Странники вселенной. Прыжок в бесконечность

Вольф Белов
Странники вселенной. Прыжок в бесконечность

глава первая

Мягко прошуршав шинами по грунтовке, белый легковой автомобиль с шашечками на кузове остановился возле калитки. Из такси вышел молодой человек лет двадцати пяти. Несмотря на июльскую жару, он был одет в строгий деловой костюм, присутствовал даже галстук, затянутый по максимуму. Глаза приехавшего скрывали солнцезащитные очки.

За невысоким заборчиком виднелся нарядный домик с большой верандой и открытой террасой, увитой стеблями хмеля. В огороде среди грядок и кустиков стоял мужчина в клетчатой рубашке с закатанными рукавами и с выражением крайней сосредоточенности на лице опрыскивал растения из пластиковой бутылки. Коротко остриженные волосы огородника выбелила седина, а лицо покрыла сеть морщин, однако телосложение он имел крепкое.

– Здравствуйте, – поздоровался приехавший молодой человек.

Пожилой мужчина оглянулся на него через плечо и хмуро поинтересовался:

– Чего надо?

– Мне нужен Владимирский Георгий Семенович.

– Ну и зачем он тебе? – все так же хмуро спросил огородник.

– По делу, – ответил молодой человек. – Это вы?

– Не припоминаю, чтоб у меня были с тобой какие-то дела, – проворчал мужчина.

– Значит, это, все-таки, вы, – сделал вывод молодой человек и удовлетворенно кивнул. – А меня зовут Игорь Сергеевич Шугаев.

– А мне все равно, – все так же недружелюбно отозвался Владимирский, не прекращая своего занятия. – Я тебя никак звать не собираюсь, иди, куда шел.

Шугаев хмыкнул.

– Меня предупреждали, что у вас непростой характер.

Хозяин огорода снова глянул на гостя через плечо.

– Это у кого ж язык повернулся про меня такое сказать? – язвительно осведомился он.

– Есть люди, которые хорошо вас знают.

Владимирский сердито сплюнул.

– Больше слушай всяких болтунов. От меня-то что надо?

– Требуется ваша помощь, господин полковник.

– Я уж давно в отставке, так что не надо называть меня полковником, а тем более господином, – сурово поправил гостя Владимирский.

– Простите, – извинился Шугаев. – Позвольте, я объясню все по порядку.

– Давно уж пора было, – кивнул Владимирский, – А то мямлишь тут чего-то, только время у меня отнимаешь.

Молодой человек нервно сглотнул. Видимо, ворчливость и нескончаемый сарказм отставного полковника заставили его чувствовать себя неуютно. Вряд ли он ожидал настолько холодного приема.

– Так вот, я обращаюсь к вам от лица комитета…

– Государственной безопасности, что ли? – с усмешкой прервал гостя Владимирский. – Вроде бы, эта контора уже по-другому называется.

– Нет, я представляю комитет по космическим исследованиям.

– Что-то хлипковат ты для космонавта, – заметил полковник.

Молодой человек уже заметно смутился. Телосложение его и в самом деле очень и очень не дотягивало до богатырского. В этом отношении он явно уступал даже пожилому, но еще крепкому собеседнику. Да и трудно было не догадаться, что Владимирский откровенно насмехается над своим гостем. Характер у отставного полковника и в самом деле оказался, что называется, не подарок.

– Вообще-то наш отдел в основном занят математической и прикладной физикой, а так же программированием, полеты не наш профиль, – пояснил Шугаев, с трудом пытаясь скрыть свою обескураженность. – У нас другая специализация.

– Давай-ка парень, говори лучше от своего собственного лица, – потребовал Владимирский. – Мне так понятнее будет. Какое у тебя ко мне дело, программист?

– Извините, но, все-таки, хотелось бы побеседовать без посторонних ушей. Может быть, мы все же поговорим в более уединенном месте? Можем мы пройти в дом?

– На хрена ты мне в доме нужен?! – рявкнул отставной полковник так, что гость вздрогнул. – Натопчешь, потом полы за тобой мыть. В уединенных местах девчонок убалтывать будешь. Ты очки-то сними, посмотри по сторонам. Какие уши ты тут увидел? Мы с тобой одни на улице.

Улица действительно была пустынна. Ни такси, ни приехавший незнакомец не вызвали у местного населения никакого интереса.

– Говори оттуда, где стоишь, не тяни резину – потребовал Владимирский. – Нечего мне огород топтать.

Молодой человек тяжело вздохнул. Видимо, несмотря на предупреждение общих знакомых, он не ожидал, что отставной полковник окажется настолько негостеприимным. Шугаев дотронулся до дужки очков, словно в самом деле хотел их снять, однако лишь поправил.

– В свое время вам пришлось попутешествовать, – напомнил молодой человек. – Далеко попутешествовать, – добавил он многозначительно.

– Ну да, довелось побывать в Африке, – кивнул Владимирский. – Если только командировку по военной службе можно назвать путешествием.

– Я говорю не о службе и не об Африке.

Владимирский повернулся к гостю всем корпусом и смерил его пристальным взглядом.

– Кто рассказал? – неожиданно грозно спросил отставной полковник.

Шугаев даже чуть подался назад, словно его обдало волной холодного воздуха.

– Один ваш друг.

– Догадываюсь, кто этот толстый болтливый друг, – процедил Владимирский.

– В таком случае вы наверняка догадываетесь, откуда я приехал и по какому делу, – предположил молодой человек.

– Ты мне тут «Поле чудес» не устраивай, – прорычал Владимирский. – Говори, чего тебе надо, или проваливай. У меня еще работы полно.

– Ваш друг посоветовал привлечь вас к решению одной проблемы, – сообщил молодой человек.

– А именно?

– Проблема возникла с гиперпространственной установкой. Вам ведь известно, что такое гиперпространство и гипертоннели?

– Ну да, что-то такое слышал, – кивнул Владимирский с нарочито показным видом крайнего безразличия, вернувшись к своим насаждениям. – Прям-таки, настоящая установка?

– Настоящая, – подтвердил Шугаев, стараясь игнорировать слишком уж откровенную иронию собеседника.

– Что? И работает? – полюбопытствовал Владимирский, поправляя ветку смородины.

– Как раз в работе установки и возникли некоторые сложности. Несколько дней назад группа исследователей отправилась в портал и не вернулась на базу.

– Эх вы, изобретатели. Только вот в толк не возьму, зачем ты мне все это рассказываешь? Чего от меня хочет ваш комитет космонавтов?

– Комитет по космическим исследованиям, – поправил Шугаев. – Мы снаряжаем спасательную экспедицию. Хотелось бы, чтобы вы приняли участие.

– И только-то? – усмехнулся отставник. – Сейчас, только помидоры подвяжу…

– Я рассчитывал на серьезный ответ, – произнес Шугаев.

– Угу, я вот тоже рассчитывал на серьезный урожай, а растет всякая хрень, – кивнул Владимирский. – Слушай, парень, я не космонавт, не программист, даже не инженер, вообще во всей этой ерунде ни черта не смыслю. На кой ляд я вам сдался? Я простой пенсионер.

– Однако вы обладаете тем, чего нет у многих участников проекта – опытом, – возразил Шугаев. – Вы в течение трех лет использовали гипертоннели для перемещения и посетили множество различных миров, сталкивались с разнообразными непредвиденными ситуациями.

– И больше с ними сталкиваться не желаю, – отрезал Владимирский. – Пусть тот, кто вашу установку собрал, и отправляется в экспедицию, а я уже стар для таких передряг.

– К сожалению, именно главный конструктор установки и возглавлял пропавшую исследовательскую группу.

– Ну надо же, какое несчастье, – с сарказмом произнес Владимирский, театрально всплеснув руками. – Ничем не могу вам помочь. Я во всей этой ерунде не разбираюсь. Это вам надо к моему болтливому другу обращаться, он любит себе приключения на задницу выискивать. Видел он все то же самое, что и я, вот его и запрягайте. От него и проку больше будет, он хоть что-то об этих тоннелях знает. Или, по крайней мере, думает, что знает.

– Он уже участвует в проекте и зачислен в состав спасательной экспедиции, – сообщил молодой человек. – Именно он и посоветовал обратиться за помощью к вам.

– Если этот старый олух думал, что я помчусь куда-то только потому, что он попросил, то он очень ошибся. Пусть ищет себе другую компанию для подвигов.

– В общем-то, господин Чертогонов и не надеялся, что вы сразу примете предложение. Поэтому он попросил назвать вам имена членов пропавшей исследовательской группы. Их было трое: Николай и Светлана Комаровских и Владимир Ломакин.

– Да мне наплевать, как их зовут, – отмахнулся Владимирский. – Мне их имена на мемориальной доске высечь, что ли? Езжай, парень, у меня своих дел по горло, некогда по вашим тоннелям шастать. Капусту вон мошка ест, а ты тут со всякой ерундой лезешь.

– Очень жаль, – произнес Шугаев. – Честно говоря, я надеялся на другой ответ.

– Извини, что разочаровал, – в очередной раз съязвил отставной полковник.

Молодой человек тяжело вздохнул, видимо, исчерпав все аргументы.

– Что ж, всего хорошего, – попрощался он.

– И тебе не кашлять.

Шугаев вернулся к такси, на котором приехал, и уже открыл было дверцу, как вдруг раздался окрик:

– Стой!

С годами отставной полковник не утратил не только физической формы и военной выправки, но и командного голоса. Окрик прозвучал как команда, Шугаев машинально замер на месте.

– Как, ты говоришь, пропавших зовут? – переспросил Владимирский. – Николай, Светлана и… Вовка? Так это мои ребята, что ли?!

– Да, они были с вами в Затерянном форте1, – подтвердил Шугаев.

##1 – «Странники вселенной»

– Так чего ж ты тут полчаса сопли жевал, балда?! – отставной полковник в сердцах отшвырнул бутылку, из которой опрыскивал растения. – Стоишь тут, по ушам мне чешешь хрень всякую, а о самом главном молчишь. Стоять, ждать!

Владимирский устремился к своему дому. Оттуда послышался шум, словно что-то ненароком попадало с полок. Через минуту Владимирский вышел на улицу, одергивая ворот белой спортивной куртки. Нахлобучив на голову бейсболку, он повернулся в сторону соседнего дома и гаркнул:

 

– Дашка!

Не услышать его звучный голос мог бы, разве что, мертвый. На зов соседа на крыльцо своего дома выбежала молодая женщина.

– Чего кричишь, дядя Жора?

– За домом присмотри, – распорядился Владимирский. – Мне тут надо ненадолго… Огурцы поливать не забудь.

– Хорошо, дядя Жора!

Выйдя за калитку, Владимирский подтолкнул парня:

– Ну, чего встал? Поехали!

глава вторая

Крепко сбитый парень в камуфляжной форме с коротким автоматом на плече окинул внимательным взглядом салон «мерседеса». В последний раз взглянув на пропуск, он вернул документ владельцу и кивнул:

– Проезжайте.

Автоматический шлагбаум поднялся, и автомобиль въехал на территорию исследовательского комплекса.

– Этот пятнистый парень как будто в первый раз тебя увидел, – с усмешкой заметил Владимирский.

– Это он из-за вас так насторожился, – пояснил Шугаев. – Вообще-то у нас тут все строго, посторонних сюда не пускают.

– Еще скажи, что все сверхсекретно, – ухмыльнулся спутник.

– Нет, не секретно. Но и не афишируем свою деятельность, зона здесь закрытая, режимный объект.

Завернув на автостоянку, Шугаев припарковался. При этом все его движения были настолько осторожными и аккуратными, что казались неуверенными. Владимирский в очередной раз ухмыльнулся, но воздержался от острот.

Молодой человек и его пассажир вышли из автомобиля.

– Какое-то у вас тут все одинаковое, – проворчал Владимирский, оглядевшись.

На ровном асфальтовом поле тремя линиями протянулись одноэтажные коробочки-домики, собранные из бетонных панелей. Почти одинаковые строения располагались в строгом шахматном порядке – если бы не таблички с номерами у каждого входа, среди этих построек запросто можно было бы заблудиться.

– Мы тут работаем, а не развлекаемся, – просто пояснил молодой человек.

– Угу, понял я уже, как вы тут работаете, – продолжал ворчать Владимирский. – Своего главного конструктора потеряли. Ну, где у вас тут что?

– Здесь у нас жилая зона, – Шугаев указал на первую линию. – Здесь административная, – указал он на вторую. – А там рабочая.

– А чего ж все в асфальт закатали? – поинтересовался Владимирский. – Ни травинки, ни кустика.

– Так легче просматривать и контролировать территорию, – пояснил Шугаев. – Ведь работа с гиперпространством подразумевает и контакты с другими мирами, другими формами жизни, а контакты эти могут оказаться всякими.

– Это точно, – хмуро подтвердил Владимирский.

– Пойдемте, я покажу вам, где вы сможете отдохнуть, – предложил Шугаев.

– Отдыхать потом будем, когда дело сделаем, – отказался полковник. – Давай, показывай, что тут к чему.

– Тогда прошу следовать за мной.

Минуя жилую зону, Шугаев повел гостя к административным корпусам.

– Что ж так много у вас избушек для администрации? – удивился Владимирский. – Одни манагеры с бухгалтерами за всех работают, что ли?

Шугаев сдержанно улыбнулся. За время недолгого совместного путешествия он уже несколько привык к спутнику, и теперь манера общения отставного полковника начинала его забавлять.

– Не только, – ответил молодой человек. – В этом корпусе офис руководства. Вот там столовая. Еще есть гостиница. Вас, кстати, пока поселят там. А в самом конце находятся складские помещения.

– Мне еще и жить здесь придется? – снова удивился Владимирский. – Предпочитаю сразу взяться за дело.

– Понимаю ваше нетерпение, но отправиться прямо сейчас не получится.

Почему именно не получится, Шугаев не успел пояснить. Дверь главного офиса распахнулась и навстречу чуть ли не выбежал невысокий полноватый мужчина в больших круглых очках, блестевший на солнце обширной лысиной.

– Ну, наконец-то! – воскликнул он, комично всплеснув руками. – Голубчик, без вас, как без рук.

С этими словами он вцепился в рукав Шугаева.

– Борис Андреевич, меня же только два дня не было, – опешил тот.

– Поверьте, голубчик, этого хватило, чтобы вся работа встала. Я вас прошу, отправляйтесь в аппаратную, разберитесь там.

– Разрешите, я хотя бы вас представлю… – начал было Шугаев.

– Я уже все понял, – остановил его обладатель лысины. – Владимирский Георгий Семенович, – назвал он гостя и протянул руку. – Козлевский Борис Андреевич, доктор.

– Доктор? – переспросил Владимирский, отвечая на рукопожатие.

– Физмат, – тут же внес ясность Козлевский. – Астрофизика.

– А я уж подумал, гинекология, – съязвил полковник.

Козлевский слегка оторопел. Шугаев вновь улыбнулся и махнул рукой:

– Не обращайте внимания, Георгий Семенович так шутит.

– Угу, – подтвердил Владимирский.

– Голубчик, я вас прошу, скорее включайтесь в работу, – снова потребовал от молодого коллеги Козлевский. – Я сам все покажу нашему гостю.

– Уже иду, – кивнул Шугаев.

Быстрым шагом он направился к одному из корпусов последней линии.

– Что? Хороший специалист? – поинтересовался Владимирский, проводив молодого человека взглядом.

– Лучший в своем деле, – заверил гостя Козлевский. – Не смотрите, что так молод. Одну из его работ по квантовой механике даже опубликовал «Journal of Mathematical Physics»1.

##1 – рецензируемый научный журнал, издаваемый Американским институтом физики

– Ну-ну, – недоверчиво пробормотал Владимирский.

– Позвольте, я провожу вас в гостиницу, покажу вашу комнату, отдохнете с дороги, – предложил доктор.

– Я сюда не спать приехал! – прогремел отставной полковник своим командным голосом так, что Козлевский вздрогнул. – Вы тут главный?

– Да, в некотором роде, исполняю обязанности научного руководителя проекта, – подтвердил доктор.

– Тогда показывайте, чем вы тут занимаетесь, – потребовал Владимирский. – Отдохнуть я еще успею.

– Что ж, извольте, – покорно согласился Козлевский.

Он повел гостя к одному из корпусов последней линии, отличавшемуся от прочих гораздо большими размерами. Последовав за своим провожатым, Владимирский вскоре оказался в просторном помещении, где над разнообразными аппаратами «колдовали» полтора десятка человек – молодых мужчин и женщин в синих комбинезонах.

– Кто опять паяльник стыбзил?! – возмущенно воскликнул один из сотрудников. – Не успеешь отвернуться, блин…

– Да у меня он, – послышалось с другой стороны.

Владимирский взглянул на доктора и с усмешкой поинтересовался:

– На космос деньги есть, а на лишний паяльник не хватает?

Козлевский с виноватым видом пожал плечами, не зная, что ответить.

– Ну и что тут у вас должно быть? – продолжал спрашивать полковник.

– Оно не должно, оно уже есть, – поправил его Козлевский. – Здесь центр управления всей гиперпространственной установкой. Просто после последнего сбоя произошли значительные поломки, но скоро их устранят.

– Ну-ну, – недоверчиво пробормотал Владимирский. – Помню, у нас однажды тоже случилась одна поломка… Разгребали потом сюрпризы… Напаяете тут, вашу мать…

– Не беспокойтесь, здесь работают лучшие специалисты, – заверил его провожатый.

– Ага, трое из этих лучших уже улетели у вас хрен знает куда… – проворчал полковник. – Большая была авария?

– Как я уже сказал, произошел серьезный сбой, он привел к нарушению работы всей системы, что вызвало замыкание и привело к пожару. Так мы и потеряли связь с группой.

– Так, может, эта группа никуда и не пропадала, а просто не может вернуться из-за того, что у вас тут ни черта не работает, – предположил Владимирский.

– Вам хорошо известен принцип действия гиперпространственной установки? – спросил Козлевский.

– Смеетесь?! – воскликнул Владимирский. – Да я вообще не знаю, как эта хреновина работает!

– В самом деле? – удивился Козлевский. – Странно. А мне рекомендовали вас как большого специалиста в этой области.

– Догадываюсь, кто обо мне такой слух пустил, – процедил Владимирский, нахмурившись. – Может, я в чем и спец, но уж точно не в этих премудростях, – Он кивком указал на мониторы компьютеров и остовы аппаратов, где рабочие что-то паяли и прикручивали. – Так что, если собираетесь мне что-то объяснять, постарайтесь сделать это попроще, как для первоклассника.

– Постараюсь, – кивнул Козлевский. – Видите ли, сбой произошел во время попытки группы вернуться. В формирование портала вмешалась некая посторонняя составляющая, внеся дестабилизацию. Судя по характеру, источник этой составляющей находится не в нашем мире. Вы понимаете?

– Главное, чтобы вы понимали, – отозвался Владимирский, чем снова вызвал некоторое замешательство доктора. – Вывод-то какой?

Козлевский развел руками:

– А выводов пока никаких, одни предположения. Следующей исследовательской группе предстоит отправиться на те же координаты и там уж сообща во всем разбираться.

– Или сообща там пропасть, – мрачно съязвил Владимирский. – Вам не приходила в голову мысль, что с той планеты, куда вы забросили моих ребят, вообще может не быть выхода?

– Во-первых, ваших, как вы говорите, ребят, никто никуда не забрасывал, – поправил Козлевский поспешно и даже несколько опасливо. Он заметно взволновался и даже покрылся испариной, словно действительно испугался, что его могут обвинить в чем-либо недостойном. – Они вызвались добровольно, и лично я был против подобного безрассудного эксперимента. Но им удалось убедить руководство. Во-вторых же, полная невозможность возврата исключена. Они отправились в уже известный им мир. Николай Владимирович назвал его Перекрестком.

– Что?! – изумился полковник. – Так они отправились в Сильвер-сити?!

– Такое название тоже фигурировало, – подтвердил Козлевский.

– Ну и когда вы тут все отремонтируете? – поинтересовался Владимирский.

– Сегодня к вечеру все должно быть готово, – пообещал доктор.

– Это хорошо, – сразу повеселел полковник.

– Но потребуется время для полной проверки и перезагрузки всей системы, – сразу же оговорился Козлевский. – Диагностика может занять больше суток.

Владимирский недовольно поморщился:

– А вот это уже гораздо хуже. У вас тут столько народу, неужели нельзя все по-быстрому сделать? У нас Света с Колькой вдвоем с целым фортом управлялись.

Козлевский не успел ответить. К доктору подбежала молоденькая девушка, вцепилась в его локоть и буквально потащила за собой.

– Борис Андреевич, вы срочно нужны в лаборатории, – бойко затараторила она. – Без вас никак не разобраться. Что-то напутано в кодах, сбилась синхронизация, система постоянно выдает ошибку семьсот семь, хотя раньше в таких случаях всегда было четыреста двенадцать. Игорь Сергеевич сейчас очень занят во втором блоке, надо, чтобы вы посмотрели…

– Хорошо-хорошо, я сейчас подойду, – остановил Козлевский ее словесный поток.

– Немедленно! – требовательно воскликнула девушка и даже топнула ногой. – У нас вся работа встала!

Доктор взглянул на Владимирского:

– Вы позволите?

– Идите, работайте, – махнул рукой отставной полковник. – Чем быстрее все почините, тем лучше. Я тут сам осмотрюсь.

Девушка утащила лысого доктора за собой, Владимирский же, оставшийся без присмотра, прошелся по залу. Скользнув взглядом по сторонам, он язвительно констатировал:

– Все тут при деле, только я, кажись, лишний на этом празднике труда.

В полную противоположность фасаду здания, лишенному окон, задняя его стена оказалась сплошь стеклянной, как витрина супермаркета. Глянув на улицу, Владимирский обомлел. Представшая его взгляду картина, напомнила другой пейзаж, уже почти забытый, но до боли знакомый.

Разглядев дверь в стеклянной стене, Владимирский вышел наружу. Здесь, на ровном бетонном поле, в полукилометре от центра управления, возвышались три ажурные конические конструкции, нацеленные вершинами в одну точку, и платформа, похожая на водный трамплин. Все сооружение отдаленно напоминало стартовую площадку космодрома.

– Знакомая картина? – послышался ироничный голос рядом.

Владимирский даже не повернул голову, он и так без труда узнал говорившего.

– Я-то уж думал, вы что-то свое изобрели, а вы просто у гааганов идею сперли, – проворчал отставной полковник.

– И не только идею. Мы еще и кой-какие их изобретения со дна подняли. Ну и детали всякие.

– Только не говори, что ты сам за ними нырял, – язвительно произнес Владимирский.

– Не скажу, – рассмеялся собеседник. – Какой из меня водолаз?

– Это точно, – с усмешкой согласился Владимирский. – Опять брюхо-то отрастил, ни в один скафандр не впихнешь.

Он, наконец, повернулся к крупному человеку, стоявшему рядом.

– Ну и разнесло же вас, Сергей Николаевич, – с ехидцей заметил Владимирский.

– Я смотрю, вы тоже не похудели, Георгий Семенович, – в тон ему рассмеялся толстяк.

 

Со времени последней встречи двух друзей Чертогонов и в самом деле значительно прибавил в весе, да и в подтянутой фигуре отставного полковника уже наметилось брюшко.

– Давай рассказывай, старый хрен, почему за ребятами не уследил? – потребовал Владимирский.

– А то ты сам их не знаешь, – развел руками Чертогонов. – Уследишь за такими…

– Ну да, – вынужденно признал Владимирский.

– Да не переживай ты так. По всем показателям ребятишки живы, осталось только их найти.

– Ну и чего же ты телешься столько времени?! – возмутился Владимирский. – Почему сразу спасать не отправился? Меня ждал?

– Да тихо ты, не бушуй, – осадил его Чертогонов. – Многие важные компоненты установки вышли из строя, но сегодня к вечеру уже все должны восстановить. А пока было время, я решил поставить в известность тебя. Ну и посоветовал человеку тебя лично навестить для большей убедительности. Подумал, вдруг ты захочешь тряхнуть стариной.

Владимирский смерил старого друга взглядом и проворчал:

– Дал бы тебе по шее, чтоб у самого вся старина встряхнулась.

– И что же тебя останавливает? – улыбнулся Чертогонов.

Отставной полковник в сердцах махнул рукой:

– Тебе это все равно уже не поможет. Как были мозги скособочены, так такими и остались.

Он протянул Чертогонову руку.

– Ну, здравствуй, что ли, дружище.

Чертогонов ответил рукопожатием и хлопнул друга по плечу.

– Рад тебя видеть в добром здравии, Семеныч. Извини, что выдернул тебя из отставки. Кстати, можешь считать себя снова призванным на службу, военное ведомство дало добро, документы уже оформляют.

– И кем же вы меня тут оформили? – поинтересовался Владимирский.

– Военным консультантом и инструктором, так что теперь ты снова официально действующий полковник ВВС. Вернее, ВКС, сейчас это так называется. Кстати, такой род войск твоему нынешнему статусу подходит, как никому другому. Разумеется, и жалование положено соответствующее.

– Вот счастье-то, – без всякого энтузиазма проворчал Владимирский.

– Дядя Жора, здравствуйте! – послышался позади радостный звонкий возглас.

Владимирский обернулся и расцвел улыбкой, увидев стройную черноволосую девушку. Глаза девушки искрились такой неподдельной радостью и восторгом, она словно едва сдерживалась, чтобы не броситься на шею полковнику как маленькая девочка.

– Юленька! – воскликнул Владимирский. – Да ты ли это?!

– Я, дядя Жора! – весело рассмеялась девушка.

Полковник обнял девушку за плечи и расцеловал в обе щеки. Юлия смущенно потупилась. Чертогонов покачал головой и усмехнулся:

– Ох, старый ловелас…

– Завидуй молча, – отмахнулся Владимирский.

Все трое весело рассмеялись.

– А куда ж твои рыжие волосы подевались, Юленька? – удивился полковник. – Такая яркая девочка была.

– Волосы-то, слава богу, на месте, просто цвет поменяли, – заметил Чертогонов.

– Разве вы не знали, дядя Жора, что все женщины красятся? – кокетливо улыбнулась Юлия.

– Только веснушки твои ничем не закрасить, – с улыбкой заметил полковник. – Совсем ты взрослая девочка стала. Так давно тебя не видел. Светка с Колькой у меня пару раз бывали, даже Вовка после выпуска из училища приезжал, а ты совсем забыла меня, старика.

Девушка смутилась и даже покраснела, снова на миг став той робкой девчонкой, которую Владимирский и Чертогонов знали по Затерянному форту.

– Простите, дядя Жора. По учебе замоталась и работы много очень было. Но я обязательно к вам приехала бы, честное слово.

– Верю, – снова улыбнулся полковник. – Стало быть, ты тоже здесь работаешь?

– Юля у нас, между прочим, доктор, – не без гордости сообщил Чертогонов.

– Что? Тоже физмат? – поинтересовался Владимирский.

– Нет, всего лишь травматология и хирургия, – внесла ясность Юлия. – Я еще не совсем врач, прохожу здесь ординатуру в клинике.

– Ну, хоть один нормальный доктор в этой шарашке есть, – удовлетворенно кивнул Владимирский. – Честно говоря, не ожидал, что именно ты в медицину пойдешь, да еще и в хирургию. Вроде, тебя никогда кровь, кишки и всякое такое не вдохновляли. Хотя, всегда всех убогих жалела.

– Я очень рада, что вы согласились лететь с нами, – перевела Юлия разговор в другое русло.

– С вами? – удивленно переспросил Владимирский. – То есть… – Он перевел взгляд на Чертогонова.

– Юля одна из членов спасательной экспедиции, – пояснил тот.

– А вы разве против, дядя Жора? – спросила девушка, кокетливо нахмурив бровки и изобразив обиду.

– Ну, как тебе сказать… – Владимирский развел руками. – Мне было бы гораздо спокойней, если бы ты не рисковала собой. Не мне тебе объяснять, сколько неприятных сюрпризов нас может ждать.

– Но мы ведь уже опытные путешественники, – улыбнулась Юлия. – Мы проверенная команда.

– Что верно, то верно, – согласился полковник и рассмеялся. – Как в старые недобрые времена. Только главного нашего балбеса не хватает.

– Ничего, скоро отыщем его и остальных и снова будем все в сборе, – успокоил его Чертогонов.

Полковник покачал головой и проворчал:

– Почему всем все кажется простым, и только я один беспокоюсь?

– Потому, что ты вечный скептик, – рассмеялся Чертогонов

– Когда речь заходит об этих ваших порталах, я ни в чем не могу быть уверен, – возразил Владимирский. – Вы мне расскажите, как так получилось, что ребята наши пропали? Да и вообще, что тут у вас делается? Когда успели все вот это понастроить? Когда Колька в позапрошлом году мое варенье лопал, он ни словом не обмолвился, что установку снова построили.

– Так ее тогда еще и не было, – пояснил Чертогонов. – Полгода как построили. Вообще идея восстановить установку из нашего Затерянного форта родилась давно, и пару лет назад подвернулась возможность ее осуществить. Николай приложил очень много усилий, чтобы расшевелить кого надо. К нашему затонувшему острову отправилась поисковая экспедиция, Колька сам принимал в ней участие и даже погружался на дно в батискафе. При его участии экспедиция обнаружила и подняла на поверхность некоторые компоненты установки. Потом построили вот это все.

– А ты-то здесь каким боком прилепился? – поинтересовался Владимирский.

– Меня пригласили недавно, как консультанта.

– Представляю, что ты им тут наконсультировал, – Владимирский взглянул на Юлию, – Так ведь?

– Дядя Сережа очень помог, не ругайте его, – заступилась девушка за Чертогонова.

– И чем же это он, интересно, помог? – усмехнулся полковник.

– Врачей у нас тут немного, а после аварии столько раненых было…

Владимирский взглянул на друга, тот развел руками.

– Понятно, почему сам ко мне не приехал, – произнес полковник.

– Только сегодня смогли вздохнуть свободно, – продолжала Юлия. – А кроме того, Сергей Николаевич и ученым нашим помог. Его консультации облегчают им понимание некоторых процессов, – пояснила она явно не своими словами, что тут же и подтвердила: – Ну-у, так Игорь говорит.

– Кто такой Игорь? – удивился Владимирский. – Твой новый приятель?

– Игорь Сергеевич, наш главный системный администратор и программист. Тот парень, который вас привез.

– Вот, значит, как его зовут…

Чертогонов удивленно посмотрел на друга:

– Семеныч, ты что же, даже не познакомился с ним?

– А мне с ним не жить, – огрызнулся полковник. – Чего мне с ним знакомиться? Он бубнил там что-то, я не вслушивался.

– Ты нисколько не меняешься, – рассмеялся Чертогонов.

– Между прочим, Игорь тоже отправится с нами, – сообщила Юлия.

– Вот обрадовала… – поморщился Владимирский.

– Вижу, он не произвел на тебя положительного впечатления, – заметил Чертогонов.

– Вялый он какой-то, малахольный, мямлит все время…

– Он хороший, – снова заступилась Юлия теперь уже за программиста.

Владимирский развел руками:

– Ну, раз ты так говоришь…

Чертогонов хлопнул друга по плечу и заверил:

– Ты еще привыкнешь к этому парню. А сейчас пошли, я покажу тебе такое, что наверняка поднимет твое настроение.

– Неужели победу коммунизма? – по обыкновению съязвил Владимирский.

– Идите, дядя Жора, осмотритесь, – поддержала Чертогонова Юлия. – А я должна вернуться к работе.

– Работай, девочка, – не стал возражать полковник. Он кивнул другу: – Давай веди, показывай свое интересное.

Девушка покинула мужчин, Чертогонов повел гостя за собой.

– Я смотрю, тут сегодня у всех дел по горло, – заметил по пути Владимирский. – Один ты прохлаждаешься.

– На себя посмотри, – не остался в долгу Чертогонов. – Тоже не больно-то занят.

– Так ты дай мне то, что я умею! – потребовал полковник.

– Семеныч, не скандаль. Сейчас будет тебе как раз то, что ты умеешь.

В двухстах метрах в стороне от отправной площадки гиперпространственной установки взгляду открылось большое строение. Из-за своей обширной площади оно казалось приземистым, хотя было не менее десяти метров высотой. Чертогонов подвел друга к распахнутым воротам и торжественно произнес:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru