомые, даже в глубоком космосе. Успели нагородить здесь таких построек, что другим расам и не снились в кошмарных снах. Так происходит на каждой базе ткеннов. Стоит насекомым только появиться, как они воздвигают муравейники, над созданием которых трудятся бесчисленные рабочие – особая каста.

– База уничтожена, коммодор Тар Ренс! Некоторые успели скрыться, но мы уже ничего не сделаем, – доложил лейтенант, сменивший Рриса Вэна на посту.

– Ничего, главное, что убрали основное, – выдохнул я.

Неожиданно на дисплее в рубке высветилось мерцающее сообщение: «Тебе это с рук не сойдет! Еще ответишь!»

Видимо, оно было отправлено одним из бежавших с базы командиров ткеннов.

– Это мы еще посмотрим, – со злостью произнес я, затем обратился к Айрину Ор Лансу: – Собирай все истребители в доки! Уходим в гиперпространство и направляемся на Тэо.

Али

Когда Тар Ренс ушел, нахлынула отдача. Я вдруг подумала, что зря так с командиром похитителей. Мало ли что он теперь выкинет. Мало ли какие действия предпримет. Он же мятежник! Предатель без чести и совести. Вот возьмет сейчас и выдаст меня ткеннам…

И словно подтверждая мое подозрение, корабль свернул к базе насекомых. Иллюминатор послушно оцифровал вид из космоса, когда я нажала на специальный увеличитель-сканер. Увидела базу-муравейник. Это ужасное зрелище: сотни домов, что сгрудились и нарастали друг на друга под прозрачным куполом. Не обычные жилища – военные бункеры, замаскированные орудия.

Значит, коммодор решил выполнить угрозу… Я дернулась в порыве бессильной ярости и упала на кровать в изнеможении. Что ж, чему быть, того не миновать. Если он сейчас нарушает обещание, чего стоит слово такого рретанина? Значит, ему совсем нельзя верить. А может, ткенны предложили за меня лучшую награду, и Тар Ренс попросту передумал?

Я закрыла лицо руками и разрыдалась. Впервые за эти ужасные сутки выпустила на волю боль и бессилие. Еще недавно я шла рядом с мамой. Аромат ее духов с корицей и апельсином окутывал приятной дымкой родины, дома, пусть даже в президентском дворце. Я ждала бал и волновалась перед ним. А теперь моя жизнь висит на волоске. Но если я понадобилась ткеннам, то, может, убивать меня они не планируют? Иначе сделали бы это раньше.

Я выпрямилась, слезы высохли. Я дочь президента конфедерации и встречу будущее без слез и стенаний. Снесу испытания с гордо поднятой головой…

Минуты капали, пролетали мгновения, а мы так и не сели на базе ткеннов. Челноки насекомых тоже не приближались. Линкор коммодора повернул в другую сторону, и я уже не видела, что происходит. Однако, к моему огромному удивлению, спустя некоторое недолгое время, линкор устремился в гиперпространство… Черт? Почему Тар Ренс меня не выдал? Не договорился с ткеннами о награде? Передумал? Решил еще помучить?

Спустя несколько часов прибыл ужин. Я открыла контейнер и ахнула. Внутри лежало все то, что ненавидела. Рыба агалла с планеты ровсов, на вкус как протухшие яйца. Мелтикора – такой отвратительный овощ, растет на Рретане и пользуется спросом. Это как кукуруза в сахарном сиропе. Приторно, аж язык к небу липнет. Я не стала даже пробовать ужин. Чаю выпила – терпкого, с мятой. Видимо, коммодор передал все это, чтобы я подумала над своим поведением. Ладно, посижу немного на диете. Подавитесь своим ужином, Рейминар Тар Ренс!.. Я захлопнула полный контейнер и нажала кнопку утилизации.

Некоторое время я просто сидела, наблюдала за космосом и звездами, за планетами и туманностями. Мы вышли из гиперпространства и явно направлялись на какую-то станцию рретан. Через некоторое время меня сморило. Сказывались напряженные сутки, нервозность и общение с предателем. Внезапно, часа в три ночи по времени Неотерры, контейнер с едой опять звякнул. Я с неохотой встала и пошла на кухню. Просто из любопытства.

На крышке контейнера на маленьком специальном мониторе высветилось послание. Обычно повара писали там название блюд.

«Тебе вредно голодать, хрупкая абестанка».

И больше ни слова от Тар Ренса.

В контейнере обнаружились пироги: горячие, с мясом и картошкой. Такие, как мы с мамой любили. Кусочек сметанника пах творогом и ванилью. Теплый чай источал аромат мелиссы. Я захлопнула контейнер и хотела все утилизировать. Но что-то внутри протестовало против уничтожения хорошей еды. Подумав, я нажала кнопку «заморозить» и снова отправилась в комнату, к кровати.

Рей

После того как мы ушли в гиперпространство, я впервые за все эти часы позволил себе расслабиться – вернулся в личную каюту, сбросил форму и комбинезон. Обнаженный, направился в душевую кабину. Стоял под прохладными струями воды, сбрасывая напряжение. И думал о ней.

Не знаю, почему Алианна никак не желала покидать мои мысли. Абестанки не в моем вкусе, хотя в них есть что-то особенное. Хрупкие, изнеженные создания, чуть превосходящие своих далеких предков-землян с Млечного Пути по некоторым показателям. Например, по продолжительности жизни или уровню интеллекта. Улучшенные земляне, так сказать. Хотя и жители Земли не остались такими же. Время просто разделило ранее единую расу на разные части, которые активно сотрудничали друг с другом.

Яростный взгляд ярко-зеленых глаз девушки преследовал меня повсюду. И ее стройное тело в серебристом комбинезоне, который не скрывал восхитительных форм, – напротив, подчеркивал их, заставляя думать вовсе не о деле… Но я не собирался поддаваться искушению. Ни о каких отношениях и речи быть не может. Она меня ненавидит, презирает. А мне нужно добиться независимости Рретана.

 

Но как же хочется просто сжать в руках ее талию, подчинить себе надменную девчонку, впиться поцелуем в соблазнительные губы, с которых сегодня срывались резкие слова. Заставить замолчать. Довести до состояния, когда пол уйдет у нее из-под ног.

Айтах! Я вдруг понял, что чересчур возбужден. Пах потянуло болезненным спазмом, член налился и стоял, как дуло фотонной пушки. Как бы я хотел, чтобы Алианна Дэйл в этот момент оказалась рядом. Она бы не вырвалась, не сбежала. Я бы просто не позволил ей этого сделать. И даже не силой. Я добился бы, чтобы она сама умоляла меня продолжить…

Я уперся в стену ладонями, опустил голову. По длинным волосам стекали струи воды. Да что со мной творится? Она на моем флагмане всего несколько часов, а я уже думаю о возможном сексе?!

Я остановил воду, включил на регуляторе режим просушки. Немного прохладный воздух помог прийти в себя. Вышел, натянул комфортные мягкие брюки, используемые для сна на корабле. Вспомнил, что хотел выяснить. Интересно, как абестанка отреагировала на ужин? Я тут же прихватил браслет-компьютер и проверил эту информацию. Так я почему-то и думал – она все выбросила.

Вот же гордячка! Согласна голодать, только бы не играть по моим правилам. Ну и ладно…

Датчик на двери каюты внезапно сообщил о позднем посетителе. Я еще не успел прилечь, поэтому открыл, полагая, что это Ор Ланс решил поговорить со мной наедине. Но вместо офицера увидел Риайну в облегающем золотистом комбинезоне. Рретанка пришла с определенной целью – продолжить то, что мы не завершили в прошлый раз. Вот только мои желания за это время изменились.

– У тебя был тяжелый день, Рей, – промурлыкала она, опираясь на дверной косяк. – Я подумала, что ты сам обо мне не вспомнишь.

– Нормальный был день, – проворчал я, даже не глядя на Риайну. Конечно же, самый обычный… Словно я каждый день похищаю президентских дочерей. – Прости, сегодня мне совсем не до тебя.

– Уверен? – Брови рретанки взметнулись вверх, хвост изогнулся и лег ей в ладонь. Она игриво вертела им, пытаясь привлечь мое внимание. Золотистые зрачки налились медным оттенком.

– Капитан Риайна Гер Тор, вернитесь немедленно в свой отсек, – сменил я тон, не желая объясняться.

– Вообще-то моя смена закончилась. И вам спокойной ночи, коммодор, – вздернула она подбородок, резко развернулась и удалилась прочь по коридору.

Я закрыл двери и упал на кровать. Сон не шел. Прошло несколько часов, а я все так же крутился в постели. Айтах! Зря я так с ней. Нужно было оставить у себя Риайну, снять стресс. Может, тогда прекратил бы думать о своей заложнице хотя бы до следующего разговора.

А ведь она там голодная. Еще, чего доброго, к концу пребывания у меня станет похожа на девицу-оллианку. Кажется, я вел себя как обиженный мальчишка, которому просто не дали новую игрушку. Это мелочная, подлая месть. Я только показываю ей свою обиду.

В конце концов, чего я ждал? Что она бросится на шею и отблагодарит за спасение транспортника? После всего, что обо мне наслушалась? Ее выводы вполне укладывались в логику, если полностью доверять новостям КОР и Мирайне Дэйл, что использовала их как оружие против мятежного коммодора.

Алианна ни при чем, ей просто промыли мозги. Она стойкая, маленькая, но сильная. А вот я… я вел себя как слабый, капризный ребенок.

Не знаю, сколько уже было времени, но я не выдержал – заказал ей с кухни поздний ужин… или ранний завтрак. Да неважно! Главное – заверить, что я не желаю ей вреда. Для доказательства искренности моих намерений я даже подписался. Надеюсь, она верно истолкует мой жест примирения. Силу духа рретане почитали не меньше физической. И вот этого качества Алианне, кажется, не занимать.

Глава 3

Али

Проснувшись поздним утром, я не сразу поняла, где нахожусь. Панели на потолке мерно светили. Те, что располагались на стенах, слегка мерцали голубым и белым. Серебристые стены отражали зайчиков.

За круглым иллюминатором чернел космос. Мы двигались мимо огромной туманности, и та напоминала разбросанный в вакууме мусор, пылевое облако от каменного крошева.

Я приняла душ и переоделась в чистую униформу из гардероба. Грязную сунула в ящик прачечной – оттуда белье отправлялось на чистку. Свежее поступало туда же, только в специальное отделение.

Так-с, вроде у меня оставался ужин. Или ночной перекус с запиской Тар Ренса. Интересно, почему коммодор передумал?

Я открыла ящик для еды и обнаружила около замороженной новую: свежую творожную запеканку, что пахла ванилью и нежной сметаной, рядом нашлись пухлые булочки, источавшие аромат свежей выпечки. С изюмом и кунжутом, ну прямо как мне нравится.

Хм… Коммодор сменил гнев на милость? Или готовит очередную каверзу? Я почему-то больше не злилась, даже немного сожалела о вспышке ярости. Нет, он предатель и вообще похититель. Но ведь он спас пассажирский транспортник и уничтожил базу ткеннов, вместо того чтобы отдать меня насекомым.

Об этом сообщали в Сети. Участие рретан не озвучивалось. Но я сразу сложила два и два. Мы пролетели мимо этой базы, остановились, и – бац! – от базы остались одни воспоминания.

Информация через браслет-компьютер ко мне еще поступала, и я могла читать новости КОР, из которых узнала о том, что Алианну Дэйл, дочь президента конфедерации, похитили ткенны. Эта новость облетела всю галактическую инфосеть (или, как все ее называли, ГИС). Надо же… Я покачала головой. Знали бы они, где я на самом деле! И мама наверняка волнуется, места себе не находит.

Следом за этой новостью я увидела в ГИС сообщение о спасенном пассажирском судне. Кажется, это был тот самый вчерашний транспортник, но утверждалось, что его спасли от ткеннов войска конфедерации. Неужели ошиблись? Или же…

Отправить личные сообщения мне не удавалось. Передача блокировалась силовыми полями. Я знала, что это не дело рук Тар Ренса. Все военные корабли конфедерации обладали такими свойствами, чтобы команда не общалась с гражданскими и не выдала местонахождение судна.

Были особые каналы, но на их частоту специально настраивались. Требовались дополнительные усилители сигнала, искажатели и еще что-то. Не говоря уже о ключах, которые давали доступ. В общем, обычный браслет-компьютер здесь подходил не больше микроволновки…

Я перекусила булочками с кунжутом и частично тем, что оставила ночью. Отправила остатки еды на кухню. Не уничтожила, просто заморозила. Жалко было хорошие продукты. Потом их распылят до молекул и превратят в другие блюда.

День прошел спокойно и скучно. Я ела, смотрела в иллюминатор, играла в компьютерные стрелялки-бродилки, даже прошла наконец-то очередной уровень. Честно говоря, я понятия не имела, насколько это круто по меркам игры. Я впервые в жизни ее запустила. Раньше ничем подобным не интересовалась. Сейчас надо было скоротать время. Не думать же о негодяе-похитителе!

Впрочем, он порой прокрадывался в мысли. Я то боялась его, то интересовалась им. Что-то такое меня беспокоило. Я ведь знала Тар Ренса, хотя мы и не общались. Мы виделись дважды, но слухи о рретанине ходили по всем планетам конфедерации. Он слыл хорошим воином, честным и порядочным, отличным командующим, каких поискать. Никогда не был замечен в стяжательстве. Так какая муха его укусила? Я решительно ничего не понимала.

Если подумать, коммодор флотилии КОР был одним из самых честных наших граждан. Ну, если не считать последних событий: мятежа на Рретане, бегства, разделения флота и моего злополучного похищения. Что заставило порядочного рретанина внезапно превратиться в галактического преступника? Эти мысли не давали покоя. И чем ближе был час нашей встречи, тем сильнее я задумывалась о загадке.

Ужин выглядел на удивление аппетитно: мясное жаркое и греческий салат с нежным сыром и помидорами черри. Ночь прошла спокойно и без происшествий. Поздних перекусов мне не присылали, наверное потому, что угодили с ужином. Я с тревогой ждала утра… Проснулась, заплела волосы в косу, приняла душ и переоделась. Новая униформа сидела как влитая.

Завтрак состоял из омлета с беконом и пышных горячих булочек с маслом. Я перекусила и вернулась к иллюминатору. Что-то подсказывало – мы на месте. Тар Ренс где-то планировал отсидеться. Корабль нырнул в гиперпространство, какое-то время мы двигались там и вышли в совершенно пустой космос. Вокруг на многие сотни километров не было ни планет, ни звезд, ни астероидов. Вообще ничего, даже туманностей. Однако мы куда-то целенаправленно двигались и одновременно притормаживали.

Когда же корабль остановился окончательно, перед глазами из пустоты черного вакуума выросла станция. Я не могла рассмотреть ее деталей из иллюминатора, но очертания были мне знакомы. Такие станции имелись только у рретан. В основном, гражданские, хотя они строили и военные сооружения. К каким относилось это, я не знала. Внутри, если верить данным ГИС о подобных станциях, все выглядело так, словно ты на планете. Зеленые поля, рощицы, парки, здания, невысокие и приземистые. Нечто вроде рретанского города.

Серебристая махина по форме напоминала огромную летающую тарелку с рыжими огнями сигналов для посадки. Интересно, какая она внутри? И как далеко расположена от планеты Рретан, раз находится в глубоком космосе, скрытая за силовым полем?

Значит, вот где ты прячешься от конфедерации, Рейминар Тар Ренс?! Еще бы, не пристало принцу вечно скитаться на боевых линкорах в походных условиях. Чертов хвостатый аристократ! Он продумал все перед тем, как похитить часть флота и скрыться в неизвестном направлении!

Больше мне ничего разглядеть не удалось. За иллюминатором мелькнули переходный мостик, далекие стены огромного ангара и разлилась чернота. Очевидно, теперь мы находились внутри станции.

Потянулись долгие минуты ожидания, показавшиеся часами. Я даже приуныла. ГИС не работал – видно, в ангаре генерировались помехи. Новости не посмотреть! Есть больше не хотелось. Я только поглядывала на часы на браслете и гадала, когда Тар Ренс соизволит пообщаться со мной по поводу договора. Двое суток уже прошло. И теперь задержка выглядела очередным подвохом с его стороны.

Я уже думала, что обо мне забыли, но внезапно дверь каюты открылась, и на пороге показался Тар Ранс собственной персоной. Форму он успел сменить на белый камзол, сорочку из тонкой дорогой ткани с Рретана и черные брюки из нее же. На собранных в хвост черных волосах блестели платиновые кольца. Ну прямо хвостатый денди, весь такой важный…

Глаза рретанина сверкнули серебром, словно эмоции вырвались из-под контроля. Но он молча подал мне руку.

– Алианна, добро пожаловать на Тэо – мою личную космическую станцию.

Я медлила, поэтому рретанин сам взял руку горячими пальцами. Боже, какая у него большая сильная ладонь! Я чувствовала рядом с собой мужчину, именно мужчину, а не просто спутника. Даже не знаю, почему. И это ощущение усиливалось. Мы шагали почти нога в ногу. Вышли из корабля по длинному серебристому трапу и миновали синий тоннель парковочного блока. Оттуда люк вел прямо на станцию.

Тар Ренс открыл его и пригласил внутрь. Я шагнула и обомлела. В лицо пахнуло свежей зеленью, сладковатым ароматом цветов и росы. Я будто опять очутилась на планете: цветущей, прекрасной и благодатной. Однако для станции таких размеров растений даже многовато. Значит, она не военная, как я думала. Скорее, временная передвижная резиденция. Представляю, сколько энергии тратится на поддержание растений и на перемещение самой станции в космосе! А еще и защитное поле… Стоит все это наверняка очень дорого…

Мы прошли по широкой аллее и оказались неподалеку от дома, а скорее, даже дворца, похожего на королевский. Белоснежный, с высокими башнями и флагами с изображением какого-то птеродактиля на фоне венка из колосьев – герба дома Тар Ренс. Я недавно видела этот герб в ГИС.

Вокруг замка раскинулись пестрые газоны с огромными цветами, похожими на маки, разбрызгивали веера влаги фонтаны, стилизованные под фигуры сильных, но одновременно гибких рретанок. Каменные изваяния опрокидывали кувшины или держали на голове блюда, из которых струилась хрустальная влага.

– Куда мы идем? – поинтересовалась я, рассматривая роскошь, спрятанную где-то на окраине галактики.

– Моя временная резиденция. Или предпочитаешь остаться на флагмане?

– Предпочла бы, если бы знала, что быстрее отпустите. Но ведь так не будет, верно? – с язвительной улыбкой произнесла я.

Тар Ренс загадочно улыбнулся, но ничего не ответил. Мы вошли в здание, интерьер которого тоже поражал воображение. Паркет из тонких переплетений дорогого розового дерева, мягкие ковры с высоким ворсом, фонтанчики, похожие на цветочные вазы… Диваны, кресла, столы – все из того же дорогого розового дерева, обитые тканью, похожей на бархат, только чуть более мягкой и шелковистой. Все это напоминало мне президентскую резиденцию на Неотерре, но все же стиль рретан отличался от того, к чему я привыкла. Они предпочитали изысканность и роскошь, но обходились все-таки без излишеств. Строгость сочеталась тут с дороговизной, некоторый аскетизм – с красотой и изяществом.

 

Мы миновали несколько залов и вошли в другое крыло здания. Я молча следовала за рретанином. Он устремился в комнату с розовыми стенами, словно предназначенную для настоящей принцессы. Мебель, обтянутая бордовым атласом, бархатные портьеры с золотыми кисточками, кровать с узором в виде огромных цветов у изголовья, накрытая тонким шелковым покрывалом…

Тар Ренс указал на дверь в ванную. На ней красовалась веселая русалка, задумчиво расчесывавшая длинные волосы.

– Нравится? – уточнил он не без удовольствия.

– Нормально, – ответила я холодно, размышляя, для кого все это устроено.

Не для утех ли его высочества Тар Ренса? Не для встреч ли с его любовницами? Чересчур женским выглядел интерьер, слишком кричало об этом убранство. Все здесь было словно предназначено для жизни какой-нибудь пташки.

Черт! И почему я об этом подумала? Какое мне дело до утех Тар Ренса, его постельных развлечений и предпочтений? Он похититель, а я – его заложница. Моя задача – выбраться из клетки, даже если она золотая или розовая. А он пусть и дальше тут развлекается. Судя по обстановке, по-королевски.

Рретанин сверкнул серебристыми глазами: то ли разозлился, то ли вдохновился и предложил присесть в кресло. Сам устроился напротив, подался вперед, уставился неотрывно и первым завел разговор про похищение.

– Каковы твои условия?

Рей

Алианна молчала, удивленно рассматривала мой дом на Тэо. Она явно не знала, что для работы генераторов воздуха, поддержания растений, передвижения используется тот самый эритий. Его мы брали на Рретане лишь самую малость, исключительно для наших нужд, пока месторождения не оказались во власти землян. Из-за него и разразился военный конфликт, в результате которого я нахожусь теперь где-то на задворках галактики, вдали от родного дома. Но и на Тэо имелось все для комфортной жизни, резерва станции хватило бы еще на сотню лет без дозаправки. Эта станция всегда принадлежала клану Тар Ренсов как одному из самых могущественных на Рретане.

– Как я уже сказала, мне нужны гарантии, – после недолгой паузы заявила она.

Я подался вперед, с интересом глядя на нее. Она явно что-то задумала. Любопытно, что именно? Надеюсь, ее фантазия совпадает с моими намерениями. Айтах! Кажется, я снова подумал совсем не о том. Нужно сначала выслушать ее предложения.

– Какие именно гарантии ты хочешь получить? Ты видишь, я обращаюсь с тобой вежливо, хотя мог бы просто запереть в тюремной камере. Я не требую невозможного. Всего лишь подтвердить, что тебе здесь плохо. Что я опасен для всей конфедерации. Что могу расправиться с тобой в любой момент. Ты ведь все равно останешься моей заложницей. Но если сделаешь по-моему, поверь, твоя мать отреагирует куда быстрее и наверняка повлияет на кабинет министров. Соответственно, твой срок пребывания в моем обществе сведется к минимуму, и ты не попадешь в лапы королевы ткеннов.

– Я не верю словам предателя, – резко бросила она в ответ. – Мне нужны более веские доказательства. Играть на чувствах матери отвратительно и жестоко. Я буду ненавидеть себя за это и должна знать, что оно того стоит.

– Что предлагаешь? Так мы никогда не найдем общий язык, – заметил я, пытаясь расслабиться. Но не выходило.

Не знаю почему, но в этот момент напрягся, будто это не я похитил абестанку и выставляю условия КОР, а она взяла меня в плен… В плен своих очаровательных невинных глаз. Все дело – в ее фигуре и соблазнительных ножках, обтянутых мерцающей тканью брюк. У меня никогда не было женщин этой расы. Интересно, каковы они в постели? Страстные, нежные или податливые? Какая у них кожа? Гладкая, шелковистая? На вид казалось, что очень нежная. Такой касаться – одно удовольствие.

Кровь закипала, и мне уже было все равно, что она там придумала. Потребует договор? Честное слово военного КОР, которым я уже не являюсь? Запишет мои слова на диктофон? Она ведь все равно в моей власти и никуда не денется, пока я не захочу ее отпустить. А я пока не собирался. Напротив, хотелось задержать ее здесь как можно дольше, если бы не серьезные проблемы, из-за которых я решился на эту авантюру с похищением.

Алианна, как нарочно, скрестила руки и положила на ноги так, что я только и видел место, где эти ноги начинаются. Зараза! Ну ничего, пусть сначала согласится. Сперва дело.

Я понимал, что нельзя поддаваться соблазну поиметь эту девчонку, но чем больше запрещал себе думать о сексе, тем больше хотелось осуществить желаемое. Ей самой понравится. Еще добавки попросит. Я умею ублажать женщин. Не думаю, что абестанки имеют существенные отличия в физиологии от рретанок, кроме хвоста и чешуек. И именно эта гладкая кожа заводила меня больше всего: так и хотелось сорвать комбинезон, погладить ее ладонью, провести по стройному бедру, приблизиться к интимному месту. Войти пальцем… А лучше – сразу чем-нибудь другим. Заставить стонать от моих движений, просить продолжения. Ласкать все ее тело, покрывать поцелуями, чувствовать, что оно в этот момент только мое. Что она – моя женщина, такая восхитительно сладкая и желанная.

Я ведь знал, что под формой у Алианны нет белья. Оно просто не предусматривалось. Нас разделяла только одна преграда из ткани. Ничто не помешало бы подхватить абестанку на руки, внести в спальню, бросить на постель и слушать, как мое имя срывается с ее губ. Лучшая музыка для души.

– Коммодор Тар Ренс! Я требую, чтобы вы принесли священную клятву благородного рретанина, – внезапно вырвал меня из мечтаний резкий голосок, возбужденный и звонкий. – Я знаю, что на Рретане есть особая клятва. Видела в ГИС, что имя нарушившего ее покрывается позором. Я специально выяснила подробности. Хочу, чтобы вы принесли именно ее. Мы сделаем голографическую запись, разместим на моем личном сервере, закодируем так, что в тот момент, когда вы вернете меня маме, все отключится. Я лично проконтролирую это. Если же нет – запись опубликуется в ГИС и сразу попадет в СМИ. Это именно та гарантия, которую я хочу получить от вас, коммодор!

Ничего себе! Знал бы – сразу отключил возможность выхода в Сеть еще на флагмане! Нет, я, конечно, собирался вернуть девушку в любом случае. Но такой ценой?..

– Не много ли хочешь? – со злостью в голосе произнес я. – Мне тоже нужны гарантии.

– Запишем мои слова, – тихо выдохнула Алианна. – Если я не сделаю то, что вы требуете, о моей лжи узнает мама… Для меня это почти тоже самое, что и для вас клятва. Худшее, что может случится, – кажется, она даже всхлипнула, но тут же горделиво вскинула голову и добавила: – Мы закодируем обе записи, и они смогут попасть в Сеть только в случае нарушения условий.

Я подошел к абестанке, чуть склонился над ней. Хотелось вырвать ее из кресла, поднять и заставить смотреть мне в глаза. Сжать руками хрупкое нежное тело. Я испытывал одновременно злость, сожаление, желание и восхищение. Бешеный коктейль эмоций бурлил внутри. Кажется, я никогда не испытывал ничего подобного. Как же хочется услышать от нее совсем другое признание!

Она ведь верно подметила: клятва рретан священна, и в случае нарушения я никогда не смогу занимать высокий пост в правительстве. Стану изгоем в обществе. Такие случаи единичны, но тем не менее встречались. Но и оставлять у себя девчонку я не собирался. Так или иначе, я верну ее на Неотерру. Даже если Алианна будет умолять меня оставить ее. А я постараюсь, чтобы так оно и случилось! Очень сильно постараюсь! Она еще пожалеет о своих условиях, когда влюбится в меня по уши. И тогда я передам ее прямо в руки президента КОР. Пусть помучается! Забудет о своей гордости и будет думать только обо мне, когда маменька заберет ее домой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru