Сердце предводителя демонов

Ясмина Сапфир
Сердце предводителя демонов

Глава 1

Мадлена

Наверное, я прошла сотни курсов самообороны, прежде чем согласилась на предложение одного члена аппарата президента Земли – Суфрова, сопровождать экскурсии в Дергошт. Конечно, я такая была не одна. Ответственные за путешествия на планету демонов чиновники создали целую команду подобных людей. Но я стала единственной женщиной, которая обучала землян, как вести себя с демонами. Показывала, что их можно не бояться. Преподавала азы самообороны и демонстрировала, что в моей компании им ничего не грозит.

Естественно, на самом деле, все было не совсем так.

Не то что высшие или средние демонныхи, но и низшие могли стать серьезной угрозой для человека. И я в этом ни секунды не сомневалась. Однако я легко могла временно дезориентировать любого низшего или среднего демона своим даром. Высшего лишь слегка. Но все-таки хоть что-то.

А вот с Хортоном вышло немного не так, как я ожидала.

То, что все эти дергоштцы озабоченные, я не сомневалась ни капли. Поэтому похоть, которой так и веяло от Хортона, которая буквально витала в воздухе, для меня новостью не стала. А вот то, что после моей атаки он почти сразу же оправился и выглядел, словно ничего не случилось – стало новостью.

Я впервые с таким сталкивалась.

Это даже немного пошатнуло мою уверенность в том, что я, действительно, так полезна в Дергоште, как думала.

Однако на Кассие и Таннаре все работало так, как я и предполагала.

Нет, ну правда! Мне приходилось применять дар к змеям. Была одна веселенькая история… Пришлось преподать урок всяким там высшим демонам, что не уважали туристов и договор Дергошта с Землей. Потом Аскольд Гойский навел порядок. Хватило одного звонка.

Но дело не в этом. Высшие демоны – змеи – сразу же выпадали в осадок после применения к ним моей магии. Несколько минут двигаться не могли! Только рычали и свирепо скалились.

А Хортон почти сразу вскочил как ни в чем ни бывало!

Чем же этот верзила так необычен?

Ну помимо роста, комплекции, заносчивости и нахальства?

Хортон был самым высоким дергоштцем, что мне доводилось встречать. И, в отличие от большинства своих собратьев пожирателей – не долговязым. Он казался просто горой мышц. Как говорилось в некоторых книгах – «поперек себя шире»!

Когда Хортон на тебя надвигался, казалось, что скала решила прогуляться по местности. И это производило впечатление… Я видела, как мужчины туристы реагировали на пожирателя, когда тот приблизился к подсобке с матами. Словно их сейчас танком снесет. Раскатает по полу до лепешек.

А еще меня поразил цвет глаз Хортона. Будто в них залили серебро и металл то расплавлялся, а то вновь застывал. От чего радужка пожирателя меняла оттенки с ярко-серебряного до серо-стального.

Почему-то этот громила всегда меня интересовал, даже когда я изучала властных демонныхов Дергошта. Аскольд и его братья выглядели среди всех словно аристократы среди простолюдинов. Эстетичные такие. Крупные, поджарые, мощные. С аккуратными, гармоничными чертами лица и длинными иссиня-черными волосами.

Хортон же казался рядом с ними варваром. Эдаким диким скандинавом, викингом. Я знала, что викинги были ростом от силы 1 метр 70 сантиметров. Однако, если не сверяться с историческими реалиями, именно так многим виделись эти древние воители-варвары. Одновременно устрашающие и в чем-то привлекательные.

Лицо Хортона не выглядело простоватым, как у того же Кассия, Таннара и почти любого другого демонныха. В той или иной степени. Оно было красивым эдакой суровой, жесткой красотой. Когда каждая линия одновременно говорит о гармонии и опасности. А еще хищным.

Я мысленно всегда сравнивала Аскольда и его братьев со львами. Или тиграми. А вот Хортон однозначно напоминал мне полярного медведя.

Впечатление усиливали белые, как снег, волосы, остриженные непривычно коротко для демонныхов.

Я видела, что Хортон не сводил с меня глаз, пока мы с его товарищами устраивали демонстрацию для туристов.

Смотрел так, словно хочет проглотить. Живьем, не жуя.

Обиделся? Впечатлился?

Мда… Умею я произвести впечатление… Шарах мужика по мелким нервным центрам – и он уже прямо весь заинтересован. А если бы по крупным саданула? Вообще сделал бы предложение? Надо будет запомнить эту методику. Мало ли? Захочу замуж.

Закончив с демонстрацией, я сказала дергоштцам, что они свободны. И демонныхи вроде бы ушли.

После этого я провела с туристами инструктаж. Дала пару уроков самообороны. И, договорившись встретиться еще завтра, перед поездкой на планету демонов, переоделась и вышла из здания.

Постройка, похожая на эллипс, закрепленный на двух длинных цилиндрах, выпустила меня из прозрачных дверей.

На улице было тепло и не ветрено. Опять земное правительство пошуровало с погодой по методу демонныхов. Сумерки еще только-только подбирались к городу, серой дымкой повиснув в воздухе.

Небольшой парк, разбитый вокруг здания, кишел пешеходами. Пожилые парочки бродили, взявшись за руки по брусчатым желтым дорожкам. Молодежь жалась на лавочках и целовалась взасос. Девушки хихикали на каждое слово парней. Знакомо, знакомо. Хих… Сама была такой. Веселой, энергичной девушкой.

Пары постарше или, может, моего возраста – по ведьмам и колдунам не поймешь – ходили, общались, улыбались уголками губ. Более загадочные и менее читаемые.

Может женщина лишь позволяла себя любить, а может и вовсе – решила развеяться, как я, исключительно ради секса. А может… Они женаты.

Самое время прогуляться. Тепло, светло и демонныхи не кусают… В смысле раргои, которые питаются кровью.

Эдакие громадные двухметровые комары.

Я оглянулась в поисках такси, которые дежурили возле здания, кажется, круглосуточно и взгляд напоролся на великанскую рогатую фигуру.

Хортон высился рядом с постройкой, запустив руки в карманы, и смотрел прямо на меня. Я немного растерялась, а затем решила просто проигнорировать его.

У многих землян, которых я знала, были свои истории с демонныхами. Кто-то встречался с ними в торговых центрах, наблюдал издалека, интересовался. У кого-то от этой расы пострадали близкие еще в те времена, когда Аскольд Гойский или Энберский как его еще иногда называли – я так поняла, по фамилии – не навел порядок в Дергоште.

У меня ничего подобного не было. Я прожила долгую и почти беззаботную жизнь. Когда-то работала писателем, потом в вузе, потом в рекламе. И еще много где.

Схоронила двух мужей, потому что оба были смертными, а я – ведьма. Погоревала, конечно. Но я не привыкла хоронить и себя, если уходят близкие.

Я относилась к таким людям с сочувствием, но без настоящего понимания. Считала, что надо жить дальше. Потому что очень легко сдаться. Предаваться страданиям, ныть и считать себя бесконечно несчастным. Сложнее выстроить жизнь заново и найти себя вновь.

Этим я и занималась. Этому научила и сыновей. У меня их родилось трое. Двое от первого мужа и один от второго.

Все жили неподалеку от меня, имели свои семьи. Приводили ко мне внуков.

Я всегда была сильной женщиной и оптимисткой до мозга костей. Я привыкла наслаждаться тем, что имею. А не страдать по тому, что могла бы получить, но не срослось, не выгорело.

Я нормально устраивалась на работу, и каждая из них мне нравилась. У меня выросли отличные мальчики – ведьмаки, к слову. И подрастали чудесные внуки.

Поэтому жалеть себя я смысла не видела.

Другое дело, что с мужчинами я очень давно не общалась. Не считая горизонтального времяпрепровождения. Каждому потенциальному любовнику я говорила в лоб: мол, никаких серьезных отношений мне не нужно. Получим удовольствие столько раз, пока мне не наскучит. А потом – досвидос.

Вот и все.

Мне нравилась моя шебутная жизнь свободной женщины, которая не сидит на месте. Вот сейчас я еженедельно сопровождала маршруты в Дергошт. В качестве гида, своего рода охранника и одновременно психолога для туристов. Если те психовали или сталкивались с демонами при не самых лучших обстоятельствах.

Бывают такие земляне: мазохисты до мозга костей.

Боятся демонныхов, как огня, дрожат от одного вида, но упорно едут на экскурсию.

Типа клин клином вышибают.

Ну вот я и вышибаю. Если что. Ненадолго дух из демонныха. Или глупые мысли из голов туристов.

Чего от меня нужно этому Хортону я не понимала. Интим с рогатыми меня как-то не привлекал, как бы ни хвалили его некоторые девушки из нашей турфирмы.

Некоторые прямо соловьями заливались. Мол, ничего подобного в жизни не испытывали.

Собственно, если залезть на дерево и сигануть прямо вниз головой, потом, если выживешь, можно сказать то же самое. Но оно тебе надо?

А если Хортон чем-то недоволен – все претензии к Суфрову и Аскольду Гойскому. Я работала по согласованной с обоими руководителями планет программе.

Они знали, как я работаю и чем занимаюсь. Даже видео с моих тренировок и треннингов отсматривали.

В общем, я решила сделать вид, что не заметила пожирателя и отправилась к машине такси. Почти дошла, когда сильная рука придержала. Буквально пригвоздила к месту.

Я вскинула глаза на Хортона. Ноздри раздуваются, губы чуть поджаты, на щеках румянец. Напряжен так, что хоть камень им дроби.

– Вы что-то хотели? – спросила я с вызовом. Я не боялась демонныхов, как многие земляне. Не богоговела перед ними, как некоторые ненормальные и воспринимала их как, например, машины. Да, могут сбить насмерть. И что? Это вне закона.

Стоит себе железный монстр и стоит. Едет – и едет. Стоит быть внимательной и не давать спуску. Вот и все.

– Пойдем, прогуляемся? – Хортон странно криво улыбнулся и сверкнул глазами.

– Спасибо за предложение, но я как-нибудь сама. Не люблю гулять с демонами.

– Ты из этих? Которые нас ненавидят? – вскинул бровь Хортон и слегка поморщился. И вот если я хоть что-то понимаю в демонах, такая гримаса на лице этого варвара-воина – очень сильное выражение эмоций. Ну прямо вообще. Я удивленно приподняла брови.

 

– Нет. Я из тех, кто не хочет с вами прогуляться. Хортон. У меня есть другие более интересные и важные дела.

Он так удивился и даже немного растерялся, что с минуту просто стоял, буравя внимательным взглядом.

У меня же не было ни малейшего желания торчать тут вместе с рогатым. Хотелось домой. Поесть, выпить чаю, заняться йогой. Посмотреть любимый медицинский сериал и завалиться спать.

День выдался насыщенным. С утра я работала с другой группой туристов, проводя инструктаж и мастер-класс по самообороне. Затем вот это занятие с участием демонныхов, утвержденное на высшем уровне планетарными руководителями. И теперь единственным моим желанием было просто отдохнуть.

Однако у рогатого верзилы, похоже, были другие на меня планы.

Впрочем, даже если и упрется рогом – мне-то что?

Я ничем ему не обязана! А если начнет наглеть, атакую даром по-настоящему. Конечно, скорее всего Хортон очухается быстро. Я это еще в зале поняла. Фигурально выражаясь.

Но я успею сбежать с поля боя прежде, чем он сможет хотя бы крикнуть «В атаку!»

– Вы едете? – заметив нашу пантомиму с рогатым, уточнил таксист.

– Да! – заявила я. – Погодите, пожалуйста. Я заплачу вам за ожидание.

– Да ладно! Я все равно тут. Не пропадаю, – усмехнулся слегка обрюзгший мужчина среднего возраста с бородкой и усами.

Я подняла руку и посмотрела на Хортона, который в нее вцепился.

– Сам грабли уберешь или мне тебя еще раз даром? Ты как предпочитаешь, а?

Пожиратель удивился так, что аж рот приоткрыл.

– Грабли? Ты про садовый инструмент? – он даже обернулся, словно искал упомянутый предмет.

– Лапу от моей руки, если тебе так понятней!

Хортон усмехнулся, мотнул головой, но отпустил.

– Давайте сразу и в лоб. Чего вам от меня нужно, Хортон? Я не стану с вами спать! Знаю, что вы не против, как и вся толпа туристов, которая присутствовала при нашей эм… страстной встрече. Еще что-то нужно?

Пожиратель снова хищно усмехнулся.

– Ты такая бойкая. Не боишься меня?

– Нет. Если что скажу Аскольду Гойскому. Он тебе голову оторвет.

– Пф… Не сразу. И не забудь, женщина. Мы с ним воевали во множестве войн. Плечом к плечу. Я не просто глава его охраны. Я – его боевой товарищ!

– Гордись! – я похлопала пожирателя по плечу и тот даже выпрямился, похоже, мне снова удалось удивить его. – Я прямо вся уже горжусь подобным знакомством. Итак, Хортон, боевой товарищ Аскольда Гойского. Я адски устала. Если ты понимаешь, демон…

Шутку оценили – пожиратель криво усмехнулся.

– Поэтому. Давай по-простому. Спать я с тобой не буду. Насиловать землянок у вас сейчас запрещено. При случае огрею даром… А теперь мне надо ехать. Это вы не устаете. А я еле держусь на ногах…

Зря я это сказала. Ох, зря. Прямо чуяла, что легко с этим громилой не будет.

Секунда – и я у него на руках. Высоко над землей.

– Так легче? – с прежней кривой усмешкой спросил Хортон.

– ЧЧто? – озадаченно уточнила я.

– Держаться.

– Может отпустите?

– Сразу как вы меня выслушаете!

Выглядел он решительно. Брови сведены на переносице. На лице выражение берсерка перед решающей битвой. Ему бы в таком виде на войну, а не на переговоры с женщиной.

– Это шантаж? – уточнила я.

– Это условие.

Тяжелое, надсадное дыхание демона оседало на моем лице. Об его тело батарейки заряжать можно было. Ясное дело – распалился и не хочет расслабляться без меня. Нет, уж. Не выйдет.

Пусть переходит на самообслуживание…

Я коснулась груди Хортона, задействовав дар почти на полную катушку. Демон слегка зарычал, стиснул зубы так, что те заскрипели. Меня аж передернуло. Руки Хортона задрожали, в глазах проступили сосуды. Но меня он не выпустил.

Упрямец! Упертый рогатый баран!

Я саданула по максимуму. По телу Хортона прошлась судорога. Он поджал губы и запрокинул голову. До крови прикусил губу. Я знала, что это адски больно. Так что хоть вой. Большинство демонов, к которым я применяла дар, сразу же орали. Рычали, вопили, голосили и ругались на чем свет стоит.

А этот не-ет. Молчит. Сопит. Пыхтит и не отпускает.

– Мне повторить? – уточнила я с угрозой.

– Хоть весь магический потенциал израсходуй, не отпущу! Сдохну на месте, не отпущу. Давай! – процедил он сквозь зубы хриплым, почти не своим голосом. – Начинай. Пробуй! – добавил зло.

– Ладно. Что вам надо?

– Грубо, – усмехнулся Хортон.

– А чего вы хотели? Я вам ясно сказала! Я… не хочу… с вами… никуда идти и ничего делать…

Пожиратель скривился так, словно мои слова причиняли ему большую боль, нежели мои чары. Поставил меня на ноги и сообщил:

– Можешь ехать, – и добавил. – Упрямица.

Я села в машину, и пока стоянка совсем не скрылась из виду, фигура пожирателя не сдвинулась с места. Он провожал нас взглядом, не сходя с места.

Словно великанская статуя воителя. Ноги на ширине плеч, взгляд устремлен в одну точку, руки сжаты в кулаки…

Брр…

И почему-то это ему так шло… Ну прямо очень даже…

* * *

Хортон

Кассий с Таннаром отправились в Гойю сразу из спортзала. А Хортон остался караулить свою Мадлену.

Он и сам не понимал зачем. Почему ему так хотелось провести с ней какое-то время. И ведь не только в постели. Просто пообщаться.

Прежде Хортон считал свидания с женщинами совершенно бессмысленной тратой времени.

Да, если есть желание можно хорошенько потешиться в постели, удовлетворяя потребности друг друга. Почему нет? Но все эти прогулки, посиделки в барах или ресторанах, да хотя бы у себя дома за обедом-ужином… Их смысл Хортон не понимал категорически.

Он привык мыслить практически. И большинство демониц это поддерживали. К тому же, Хортон имел постельный опыт не меньший, нежели Аскольд или Дементрий. И уж точно гораздо больший, чем Готрик. Самый младший брат повелителя. Так что доставить женщине удовольствие Хортон умел множеством способов.

Он не был эгоистичным любовником и не перетягивал все одеяло на себя. Уж раз встретились и договорились вместе удовлетвориться, то каждый должен получить наслаждение.

Но с Мадленой происходило нечто странное. Ему просто хотелось побыть с ней. Нет, интима хотелось тоже. Так, словно уже лет сто не удовлетворялся. Хортона аж ломало от первобытного голода по Мадлене. До ненормального дикого и одновременно такого естественного…

Но и общения он жаждал не меньше. Впервые за все тысячелетия.

Хортон дождался красотку. Но она по-прежнему ершилась.

Применила к нему свой дар. Хортон терпел изо всех сил. Впрочем, он побывал в стольких войнах и столько раз его ранили, что переживать боль пожиратель привык. Да, это оказалось еще сложнее, чем он поначалу предполагал. Прикидывал и рассчитывал.

Однако не невозможно.

А потом… он ее отпустил.

Почему? Мог ведь настаивать! Мог попытаться вынудить силой!

Но Хортону почему-то хотелось, чтобы Мадлена встретилась с ним добровольно.

И вместо того, чтобы убеждать ее всеми правдами и неправдами, он телепортировался в Гойю. А затем позвонил по манкорлию, закрепленному как серьга на ушной раковине. Этому аналогу человеческих смартфонов, сотовых телефонов и компьютеров.

Люди тоже имели похожие гаджеты. Только чуть попроще демонических.

Те также выполняли роль: телефонов, переносных компьютеров, записных книжек, фотоаппаратов и видеокамер в придачу.

– Госпожа Делена?

Делена отвечала за все, что касалось земных туристов в Дергоште. Повелитель и его братья дали ей полный карт-бланш. А Суфров поддержал кандидатуру. Так что слово Делены в плане экскурсионного дела Земля-Дергошт было решающим и последним. Точкой в любых дебатах.

– Да, Хортон.

– Я бы хотел, чтобы меня записали на подобные сегодняшнему тренировки с земными туристами на ближайший месяц. Но только с Мадленой… как ее там?

– Мадлена Любимова?

– По-моему она не так представлялась…

– Акунина?

– Да. А почему Любимова?

– У нее двойная фамилия. Акунина-Любимова.

И фамилия-то у нее какая подходящая! Хортон опять мысленно поразился. Почему это он вдруг решил, что эта фамилия просто создана для амазонки?

– Хорошо. Я тебя записала.

Отлично! Ее решение – фактически закон.

Хортон еще некоторое время мысленно прокручивал в голове все, что случилось с ним с момента, когда Мадлена вошла в спортзал.

И вдруг поймал себя на том, что стоит посреди сада Гойских эндеров, и глупо улыбается в никуда. А остальные охранники пялятся на руководителя, как на умалишенного.

Хортон обвел подчиненных таким взглядом, что те разом потупились и получше спрятались в укрытия.

Охрана замка Аскольда, Дементрия, Готрика и их жен должна быть максимально эффективной, незаметной и опытной.

Впрочем, Хортон и сам поражался своей реакции. Чего это он вдруг, как последний дебил улыбается посреди сада от мысли, что снова увидит Мадлену? Которая его только что шарахнула почти всем зарядом своей магии, причинив нестерпимую боль?

Хотя нет… Больнее было, когда она сказала, что не желает ничего с ним делать.

Вот когда все внутри Хортона перевернулось. Словно тугая пружина расправилась, дырявя и пропарывая внутренности. Будто костер в груди подожгли, и между ребрами водили магическим пламенем. Все сразу.

Хортон тряхнул головой. Не понимая, почему он то улыбается, как дебил, то безумно жаждет кого-то убить. Эмоциональные качели прямо как у человеческих подростков. Так и швыряют из дикого, совершенно нелепого восторженного состояния «люблю все живое» к не менее дикому, свирепому, яростному «любой, кто приблизится, сдохнет».

Крайне странно для всегда невозмутимого, почти непрошибаемого на эмоции демонныха.

Железного генерала Дергошта, как его еще называли.

Очень странно. Но факт.

* * *

Мадлена

Эйвилл…

Веселый и грустный… Эффектный и скромный… Восхитительный и пугающий…

За последние годы он стал городом контрастов.

Здания в виде геометрических фигур в центре. Целые кварталы архитектурных инсталляций с домами-птицами, насекомыми, животными. Созданные при помощи магии демонов.

Вокруг зеленая зона – парки, скверы, клумбы.

Дальше – коттеджные поселки.

Люди быстро оценили возможность жить своей семьей, но отдельно. Словно бы огражденными от всего мира.

Не слушать ругань соседей за стенкой и музыку студентов-квартиросьемщиков снизу. Не вздрагивать, когда соседи наверху отплясывают джигу-дрыгу, а у них люстра тоже отплясывает в такт. И тактично намекает, что еще немного – и просто приземлится на голову владельцам.

Однако не всем по карману и по возможностям удовольствие жить автономно в своем доме. Поэтому на границе Эйвилла выстроились многоэтажки. Небоскребы, как раньше их называли. Этажей на пятьсот.

Они высились вокруг города гигантской Китайской стеной и напоминали мне муравейники.

Мы с сыновьями жили в одном из коттеджных поселков.

Ребятам я помогла встать на ноги. А они теперь помогали мне.

Трудно женщине одной жить в большом доме. Не всегда, но временами. Требуется иной раз мужская рука, мужской ум, который так отличен от нашего…

Слава богу, мои мальчики приходили на выручку. Всегда. В любой ситуации.

Когда такси остановилось возле моего забора, я расплатилась электронными деньгами через кольцо-компьютер и вошла на свою территорию.

Такую же, как и я, по характеру. Свободную и независимую от грядок и узких дорожек между ними. Засеянную травой и луговыми цветами. Ходи где хочешь, гуляй, как вздумается.

Большие брезентовые качели – для полного улетного расслабления. Можно покачаться, можно полежать, как в гамаке.

Невысокий столик – чтобы попить чай на улице.

Я собрала дома перекус: нежный сметанник, который доставляли из любимой пекарни, горячие треугольники с сытным бульоном внутри, мягкой курицей и картошкой. И огромный чайник с чаем. Когда-то мы пили из него чай всей семьей. Я и дети.

Теперь я чаще чаевничаю одна.

И мне это тоже нравится. Как и визит любимых чад с их любимыми «чудиками». Когда дом наполняется детским смехом. Вещи разом оказываются в самых неожиданных местах. А время от времени приходится бросать все дела, чтобы разнять визжащую ребятню. Я словно возвращалась в юность и вторую молодость со вторым мужем.

Оба супруга прожили со мной долгую жизнь и… я их схоронила. Так всегда заканчивались браки ведьм и людей. Но я научилась смотреть на мир с иронией. Как говорится – попользовалась семейным счастьем и хватит с тебя… Два чудесных мужа, трое сыновей. Не каждой выпадает подобное счастье.

И не каждая поддерживает хорошие, приятельские отношения с детьми.

 

Так что… свою долю радости я у мира выцарапала.

Э-эх… Я бы сейчас еще родила. Сладкого маленького карапузика… Который угукает и требует беспрестанного внимания.

Я пила чай, наслаждалась тишиной и покоем и думала о сегодняшней встрече с Хортоном. Даже не знаю почему этот верзила не выходил у меня из головы.

Кажется, я неплохо его уже знала. Читала немало буклетов и информационных колонок по поводу повелителей Дергошта и их ближайших помощников. Хортон был правой рукой Аскольда Гойского и как он сам сказал – соратником во многих войнах. Поэтому ему уделялось немало внимания в моих трактатах и буклетах.

Служил Хортон у Аскольда скорее по велению души. Или что там у этих демонныхов?

Имея его богатства, его способности и возможности, можно безбедно жить в Дергоште и ничего не делать. Но Хортону, кажется, нравились заварушки и нравилось семейство эндеров, которое сейчас руководило его измерением.

Впрочем, я его понимала. Представить этого рубаку, берсерка в мирной жизни, окутанного покоем, как я сейчас, в доме, полном прислуги, за чтением корреспонденции в сети… ну невозможно. Он словно был создан для охраны, для всяческих сложных и серьезных миссий.

А совсем не для мирной разнеженной жизни.

Наверное, сошел бы с ума, как некоторые, вернувшись из горячей точки.

Боже! Почему я все еще о нем думаю?

На самом деле, меня позабавило, что Хортон не возмутился и не отреагировал резко на мои подколки в присутствии туристов. Было видно – буквально из ушей валит пар. Но он промолчал и ничего мне не сделал.

Проявил эдакое снисходительное уважение.

Понимает, что я женщина и землянка. Делает реверансы. Позволяет иной раз пошалить.

Так тигр разрешает своим котятам кусать его за уши и тянуть за усы…

Я попила чаю и отправилась на прогулку.

Над поселком сгустились сумерки и коттеджи, куда еще не вернулись владельцы, напоминали сумрачные тени в синеве. Рядом с моими скромными владениями раскинулись угодья главы района. Четыре стандартных участка, соединенные вместе в нечто вроде масштабного поместья.

Три дома-замка. С башенками, флюгерами, резными ставенками.

При этом жил чиновник с женой и дочкой. Кто уж там селился в остальных замках, черт его знает.

Я зашла за поворот… и свет на улице померк. Все погрузилось в кромешную темноту.

Я вытащила кольцо-компьютер и зажгла лампочку.

Пошла искать причину такого внезапного отключения.

Долго выяснять не пришлось. Неподалеку от торца дома пилили дерево три мужика в оранжевых жилетках сотрудников горводзеленхоза. Рядом еще один такой же коренастый черноволосый мужчина подсвечивал коллегам из кольца-компьютера неоново-ярким панорамным фонарем. Устройство вырывало из мглы как раз все дерево и работников ножа и топора. Их было видно, как днем. До малейшей опилки, которую выплевывала новенькая пила, вгрызаясь в ствол, как нож в масло.

Вокруг же была темень – хоть глаз выколи. Прямо скажу – контраст впечатлял.

Как и горящие окна дома главы района рядом с окнами остальных коттеджей, похожими на пустые глазницы.

– Это вы свет отключили? – возмутилась я, уперев руки в боки.

Мужики оторвались от работы и воззрились на меня с интересом.

– Ну мы, а че?

– А почему без предупреждения?

– А у нас заявка от главы района!

Я собиралась выпустить в мужиков всю обойму своего юмора и ругательств, когда на сцене появилось новое действующее лицо. Я бы сказала – герой нашего романа о дереве, выключенном свете и мужиках с топорами.

Глава нашего района, собственной персоной. В свете панорамного фонаря, который он включил со своего кольца-компьютера, стоял мужчина средних лет, явно вовсю пользовавшийся технологиями омоложения. Сероглазый, светловолосый, с квадратным лицом и подтянутой фигурой. Обычный такой спортивный чиновник.

– Это из-за вас выключили свет? – уточнила я.

– Да, – не стал отпираться оппонент. – Вы не волнуйтесь, часа два – и все включат. Как только спилят несколько деревьев, которые мешают обзору из окна моего дома, я позвоню, чтобы свет дали.

На лице чиновника не было ни единого признака мук совести. Складывалось ощущение, что он вообще это слово понимал только со словарем.

– А ничего, что у нас нет, как у вас, личной электростанции. И мы вынуждены сидеть даже без горячей воды? Мы, это простые граждане. Которые не могут по звонку включать и выключать электричество всему поселку ради собственных нужд!

Я никогда не стеснялась в выражениях с, так называемыми, сильными мира сего. А почему, собственно, я должна это делать?

По честному-то мы равны. Это они приравнивают себя к голубой крови. По факту все, что у них есть голубого – это купюры на евросчетах.

Чиновник окинул меня внимательным взглядом. И, видимо, этого ему показалось мало. Потому что я тотчас очутилась в пятне фонарного света. Даже ослепла на несколько минут, пока не проморгалась окончательно.

Теперь меня не просто изучали – раздевали взглядом до костюма Евы.

Я даже пожалела, что оделась в лосины и облегающую футболку. Хотела ведь накинуть безразмерного вида плащ. Но решила, что в темноте меня никто не заметит.

Ага! Держи карман шире!

– Хорошо. Убедили, – с внезапной простотой и даже вежливостью произнес наш бог во плоти. – Мужики! – окликнул он замерших работников ножа и топора. Те наблюдали как я честила высокого чиновника, как наблюдают астрономы редчайшее явление в звездном небе. Только поп-корна и не хватало. – Даю вам двадцать минут! Потом включаем электричество!

И в следующую минуту небожитель быстро приблизился ко мне и приобнял за талию:

– А давайте мы прогуляемся… Посмотрим ваш дом. Спальню…

Меня аж передернуло от похотливого голоса чиновника. Захотелось зарядить ему по морде. И ведь даже не спросил – как меня зовут. А зачем? Я же так – мясо!

Я стряхнула руку чиновника с талии и отошла на несколько шагов.

– А вы не слишком резво берете? – спросила, вскинув бровь.

Небожителя это не смутило. Он опять приблизился и теперь уже приобнял посильнее. Крепко так: мол, не вырвешься.

И в эту минуту рядом оказалась огромная рогатая фигура.

Мой «соблазнитель» аж отшатнулся. А Хортон зарычал:

– А, ну, отпустил ее!

– Э-э-э, – чиновник осветил пожирателя и, кажется, сразу узнал его. – Простите. Я не знал, что эта женщина – ваша.

– Я не его женщина! – возмутилась я. – И хватит пытаться прибрать меня к рукам!

– Свет включил! – игнорируя реплику небожителя и мою заодно тоже, потребовал Хортон.

Одно движение трясущегося чиновника – и мужики с пилами бодро собрались, сели в грузовик и уехали. Одно смс местного бога во плоти – и свет включился будто по волшебству.

Я смотрела в суровое лицо Хортона, на котором застыло нечитаемое выражение. И вдруг поняла, что многое отдала бы, чтобы узнать, что вертится сейчас в его мыслях. Пожиратель тоже не сводил с меня взгляда. Не двигался, не моргал и молчал.

Чиновник, о котором мы оба благополучно и прочно забыли, вдруг нервно спросил у меня:

– Ну что? Ваш личный телохранитель доволен?

– ЛиШний телохранитель! – выпалила я, и пожиратель даже немного скривился. Снова он демонстрировал сильные эмоции, какие, по идее, никак не должен был испытывать. Все, что я знала об этом демоне, противоречило тому, что я сейчас наблюдала.

– Уйди! – рыкнул на чиновника Хортон.

Глава района подпрыгнул на месте и быстро скрылся за своей калиткой.

– Я провожу тебя! – безапелляционно произнес пожиратель.

– Сама дойду! Свет благодаря вам включили. Так что я спокойно найду свой дом.

– Я сказал, я тебя провожу! – настаивал рогатый.

Ну прямо заладил «провожу-провожу».

Желваки Хортона прокатились по острым скулам. Казалось, он даже стал больше и напоминал скалу, которая замерла неподалеку и буравит меня сверкающим взглядом. Глаза пожирателя сейчас налились серебром и казались ярче фонарного света.

Эдакая живая машина для убийства, которой вроде бы и нечего делать в наших мирных пенатах…

Видеть Хортона в мирное время, прогуливающегося по нашему поселку, для меня было все равно что обнаружить танк посреди спокойного города, где не то чтобы войны – даже местечковых заварушек – и тех не наблюдается.

Он казался здесь чужеродным элементом, вырванным из контекста словом. Диким зверем, которого случайно занесло в каменные джунгли человеческой цивилизации.

Я поняла, что спорить бессмысленно. Демонныхи-воины вообще такие. Если что-то себе придумали – туши свет, зажигай фитиль бомбы. Только так можно от них отделаться. Да и то ненадолго, если речь идет о подобных Хортону. Регенерация у них будь здоров. Очнется – и станет лишь хуже.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru