Litres Baner
Посторонним В, или Земля закрыта для посещений

Ясмина Сапфир
Посторонним В, или Земля закрыта для посещений

Пролог
Когда простым и нежным взором…

В вотчине инопланетных воинственных магов, называющих себя крипсами, ничего не делалось по-человечески. Да и люди-то здесь давно не водились. Когда-то зеленые великаны, как именовали крипсов другие расы, похищали земных женщин и пытались таким способом продолжать свой род. Как выяснилось позже, крипсайки после экологической катастрофы страдали бесплодием. Но теперь местные занялись клонированием и выращиванием детей в пробирках. Встали на путь истинный, так сказать. Правда, не без помощи меча и «орала» именно в фигуральном смысле этого слова. Ибо речь о боевой магии и угрозах со стороны других воинственных колдунов Перекрестья. Особого места, в форме пентаграммы, где пересекались границы множества разных измерений. Там усиливалась любая магия, жили, работали и учились защитники планет, населенных слабыми чародеями или существами без магических способностей.

А еще перекрестье служило своего рода шоссе между мирами и сквозь него любой, даже простой смертный, без колдовского дара мог пройти на иные планеты.

Вот только сейчас это шоссе забарахлило, вывесило табличку «Посторонним вход воспрещен» и принялось назначать «посторонними» всех, кого только ни попадя. Включая своих бравых защитников.

Это-то и привело последних на планету зеленых великанов.

Воргр Оол, вождь крипсов, нервно моргнул фасетчатыми стрекозьими глазами и судорожно втянул воздух щелками-ноздрями. Видимо, всерьез опасался, что кислород ему вот-вот перекроют и запасался напоследок. Не слышал бедолага известную всем студентам присказку перед экзаменом: «Перед смертью не надышишься». Окинул нашу делегацию ошарашенным взглядом и быстро сглотнул, перечитывая заявление.

Нашу делегацию…

Странно звучит, конечно, учитывая, что я совсем недавно работаю на спецфаке Перекрестья.

А угодила я в эту переделку благодаря Ярхару Меллази – своему научному руководителю. Великан варвар, под два метра ростом, как и все скандры выступил вперед, и поравнялся с Вархаром Изилади – главой нашей делегации. Рядом пристроился Димар Мастгури и все трое, как по команде откинули назад густые длинные косы: Ярхар – медового цвета, Вархар – русого, а Димар – черного. Вышло очень синхронно – словно тренировались.

Воргр слегка отступил, не понимая – то ли это жест приветствия, то ли, напротив – угроза, а возможно и вовсе – отвлекающий маневр. Кто их знает, этих скандров, знаменитых варваров перекрестья. Вдруг они перед сражением убирают волосы, чтобы не мешали? Или собираются использовать какой-то особый боевой прием, еще неизвестный потенциальному неприятелю. А может подают сигнал остальным? Или пока противник следит за волосами, применяют массированную атаку?

Ярхар и Димар довольно переглянулись, а Вархар вскинул правую бровь с тремя родинками – одна другой меньше.

Вот так, ничем не угрожая, скандры довели Воргра, который явно уже имел с ними дело, почти до истерики. Крипс тихо вздохнул, споткнулся и рухнул за собственный письменный стол с таким грохотом, что казалось весил как вся наша компания.

Тотчас вперед вырвались Эйдигер и Ламар – известные врачи из династии Мастгури, младшие братья Димара. Правда если последний походил на голливудского актера, первые скорее напоминали средневековых палачей. Эйдигер и Ламар доводили пленных врагов до паники, а студентов до учебы, лишь бы не оказаться на месте пленных врагов.

Ламар поигрывал хирургическими щипцами, а Эйдигер – скальпелем. Откуда только эти почти метровые инструменты у них появились и где прятались – никто не понял. Впрочем, это уж как обычно.

Ламар бешено вращал голубыми глазами, и улыбался из-под усов и бороды, достойных Бармалея так, что у нетренированного зрителя душа уходила в пятки. Немедленно ставила там палатку и возвращаться на старое место отказывалась категорически. Всегда вздыбленная каштановая шевелюра так называемого Доктора Шока как бы намекала на любимый метод лечения медицинского клана Мастгури – током и шоком.

Так скандры стимулировали прогульщиков и отпугивали врагов.

Эйдигер взъерошил волнистые темно-каштановые волосы – и те окончательно встали дыбом.

– Ммм… Остаточное электричество. Это мы недавно пытали тут одного несговорчивого вождя… Хорошо копоть из прядей вычесал и дымом вроде уже не пахну. Пепел потом сгребем в совочек и выбросим… Ты там как, Воргр? Если травмировался, мы всегда рядом… Доведем… До полного и безграничного исцеления.

– Это меня и пугает, – прокряхтел вождь зеленых великанов, поднимаясь с пола с нашим заявлением в руках.

Как наша веселая компания из специалистов по пыткам несговорчивых магов электротоком, шоком и… физикой, уже в самом крайнем случае, угодила к крипсам? О… Это очень веселая история. На перекрестье принялись чудить измерения. А «шестое», которое маги размерности всегда использовали для путешествий так вообще начало саботировать любые путешествия. Настолько, что перемещаться из перекрестья на разные планеты и обратно стало весьма затруднительно.

Едешь себе по обычной местной дороге, что раньше вела на площадь какого-нибудь приличного города, а оказываешься… в спальне местного мера. Причем в самый неурочный момент – когда тот пытается спрятать живот под утягивающим бельем. Собирается к пенсионерам на митинг, используя азы хамелеонства и высший пилотаж мимикрии. Наносит белила на загар с лучшего курорта планеты и здоровый румянец существа, которое умеет ценить радости жизни. И даже оплачивать их за счет… денег налогоплательщиков. Разыскивает те самые штаны с рубашкой, которые уже два года как подарил своему садовнику для работы в личном парке.

Отправляешься так в гости к дружественным магам с лучшими, по мнению скандров подарками – лечебной установкой для электроукалывания имени Ламара Мастгури или стулом для электроэпиляции имени Эйдигера. Автобус ворчливо скрипит от счастья, что упомянутые средства «для полного и безграничного исцеления» уместились в багажнике и даже не сломали его.

В кабине делится с водителем впечатлениями о последних земных сериалах про супергероев Слася Масгури – жена Ламара, которая от мужа ни на шаг.

– А тут он ка-ак шандарахнет его своей суперсилой… А тот как даст… деру… с помощью суперскорости. Такой знаешь сверхновый способ дезертирства. А потом другой ка-ак засандалит ему в глаз железной рукой, а потом железной ногой… А этот ка-ак покроется стальными доспехами и давай летать над всеми и язык показывать… Но ту-ут… прилетает эта… Буча… Ой, туча… И давай всех мочить молниями… У-ух! Я под этот сериал сдала экзамен по физике про электричество и магнетизм. Очень доступно показано.

И вот едет себе этот чудесный автобус, полный добродушных и милых варваров и… оказывается на территории недавно побежденных защитниками планет магов. Ярлов: лысых оранжевых гуманоидов с львиными хвостами или все тех же крипсов.

Только представьте радость принимающей стороны. Вопли о помощи и крики «Спасайся кто может!» разносятся по всему Перекрестью.

Наши кланяются, показывают лучшее, что у них есть – кулаки – и уезжают. Пытаются добраться до нужного места – и снова оказываются на прежнем.

Вот тут местные уже совсем начинают нервничать. Собирают вещи, временно встречают гостей хлебом и солью: тремя караваями размером с письменный стол и ведром морской соли… Тем временем мобилизуют весь свой транспорт – улетают, но обещают вернуться с добавкой караваев…

Едут себе на безопасную с их точки зрения планету, а возвращаются… на дорогу, прямо перед автобусом варваров.

Те скалятся, потрясают «подарками», больше похожими на оружие и кричат: «Сюрпри-из!». Так и заикание заработать недолго. Как вести переговоры с целым народом, когда ни один его представитель слова нормально сказать не в состоянии?

В общем, на перекрестье у одних болели животы от смеха, у других – ноги от бега, а у третьих начался постоянный нервный тик, как у нашего Воргра Оол. Неудивительно! Его планету скандры совершенно случайно посещали раз семь, если не больше.

При первых появлениях знаменитых защитников Перекрестья крипсы еще сдавались: поднимали руки и выбрасывали белые флаги. Последние сопровождались уже белыми как мел помощниками вождя и местными жителями, что так и ходили, воздев руки к небу. Говорят, это стало их обычным методом передвижения. Тут главное за деревья не зацепиться и кланяясь другим или наклоняясь что-то поднять не попасть окружающим по лицу.

– Эм… – промычал Воргр Оол и зачитал: – Мы, союз ректоров Академий Перекрестья обращаемся к вам через самых мирных наших скандров – тех, самых, что несут мир на другие планеты при помощи боевой магии и кулаков. Категорически требуем, то есть практически вежливо просим, выделить нам три летающие тарелки для перемещения между измерениями. Сами знаете, пространство чудит непомерно. То приведет к вам, то снова к вам. А иногда и вообще… к вам в третий раз.

В общем, чтобы не растекаться мыслью по древу. Либо выделяете нам свой транспорт, который, на данный момент – единственный – способен нормально путешествовать по измерениям, либо мы будем посещать вас столько… сколько перекрестье на душу положит. И не забывайте, что в процессе путешествий мы любим разминаться и включать свои чудоустановки для полного и безграничного исцеления. Дабы проверить их функциональность. Не говоря уже о зарядке, которую скандры должны делать каждое утро, каждый день и каждый вечер… Я имею в виду зарядку наших приборов электротоком после разрядки их о чью-нибудь вражескую тушку.

Ах да. П.С, что расшифровывается как предупреждение от скандров.

Если расслоение измерений приведет вас в Зейлендию или в другой мир для похищения женщин, мы будем очень огорчены. А в состоянии огорчения мы страшно чудим. То есть спасет вас уже только чудо.

– Ссколько вам нужно кораблей? – уточнил Воргр.

– Да он, бедолага считать не умеет! Вот почему их женщины стали бесплодными. В целях уничтожения неспособной к математике популяции, – шепнул мне на ухо Ярхар.

 

– Ты в слове «три» какую букву не понял? – уточнил Вархар, подняв бровь с родинками.

– Готов повысить скорость импульсов в вашем мозге путем импульса от установки для электроукалывания! Эффект потрясающий, не побоюсь этого слова – искрометный! – восторженно подпрыгнул Ламар – этому только дай кого-то подвергнуть методу тока и Шока.

– А у нас есть более щадящее средство… – начал Димар, но Воргр не оценил щедрот души варваров…

– Гиольотина? – уточнил он. – Чтобы уже не мучиться?

– Шутит! Значит, уже взбодрился… – резюмировал Эйдигер, – Жаль, я хотел предложить стул для электрической стимуляции организма. Поверьте! Не было еще ни одного пленника, который не вскочил бы после него и не понесся как антилопа куда глаза глядят. Во как стимулируем!

– Эм… Я просто хотел уточнить, сколько отдать вам транспорта, чтобы вы больше не радовали нас своими посещениями хотя бы несколько месяцев, – тихим голосом ответил Воргр. – Не то чтобы мы не рады… Мы очень даже, почти всегда и везде… Ну просто, чтобы успеть подготовиться к приему дорогих гостей. А то вы приезжаете и приезжаете, а у нас ни успокоительные не заготовлены, ни дома не укреплены от ваших ударов… Вам же самим, наверное, грустно. Врезал кулаком по дому, а у того кладка посыпалась. Обидно ведь… Должно же здание оказать должное сопротивление… ой гостеприимство… гостеприимство.

– Ну раз на то пошло, согласны на четыре летающих тарелки, – сообщил Димар, словно делал крипсу одолжение.

– Хорошо! Через двадцать минут все будет готово. Вы управлять нашим транспортом умеете? – неосторожно спросил Воргр.

– Да он держит нас за умственно отсталых! – возмутился Ламар. – Я любую установку заставлю работать! Уж поверьте!

Семейство Мастгури дружным строем двинулось к Воргру. Причем на лицах варварских врачей застыли такие улыбки, что неподготовленный зритель сам улегся бы в гроб и даже попытался заколотить его изнутри.

Оол оказался подготовленным. Поэтому только икнул, попятился и нащупал на своем письменном столе ножницы для резки бумаги. Видимо, для харахирия.

– Я верю, верю! – поднял руки вверх вождь крипсов – кажется этот жест уже стал для него инстинктивным. – Нисколько не сомневаюсь! Просто хочу, чтобы у вас с первого раза получилось оставить нас в покое… ой, спокойно улететь, оставив нашу планету…

– А я что-то не понял. То есть вы нам не рады? – Эйдигер вытащил из походной сумки, размером почти с него самого, табуретку и добавил: – А я даже вот сидушку захватил для электромассажа пятой точки. Знаете, какой эффект? Бодрит так, что еще долго бегают кругами от радости… Искрят восторгом… В прямом смысле слова…

Вождь крипсов постарался выглядеть спокойным, только взгляд его нервно шарил по комнате, кажется, в поисках бронежилета из резины. Самой необходимой вещи для того, чтобы принимать у себя Мастгури. Этих властелинов тока и шока.

– Мы очень рады, честное слово! – быстро возразил Варгр… – Просто радость почему-то приходит, как только вы нас покидаете. Такой восторг накатывает… Слов не подобрать. Праздники шествуют по планете несколько дней. Так вам не нужен консультант по использованию летающих тарелок?

– Мама моя здорово консультировала по поводу летающих тарелок, когда метала в отца посуду. Те тарелки летали не хуже ваших, только в них не особо залезешь. Мама учила, как уклонялся, куда бежать, а главное – сколько времени не показываться на глаза разъяренной скандрине, чтобы не попасть под обстрел… К тому же мне довелось управляться с вашим транспортом, захваченным на Земле! – отозвался Ярхар.

– Хорошо, хорошо, как скажете! Сейчас все будет. Отправляйтесь пока на полигон для испытания стрессоустойчивости… Так мы назвали место, куда уже в шестой раз выехал ваш автобус с перекрестья… Тарелки пригоним в течение двадцати минут по перекрестному времени.

– Карету мне! Карету! – внезапно вскрикнула Слася.

Воргр вздрогнул, а Ламар радостно приобнял жену за талию.

– Она у меня постоянно просвещается. Вот читает земных классиков.

– Да! Только в земные классики я давно не играю! Я читаю писателей. И цитаты выписываю! Хотите еще?

Не уверена, что трагическое выражение на лице Воргра можно было принять за «да», но Слася истолковала его именно так и выпалила:

– Бить или не бить вот в чем вопрос!

Вождь зеленых великанов попятился и услышав:

– Только смерть избавит вас от сердечных мук! – попытался выйти в закрытое окно.

– Не обращайте внимания, это из сериала… или мультфильма, кто его знает, – отмахнулся Ламар.

– А ты, кстати, правильно выбрал окно для эффектного ухода, – прокомментировал Вархар. – Стены-то несущие. Их ломать нельзя.

– Я уже понял, что в этом помещении ломать можно только меня, – не удержался от сарказма Воргр. – Все остальное потом можно вынести… вместе со стенами…

– Ну зачем же так пессимистично? Тут полно мебели! – обнадежила крипса Слася. – Мы же вначале разминаемся…

Глава 1
В одну ванну можно войти раз, еще раз и еще много-много раз

Лето выдалось таким, что словами не описать. Цензурными, во всяком случае. Теплые дни сменялись проливными дождями, солнечное небо могло в один миг затянуться тучами, и машины дружно приветствовали град сигнализацией…

Согласна с ними полностью! Такая погода – это нарушение всех законов нормального проживания в средней полосе!

Увы! Небесная канцелярия оказалась не в курсе разделения планеты на климатические зоны, не говоря уже о временах года. Видимо, тамошние специалисты не смогли поступить в наши вузы – не добрали… денег на платное обучение. Поэтому и посылали нам зной, ливень и ледяной град в один день.

Словно кто-то там, наверху хорошенько выпил и шутки ради переключал рубильник «лето-осень» как попало. В смысле как попал по нему, проходя мимо.

Анекдоты о климате потеснили в соцсетях даже котиков.

– Надеюсь, погода в курсе, что метеорологи обещали потепление?

– Зачем это погоде? Обещали – значит будет! Включат отопление, видимо!

– Да-а-а… Когда нам включат отопление только предсказать и возможно… Только тут нужны не метеорологи, а экстрасенсы.

– Да ладно вам! Зато худеть к купальному сезону уже не требуется! Он не предвидится.

– Ну почему же? В проруби тоже купаются!..

– У природы нет плохой погоды… Есть только: ужасная, отвратительная и кошмарная…

– Ну что же вы так пессимистично? Уже зимой должны были привыкнуть к +13 градусов ежедневно!

– В номинации лучший июль года победил… май, а в номинации лучший октябрь года победил июль… Наверстывает, бедолага, тоже хочет минуту славы…

– В конкурсе на самую внезапную зиму победило лето…

– В принципе, не холодно. Если из дома не выходить…

– Видели какие ливни? Если вы так и не вырвались на море, то море идет к вам…

Читай не перечитаешь…

…Полгода назад я уволилась с любимой научной работы, которая почему-то стала хобби, судя по зарплате и вплотную занялась хобби, потому, что кормило только оно. Я, преподаватель с десятилетним стажем, стыдно сказать – доктор наук! – вязала дизайнерские свитера. А в промежутках продолжала «шабашить», как выражались когда-то – подрабатывать репетитором. Так уж вышло, что обучение одного единственного ребенка законам физики на дому оказалось куда более высокооплачиваемым, нежели работа с сотнями ребят в вузе.

Как-никак эсклюзив! Мода! Личный тренер, личный репетитор, личная приемная комиссия… для шестой переэкзаменовки…

… В тот день я отправилась в магазин за фруктами. Все-таки лето… По крайней мере, календарь упорно утверждал, якобы на дворе июль. Хотя сам двор упорно опровергал эту гипотезу, тонко намекая, что наше летоисчисление неверное и наступил сентябрь.

Тучи хмуро бродили по небу, то и дело поливая горожан дождиком, а временами таким ливнем, что стирать одежду уже не требовалось, даже если шел под зонтиком. Гигантские кузнечики, что выросли за время аномальной жары в мае, прятались по домам, пугая жителей до икоты. А кто бы не запаниковал, встретив насекомое, размером с птицу? Тут еще кто на кого начнет охотиться – вот в чем вопрос.

И вот я кое-как добралась до магазина. Лавировала между лужами, что норовили намочить ноги, прохожими, что пытались выколоть друг другу глаза зонтами, и градинами, что стремились достучаться до горожан даже сквозь зонтики.

Еще один короткий заплыв по пересеченной местности… захожу домой и вижу картину Репина: приплыли…

Прямо из моей ванны выходит мужчина… О-очень крупный и очень даже варварского вида… Тогда я еще не знала, что Ярхар по его собственным словам «женщин не трогает, только в целях доставить им неописуемое удовольствие».

Да и выражение лица у незнакомца было, прямо скажем, не слишком дружелюбное. Изо рта вырывались забористые ругательства на неведомом языке, но я почему-то все поняла.

– Ярхар Меллази из расы скандров. Можно сказать – лучший представитель! – представился между многоэтажными фразами мужчина, и даже сделал вид, что снимает несуществующую шляпу. Снова выругался и ушел… в ванную.

Мда… Или что-то случилось или одно из двух…

Я повесила сумку на гвоздик, включила свет и последовала за Ярхаром.

Никого.

Серые треугольные шкафчики в углах, голубой кафель с белыми разводами. Строители уверяли, якобы эта композиция о-очень похожа на облака, что романтично летят по небу. Сразу перед тем как скромно пропали в неведомом направлении, превентивно отключив мобильник, чтобы не слушать забористые благодарности. Натурам чуть менее романтичным, нежели горе-строители, катастрофически не хватало фантазии. Большинство гостей сообщали мне, что с кафеля до конца не смыт комет.

В зеркале над раковиной отразилась ошарашенная рыжая женщина неопределенного возраста. Я почти не старела, в силу своей особенности – пониженной температуры тела – загадки нашей семейной генетики.

Та же генетика наградила меня высокой грудью, округлыми бедрами, тонкой талией, приятным лицом с мелкими, аккуратными чертами и моей гордостью – большими глазами цвета темного янтаря.

Сейчас они даже без смоки айс увеличились до, казалось бы, недопустимых с точки зрения биологии размеров.

Пустая свинцовая ванна, загагулина душа над ней, видавшая виды взъерошенная зеленая мочалка… С нашими коммунальщиками и у мочалок щетина встает дыбом! То холодную воду отключат, то горячую, то электричество, а то и все вместе. И вот так вот в темноте выбираешься из ванной, опираясь на что попало и так ласково объясняешься в любви к системе ЖКХ, что мочалка потом выглядит как шевелюра Эйнштейна.

Ванная как ванная, в общем… Ничего особенного. Никаких следов незнакомца.

Я вышла, тряся головой и пытаясь смекнуть – неужели градина все же попала по темечку? Вроде бы я должна была это заметить. Как минимум, почувствовать…

Я потрогала голову, снова тряхнула ей… Ничего, вроде никаких шишек и внешних повреждений. Та-ак! Либо это маразм, либо одно из двух…

Я вышла в прихожую, сняла пакет с крючка и… из ванны выскочил все тот же мужчина…

Еще раз выругался, поздоровался, вновь посрамил любого конюха витиеватым высказыванием – и скрылся в ванне.

Так… Либо это пакет так на меня действует, либо одно из двух…

Каждый физик знает: сойти с ума не так сложно, как сойти с троллейбуса в час пик, да еще и на остановке, где садится основная масса пассажиров.

А может фрукты начали выращивать весьма забавного свойства? Причем их даже есть не надо – достаточно понюхать, чтобы начались чудеса…

Я осторожно повесила пакет на место и зашла в ванную.

Опять никого. Даже духа неведомого мужчины не осталось…

Я немного постояла, словно ждала, что этот Ярхар-невидимка выплывет из воздуха, но затем снова отправилась в прихожую. Взяла пакет и… из ванны опять выскочил мужчина…

Мда… Сарказм может довести до маразма… или наоборот…

Слава богу, на сей раз Ярхар не стал представляться и поднимать виртуальную шляпу. Ограничился новыми забористыми фразами и скрылся как раньше…

Так мы с ним провели следующие пол часа.

Ярхар Меллази появлялся, честил на чем свет стоит шестое измерение и перекрестье, кивал мне и пропадал из виду. При этом в ванной никаких следов его присутствия ни разу не обнаружилось.

Устав от физкультуры с пакетом, я прошла на кухню, помыла фрукты и жевала сочные персики, в ожидании окончания представления.

Как ни удивительно, страх куда-то девался. В конце концов, Ярхар мог ограбить меня и убить уже семь раз. По количеству появлений. Раз даже не попытался, значит и не собирается.

Поэтому я пила чай и наблюдала, как из ванной с ругательствами выскакивает мужчина и уходит обратно.

 

Эдакий аттракцион: Аполлон в гневе и в ванной.

Наконец, Ярхару надоело, он вдруг присмотрелся ко мне и заявил:

– А ты маг размерности! Вот ты-то нам и нужна!

Признаться, именно в эту минуту я немного струхнула, даже выронила персик. Тот покатился по полу и был ловко схвачен Ярхаром.

– Не боись, женщина! Защитим, накормим, напоим и поможем разобраться во всем. Будешь преподавать физику и магию размерностей!

После этой абракадабры, персик отправился в вазу, причем даже не расквасился, меня схватили на руки, заскочили в ванную и… рванули в стену…

Вот тут у меня уже совсем душа ушла в пятки, а скорее даже убежала, резвой трусцой. Я крепко зажмурилась. Мысленно попрощалась с жизнью, недовязанным свитером, недоученными студентами. Если у них вообще оставались шансы освоить предмет после сдачи ЕГЭ методом тыка… Тыка ручкой в номера правильных ответов, вызубренные в рамках «детальной подготовки к экзаменам»… А, когда открыла глаза, вокруг творилось нечто невообразимое…

Я очутилась в настоящем университетском городке, только очень странном. Мощные корпуса из каменных блоков, соединенные между собой переходами, толщиной почти в сами корпуса. Каменные столбы, что венчались… клумбами, словно долговязые хиппи с пестрыми прядями…

Деревья, со стволами шире чем столбы в обхвате…

Чудилось: здесь и постройки, и природа ежеминутно готовы к любой катастрофе…

Мда… хорошенькое начало…

Преподаватели, похожие на Ярхара и студенты, словно сошедшие со страниц сурового мужского фэнтези и романтического женского – вперемежку. Так сказать, полный унисекс даже для худых, как говорил один мой бывший коллега из вуза.

Невысокие полурослики, кряжистые, но с нежными лицами и тонкими чертами, одетые так, что на солнце сверкали получше дискотечной светомузыки. На картине абстракциониста их не нашел бы даже самый внимательный зритель – затерялись бы из-за пестроты нарядов. Существа, похожие на деревья и гуманоидов одновременно в рубашках-рубищах и брюках из ткани, вроде льна. Кора-кожа, волосы, словно тонкая металлическая проволока… Гротеск, да и только!

Люди-львы, с гривами, вполне себе нормальными лицами, когтями и клыками – словно оборотни, которые не до конца вернули себе человеческое обличье. Задумались по дороге: обращаться или еще попугать общественность… В конце концов – нервный тик отлично развивает мышцы лица и способствует лифтингу. А заикание хоть и не помогает взаимопониманию, зато подвигает осваивать языки – в первую очередь язык жестов. Вот тебе интеллектуальное и физическое развитие оптом.

Чудилось – галлюцинации продолжаются и становятся все более дикими.

Среди всех этих чудаковатых существ появлялись и более «человекообразные», а некоторые еще и шкафообразные. Варварского вида, похожие на Ярхара и эдакие эльфы без острых ушей и луков. Изящно сложенные, с красивыми лицами, по которым женщину от мужчины не отличишь.

Некоторые великаны, вроде моего «Аполлона из ванной» носили клетчатые юбки, похожие на шотландки. Если приглядеться, черты их казались чуть более грубо высеченными, по сравнению с остальными, а лбы чуть более низкими.

Пока я озиралась, Ярхар крикнул так, что уши заложило.

– Наро-од! Нашел одного мага размерности! Возьмем на работу и в оборот… Кстати, она тоже физик… Как многие из наших немногих зейлендок. Если вы понимаете, о чем я… Так мы вашу Землю называем – Зейлендия, – снизошел до перевода мужчина, даже и не думая опускать меня на ноги…

Вот тут я поняла, что чудеса не закончились, а только начинаются… Ярхар не планировал позволять мне шагать самой – похоже, не верил, что выживу здесь без его помощи. Я же настолько опешила и растерялась, что даже не нашлась с возражениями.

– Спокойно! Мы идем к ректору! Эйлегар Мастгури – мировой мужик! Многие нехорошие маги из разных миров перекрестья уже никогда его не забудут… – с этими словами мой похититель свернул в сторону одного из корпусов, с огромной башней, на которой висели самые странные часы, что я видела.

Стоило минутной стрелке сдвинуться с места, как над ходиками выскакивали две фигурки варваров, словно выломав куски из стены и ударяли по циферблату гигантскими молотами. После чего закидывали их на плечи и исчезали в стене. Обломки-дверцы немедленно закрывались и совершенно сливались со зданием.

Ярхар одним указательным пальцем распахнул дверь, толщиной с четыре моих ладони приблизительно…

…Широкие каменные коридоры, лестницы, будто рассчитанные на роту солдат, а то и на конников, если вдруг тем придется здесь прятаться. Светящиеся панели на потолках, бронзовые двери, толщиной с три моих ладони…

Интерьеры воистину впечатляли и как бы тонко намекали, что в безопасности здесь не чувствуют себя даже здания… Удивительно, что у них еще не выросли ноги, чтобы, при случае, сбежать куда подальше…

– Чтобы остаточная магия и аура местных обитателей не впитывалась в мебель, стены и прочие вещи, все предметы в Академии содержит бронзовый порошок! – прокомментировал Ярхар, поднимая меня на руках по лестнице так, словно я вообще ничего не весила.

– А как его в камни засунули? – странно, но я еще не устала поражаться.

– Он не только в камнях, больше между. Сами блоки содержат немного бронзы, благодаря нашим магам земли и камней. Эти и не такое сотворить могут… Еще увидишь…

Не уверена, что, действительно, желала увидеть, как «вытворяют» местные маги. Однако складывалось стойкое ощущение, что меня вроде как уже и не спрашивают. Причем, с самого начала, когда забрали с Земли сюда, в неведомые края…

В эту минуту, будто в доказательство, в одно из окон влетел булыжник, размером с две моих головы. Ярхар отмахнулся от него как от назойливой мухи – и камень отправился обратно. Не знаю даже как удалось ему разминуться с гигантским деревом, которое почему-то решило оторваться от корней и встать на крыло. Оба предмета унеслись в небесные дали.

– Что это? – настороженно спросила я. – Ураган или смерч?

– Да не-ет! Если бы ураган или смерч нам бы пришлось действительно туго, – беззаботно ответил Ярхар, продолжая путь со мной на руках, как истинный варвар, что захватил женщину в походе. Видимо, сказывалась старая привычка. – Это просто тренировки боевых магов. Сейчас сядем в лифт и на сто семидесятом этаже такое уже редкость. Не чаще двадцати раз в день. Плюс минус десять раз…

– На каком этаже? – градус абсурда происходящего настолько зашкаливал, что я наконец-то перестала удивляться. – Тут ведь этажей семь, не больше?

– Видимость, – отмахнулся Ярхар, то ли от камня, то ли от меня. – Магия иллюзии. На самом деле, здания гораздо выше.

До лифта мы добрались, миновав три лестничных проема.

В кабинке можно было посидеть в больших серых креслах и даже выспаться, учитывая их размер. Видимо здесь у них зона для релаксации. Лег, зажмурился и представил, что вокруг нормальный университет, обычные студенты и преподаватели. Первые усиленно делают вид, что учатся, вторые усиленно делают вид, что верят. И так вплоть до экзаменов, когда студенты открывают для себя новые истины. Во-первых, преподаватели не такие уж и наивные, только прикидываются. Во-вторых, наивные те учащиеся, что надеются сдать экзамены при помощи шпаргалок, магии и силы убеждения, будто все знают, вот только сказать не могут… У собак прокатывает, а вот студентов «прокатывают» – отправляют на переэкзаменовку.

Ммм… Романтика глубин невежества и высот фантазии по изготовлению шпаргалок… И никаких, никаких, никаких катастроф!

Пульт располагался так, что до верхних кнопок мне пришлось бы дотягиваться уже в прыжке. Впрочем, складывалось стойкое ощущение, что подкинуть меня для Ярхара тоже не проблема. Даже если начну сопротивляться, боюсь, этот варвар и не заметит. Спишет на случайные телодвижения от радости после встречи со столь великолепным образчиком мужественности.

– А почему мы сразу на лифте не поехали? – продолжила я диалог с Аполлоном из ванной.

– Должен же я как принимающая сторона показать тебе, женщина, нашу Академию. Из лифта мало что можно увидеть, – он подумал, вскинул глаза к потолку, нажал кнопку этажа на пульте и добавил: – Если, конечно, стену не вышибить… А что?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru