Сердце предводителя демонов

Ясмина Сапфир
Сердце предводителя демонов

Пролог

Хортон

Хортон оглядывал Большой зал спортивной арены. Ну да, для землян большой, а вот для демонов – мизерный. Двухметровому, плечистому демону помещение казалось до комичного тесным. Впрочем, как и его великанам-товарищам.

Бугай Кассий скрестил руки на груди и, кажется, едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. Сухощавый и долговязый Таннар и вовсе приложил руку ко рту, скрывая язвительную ухмылку.

Туристов пока не пускали. Но они уже шумели за дверью в нетерпении и волнении.

– Думаешь, это хорошая идея? Чтобы земляне пытались обороняться против демонов? Они б еще асфальтоукладчику доказывали – кто кого переедет! – вскинув бровь, обратился Кассий к Хортону. – Нет, я все понимаю. Это часть такой психотерапии. Когда-то были две отдельные планеты: Земля и наш Дергошт. А между ними пространственная брешь. И сквозь нее наши приходили питаться от людей. Питались так, что люди включили нас в мифологию, как тварей из их преисподней. Как чудовищ из ночных кошмаров. А вот теперь у нас междумирье – пространство, что соединило Землю и Дергошт. Что-то вроде гигантского моста. Мы, типа, друзья. Соседи. Союзники, – Кассий хищно усмехнулся, сверкнув серыми глазами. – Но люди все равно не перестают пытаться от нас защититься… Эм… По-моему, это бред. Не может землянин защититься от демона! Тем более в Дергоште!

Кассий отмахнулся и все же добавил:

– Да нигде не может землянин побороть демона! Не трогать людей – наша добрая воля. Вот и все. Ничего больше.

Таннар картинно развел руками, отчего полы его кожаной жилетки распахнулись, обнажив голый торс.

– Не совсем наша добрая воля. Приказание Аскольда Энберского! Нынешнего повелителя Дергошта! – все же вставил он свое веское слово. – Вот мы с тобой, Кассий, как ходили в коже, так и ходим. Жилетка, брюки, сапоги – вот нормальная одежда для дергоштца. Так одевались древние демонныхи, пусть даже люди и называют нас демонами. Мы как были демонныхи, так и остались. А Хортону, бедному, вон пришлось вырядиться как идиот! Аскольд приказал. Белая футболка и тренировочные штаны. В Дергоште многие упали бы в обморок от хохота. И где только он нашел кроссовки такого размера? На заказ шил?

Хортон отмахнулся и отвечать на последнюю поддевку не стал.

– Как упали бы, так и не встали. Я бы их уложил навсегда! И тебя туда же уложу, если еще раз спросишь про любые мои размеры! Отдохнешь, о жизни подумаешь…

Таннар собирался парировать, Кассий открыл рот – явно не желая оставаться в стороне. Как говорится – от хорошей драки, пусть даже словесной, ни один демонных не откажется.

Но в эту минуту двери приоткрылись и три демона забыли о своем шутейном споре. Напрочь. И больше уже не вспомнили. Уставились на вышагивающую впереди толпы туристов женщину так, словно собираются ее съесть. Проглотить, не жуя.

Хортона словно окутала пьяная дымка. Голова неожиданно стала пустой, звонкой. Ток пробежался по телу пожирателя, охватив все его существо. Где-то в солнечном сплетении скрутился тугой узел спазма, и тяжестью упал в пах. Хортон вообще плохо соображал, только пялился на незнакомку и сглатывал, потому что в глотке враз пересохло.

Забыл, что собирался сказать, сделать и вообще зачем тут присутствует.

Так и пялился на незнакомку. Откровенно и жадно. Не мог ничего с собой сделать. Да и не хотел.

Маленькая бойкая женщина неопределенного возраста была ведьмой. И формами обладала такими… что совладать с гормональной бурей у Хортона не выходило. Круглые крепкие ягодицы, длинные ноги, тонкая талия, будто вот-вот переломится и пышная грудь. Вдобавок к этому лицо, от которого пожиратель не мог оторвать взгляда.

Высокие скулы придавали ему немного хищности. Маленькие, детские губы-бантиком манили. Заставляли ощутить этот первобытный, инстинктивный, дикий голод…

Глубокие карие глаза смотрели так, словно чертовка всех насквозь видела. Даже демонов, древнее ее вида.

Аккуратный, чуть курносый носик придавал лицу незнакомки задора. Длинные темные волосы она собирала в тугой пучок. Под светом белых потолочных светильников они отливали красноватым.

Демоны дружно засунули руки в карманы, скрадывая эффект, произведенный на их либидо маленькой ведьмой. Тем более, что белья они не носили.

Землянка же едва удостоила их мазком взгляда. Так художник небрежно расписывает кисть перед основным действом. С каким-то усталым раздражением счищая остатки старой краски. Ненужные и надоедливые.

А потом красотка обернулась к крепкому мужчине за своей спиной, одетому в спортивную форму с сине-белыми полосками.

Хортону сразу захотелось его придушить. Даже не так – оторвать голову. Как у куклы – одним движением. Потому что смотреть незнакомка должна была на Хортона!!!

Почему? Да Ррасхет его знает!

Просто должна. Потому что пожирателю отчего-то срочно потребовалось завладеть ее вниманием. Завладеть. Именно так.

Он даже слабо зарычал. Но вовремя сдержался. Кассий покачал головой, отчего кольца в его рогах чуть звякнули и подмигнул. Мол, я тебя понял, приятель. Но держать себя в руках сейчас просто необходимо. За всякие там демонические штуки, типа рычания или еще чего, Аскольд по головке не погладит.

– Тащите маты! – скомандовала красотка и сбросила спортивную кофту.

Вот же… Словно под дых врезала. Хортон аж закашлялся. Провел языком по губе, снимая солоновато-терпкий привкус. Губу прикусил.

Ну еще бы!

Красотка осталась в топике и узких лосинах, которые вообще ничего не скрывали.

Совершенно!

И глядя, как остальные мужики на нее пялятся, Хортон скрипнул зубами так, что аж самого передернуло. Вырвал бы им зенки – и выбросил. А то и собрал, насадил на леску, как бусы. Чтобы другим было не повадно.

Но не-ет! Нельзя. Эти похотливые взгляды не сотрешь с красотки и не счистишь. Прилипли. Впрочем, как и взгляды Хортона, Танная, Кассия.

Демон покосился на товарищей и те лишь развели руками.

Мол, ну а чего ты хотел? Тут тебе не Дергошт, где можно оторвать башку более слабому противнику. Если тот облизывается на твое. А то, что она – «его» Хортон не сомневался ни секунды. Хотя даже имени красотки еще не выяснил. Как, впрочем, и семейного положения. Замужем, в разводе, свободна…

Тут Земля. Каждый возбужденный слизняк может вот так пускать слюни на эту красотку. Каждый! Хортон проглотил рычание, а заодно и несколько забористых реплик и окаменел.

Остальная безликая толпа туристов: женщин, одетых примерно, как их руководительница, и мужчин в спортивных костюмах, почти не вызывали интереса у демонов. Все три сосредоточились на красотке.

Землянин, которому она приказала, двинулся в сторону дверей в подсобку и крикнул в толпу:

– Мужики, помогайте!

Красотка огляделась, будто что-то прикидывала и вдруг остановила взгляд на демонах. Как дуло пушки. Впрочем, о дулах Хортону думать быстро расхотелось.

– А вы чего? Крутым демонныхам не по статусу помочь разложить маты? – вскинула она бровь. – Так и будете изображать столбы или займетесь делом?

Хортон усмехнулся. В последний раз за подобные команды он оторвал наглецу голову. Но то было давно и в Дергоште. С тех пор с ним никто не смел так обращаться. Кассий с Таннаром тоже застыли, словно вкопанные. Конечно, земляне могли их о чем-то попросить, даже попытаться убедить. Но чтобы вот так…

– Ну если вы такие белоручки, стойте, – потеряла к ним интерес красотка. И почему-то это резко подзадорило Хортона.

Он в два шага приблизился к подсобке и люди сразу же расступились, глядя на великана демона снизу вверх.

При своем росте два метра тридцать пять сантиметров, он почти всегда ловил подобные взгляды. Что землян, что сородичей.

Одним легким движением руки Хортон вытащил всю стопку матов: почти от пола до потолка. Толпа туристов взорвалась восторженными и испуганными воплями.

Хортон раскидал маты частями – Кассию и Таннару. И демоны за пару минут разбросали их по всему залу. Так ровно, прямо в стык друг к другу, что кто-то в кучке туристов даже присвистнул.

На красотку это не произвело никакого впечатления. Она подбоченилась и усмехнулась.

Хортон в пару ударов сердца приблизился к женщине. Резко вдохнул ее слабый, немного пряный, чуть сладковатый запах, и… тут же поплыл… Чуть не забыл, что собирался сказать. И радуясь, что спортивные брюки так отлично растягиваются, произнес:

– Что-то хотели сказать?

Она вскинула голову, заломила изящную бровь и вызывающе усмехнулась:

– Вы же Хортон. Тот самый.

– Может и тот самый, а ты кто?

– Руководитель группы по адаптации туристов с Земли к Дергошту. Мадлена Акулина.

Хортон аж воздухом поперхнулся. Ну почему у этих ведьм, которые лишают демонов покоя, такие похожие имена? Велена – жена Аскольда, Делена – жена его брата Дементрия.

И эта… Мад… лена… Звучит, как песня, вообще-то. Причем, такая боевая песня, бравая, заряжающая энергией. С которой хоть сейчас врагов косить, как траву в поле…

– Так вот, – без малейшей тени страха или даже смущения добавила Мадлена. – Я хотела сказать. Сила есть, ума не надо…

Хортон сам не понял, что на него нашло. Просто издевка из уст этой женщины совершенно лишила остатков разума и благоразумия заодно тоже. Остались одни инстинкты. А инстинкты давно вопили ему: возьми же ее! Пока возбуждение не перешло в одержимость.

Он сделал красотке подсечку, поймал легким движением руки и бережно уложил на маты. Как хрустальную вазу, Ррасхетова бездна! Но иначе просто не получалось. Хортон не мог позволить ей хотя бы слегка ошибиться. Сам навалился сверху, пленив своим огромным телом ее: маленькую, хрупкую и дикую. Это так заводило! Ее смелость, ее бойкость, ее колкость. Било в пах жаркой волной, так что мужской орган до предела натянул ткань брюк.

Хортон вдохнул, а выдохнуть уже не смог. Казалось, по его венам течет не кровь – ее запах, замешанный на гормонах.

 

Накрыло так, что в голове совсем опустело. Все звуки перекрыл гонг собственного пульса.

Хортон упирался в Мадлену тем, что свободно торчало из спортивных брюк, потому что вытащил руки из карманов. И от их касания все его тело горело, покалывало будто мелкими иголками.

Ошалелый пульс бился в паху и воздух распирал грудь…

Демон еще ни разу так не хотел женщину. До ощущения, что самое важное и главное сейчас – взять ее! А все остальное – тлен…

При этом в зале оставалась целая толпа туристов. И Хортон прекрасно понимал, как все это будет для них выглядеть. Да и вообще, с каких это пор он выставляет свои желания и потребности напоказ? Он! Самый закрытый и самый сдержанный из свиты Аскольда!

Впрочем, Хортону и до этого сейчас дела не было.

Была Мадлена. Ее упругое, пышное, везде где нужно и тонкое везде, где требуется, тело. Ее сверкающие глаза и губы, которые чертовка еще и облизала. Словно опять ударила Хортона в пах.

– Брат! Уймись! – послышался справа возглас Таннара. – Аскольд будет вне себя…

Хортон не страшился гнева бывшего боевого соратника. Наверное, он был единственным средним демоном, возраста Аскольда и его братьев. И вряд ли уступал им в силе. Да, он не владел телепортацией, как высшие демоны, из клана повелителя. Но у Хортона всегда оставался свой туз в рукаве. Тот о котором никто не знал. Вообще ни один демон Дергошта.

И сейчас единственное чего он хотел – Мадлена.

Взять ее и хоть трава не расти! Неважно, что после и как будет «после»!

Самое интересное, что даже сейчас, под Хортоном, ощущая свидетельство его желания, красотка не испугалась ни на секунду. Смотрела без вызова, скорее с лукавством. С таким дерзким, но естественным ерничеством.

Будто ей ничего не стоит сбросить Хортона как пылинку с одежды и, отряхнувшись, пойти дальше.

Словно она знает нечто, о чем демон даже не подозревает.

С подобным отношением землянок Хортон еще не сталкивался.

Велена общалась с ним с опаской, однако и с уважением. Делена с откровенной агрессией, поначалу, пока не стала женой Дементрия. Однако даже в ее бравурной злости чувствовались нотки тщательно спрятанного страха. Большинство же землянок либо шарахались от Хортона, как от огня, либо откровенно с ним заигрывали.

Мадлена же ничего не боялась! И совсем не пыталась флиртовать с Хортоном.

Даже сейчас, когда казалось бы, находилась в его полной власти.

– Вот так иной раз встречают демонныхи наших женщин! Женщины! Они очень страстные, эти мужчины Дергошта! – без толики смущения громко объявила Мадлена.

Хортон усмехнулся. Ему нравились ее дерзость и ее вызов. От них где-то в солнечном сплетении снова и снова зарождались каскады спазмов. Сосущих, томительных, но и сладких до боли… И в груди припекало, накрывая удушливо-горячей волной.

Туристы тихо перешептывались.

А Мадлена продолжила лекцию так, словно ее положение на матах, под мощным телом демонныха – самое то, чтобы рассказать про его расу получше. Буквально удача!

Мда… Оригинальные у нее методы преподавания. Хортон не смог сдержать усмешку.

– Так вот. Запомните! Пожиратели, вроде вот этого громилы или вон, того – Таннара – питаются эмоциями, – пальчик Мадлены во время ее тирады уперся в ребра Хортона, а затем ткнул и в сторону Таннара. – Черняки, типа во-он того качка с кольцами в рогах – Кассия – аурой. Все это средние демоны. Высшие: змеи, чергои, эндеры. Первые питаются гормонами, энергией ужаса и агрессии. Вторые и третьи – магией и отношениями соответственно. Как вы знаете, Дергоштом правят высшие. Сейчас эндеры – Аскольд Гойский и его братья. Ну и низшие демоны, те самые, которых люди особенно опасаются. Плотоядные и раргои питаются плотью и кровью. Ах, да, еще остались инкубы. Ну с ними все ясно. Тут наша мифология постаралась. Не забудьте. Здесь слово «питание» обозначает нечто вроде подпитки магии, ауры. А тело свое демонныхи поддерживают, как и мы, обычной едой. Видимо, очень большим ее количеством! – красотка покосилась на Хортона и тот вновь невольно усмехнулся. Вот же! Зараза! И этим она еще больше заводила. Прямо-таки поджаривала на протвине похоти. Тем временем, Мадлена закончила свой монолог весьма неожиданно: – И вот что я вам скажу. Если демонных положил на вас глаз… Он обязательно попытается положить и нечто другое. Ну вы сами видите… – она забавно развела руками и снова ткнула пальчиками в ребра Хортона. – Ребята из Дергошта – огонь и перец в одном флаконе! Без тормозов! О стеснительности не слышали! Нет такого слова в их языке. Поэтому у вас только два выхода. Либо использовать таких магов, как я. Либо… поддаться. Ну мало ли? Может это покажется вам интересным опытом? – она усмехнулась прямо в лицо разгоряченному демону.

Тот вновь стиснул зубы до скрежета:

– Тебе интересно?

– Безумно! – она снова хихикнула и вдруг тело Хортона словно резанули тысячи острых лезвий. Болезненно и внезапно.

На мгновение пожиратель потерял концентрацию и Мадлена ловко выскользнула из плена его огромного тела. Практически одним быстрым движением. Как натренированная маленькая воительница.

– Видите! – объявила она, тыча рукой в Хортона, который тряс головой, пытаясь понять, что случилось. Принял руку Кассия и вскочил на ноги.

– Сила таких ведьм уникальна. Кстати! Обратите внимание! – она снова указала на Хортона, как на какой-то экспонат, Ррасхетова бездна! – Человек еще минут двадцать валялся бы и стонал. А этот громила очухался почти сразу же. Поэтому следует помнить, что двигаться в таких случаях нужно быстро. И решения принимать молниеносно. Хотите попробовать испытать страсть с демоном – все, назад пути нет.

– Что у тебя за магия? – хрипловато произнес Хортон и потянулся к красотке, как к чему-то болезненно-необходимому. Словно воин с обожженным нутром, который сквозь боль, все равно жадно глотает воду. Потому что она, нужна! Ррасхетова бездна! Нужна так, что и боль уже не помеха!

Эта маленькая амазонка все сильнее заводила и совершенно не к месту. Бесила, дразнила, подогревала… Пожиратель вновь спрятал руки в карманы, крепко сжав их в кулаки.

– А ты не прочувствовал? – со смешком спросила Мадлена. – Я могу активировать болью все нервные центры. Кстати, я тебя еще пожалела. Могла активировать не мелкие, а крупные.

Хортон кивнул и криво усмехнулся.

– Как ты сама видишь, надолго эффекта не хватило.

– Достаточно, чтобы при необходимости, избежать ненужного контакта! – она сказала это настолько двусмысленно и сверкнула глазами, что Хортон не удержался. При туристах сообщил:

– Ты просто еще не имела такого со мной контакта! Иначе считала бы совсем по-другому!

Амазонка, как прозвал ее про себя пожиратель, не растерялась.

– Вот! Обратите внимание! Демонныхи очень самоуверенные. Поэтому, если вы не желаете с ними горизонтального контакта, следует дать понять это достаточно резко и четко. Чтобы уже не сомневались. Не думали, что это кокетство. Что это тот самый отказ, который лишь прелюдия к… – она сверкнула улыбкой и глазами в сторону пожирателя, видя как его проняло от этого слова «прелюдия»… Проняло ведь! Ррасхетова бездна! От одного чертова двусмысленного слова! И только потом Мадлена закончила: – Лишь прелюдия к сдаче.

Повторила этот термин, смаковала… То, как Хортона выворачивало, буквально скручивало от голода по ее телу. Ррасхетова штучка! Какая же… Какая! Да что в ней такого? Что в ней особенного?

Все! Ррасхетова бездна! Все!

– А теперь приступим к азам самообороны и к тому, как вы должны звать меня на помощь… Хортон! Уж раз вы такой прыткий, подойдите!

…Следующие два часа стали настоящим испытанием для пожирателя.

Пожалуй, большим чем самые опасные войны, пытки и даже предательства братьев по оружию. Когда те силились всадить магический клинок в спину…

Мадлена хорошо знала демонныхов. Лучше, чем они сами себя знали. Внезапно атаковала обманным маневром, а когда пожиратель отвечал, пытаясь ее скрутить, активировала дар.

Хортон словно тысячу разрядов слабого тока получил. И, главное, даже боль, что пришла от нее лишь распаляла. К концу занятия пожиратель был так подогрет, что чудилось – попади на него вода – зашипит, испарится за мгновение. А Мадлена уверенно выскальзывала из любых его захватов.

Ррасхетова бездна! Это было как прелюдия к сексу! Страстная, подвижная, возбуждающая так, что у Хортона буквально в глазах темнело. И от этого сдержаться становилось еще труднее.

Пожиратель сам не понимал – как еще терпит.

Наверное, потому, что пока поймать Мадлену ему все же не удавалось. Он не поддавался и не пытался сделать ей реверанс ложным театральным проигрышем. Она, действительно, умудрялась его переиграть. Не одолеть, конечно! Именно переиграть!

Хортон мог просто лечь на Мадлену и не вставать. И все! Никуда она уже не делась бы.

Но ему хотелось, чтобы игра закончилась не ее пленением, а капитуляцией: полной и совершенно добровольной.

…Однако спустя два часа Мадлена отправила Хортона «на скамейку запасных». И теперь он едва сдерживался, чтобы не убить Кассия с Таннаром, которых использовала амазонка в спаринге.

Челюсти ныли от перенапряжения, аж лицо сводило спазмом – пожиратель постоянно стискивал зубы. Каждая мышца напоминала о себе тупой болью – так Хортон их напрягал. Кулаки он, кажется, не разжимал вообще.

А восхищенная толпа туристов аплодировала маленькой воительнице.

Мадлена делала очень хорошее дело. Помогала туристам расслабиться. По сути обещала: мол, пока такие, как я, с вами, в Дергоште вам ничего не грозит.

Хортон понимал это. Но затуманенный эмоциями и вожделением разум заставлял желать смерти боевым товарищам. Находись они в Дергоште, в Гойе, пожиратель уже навалял бы обоим. Один-два его удара валили с ног даже черняков и змеев. А они – высшие демоны.

Кроме того, матерью Хортона была эндерка. Об этом в Дергоште никому не известно. Тем более, это был уникальный случай, когда женщина из высшего вида демонныхов забеременела от среднего собрата. Такие случаи можно по пальцам пересчитать. И хотя Хортон не унаследовал магию портальщика, его сила, ловкость и скорость реакции ничем не уступали данным высших демонныхов.

…Оставшиеся полтора часа тренировки, пока амазонка «обезвреживала» своим даром Кассия и Таннара, как она сама выражалась, Хортона словно на вертеле поджаривали.

Он сам поразился – как не сорвался, глядя на Мадлену, что уселась верхом на чергое или прижалась всем телом к пожирателю. Так, что даже грудь слегка сплющилась.

Вот же! Ррасхетова бездна!

В глазах Хортона то и дело плыла кровавая пелена.

Да что с ним такое? Что не так с этой амазонкой?

Хортон не понимал почему так реагирует!

На войне, глядя как убивают товарищей, он не бесновался до такой степени и до такой степени не желал убивать. Жестоко, болезненно, долго… Смакуя чужую боль, размазывать кровь и плоть…

Вытягивать жилы и наматывать на кулак. Вырывать внутренности и выбрасывать во все стороны, как драные никому не нужные тряпицы.

Аскольд велел пожирателю вести себя «спокойно и цивилизованно». И вроде бы особых поводов для кровавой бойни не наблюдалась. Да. Мадлена провоцировала. Но повелитель Дергошта о чем-то таком предупреждал. Так чего же Хортон в такой ярости?

Его прямо подкидывало на скамейке, когда спаринг Кассия или Таннара с Мадленой переходил в слишком близкий контакт…

К концу занятия, Хортон дернулся, в очередной уже раз весь напрягся и… рухнул на пол.

Оторвал куски от скамейки с двух сторон – почти симметрично. И дальше уже восседал на оставшемся бруске. На полу. Да и Ррасхет с ним!

Туристы, которые все заметили, начали сторониться Хортона. И это шло в разрез с приказом Аскольда и вообще с политикой Дергошта. Но пожиратель не хотел ничего исправлять. Кроме башки Кассия и причинного места Таннара. Чтобы второй не «торчал» на Мадлену, а первый не зыркал на нее как на лакомство.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru